©"Заметки по еврейской истории"
декабрь  2010 года

Семен Глейзер

Катынский расстрел и союзники во Второй мировой войне

Послесловие к статье Евгения Берковича «Расстреляны при неизвестных обстоятельствах»[1]

Трагические события в Катыни, а именно бессудный расстрел пленных польских офицеров, есть преступление, и его следует рассматривать в контексте европейской политики тех лет, главным образом с 1939 и по 1941 годы. Тогда, может быть, многое станет понятнее.

Роль Сталина и руководимого им Коминтерна в деле прихода к власти Гитлера и его партии в Германии еще ждет своего исследования. В нацизме Сталин видел силу, способную сокрушить европейские демократии и тем самым расчистить поле деятельности для его собственной экспансии. После прихода нацистов к власти в Германии в 1933 году, отношения с ней становятся важным направлением внешней политики СССР. Важной задачей советской политики явилось, во-первых, поддержать становящийся на ноги агрессивный национал-социализм в Германии, и, во-вторых, направить его экспансию против извечного врага СССР – западных стран, Англии и Франции.

Советская историография, а также и многие современные историки, оправдывали заключенный в 1939 году «пакт Молотов-Риббентроп» между СССР и Германией. Главным их доводом в пользу заключенного пакта было такое соображение, что, дескать, война с нацизмом всё равно была неизбежна, а пакт, стало быть, дал нам передышку, продлил мирное время на целых два года, что было нужно для лучшей подготовки Советского Союза к войне. Странно, однако, что когда война все-таки началась, СССР в 1941 году так и не был готов к войне, отчего и терпел в первые два года войны сокрушительные поражения от немцев.

Удивительно другое: Гитлер пришел к власти в 1933 голу, и уже через 6 лет, к 1939 году, был вполне готов к большой войне в Европе. Сталин же пришел к власти еще в 1924 году, и за 17 лет абсолютной власти так и «не успел» подготовился к войне. Война с немцами застала его «врасплох» 22 июня 1941 года. Шесть лет для Гитлера оказались более результативны, чем семнадцать лет для Сталина? Что-то тут не стыкуется: или кто-то врёт, или чего-то не договаривает... Потому мы попытаемся проследить по датам, как развивались события в Европе в течение 1939-1941 годов, чтобы попытаться понять истинный смысл той политики «умиротворения фашизма», которая велась Советским Союзом.

25 ноября 1936 года. В целях борьбы с подрывным влиянием Коминтерна во всем мире в Берлине заключается «Антикоминтерновский пакт» между Германией и Японией.

10 марта 1939 года. Доклад И.В. Сталина на ХVIII съезде ВКП(б). Цитата: «Война против интересов Англии, Франции, США? Пустяки! "Мы" ведем войну против Коминтерна, а не против этих государств. Если не верите, читайте "антикоминтерновский пакт", заключенный между Италией, Германией и Японией… Смешно искать "очаги" Коминтерна в пустынях Монголии, в горах Абиссинии, в дебрях Испанского Марокко»[2]. Великий вождь и учитель здесь просто пошутил. Он хотел сказать, что пакт назван «антикоминтерновским» только для проформы, а «на самом деле» он направлен против империализма западных стран, и потому не является угрозой для СССР.

4 мая 1939 года. «Литвинов был заменен на посту наркома иностранных дел председателем Совнаркома Молотовым, что было единодушно воспринято как предупреждение Лондону и Парижу, явно не стремившихся к диалогу с Москвой, и как шаг навстречу Германии… Можно предположить, что отставка имела отчасти символический характер, продемонстрировав отказ от антигерманской, проатлантистской дипломатии»[3]. Литвинов очень раздражал германское руководство: во-первых, как еврей, и, во-вторых, как антигермански настроенный проатлантист.

22 мая 1939 года. Министры иностранных дел Германии и Италии, Риббентроп и Чиано, подписывают в Берлине договор о дружбе и союзе под названием «Стальной пакт». СССР официально никак не реагирует на это событие.

22 августа 1939 года. Из речи Гитлера перед высшим командным составом вермахта. «Россия не заинтересована в сохранении Польши… Решающее значение имела замена Литвинова... В связи с торговым договором мы вступили в политический разговор. Предложение пакта о ненападении. Затем от России поступило универсальное предложение (пакт плюс секретные протоколы)…

Установлена личная связь со Сталиным… Итак, Польша находится в том состоянии, в каком я хотел ее видеть. Нам нечего бояться блокады. Восток (то есть СССР – С.Г.) поставляет нам пшеницу, скот, уголь, свинец, цинк… На первом плане – уничтожение Польши»[4].

22 августа 1939 года. Из циркуляра МИД Германии, направленного во все немецкие дипломатические миссии за рубежом: «…Русский большевизм при Сталине пережил структурные изменения решающего характера. Вместо идеи мировой революции на первый план вышли идеи русского национализма и консолидации советского государства на его нынешней национальной, территориальной и социальной основе. В этой связи стоит обратить внимание на устранение евреев с руководящих постов в Советском Союзе (падение Литвинова в начале мая)»[5].

23 августа 1939 года. Подписание пакта Молотов-Риббентроп. Его полное название: «Договор о ненападении между Германией и СССР». В Германии Договор воспринят населением с пониманием. Современник в своем дневнике записал мнения простых немцев по этому поводу: «Мы и так наполовину большевизированы, чего же бояться?». «Россия на полпути к фашизму, и вскоре мы встретимся». И ведь действительно вскоре встретились – в поверженной совместными усилиями Польше. Гитлер так объяснял необходимость «новых отношений» с СССР: «Германия и Россия, хотя и воевали друг против друга, но при этом стали главными потерпевшими в годы Первой мировой войны, и нет никакой необходимости повторять этот неудачный опыт во второй раз». «Я могу определенно сказать, – говорил Гитлер, – что это политическое решение имеет огромное значение для будущего и является окончательным и бесповоротным»[6]. «Антисоветские высказывания в рейхе временно прекратились. Розенбергу запретили выступать. Его злобную книгу об Октябрьской революции «Чума в России» изъяли из продажи»[7]. Заметим, что и в СССР полностью прекратилась антифашистская пропаганда, усилия идеологов сосредоточились на критике англо-французского империализма.

