©"Заметки по еврейской истории"
октябрь  2011 года

Михаил Зильберман

Этносы Ханаана и евреи

Выборка из новой редакции книги «Земля Ханаанейская»

1. Этносы Древнего Ханаана.

Ха-ибри, сыны Ебера-Абраама, вполне счастливо, покойно и умиротворённо прожив в земле Сеннаар Месопотамии почти две тысячи лет от сотворения мира, по воле рока были изгнаны из Эдена и переселились в Ханаан, «землю обетованную». Господь Бог наказал народ свой строптивый, многогрешный и лишил его Эдема ("Эден", шум. - "долина, степь") в Месопотамии; но Праведный и Милосердный простил избранный Им народ, отпустил его прегрешения и привёл праотцев в другую "долину, низменность, низину" ("Кна(а)н, Хна(н)", хан.), прекрасную, как Эдем, «текущую молоком и мёдом» (Лев.20.24), «где ни в чём не будешь иметь недостатка» (Втор. 8.9), которую создал, провидя времена грядущие.

Как известно, Палестиной первоначально именовалась небольшая часть Древнего Ханаана. Название "Палестина" («Фалестын», араб.) произошло от библейских слов «пелесет, филисет, пелиштим» - «филистимляне» (самоназвания одного из племён «народов моря»). Название «Палестина» является сокращением греческого выражения «Палайстина Сюриа» - «Сиpия филистимлян» (Ф. Ринекер, Г. Майер «Библейская энциклопедия Брокгауза». 1906 г.). В начале V в. до н.э. греки стали так называть всю страну (Густав Гече), а пришедшие сюда позже римляне сохранили это название.

Первые археологические изыскания на территории Ханаана (Библ, Сидон и Тир) предпринял в 1860 году действительный член Французской академии, профессор еврейского и сирийского языков Эрнест Жозеф Ренан, опубликовавший результаты своих исследований в 1864 году.

Земля Ханаанейская, по археологическим сведениям, была заселена уже во времена нижнего палеолита.

Любопытные находки (скелеты мустьерского времени с сопутствующими орудиями типа леваллуа-мустье) были сделаны, в частности, на горе Кармель, в пещерах Эт-Табун и Эс-Сукхуль (Д. Гаррод и Т. Мак-Коун, начало ХХ века), в которых наглядно сочетались как древние неандертальские черты, так и признаки, характерные для современного человека (обнаружены останки 14 скелетов). Наиболее важное отличие ханаанских черепов от черепов иных неандертальцев (1931-1932 гг.; Tabun II; мужчина, 30-35 лет) - это отчётливо выраженный подбородочный выступ на челюсти неандертальца (характерная особенность человека современного типа, но чуждая типичному неандертальцу). Кисть руки ханаанских неандертальцев также ближе по своему строению к кисти современного человека, чем, например, кисть неандертальца из крымской пещеры Киик-Коба (Всемирная история. Энциклопедия. т I. 1956 г.). Средний рост обитателей пещеры Эс-Сукхуль (обладающих наибольшим количеством кроманьонских признаков) составлял 175 см. Вот как описывает найденные останки (в Эс-Сукхуль) историк Н.Я. Эйдельман: «Одни признаки их как будто тяготеют к белой расе, но тут же рядом негроидные, монголоидные и совершенно неизвестные черты… Лицевые углы, размеры голов, формы носов у всех десяти находятся в самых причудливых сочетаниях».

Исследование мустьерских стоянок в Израиле, Иордании, Ливане и Сирии показало, что в этих регионах существовали местные модели культуры, однако доминируюшие типы ханаанского «мустье» ничем не отличались от преобладающих разновидностей «мустье» в Европе.

Верхний палеолит Леванта (Израиль, Иордания, Ливан, Сирия) представлен индустрией ахмарской традиции и левантийским ориньяком.

Установлено, что ахмарская традиция (календарный возраст 51900-19800 /44950-17000 гг. до н.э.) происходит от местного мустье (пещера Эш-Шуббабик (Шовах), Зефат, Израиль). «Ахмар» (по названию стоянки Эрк-эль-Ахмар в Иудейской пустыне) хорошо представлен как артефактами из Палестины (Эль-Вад, Джебель Кафзех, Кебара), так и из Ливана и Сирии (Ябруд, Ксар-Акила, Антелиас). Замечено, что ахмарская культура Ханаана весьма близка синхронной материальной культуре Анатолии и Кавказа (Э. Анати «Палестина до древних евреев». 1962).

