©"Заметки по еврейской истории"
октябрь  2011 года

Елена Заславская

Братья Поляковы – коммерсанты, дворяне, евреи

Яркая, насыщенная необыкновенными событиями жизнь братьев Поляковых полна парадоксов. Братья Яков, Самуил и Лазарь появились на свет в середине сороковых годов ХIХ столетия в небогатой провинциальной еврейской семье. Они достигли поразительных успехов благодаря выдающимся способностям. Их отец Соломон Лазаревич занимался винным откупом, точнее торговал водкой. Жила семья в местечке Дубровня Могилёвской губернии, ныне входящей в состав Белоруссии.

Воспитание и образование братья получили традиционное, как это было принято в провинциальных еврейских семьях. Сочетание энергии, предприимчивости и изобретательности с некоторой долей авантюризма позволило им, выходцам из еврейского местечка, стать крупнейшими предпринимателями и коммерсантами своего времени. Они прославились многоплановой и очень успешной деятельностью на благо отечества, создали банковскую империю Поляковых, владели крупнейшими торговыми домами. Масштабным предприятием братьев стало строительство и эксплуатация железных дорог. (Ими построена каждая седьмая верста железных дорог России). В 1870-90 годах они заняли исключительное положение в предпринимательском мире России. В частности, этому способствовала также их широкая и многоплановая филантропическая деятельность.

В определённой степени путь, пройденный братьями, не представляется случайным. Известно, что нередко энергичные выходцы из провинций (не только российских), не избалованные и не “отравленные” столичной культурой и некоторыми предрассудками, проявляли большую жизнестойкость и упорство в достижении цели.

Мой интерес к братьям Поляковым стимулировали случайные обстоятельства. Так случилось, что во время экскурсии, посвящённой московским евреям, которые прославились до Октябрьской революции, я услышала о Лазаре Полякове. Я увидела его особняк, находящийся на Бульварном кольце недалеко от Пушкинской площади, домашнюю синагогу, ещё функционировавшую в то время (1990г.), один из основанных им банков на углу Кузнецкого моста и Рождественки. Многое из услышанного по непонятной причине показалось мне смутно знакомым. Я обнаружила ряд совпадений: моя бабушка по материнской линии Анна Полякова выросла в том же местечке, что и братья Поляковы; муж Анны – мой дедушка, получивший образование в Гейдельбергском Университете, работал инженером на строительстве железных дорог, принадлежавших Поляковым. (Евреи на государственную службу не допускались. Видимо наличие родственных связей помогло ему в получении этой работы). Бабушка отличалась высокомерием; она не могла смириться с более чем скромным своим существованием в советское время. До революции семья моих предков была весьма состоятельной. Я решила собрать сведения о Поляковых, чтобы прояснить для себя возможность дальних родственных связей с ними. Естественно ничем, кроме платонического интереса к жизни и деятельности возможных дальних родственников, я не руководствовалась.

О возможной принадлежности к боковой ветви этого широко известного в России семейства никто из родных по понятным причинам не упоминал никогда: в советской России даже косвенная причастность к крупным коммерсантам была чревата смертельной опасностью. Когда я обнаружила возможную связь с Поляковыми, расспрашивать мне было уже некого. Тем не менее, некоторые сведения о делах и заслугах Поляковых мне удалось найти.

Знаковым событием для братьев был принятый императором Александром Вторым закон, разрешающий отдельным категориям еврейского населения, в частности предпринимателям, селиться вне черты оседлости. Первым из братьев этим правом воспользовался средний – Самуил (1837-1888). Своё восхождение он начал с должности управляющего небольшим винокуренным заводом, в имении принадлежавшем графу И.Толстому, министру почты и телеграфов. Позднее стал управляющим почтовыми станциями в том же имении. Граф Толстой убедился в незаурядных способностях молодого управляющего; в период раздачи концессий на строительство железных дорог (60-е и 70-е годы) по протекции графа Самуил получил концессию в Харьковской губернии. Он построил ряд дорог: Курско-Харьковскую, Харьково-Азовскую, Козлово-Ростовскую и другие. Строительство железных дорог стало несколько позднее первым совместным масштабным предприятием братьев Поляковых. При этом контрольным пакетом акций всегда владел Самуил; Он был как бы железнодорожным “королём“. Братья учредили ряд железнодорожных обществ. Строительство путей развернули в южных губерниях России. Эти дороги функционируют и поныне.