В ночь с 23 на 24 августа 1939 года. Из записи беседы Риббентропа со Сталиным и Молотовым: «Имперский министр иностранных дел (Риббентроп – С.Г.) заметил, что Антикоминтерновский пакт был, в общем-то, направлен не против Советского Союза, а против западных демократий. Он знал, и мог догадаться по тону русской прессы, что Советское Правительство осознает это полностью. Господин Сталин вставил, что Антикоминтерновский пакт испугал главным образом лондонское Сити и мелких английских торговцев»[8]… «А то, что думают об этом немцы, явствует из пошедшей от берлинцев, известных своим остроумием, шутки, ходящей уже несколько месяцев, а именно: "Сталин еще присоединится к Антикоминтерновскому пакту"»[9]. Как приложение к Договору подписан также и «Секретный дополнительный протокол», где судьба Польши уже обоюдно предрешена: «Вопрос о том, желательно ли в интересах обеих Сторон сохранение Польского государства и о границах такого государства, будет окончательно решен лишь ходом будущих политических событий. В любом случае оба Правительства разрешат этот вопрос путем дружеского согласия». Очевидно, что СССР знает о гарантиях Польше со стороны Англии и Франции. И что в случае нападения на Польшу со стороны третьей державы, Англия и Франция немедленно объявят агрессору войну. Сталин сознательно идет на риск войны с Англией и Францией из-за Польши.

1 сентября 1939 года. Вторжение немцев в Польшу. Начало Второй мировой войны.

3 сентября 1939 года. Англия и Франция объявляют войну Германии – в соответствии с гарантиями Польше.

17 сентября 1939 года. Вторжение советских войск в Польшу – в точном соответствии с германо-советскими договоренностями. В плену оказываются от 250 до 500 тысяч граждан Польши. Жителей восточных областей как новых граждан СССР распускают по домам. Жителей западных областей, около 40 тысяч, передают Германии. Остальные интернированы без статуса военнопленных, ибо между СССР и Польшей формально нет состояния войны. Англия и Франция пока воздерживаются от объявления войны СССР, в связи с его вторжением в Польшу.

28 сентября 1939 года. Заключение нового соглашения между СССР и Германией. Новый документ называется: «Договор о дружбе и границе между СССР и Германией». Кроме декларации о дружбе между коммунистическим СССР и фашистским рейхом, договор официально разделяет побежденную Польшу между союзниками и проводит между ними государственную границу по бывшей польской территории. В пункте 4 Договора записано: «Правительство СССР и Германское Правительство рассматривают вышеприведенное переустройство как надежный фундамент для дальнейшего развития дружественных отношений между своими народами». В «Секретном дополнительном протоколе» к Договору также говорится: «Обе Стороны не будут допускать на своих территориях никакой польской агитации, затрагивающей территорию другой стороны».

31 октября 1939 года. Доклад В.М. Молотова на сессии Верховного Совета СССР: «…Оказалось достаточно короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем – Красной армии, чтобы ничего не осталось от этого уродливого детища Версальского договора… В последнее время правящие круги Англии и Франции пытаются изобразить себя в качестве борцов за демократические права народов против гитлеризма… Английские, а вместе с ними и французские сторонники войны объявили против Германии что-то вроде "идеологической войны", напоминающей старые религиозные войны… Идеологию гитлеризма, как и всякую другую идеологическую систему, можно признавать или отрицать, это – дело политических взглядов. Но любой человек поймет, что идеологию нельзя уничтожить силой, нельзя покончить с ней войной. Поэтому не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну, как война за "уничтожение гитлеризма", прикрываемая фальшивым флагом борьбы "демократию"» (курсив наш – С.Г.)[10].

Война с фашизмом – преступление? Нет, только мир, только дружба с фашизмом, – так можно понять официальную советскую позицию того времени.

30 ноября 1939 года. СССР начинает войну против Финляндии. Англия и Франция объявляют СССР агрессором, ведущим захватнические войны против Польши и Финляндии. «Германия определила свою формальную позицию в конфликте как строгий нейтралитет, а фактически – как дружескую по отношению к СССР… По августовским договоренностям Финляндия "по праву" находилась в советской сфере влияния»[11]. Вот и продолжение раздела Европы на сферы влияния между союзниками – СССР и Германией.

14 декабря 1939 года. Лига Наций исключает СССР из своих членов как агрессора, напавшего на Финляндию. Великие державы, Англия и Франция, называют СССР союзником Германии в уже начавшейся Второй мировой войне. А разве это было не так?

23 декабря 1939 года. Газета «Правда», орган ЦК ВКП(б), цитата из поздравительного послания Гитлера по случаю юбилея Сталина: «Господину Иосифу Сталину. Ко дню Вашего шестидесятилетия прошу Вас принять мои самые искренние поздравления. С этим я связываю свои наилучшие пожелания, желаю доброго здоровья Вам лично, а также счастливого будущего народам дружественного Советского Союза. Адольф Гитлер»[12].

Поздравил Сталина с юбилеем и германский рейхсминистр Риббентроп. Отвечая ему, Сталин писал: «Дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной» (курсив наш – С.Г.)[13]. В Европе тогда говорили, что речь идет именно о польской крови, скрепившей дружбу СССР и нацистской Германии.

5 февраля 1940 года. Выполняя решение Лиги Наций о противодействии агрессору – СССР, Англия и Франция направляют в помощь Финляндии экспедиционный корпус. Две английские и две французские дивизии (30-40 тысяч солдат) начинают подготовку к высадке в Норвегии, для последующей переброски по суше в борющуюся Финляндию. Швеция посылает батальоны добровольцев в Финляндию на советский фронт. Англия и Франция планируют высадку десанта своих войск в Петсамо (Печенга) в надежде, что политические заключенные советских концлагерей в районе Мурманска восстанут и присоединятся к своим освободителям – англо-французским войскам. Одновременно планируется удар французских войск из Сирии и Ливана в направлении советского Закавказья. По планам западных союзников, англо-французские войска должны двигаться навстречу друг другу со стороны Закавказья и из Финляндии в направлении Москвы.