Один из наиболее ранних переходов от орудий мустьерского типа к левантийскому ориньяку зафиксирован в скальном убежище Ксар Акил в южном Ливане.

Комплексы пещеры Кебара в ущелье Мугарет эль-Вад и целый ряд подобных им памятников конца верхнего палеолита, характеризующихся заметным прогрессом как в каменной индустрии, так и в общей системе хозяйства и образе жизни населения Сиро-Палестинского региона и Синайского полуострова, дали основание для выделения всех этих достижений и классификации их как «кебаранская археологическая культура» (19800-14000/17000-11950 гг. до н.э.). Помимо культуры «кебара», в Палестине, Ливане и на восточных склонах Антиливана, к северу от Дамаска, обнаружена также и т.н. «небекийская» культура, сходная с кебаранской. Следует подчеркнуть, что инвентарь этих обеих культур имеет определённые аналогии в мезолитической культуре «Белбаши», локализованной на средиземноморском берегу Анатолии. Много общего с кебаранской имеет и зарзийская культура Анатолии (названа по месту находок в пещере Зарзи, иракский Курдистан).

Нельзя исключить влияния на несомненно родственные археологические культуры Ханаана и Анатолии (в последней они, вероятно, и зародились) культуры «мадлен» (современницы «кебары», XVIII-XII/X тыс. лет до н.э.), которая, в широком смысле, охватывала области от Франции до Приуралья. Считается, что именно в «мадлен» произошёл переход к микролитам, т.е. к изготовлению мелких каменных орудий труда.

Бытует мнение (основанное на артефактах Дж. Мелларта), что предшественником или даже прямым предком натуфийской археологической культуры (возникла на территории Леванта приблизительно в 12500-9500 гг. до н.э.) является кебаранская культура восточного Средиземноморья (такие памятники, как Цофит, Кфар-Виткин, Яффа, Ашкелон, Бат-Ям и Ум-Халид). Согласно принятой классификации, натуфийская археологическая культура разделена на три временных интервала: ранний натуф, средний и поздний период (этап).

Натуфийские поселения, ставшие достоянием археологии, в совокупности представляли обширную, разветвлённую «систему», в частности, охватившую прибрежные районы Ханаана и долину Иордана (Иифтахель, Нахал Орен, Абу-Гхош, Айн-Маллаха, Эйн Хиям, Гальгаль, Манхатта, Бейсамун, Нетив Ха-Гдуд, Гешер и др.), Иудейскую пустыню (Нахал Хемар), Негев и вади Арава (Нахал Дившон, Нахал Иерон, Нитсана), Заиорданье (Айн-Гхазаль, Бейда), Сирию (Телль Асвад, Телль Рамад, Эль Коум, Рас-Шамра), Юго-восточную Турцию (Анатолия (культура Бельдиби, Бельбаши), Чайоню Тепеси, Кушистан и др.), Загрос (Гандж-Даре, Калат Джармо, Али-Кош и др.), Средний Евфрат (Мюрейбит; Абу-Хурейра, основание которой относят к Х/VIII тыс. до н.э.), Синджарскую долину Северо-Западного Ирака (Телль Магзалия).

Уникальным эталонным культурным памятником натуфийской культуры является Иерихон. Артефакты, полученные в результате раскопок древнего Иерихона, показали, что наличие здесь непересыхающих источников воды обусловило возможность поразительно длительного (в течение тысячелетий), практически, беспрерывного заселения вскрытого археологами Телля эс-Султан (площадь - 40500 кв. м, высота - 21,5 м).

Так, в нижнем (ранний натуф), почти четырёхметровом «протонеолитическом» (по К. Кеньон) слое холма обнаружены следы лёгких хижин и кремниевый инвентарь. Искусство раннего натуфа, как выяснилось, во многом напоминает искусство периодов ориньяка и мадлена (Всемирная История. «Период расцвета первобытнообщинного строя. Средний и новый каменный век»).

Относительно внешнего облика натуфийцев эпохи раннего натуфа сложилось мнение (на основе находок в ментонских пещерах), что они поразительно похожи на ориньякских людей Южной Европы. Об их единых культурных корнях говорит, к примеру, сходство («весьма напоминают») образцов творчества раннего натуфа и периодов ориньяка и мадлена, обнаруженных во Франции (мадлен, Angles-sur-1'Anglin) и в Анатолии (мезолит); а также подобие религииозных воззрений (в частности, триединый образ Великой богини-матери).