Во время русско-турецкой войны 1877-78гг. Самуилу Полякову была доверена прокладка двух стратегических дорог в Румынии; они были построены в срок. За высокие темпы строительства и эксплуатационную надёжность этих дорог Самуил получил высшую награду Всемирной выставки 1878 года в Париже. В 80-х он реконструировал на европейский лад Царскосельскую железную дорогу.

В этот период он также основал Общество южнорусской каменноугольной промышленности. Деятельность Самуила сыграла существенную роль в развитии горной промышленности Донбасса. Он способствовал подготовке квалифицированных кадров: в частности, основал и содержал железнодорожное училище в Ельце и горное училище в Корсуни.

Приобретя значительный капитал, Самуил поселился в Санкт-Петербурге, купил особняк в весьма престижном месте – на Английской набережной.

Он занялся филантропической деятельностью в небывало широких масштабах. Пожертвования Самуила составили свыше 200 миллионов рублей. Им были основаны и содержались учебные, просветительные и богоугодные заведения, медицинские и ремесленные училища, женская гимназия. Он пожертвовал 200 тысяч рублей на общежитие для студентов Санкт-Петербургского университета. Самуил Поляков построил в Санкт-Петербурге синагогу, жертвовал на частные еврейские школы, даже провинциальные театры. До конца своей недолгой жизни он жил в Санкт-Петербурге, где и скончался в возрасте 51 года в 1888 году.

Вслед за Самуилом из под отцовской опеки вышел старший из братьев – Яков (1832-1909). Свой начальный капитал он накопил на подрядах, стал купцом первой гильдии. Вместе с братьями участвовал в строительстве железных дорог.

Яков поселился в Таганроге, был представителем братьев Поляковых на юге России. Яков был также учредителем нескольких коммерческих банков, в их числе Азовско-Донского, Донского Земельного и других. Кроме того, он был вице-председателем отделения Еврейского колонизационного общества, занимавшегося освоением земель Палестины. Развивая в Донбассе промышленность, Яков посылал на учёбу инженеров за границу.

Яков участвовал в создании Азовского пароходства для торговых операций с заграницей. До 15млн. тонн грузов, в первую очередь зерна, перевозили его пароходы в навигацию.

Значительную часть жизни он провёл в Таганроге. За филантропическую деятельность был избран почётным гражданином Таганрога. Умер Яков в возрасте 77 лет в 1909 году во Франции в городке Биарриц.

Братья Поляковы жертвовали колоссальные суммы на создание и содержание просветительных, культурных и медицинских заведений. За заслуги перед отечеством в крупномасштабной коммерческой деятельности, строительстве и промышленности и щедрую благотворительность все братья получили чины тайных советников и были пожалованы дворянским званием.

Самуила ни одно из дворянских обществ не соглашалось принять в члены, так как он оставался верен иудаизму. Ему удалось приписаться к дворянству Войска Донского (естественно не безвозмездно). Лазарь и Самуил были награждены орденом Святого Станислава третьей степени. Это тем более существенно, так как в России орденами купцов, к тому же евреев, вообще не награждали. При этом от иудейской веры ни один из них не отказался. Сочетание высокого чина и дворянства с иудейством представляется удивительным и свидетельствует о больших заслугах братьев.

Царь Николай оказывал покровительство Поляковым. Так, в порядке исключения внук Якова Владимир был допущен к конкурсу на поступление в институт инженеров путей сообщения. После революции Владимир был финансовым советником британского посольства в России. Скончался в 1956г в Англии.