5 марта 1940 года.. Политбюро ЦК ВКП(б) принимает решение о расстреле 25 700 польских граждан, содержащихся в лагерях в европейской части СССР. О каком либо решении немецкой стороны расстрелять своих пленных польских офицеров, попавших в немецкую зону оккупации Польши, ничего не известно. Надо думать, что после фильтрации – отделения коммунистов и евреев, – большинство из них просидело в лагерях для военнопленных (между Германией и Польшей было состояние войны) до конца войны.

10 марта 1940 года. Из записей итальянского министра иностранных дел графа Чиано о переговорах с его германским коллегой Риббентропом. «У него (Риббентропа – С.Г.) сложилось впечатление, что Россия не только намеревается, но уже успешно идет по пути превращения в национальное и нормальное государство. В центральных административных органах не осталось ни одного еврея… С устранением Литвинова все евреи покинули ключевые посты… Позиция русских… более не имеет ничего общего с мировой революцией. Сталин поставил себе цель организовать Российскую Империю… Политбюро составлено из настоящих московитов, а не евреев… Россия не представляет опасности для национал-социализма или фашизма с точки зрения ни внутренней, ни внешней политики»[14]. Без комментариев!

12 марта 1940 года. Первые корабли с англо-французским десантом выходят в море, направляясь на помощь Финляндии, ведущей неравную войну с СССР.

12 марта 1940 года. Финляндия фактически капитулирует перед СССР и соглашается на невыгодные условия прекращения войны.

8-9 апреля 1940 года. Стремясь предотвратить высадку англо-французских войск в Норвегии, Германия быстрым маршем оккупирует Данию и Норвегию.

9 апреля 1940 года. Риббентроп – Молотову: «Мы получили совершенно достоверные сообщения о неизбежности нанесения удара англо-французских вооруженных сил по побережью Дании и Норвегии и должны были поэтому действовать незамедлительно… Имперское правительство придерживается мнения, что мы действуем также и в интересах Советского Союза». Ответное послание, Молотов – Риббентропу: «Мы желаем Германии полной победы в ее оборонительных мероприятиях»[15]. Захват Дании и Норвегии немцами вполне соответствовал интересам СССР. «Советскому правительству мерещилось появление англичан и французов на побережье Балтийского моря, ему виделось, что будет вновь открыт финский вопрос, как заявлял лорд Галифакс, наконец, их больше всего пугала опасность вовлечения в войну с двумя этими великими державами (т. е. Англией и Францией – С.Г.)»[16].

Апрель-май 1940 года. Части НКВД СССР расстреливают 21 857 польских граждан в Катынском лесу (по данным общества «Мемориал»). В преддверии большой войны против англо-французского империализма, советское руководство совсем не хочет иметь в своем тылу десятки тысяч враждебно настроенных польских офицеров. В памяти кремлевской элиты еще свежи воспоминания о чехословацком корпусе в 1918 году. Тогда около 40 тысяч «братьев-славян», бывших пленных солдат и офицеров австро-венгерской армии, подняли мятеж и захватили Транссибирскую магистраль. Под их прикрытием стали формироваться белогвардейские части, с чего и началась тогда в России гражданская война. Об аналогичной акции по ту сторону границы – расстреле немцами пленных поляков, – ничего не известно.

10 мая 1940 года. Начало немецкого вторжения во Францию.

14 июня 1940 года. Немецкими войсками без боя занят Париж.

17 июня 1940 года. Французское правительство просит Германию о прекращении огня и о перемирии.

17 июня 1940 года. Предсовнаркома Молотов шлет свои поздравления с победами германской армии во Франции послу Германии в Москве графу Шуленбургу.

22 июня 1940 года. Капитуляция Франции перед войсками Германии. Подписание акта о прекращении огня в Компьенском лесу. «В Компьенском лесу, в том самом вагоне, в котором в 1918 году представители Германии подписали продиктованные им условия капитуляции, было заключено перемирие между Германией и Францией» (из военных мемуаров генерала вермахта Дитмара).

То событие произошло 11 ноября 1918 года, когда Гитлер был еще рядовым солдатом (ефрейтором) рейхсвера. Теперь же «романтик» Гитлер специально прибыл в Компьен, чтобы в том же самом вагоне, вагоне-салоне главнокомандующего силами Антанты французского маршала Фоша, превращенного в музей «боевой славы французской армии», лично принять капитуляцию французской армии перед немцами. С французской стороны акт о капитуляции подписал маршал Петэн, герой Первой мировой войны (большая честь для фюрера – всего лишь ефрейтора времен Первой мировой войны). Вагон маршала Фоша теперь становится уже «музеем боевой славы германской армии». Правда, ненадолго…

«Гитлер попытался втянуть Сталина в более тесный союз с Германией и побудить его предпринять активные действия против Англии… Гитлер требовал признать германскую гегемонию в Европе, а Сталину предлагал в качестве объекта для экспансии Иран и страны Персидского залива…»[17]. Нормальный разговор братков о «крышевании» и «по понятиям».

Июнь-июль 1940 года. Красная Армия оккупирует Литву, Латвию, Эстонию, Бессарабию и Буковину. Границы СССР на всем протяжении от Белого моря до Черного моря планомерно сдвигаются на Запад. Вторжение СССР на территорию Румынии – захват Бессарабии и Буковины – Гитлер воспринимает как отход Сталина от пакта Молотов-Риббентроп, и как прямую угрозу германским интересам на Балканах. Союзники начинают ссориться.

24 июля 1940 года. Прием советского полпреда в Италии у Муссолини. Дуче в беседе, в частности, заявил: «В настоящий момент у трех стран: СССР, Италии и Германии, несмотря на различие внутренних режимов, имеется одна общая задача – это борьба против плутократии, против эксплуататоров и поджигателей войны на Западе»[18].