На территории современной Франции ориньякцы, по большей части, обладали европеоидной (кроманьонской) внешностью. В то же время, позднепалеолитические люди, судя по находкам, могли и несколько отличаться от обычного кроманьонского типа. Так, тип человека из грота Комб-Капелль (Южная Франция, найден в 1909 г) значительно ниже кроманьонца (160 см), у него высокий, узкий и длинный череп, лоб покатый, массивная нижняя челюсть с незначительно выступающим подбородком. Ещё менее схожи с типичным кроманьонцем пожилая женщина и юноша ок. 16 лет, чьи скелеты обнаружены в гроте Гримальди (Италия, 1901 г). Оба индивида сравнительно небольшого роста (женщина - ок. 157 см, юноша - ок. 159 см.) и некоторыми чертами напоминают негроидов: прогнатизмом (выступание челюстей), широким носом, очень крупными зубами, узким тазом. При бесспорно большом сходстве с неграми, они все же обладают и такими признаками, которые сближают их с кроманьонцами или с европеоидами в широком смысле слова. Подобные антропологические отклонения, в основном, принято рассматривать (Буль и др.) как местные варианты кроманьонской расы (либо как другие расовые типы европеоидов).

Британский специалист Ричард Нив, используя фрагменты черепа, найденные в одной из пещер Румынии, восстановил (воссоздал) внешний облик человека, жившего там более 35 тыс. лет назад. Судя по модели, созданной учёным, (скульптура из глины), человек из Румынии также имел африканские черты, что позволяет говорить о связи между первыми европейскими жителями и их предками из Африки. Следует отметить, что Г.Ф. Дебец считал «евро-африканский тип» стадией развития, общей как для негров, так и для собственно европеоидов. Как выяснилось, люди негроидного типа вообще жили в Европе с древнейших времен почти до железного века. Их останки находят в Швейцарии, Северной Италии, Англии и в России (на территориях вплоть до Воронежа).

Профессор Г.В. Валуа, основываясь на характеристиках черепа молодой женщины-натуфийки, обнаруженного в Эрк-эль-Ахмаре (Иудейская пустыня), составил её «портрет». По мнению учёного, эта натуфийка обладала чётко очерченным профилем с хорошо выраженным подбородком, незначительным прогнатизмом, выпуклым носом и высоким лбом. Её надбровные валики довольно массивны (как у людей эпохи верхнего палеолита), голова же несколько удлинённой формы (долихоцефалия, объём черепа - 1505 куб. см).

По мнению А. Кейта, описавшего натуфийцев из пещер Шукбах и Кебара, они обладали невысоким ростом (мужчины - ок. 160 см, женщины - ок. 152 см), кости их конечностей были тонкими, а ноги и руки - сравнительно маленькими (грацильный тип). Их головы были удлинены, а лица - маленькие и продолговатые, со слабой нижней челюстью (с незначительным прогнатизмом), но выступающим подбородком.

В Иерихоне (Телль эс-Султан), в трех коллективных захоронениях, изученных Готфридом Куртом, найдены останки более 800 человек. На основе анализа черепов и костных останков из этих погребений сделан вывод, что натуфийцы Иерихона периода IX-VIII тыс. до н.э. («докерамический неолит «А» Иерихона») по физическому типу близки к евро-африканской расе, долихоцефалы с некоторыми негроидными чертами, с умеренным прогнатизмом и заметно выступающим, широким носом, сравнительно крепкие, ростом чуть выше 150 см.

Как известно (Г. Чайлд «Древнейший Восток в свете новых раскопок». М. 1956), микролиты охотничьего оружия натуфийцев (сегментовидной, треугольной и трапециевидной формы) иногда покрывались ретушью (даже с обеих сторон). Характерно, что такой приём в технике изготовления микролитов, помимо Ханаана, известен на Синае и в Египте (в Гелуане). Небольшое число сходных микролитов (ножевидные пластинки), также покрытых ретушью, обнаружено и в Иракском Курдистане (долина Чемчемаль), - в натуфийском (VIII-VII тыс. до н.э.) поселении Калат Джармо (16 строительных горизонтов). Примечательно и то (Г.Чайлд), что там же, в Гелуане (Эль-Омари), сеяли «Triticum monococcum» - вид пшеницы, не встречающийся до этого времени южнее Тавра или Амана (земледельческие традиции Анатолии).