Младший из братьев – Лазарь (1841-1914) начинал работу приказчиком у Самуила. Вместе с братом с 1865 года принимал участие в железнодорожном строительстве. Впоследствие обосновался в Москве. Он был банкиром, занимался кредитным делом, был председателем Международного торгового банка. Здание, сооружённое для этого банка, и ныне находится на углу Кузнецкого моста и Рождественки. Лазарь создал крупнейший в России банковско-промышленный концерн. В 1873 году было объявлено об открытии Банкирского дома Лазаря Полякова”. Его банковская империя имела также ряд отделений в Европе; в том числе в Данциге, Роттердаме, Кенигсберге и других. Он был акционером и руководителем многих торговых, промышленных и транспортных компаний и коммерческого страхового общества; занимался также продажей хлеба за границу, принимались банковские вклады физических лиц.

Лазарь был возведён в потомственное дворянство одним из первых среди евреев-коммерсантов. Значительную часть наград и званий он получил за успехи на поприще благотворительности. Дело в том, что императрица Мария очень поощряла благотворителей, независимо от их сословной или национальной принадлежности.

В течение 35 лет он был главой московской еврейской общины. К многолетнему главе и меценату в общине относились с благоговением. Необыкновенная деловая хватка, богатство и весьма щедрая благотворительность сделали его легендарной личностью. На выкупленном им участке земли в Спасоглинищевском переулке была построена и содержалась в значительной мере на его средства московская хоральная синагога. Вблизи московского театра На Малой Бронной существует небольшая синагога, которая была домашней синагогой Лазаря Полякова.

Главным стимулом в кипучей деятельности братьев Поляковых были отнюдь не деньги. Они были скорее орудием для достижения других целей. Так, Лазарь значительную часть своего состояния растратил на благотворительность отнюдь не только из сострадания к неимущим. Представители официально презираемой нации, выходцы из глубокой провинции стремились к власти и преклонению.

Для финансиста такого масштаба, каким был Лазарь Поляков, пределов России стало мало, и он решился на контакты с Персией. Налаживанию связей с персидским шахом способствовали установившиеся ранее связи шаха со старшим братом Яковом, который был тогда генеральным консулом шаха в Таганроге. Лазарь открыл в Тегеране представительство своих банков. Позднее получил концессию на строительство дорог, открыл первое персидское страховое и транспортное общество в Тегеране. В 1890 году Лазарь стал генеральным консулом Персии в Москве. Коммерческие операции, организованные по инициативе Лазаря в Персии, были авантюрными, иногда убыточными, но не для Лазаря лично.

Лазарь вводил сыновей в правления банков. К началу ХХ века он стал одним из ведущих банкиров в области коммерческих и ипотечных кредитов. Во многих высших и средних учебных заведениях он учредил стипендии.

Важнейшим вкладом в создание нетленных культурных ценностей в России явилось его деятельное участие в финансировании строительства Музея изящных искусств имени Александра Третьего. Ныне это Музей изобразительных искусств имени Пушкина. Принято связывать заслуги и труды по созданию этого музея исключительно с именем Ивана Цветаева, отца Марины Цветаевой. (Вероятно, кое-кому представлялось неуместным признание причастности еврейского мецената, Полякова к созданию этого музея). В сохранившихся записях И. Цветаева упоминается, что Лазарь Поляков был членом комитета по созданию музея, вносил щедрые пожертвования в период его строительства, а также при покупке экспонатов. В частности, он приобрёл для музея зал греческих рельефов V и VI столетий до нашей эры. Одному из залов музея было присвоено имя Полякова, правда не Лазаря, а его сына Исаака, большого знатока и ценителя искусства. Значительные суммы Лазарь пожертвовал на Румянцевский музей, который в шестидесятых переводился из Санкт-Петербурга в Москву в дом Пашкова. Семья Поляковых, Лазарь в особенности, была связана с видными деятелями культуры и искусства, например, Антоном Рубинштейном, Катковым, семьёй Цветаевых и другими.