13 октября 1940 года. Риббентроп – Сталину: «Я хотел бы заявить, в полном соответствии с мнением Фюрера, что историческая задача Четырех Держав (здесь имеются в виду: Германия, Италия, Япония и СССР – С.Г.) заключается в том, чтобы согласовать свои долгосрочные политические цели и, разграничив между собой сферы интересов в мировом масштабе, направить по правильному пути будущее своих народов»[19].

4 ноября 1940 года. Запись беседы министров иностранных дел Италии Чиано и Германии Риббентропа. «…В ожидании заключения пакта четырех держав (Риббентроп) попросил нас пока отложить какие-либо шаги в сторону двустороннего соглашения (между Италией и СССР – С.Г.)… По его мнению, если не произойдет ничего нового, Московский пакт (курсив наш – С.Г.) может быть заключен в течение нескольких недель»[20]. Речь идет здесь о пакте четырех союзных держав: Германии, Италии, СССР и Японии.

12 ноября 1940 года. Запись встречи Молотова с Гитлером и Риббентропом в Берлине. Из пространной речи Гитлера: «…После этой войны не только Германия будет иметь большие успехи, но и Россия… Эти два народа, если будут действовать совместно, смогут достичь больших успехов». Запись вопроса Молотова Гитлеру: «Если говорить о взаимоотношениях на будущее, то нельзя не упомянуть о тройственном пакте… Молотов хотел бы знать, что этот пакт собой представляет, что он означает для Советского Союза». Фюрер ответил, что «предлагает Советскому Союзу участвовать как четвертому партнеру в этом пакте». Запись ответа Молотова: «Советский Союз может принять участие в широком соглашении четырех держав, но только как партнер, а не как объект…, и готов принять участие в некоторых акциях совместно с Германией, Италией и Японией»[21]. Слова Молотова означали, что Советский Союз был бы готов принять участие в войне совместно с Германией, Италией и Японией против общего врага – кого?.. В немедленно посланной Сталину телеграмме Молотов повторил предложение Гитлера.

13 ноября 1940 года. С утра переговоры Молотова с одной стороны и Гитлера и Риббентропа с другой продолжились. Обнаружились и некоторые трения, неизбежные между «друзьями». Из записи беседы. Молотов заявил: «СССР сделал уступку Германии и временно отказался от Южной Буковины, ограничившись Северной Буковиной, но сделал при этом свою оговорку, что СССР надеется, что в свое время Германия учтет заинтересованность Советского Союза в Южной Буковине». На это последовал ответ Гитлера. «Гитлер заявляет, что Германия и так пошла значительно навстречу тем, что согласилась и вообще на передачу Северной Буковины, т. к. раньше договорились только о Бессарабии»[22]. Буковинский вопрос, отмечает автор книги[23], кстати, сильно озадачил не только Гитлера, но и генералов его Генштаба, усмотревших в этом опасный прецедент отхода СССР от ранее достигнутых договоренностей[24]. Ну не поделили несчастную Буковину кровные братки-друзья-союзники!

Дальше началась бомбежка Берлина британскими ВВС. Беседы Молотова и Риббентропа продолжились уже в бомбоубежище. Там Риббентроп ознакомил своего советского коллегу с проектом «Московского пакта», оговорившись, что этот проект есть всего лишь развитие идей фюрера, записанные на бумаге. Проект назывался «Соглашение между государствами Тройственного пакта: Германией, Италией и Японией, с одной стороны, и Советским Союзом – с другой стороны». В проекте, в частности, говорилось: «Статья 1. Согласно пакту трех держав, Германия, Япония и Италия пришли к соглашению, что нужно воспрепятствовать расширению войны в мировой конфликт и что необходимо совместно работать для установления мира... СССР заявляет о своей солидарности с этими целеустремлениями и решил со своей стороны политически сотрудничать с участниками пакта трех. Статья 2. Германия, Италия, Япония и Советский Союз обязуются уважать сферы своих взаимных интересов». К Соглашению прилагались еще два «секретных протокола». В первом из них между четырьмя державами разделялись сферы влияния по всему миру, непересекающиеся между собой. СССР также должен был получить свой «кусок добычи»: «Советский Союз заявляет, что центр тяжести его территориальных аспираций лежит к югу от территории Советского Союза в направлении Индийского Океана». Во втором секретном протоколе речь шла конкретно о разделе Турции: «Германия, Италия и Советский Союз будут совместно работать над заменой ныне действующего статута Монтрё (о запрете прохода через проливы Босфор и Дарданеллы всех военных судов во время войны – С.Г.) о проливах другим статутом. По этому статуту Советскому Союзу будут предоставлены права неограниченного прохода в любое время его военного флота через проливы»[25].

13 ноября 1940 года. В здании рейхсканцелярии в Берлине состоялась последняя встреча Гитлера и Молотова. «Когда из Москвы после возвращения туда Молотова поступил совершенно неудовлетворительный ответ от Сталина на германские предложения о присоединении СССР к Тройственному пакту (Антикоминтерновскому пакту – С.Г.), Гитлер больше не колебался». Послу Германии в Москве графу фон Шуленбургу были изложены условия, на которых СССР готов был бы присоединиться к Антикоминтерновскому пакту. «Советский вождь хотел, чтобы Финляндия, Болгария и Румыния были отнесены к исключительной сфере советского влияния, а также настаивал на создании советских сухопутной и военно-морской баз в районе Босфора и Дарданелл[26]. Сталин хотел получить в свои руки черноморские проливы и давнюю мечту Российской империи – Константинополь. Гитлер в свою очередь не захотел делиться столь многим из предстоящей добычи со своим «заклятым другом». И отдал приказ о начале реализации плана «Барбаросса».

25 ноября 1940 года. Из ответа Сталина на предложения Германии о четырехстороннем пакте. «СССР согласен принять в основном проект пакта четырех держав… при следующих условиях:

1. Если германские войска будут теперь же выведены из Финляндии, представляющей сферу влияния СССР, согласно советско-германскому соглашению 1939 года…

2. Если в ближайшие месяцы будет обеспечена безопасность СССР в проливах, путем… организации военной и военно-морской базы СССР в районе Босфора и Дарданелл на началах долгосрочной аренды… Точно также должен быть изменен изложенный г. Риббентропом проект протокола – Соглашения между Германией, Италией и СССР о Турции в духе обеспечения военной и военно-морской базы СССР у Босфора и Дарданелл… В этом протоколе должно быть предусмотрено, что в случае отказа Турции присоединиться к четырем державам, Германия, Италия и СССР договариваются выработать и провести в жизнь необходимые военные и дипломатические меры»[27].

Читай – совместной войной покорить Турцию и навязать ей военную базу СССР в проливах.

27-29 марта 1941 года. Из записей японского министра иностранных дел Мацуока во время его визита в Берлин. «После визита Молотова, когда ей (России – С.Г.) было сделано предложение о присоединении к Тройственному пакту, Россия выставила неприемлемые условия». Японец с удивлением понял, что «Союз четырех» в планы Берлина уже не входит[28]. Ну и нахал же оказался этот сталинский СССР! Аппетиты его выросли неимоверно.

12 апреля 1941 года. Из записей беседы японского министра Мацуока со Сталиным в Москве. «Тов. Сталин говорит, что СССР считает принципиально допустимым сотрудничество с Японией, Германией и Италией по большим вопросам… Но пакт четырех есть пакт взаимопомощи. Если Германия не нуждается в помощи, то это значит, что пакт четырех еще не назрел… Тов. Сталин считает ввиду этого, что только в том случае, если дела Германии и Японии пойдут плохо, может встать вопрос о пакте четырех и о сотрудничестве СССР по большим вопросам»[29]. То есть, что Советский Союз был бы готов оказать фашистской Германии военную помощь, если той придется плохо.

16 апреля 1941 года. Передовая статья в органе ЦК ВКП(б) газете «Правда»: «В ноябре 1940 года Советскому правительству было предложено стать участником"пакта трех" о взаимопомощи и превратить "пакт трех" в "пакт четырех". Так как Советское правительство не сочло тогда возможным принять это предложение, то вновь встал вопрос о пакте между Японией и СССР»[30]. Речь шла здесь о Пакте о нейтралитете, заключенном между Японией и СССР 13 апреля того же года. Но важным было официальное признание того факта, что Советское руководство действительно вело длительные, и порой небезуспешные, переговоры о присоединении СССР к Антикоминтерновскому пакту. Что означало также готовность СССР вести войну в качестве союзника фашистской Германии и Италии против западных демократий – Англии и Франции – за передел мира и сфер влияния.

22 июня 1941 года. Нападение германских войск на СССР. В официальном сообщении о начале войны советское руководство называет это нападение «вероломным». Если бы подобное нападение на СССР совершили давние империалистические враги Советской России, такие как Англия или Франция, то такое нападение никак не могло бы быть вероломным. Никакой веры им никогда не было. Эти заклятые враги СССР своим нападением никакой веры в себя не поломали бы. От них всё время, все эти годы, ожидали удара, агрессии, интервенции, большой войны. Но этого никак не ожидали от близкого друга и соратника. Только нападение друга – есть вероломство. Советская пропаганда этим определением начала Великой Отечественной войны невольно подтвердила очевидный факт: нацистская Германия все годы до 22 июня 1941 года была «большим другом СССР», его союзником в начавшейся на территории Польши Второй мировой войне.

Теперь понятно, почему пленные польские офицеры рассматривались в 1940 году как опасные потенциальные союзники «главного врага» СССР – англо-французского империализма, с которым тогда и собирались успешно воевать. Собирались, да не успели...

Литература



[2] В.Э. Молодяков. Несостоявшаяся ось: Берлин-Москва-Токио. М., «Вече», 2004. стр. 90.

[3] Там же, стр. 134-135.

[4] Б.В. Соколов. Гитлер. Жизнь под свастикой. М., «АСТ-Пресс Книга», 2004. стр. 228-229

[5] В.Э. Молодяков. Несостоявшаяся ось: Берлин-Москва-Токио. М., «Вече», 2004. стр. 219.

[6] Там же, стр. 188-189.

[7] Л.М. Млечин. Адольф Гитлер и его русские друзья. М., «Центрполиграф», 2006, стр. 299.

[8] В.Э. Молодяков. Несостоявшаяся ось: Берлин-Москва-Токио. М., «Вече», 2004. стр. 90.

[9] Там же, 2004. стр. 130

[10] Там же, стр. 245-246.

[11] Там же, стр. 249.

[12] Там же, стр. 246.

[13] Там же, стр. 247.

[14]Там же, стр. 304.

[15] Там же, стр. 255.

[16] Там же, стр. 256.

[17] Б.В. Соколов. Гитлер. Жизнь под свастикой. М., «АСТ-Пресс Книга», 2004, стр. 253.

[18] В.Э. Молодяков. Несостоявшаяся ось: Берлин-Москва-Токио. М., «Вече», 2004, стр. 309.

[19] Там же, стр. 303.

[20] Там же, стр. 322.

[21] Там же, стр. 326.

[22] Там же, стр. 328.

[23] Там же, 2004,

[24] Там же, стр. 328.

[25] Там же, стр. 332-34.

[26] Б.В. Соколов. Гитлер. Жизнь под свастикой. М., «АСТ-Пресс Книга», 2004, стр. 254.

[27] В.Э. Молодяков. Несостоявшаяся ось: Берлин-Москва-Токио. М., «Вече», 2004, стр. 337-338.

[28] Там же, стр. 380-381.

[29] Там же, стр. 386-387.