Неожиданным штрихом к портрету Лазаря явилось естественное следствие его любовной связи. Великая русская балерина Анна Павлова была его внебрачной дочерью. Числилась Анна дочерью прачки и отставного солдата Павлова. Отец скончался, когда девочке было всего два года. С этого времени Лазарь опекал её. Анну поселили на даче в Лигово вблизи Санкт-Петербурга, поручили заботам бабушки. Девочку обучили аристократическим манерам. Отец отправлял её на западноевропейские курорты. В 10 лет по рекомендации Мориса Петипа талантливую девочку приняли в балетную школу при Мариинском театре.

Законные сыновья Лазаря были намного старше. Они знали Анну, называли её сестрой. Балерина вынуждена была скрывать своё еврейское происхождение. Как в противном случае могла бы она танцевать на сцене императорского Мариинского театра? Именно она впервые исполнила Умирающего лебедя Сен-Санса в 1906 году.

Когда разразилась Первая мировая война, Анна Павлова гастролировала в Европе и не смогла вернуться в Россию. До конца жизни прожила в Лондоне. О своём происхождении она поведала знаменитому американскому импресарио Солу Юроку с условием не оглашать это до её смерти. Ей хотелось числиться русской балериной, создательницей русской балетной школы. Только после её смерти, последовавшей в 1931 году в Лондоне; в опубликованных Юроком в 1946 году мемуарах “Импрессарио он сделал эту тайну достоянием читающей публики.

Последние годы жизни Лазаря были тяжёлыми. Вместе с эпохой он оказался на грани краха. Он был несчастлив в семейной жизни, и успехи Анны, её триумф были одной из истинных его радостей.

В начале ХХ века в России разразился крупнейший финансовый кризис. Угроза банкротства нависла и над банками Полякова. Ревизия Министерства финансов Банкирского дома выявила, что сумма его долгов почти вдвое превышает сумму его активов. Для спасения наиболее крупных банков, принадлежавших Лазарю, они были слиты в Соединённый банк, консолидировавший финансовые активы Полякова. В состав правления Лазарь не вошёл, был введен один из его сыновей. Несмотря на почти официальное банкротство, в доме Лазаря продолжалась жизнь на широкую ногу с заграничными поездками, балами и благотворительностью.

Лазарь Поляков послужил прототипом выведенного Львом Толстым в романе “Анна Каренина” образа всемогущего еврейского нувориша Болгаринова. К нему ходил князь Стива Облонский просить места. Ожидая в приемной, князь сочинил каламбур: “Было дело до жида, и я дожидался”. Толстой не утруждал себя поиском фамилий для своих персонажей, он просто использовал реальные прототипы. Реальный банкир – Поляков. Значит, выдуманный – Румынов или Болгаринов.

Лазарь Поляков умер в возрасте 73-х лет в 1914 году в Париже, похоронен в Москве. Есть свидетельства о том, что Анна Павлова в эти дни ненадолго приезжала в Москву по этому печальному поводу.

Банковская империя Поляковых рухнула за несколько лет до революции. Но сделанное ими для отечества незабываемо.

Источники:

1. Электронная еврейская энциклопедия

2. Википедия

3. Словарь Ф.Брокгауза и И.Ефрона.

4. Нестерцов В.Д., Нестерцова С.М.Щербинина. “Деловая элита Донбасса XIX – начала XX веков”.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1789




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer10/Zaslavskaja1.php - to PDF file

Комментарии:

наталья
нацрат иллит, израиль - at 2014-04-02 18:52:46 EDT
очень интересно.мне очень понравилось .я слышала о братьях Поляковых до этой статьи хотелось бы по-больше узнать об этой семье.спасибо Вам!
Сэм
Rochester, New York, USA - at 2011-10-26 16:30:23 EDT
Уважаемая Елена, спасибо за интересную и весьма познавательную статью, узнал много нового,в частности, что оказывается можно не креститься и стать дворянином. Искренне Сэм
Л. Комиссаренко
- at 2011-10-25 19:55:36 EDT
Несколько суховато, но познавательно - весьма. Большое спасибо за информацию. И ещё что важно - обошлось без традиционного в таких случаях: чтобы достичь успеха - крестился.