[30] Там же, стр. 395.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 2298




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2010/Zametki/Nomer12/Glejzer1.php - to PDF file

Комментарии:

С.Глейзер - Б.Тененбауму
- at 2010-12-30 13:18:09 EDT
Спасибо за высокую оценку моей книги "Анти-Солженицын. Двести лет как жизни нет". Увы, книгу год назад совершенно негативно оценил Элиэзер Рабинович, поскольку она была написана "не с еврейских позиций". Вот я не спросил у Рабиновича, с каких позиций мне писать книгу, - и это была моя ошибка.
Л. Беренсон
Ришон, Эрец Исраэл - at 2010-12-25 06:51:36 EDT
В гостевой снова поднята тема Катыни. Хочу добавить, своё видение еврейского аспекта этой трагедии.
***
И это вот что означало:
Все человечество кричало
И в исступлении звало
Избыть содеянное зло…
«Парсифаль» Эшенбаха (1210), перевод Льва Гинзбурга (1974)

Недавно посмотрел польский фильм Анджея Вайды «Катынь». Как всегда у этого выдающегося режиссера, - превосходный фильм, полный трагизма, обличительного (внешне сдержанного) пафоса и многотемной правдивой фактографии, часто контрастно поданной.
В последние годы мы видели, слышали и узнали много вопиющего о преступлениях сталинского режима и его репрессивного аппарата, но мне не помнится ни один видеоряд, где так буднично натуралистически представлены реальные палачи НКВД, процесс расстрела безоружных (в данном случае – военнопленных польских офицеров), иезуитски подстроенные лживые документальные кадры, обвиняющие гитлеровцев в массовой бойне – 12-14-20 тысяч (разные данные), учиненной в действительности сталинскими чекистами, чьи «сердца горячи, а руки чисты». Среди убитых был и отец А.Вайды.
Так как в любом историческом факте я ищу его «еврейскую составляющую» или «еврейскую функцию», коснусь именно этой темы. Кратко.
К началу Второй мировой войны в Польше насчитывалось 3,5 миллиона евреев (10 % всего населения страны). После тотальной мобилизации в ответ на нападение Германии на страну 1.09.1940 в армии Польши было 150 тысяч евреев (19%). Документировано, что среди плененного Красной армией многотысячного польского офицерского корпуса (кстати, не захваченных в плен в ходе войны, а объявленных военнопленными без всякого сопротивления, когда советская армия 17 сентября 1940 года вступила в пределы Польши, сражавшейся с немцами) было и 700 еврейских офицеров. Ни одна еврейская фамилия не была названа в фильме Вайды (перечислены сплошь славянские имена и фамилии). Ни одна из семи сотен иудеев, казненных вместе с остальными польскими офицерами из лагеря в Козельске.
Ну хотя бы таких, как главный раввин армии Барух Штайнберг или полковник Флештин и резервист писатель и журналист Мечислав Биренбойм, кавалеры польского ордена «За мужество, проявленное в бою». В Польше никогда не любили евреев.
Раздумывая над фильмом, я что-то смутно припоминал, какая-то неясная ассоциация, аналогия выкристаллизовывалась в сознание. Наконец понял, что двойной стандарт применяется к евреям в любой, даже самой драматической ситуации. По инерции.
В фильме есть два-три эпизода (на вокзале, перед отправкой в лагеря, а затем и в лагере, достаточно комфортном в сравнении с еврейскими гетто или концлагерями советских военнопленных), где многотысячные толпы молодых, полных сил, часто боевых офицеров, не помышлявших о сопротивлении. Ни о каких восстаниях, бунтах, побегах или их замыслах не было и намека в этой среде. Будь некий фактический материал по этой теме или даже крошечный эпизод, его подтверждающий, Вайда не упустил бы возможности его привести или обыграть. (Отношение поляков к чести, особенно офицерской, известно. Не без этих соображений он ввел в фильм несколько эпизодов, не имеющих отношения к Катынской трагедии, но намекающих на молодежное патриотическое подполье, выступающее с оружием в руках против сталинских наймитов, захвативших в Польше власть после изгнания немцев). Ничего похожего.
Больше того, до последней минуты перед расстрелом, еще только находясь в вагонах на пути из лагерей в Катынский лес, еще на подходе к палаческому блоку в руках каждого офицера был армейский ремень с массивной металлической бляхой – в неокольцованных решительных и умелых военных руках он мог поразить хотя бы одного конвоирующего палача. Мог бы, но они шли на убой, без попытки противиться или мстить.
Это изможденные, нравственно и физически сломленные еврейские старики, женщины и дети, сгонявшиеся на вокзальные площади для отправки в Аушвиц-Освенцим или роющие себе могильные рвы, часто после войны и по сей день упрекаемы, что, «как овцы, как скот на бойню», шли на смерть, не сопротивляясь, не спасаясь бегством. (Хотя нам известны не единичные случаи побегов (пусть неудачных), бунтов и восстаний (пусть обреченных) еврейских узников-скелетов).
Я далек от осуждения несчастных поляков, я глубоко соболезную этим бессмысленным жертвам сталинского сатанизма, их обездоленным семьям. Я понимаю, что их (как и 6 мил. жертв Шоа) «пассивность» в значительной степени – от надежды на чудо в последнее мгновение и от непостижимости человеческим нормальным разумом всей безграничности преступного замысла и действа.
Поэтому я отвергаю и всякий намек на упрек еврейским жертвам Гитлера и Сталина.
Не их вина, а их беда, что слишком поздно «все человечество кричало и в исступлении звало избыть содеянное зло».

Евгений Дворецкий
Hamburg, Германия - at 2010-12-25 05:45:40 EDT
Добрый день! Семён показал себя с новой стороны - архивистом. Или архивистом - на новом уровне. Короткие абзацы фактов - но ведь их надо было откопать, чёрт возьми, а потом сопоставить, тем самым - перепроверив, сделать из мозаики стройную картину (наверняка скрепя сердце поотсекав ещё факты) . Материал убедителен. Большая работа, Семён, поздравляю и жму руку. И лично для меня немало нового.
Правда, ты должен был указать, что среди невинно убиенных были не только офицеры, что невольно подчеркнуто тобой, но и много педагогов, чиновников, других гражданских, а также духовных лиц. Сегодня поляки говорят именно так. Но, вообще-то, для нас это не столь важно: погибших поляков мы воспринимаем просто как польских граждан, или граждан польской национальности.
Удачи и новых находок! ЕД

Семен Глейзер - об отзыве Виталия Пурто
- at 2010-12-23 09:57:10 EDT
Виталий Пурто, оказывается, лучше нас знает, чем нам тут заниматься. Он призывает нас бросить занятия историей и сконцентрироваться на Живом Сионе. Причем призыв его идет из прекрасного далёка - из Нью-Джерси. Оттуда, видимо, виднее, что и как происходит на Ближнем Востоке. Есть такая китайская притча - сидеть на горе и смотреть за схваткой тигров внизу в долине. Это как раз о нем.
Б.Тененбаум-В.Пурто
- at 2010-12-22 16:15:05 EDT
приказа которого чешские таки не попали бы в Эрец Израиль в Войну за Независимость

Если "таки" - опечатка, и вы имели в виду "танки", то чешских танков в Израиле не было вообще никогда. Были самолеты - ухудшенная чешская версия Ме-109.

Виталию Пурто
- at 2010-12-22 16:10:08 EDT
А у вас зато негров линчуют!...
В. Пурто
NJ, - at 2010-12-22 10:42:30 EDT
Дух тяжелый бродит по Европе -- дух ревизионизма. Срочно перешиваются старые изношенные идеологические рясы для тех, кто ещё надется пережить грядущее Цунами, и полнейшим ходом строчат новые одежды для новых королей.

Что же происходит? Почему после 300 лет победоносного марша Просвещения такое открытое падение в муть нового мифотворчества? Как нам, евреям, относится к агонии наших бывших соседей и «хозяев».

Для тех, кто этого ещё не заметил, сообщаю, что мы живем в эпоху Заката Европы, о котором предупреждали сами европейцы. Тот мир, который начался в 1492 году изгнанием евреев из Сефарда и открытием Америки, сегодня также жив, как жив труп, на котором ещё долгое время продолжают расти ногти и волосы. Столетняя Война 1914 — 1989 годов, на сердцевину которой пришелся Холокост, привела не к «переделу» колониального мира, аи даже не к отмене последнего. На месте Оттоманской, Габсбурской и Российской Империй, трех главных актеров последнего Европейского полутысячелетия, лежит неуправляемый хаос, как политический, так и экономический и культурный.

При всей глубине кризиса, о котором я говорю, нынешний Папа Бенедикта XVI видит ещё более глубокие знамения. Бывший Кардинал Ратцингер, первый немец на престоле Св. Петра за последнее полутысячелетие, видит в Холокосте знамение о несостоявшемся Христианстве.

Нам, евреям, не пристало подходить к Истории с меньшими мерками. И если можно судить Историю, то судить её надо судом Торы, а не Сванидзе и Млечина. Нам также не пристало не замечать, что основное место для раворачивания индустрии Холокоста Гитлер выбрал в Польше. Мы не можем пройти мимо этого Исторического Намёка. В сведении счетов вокруг Катыни двух исторических мертвецов, нет достойного места евреям.

Нам не пристало поддерживать в 2010 году духовных наследников тех, кто помогал немцам уничтожать Варшавское Гетто в 1943 году, только потому, что можно бросить лишний ком грязи на могилу этого исторического глупца Сталина. Глупца, без приказа которого чешские таки не попали бы в Эрец Израиль в Войну за Независимость.

Я вызываю авторов и читателей «Заметок» ответить честно на вопрос: в высшей схеме вещей что важнее, Живой Сион или арифметика трупов?

В этом плане работа Семена Глейзера, представляющего изложение весьма сомнительных источников (чего стоит ссылка на Млечина!), не только наводит тень на давно уже ясный плетень, но и снижает высокий уровень публикаций в «Заметках», до недопустимо низкого уровня.

С.Глейзер - Виктору Снитковскому
- at 2010-12-18 18:27:29 EDT
Дорогой незнакомый критик. Я писал эту статью не от себя, а как бы от имени официальной советской пропаганды, где изложил ее видение истории начала войны, что нам (и вам) внушали десятилетия. Как это может быть вам не понятно? Все ваши упреки - не ко мне, а к тов. Сталину и к родной ВКП(б)-КПСС.
Виктор Снитковский
Бостон, МА, США - at 2010-12-17 00:44:43 EDT
С.Глейзер пишет: "Гитлер пришел к власти в 1933 голу, и уже через 6 лет, к 1939 году, был вполне готов к большой войне в Европе". Это не соответствует действительности. После окончания польской компании у большей части немецких танков был исчерпан моторесурс, а также требовался серьёзный ремонт, и, практически не осталось боеприпасов. Если бы вторая половина польской армии не стояла на границе с союзником Германии - Советским Союзом, а воевала против Германии, исход войны не был бы столь очевидным. Французы и англичане не решились поддержать Польшу из-за опасения вступления СССР в войну на стороне Германии.
С.Глейзер пишет: "Война с немцами застала его врасплох". Непонятно, чему удивляется С.Глейзер, ведь все вторжения Красной армии, начиная с 1918 г. и вплоть до повторного нападения СССР на Финляндию 25 июня 1941 г. "заставали" Красную армию "врасплох". Более того, скопление на границе с Германией красноармейцев и техники в количественном плане превышаюшем почти все показатели немецкой армии, при том, что новые армии из глубины СССР двигались к границе, говорит не столько о "врасплох"е, а о совсем другом.
С.Глейзер пишет: "Вторжения советских войск в Польшу - в точном соответствии с германо-советским договором". С.Глейзер, видимо, не знает, что Сталин двинул Красную армию в Польшу с большим опозданием, возможно, чтобы не прослыть агрессором, как Гитлер. В результате этого "опоздания" Гитлер потребовал от Сталина немедленно начать вторжение, что "лучший друг физкультурников" и выполнил.
Уже только эти факты позволяют сделать вывод, что С.Глейзер не имеет элементарной базы знаний, чтобы решить поставленную им самим проблему. В статье есть еще ряд ляпов.

Gregory - Э.М. Рабиновичу
- at 2010-12-10 18:38:35 EDT
В порядке уточнения в связи с Вашим: "...Мацуока во время очень краткого визита (Сталин и Молотов приехали к нему на Курский вокзал, когда он ехал из Германии) по своей инициативе и, возможно, ьез консультации со своим правительством, подписал пакт о ненападении..."

Пакт был все же подписан в Кремле, и с согласия правительства. На пути в Берлин Мацуока остановился в Москве на один день (23 марта), имел долгую беседу с Молотовым и краткую - со Сталиным. На обратном пути он провел в Москве неделю в переговорах с обоими и в последний день (13 апреля) пакт был подписан. Сталин неожиданно лично приехал провожать Мацуоку на вокзал, что сильно взволновало московский дипкорпус.

Нафтали Итенберг
Иерусалим, Израиль - at 2010-12-08 03:23:20 EDT
Замечательная и очень емкая статья. Добавил бы лишь упоминание о признании советским режимом вишистского правительства во Франции и открытии советского посольства в Виши.
Редактор
- at 2010-12-07 18:48:36 EDT
Семен Глейзер - Редактору
- at 2010-12-07 17:22:48 EDT
Уважаемый Редактор! Не гоните - не уйду!


Дорогой Семен, мы никогда никого не гоним, мы дорожим каждым автором, особенно такими верными и преданными нашим изданиям, как Вы. Если журнал много цитируют и ценят, то это благодаря именно вам, нашим прекрасным, квалифицированным, таким разным и таким замечательным авторам. Скажу больше: если кто-то сгоряча хлопнул дверью и пообещал тут не появляться, то мы и его возвращению всегда рады. Кто старое помянет, тому... известно что бывает.
Надеюсь на длительное сотрудничество.
Удачи!

Семен Глейзер - Редактору
- at 2010-12-07 17:22:48 EDT
Уважаемый Редактор! Не гоните - не уйду! Если серьезно, то, конечно, я подчинюсь принятым стандартам публикаций. Для меня большая честь быть опубликованным в Вашем журнале на Вашем сайте. Я вижу, как много и как часто цитируют Ваш сайт и Ваших авторов в Интернете, и очень ценю возможность с Вами сотрудничать. Я очень благодарен Вам за это, как я вижу, очень обременительное дело - выпускать регулярно несколько журналов, и к тому же иметь дело со всеми нами, с нашими обидами, придирками, капризами, амбициями, даже с завистью. Думаю, что я не один тут такой, благодарный Вам за всё это. Тут не может быть никаких сомнений. Я остаюсь с Вами.
Редактор
- at 2010-12-06 17:31:12 EDT
Семен Глейзер
- at 2010-12-06 11:38:27 EDT
В оригинале статьи был список литературы, где этот источник, книга Молодякова, упоминался только один раз. Все ссылки на эту книгу были в самом тексте, в виде, например, таком: (3, стр.18). Я и не думал, что редакция вынесет все мои ссылки на одну книгу в список литературы как на отдельные 30 источников, это действительно получилось не красиво.


Красиво или не красиво, дорогой Семен, - это вопрос вкуса, о чем не спорят. Но для оформления библиографических ссылок есть стандарты, которым мы следуем. Для читателя в интернете удобно иметь гиперссылку на упоминаемый источник, чем читать ваши (3, стр.18). В журнале есть свои стандарты оформления статей, и автору надо либо их принять, либо искать другие издания.
Удачи!

Б.Тененбаум-С.Глейзеру
- at 2010-12-06 12:56:27 EDT
Уважаемый коллега, пользуюсь случаем поблагодарить вас за ваши статьи о "200 лет вместе" А.И.Солженицына. На мой взгляд - превосходно написано.
Семен Глейзер
- at 2010-12-06 11:38:27 EDT
Я благодарю всех, кто прочел мою статью, высказал замечания, и принимаю упрек в части многократного цитирования одного источника. В оригинале статьи был список литературы, где этот источник, книга Молодякова, упоминался только один раз. Все ссылки на эту книгу были в самом тексте, в виде, например, таком: (3, стр.18). Я и не думал, что редакция вынесет все мои ссылки на одну книгу в список литературы как на отдельные 30 источников, это действительно получилось не красиво. Так что, я извиняюсь, это было не мое новшество.
Б.Тененбаум
- at 2010-12-06 09:13:19 EDT
Это хорошая статья, и спасибо автору. По поводу "... нюансов ...", о которых сказал наш уважаемый коллега Буквоед - их много. Англичане и французы не собирались помогать Финляндии войсками - это был предлог для высадки в Северной Швеции, а реальной целью было пресечение экспорта шведской железной руды в Германию. И конечно же, ни англичане, ни французы не собирались обьявлять войну СССР из-за Польши - им хватало Германии, и у них была надежда на то, что русские и немцы в Польше столкнутся друг с другом. Что, собственно, и произошло - но только через полтора года и уже после падения Франции. К недостаткам статьи я бы отнес то, что чрезмерный упор сделан на один-единственный источник. Это примерно как в расследовании полагатьсы на показания одного-единственного свидетеля - а он может заблуждаться, не знать обстоятельств дела, и даже попросту намеренно врать. Книги и документы в этом смысле ничем от людей не отличаются.
Тем не менее - это хорошая работа. Ее стоит читать.

Буквоед
- at 2010-12-06 08:53:02 EDT
Есть один нюанс: Франция вопреки распространенному мнению НЕ КАПИТУЛИРОВАЛА.
Роман Романов
Одесса, Украина - at 2010-12-06 05:55:29 EDT
Спасибо за статью!
Однако, если из тридцати ссылок одному автору принадлежат 24 ссылки, было бы корректно хоть пару слов сказаь омонографии и её авторе.

Тартаковский.
- at 2010-12-06 05:18:39 EDT
Не совсем понятно, кто здесь автор - г-н Глейзер или Э. Молодяков. (Несостоявшаяся ось: Берлин-Москва-Токио. М., «Вече», 2004), добросовестно процитированный в небольшой работе около тридцати раз?
Стоит также отметить,что изд-во "ВЕЧЕ" не из, скажем так, достойнейших.
Мог бы отметить несуразности. Но не хотел бы первым из критиков навязывать своё мнение.