Следовательно, натуфийцы, пользующиеся микролитами с ретушью, могли мигрировать в Ханаан, на Синай, а затем и в Египет из Курдистана (Анатолии) в конце эпохи «докерамический неолит «А» Иерихона» (вероятно, в Ханаане подобная техника оформления микролитов получила дальнейшее развитие).

Долгое время бытовало мнение о том, что натуфийцы были предшественниками первых земледельческих культур на Ближнем Востоке, и первыми в мире совершили переход от собирательства к возделыванию злаков. Так, данные исследований вкладышей жатвенных ножей из Кебары «Б», Абу Хурейры и Нахал Орена, полученные в Петербурге (Коробкова Г.Ф., 1994), при сопоставлении с материалами других определяющих факторов появления земледелия, казалось бы, доказали, что начало примитивной культивации диких злаков на Ближнем Востоке уходит своими корнями в натуфийскую мезолитическую культуру Х тыс. до н.э..

Однако в свете археологических изысканий в Анатолии (Çayönü, Gobekli Tepe, Невали-Чори, Халлан-Чеми, Джерф-эль-Ахмар, Телль-Кварамель, Чейк-Хассан), эта точка зрения была пересмотрена, и ныне биологи полагают, что движение к сельскому хозяйству началось в Курдистане на территории современной Турции, примерно в X тыс. до н.э., поскольку пшеница-однозернянка, предшественник культурных видов зерновых, генетически связана с этим местом Ближнего Востока.

Инициаторами «переноса колыбели» земледелия с территории своей страны к соседям стали израильтяне: агроном Симхи Лев-Ядун, археолог Ави Гофер и эколог-ботаник Шахал Аббо. Поскольку возникновение земледелия представляет собой одомашнивание вполне конкретного набора растений, который принято даже обозначать как «ближневосточный комплекс», ученые пришли к выводу, согласно которому родиной сельского хозяйства следует считать небольшую область в пределах верхнего течения Тигра и Евфрата, на стыке нынешних Юго-Восточной Турции с Северной Сирией, поскольку дикие предки всех семи опорных для людей неолита полезных растений: пшеницы-однозернянки, эммера, или двузернянки, ячменя, чечевицы, гороха, вики горькой и гороха-нута, а также льна - встречаются вместе только в этом районе.

Далее, в последующем иерихонском слое (идущем за нижним, «протонеолитическим»), условно разделённом на две части, картина существенно изменилась: следы хижин были перекрыты огромным пластом с остатками достаточно совершенных каменных и глиняных сооружений. Первые 6 м этого (десятиметрового) слоя датированы 8500-7500 гг. до н.э. и классифицируются как «докерамический неолит «А» Иерихона» или «первый [городской] этап». Остальная часть слоя (оставшиеся ок. 4 м) классифицируется как «докерамический неолит «В» Иерихона» («второй [городской] этап») - 7500-6000 гг. до н.э..

Раскопки Телля эс-Султан отчётливо продемонстрировали, что первоначально маленькое ранненатуфийское («протонеолитическое») поселение с простенькими полу-землянками, хижинами или шалашами, за какое-то время «первого этапа» превратилось, практически, в город (площадью более 25000 кв. м и населением - 1,5-2 тыс. человек), существование которого прослеживается в не менее чем 23 строительных периодах.

В результате раскопок Иерихона выявлена устойчивая тенденция формирования местного земледельческого хозяйства (к VIII тыс. до н.э.), которая и обусловила дальнейшее развитие города. Найдены хранилища (ямы) для зерна, а одно из них, обнаруженное в святилище, было частично заполнено. В то же время, ни в одном из поселений Телля эс-Султан, открытых в начальной части шестиметрового слоя (IX тыс. до н.э.), еще нет следов выращивания злаков или одомашнивания животных (в иных местностях Ханаана ситуация могла быть другой).

Весьма показательно, что в данном шестиметровом слое впервые появляется обсидиан, а это может указывать на приход в Иерихон неких племён из Анатолии (в Сирии, Палестине, Иордании, Ираке или на Кипре месторождения обсидиана неизвестны), либо мигрантов, знакомых с культурой Анатолии.

Примечательно, что некоторые учёные (например, Bar-Yosef, Gopher. 1997), при всей своей убеждённости в местном (ханаанском) происхождении археологической культуры «докерамический неолит «А» Иерихона», всё же осторожно допускают возможность притока и распространения «некоторых традиций с севера на юг», мотивируя допущение тем, что временная разница между поселениями Мурейбит (Северная Сирия) и Иерихон составляет 200-300 лет (заметим, что древнейший храмовый комплекс, открытый в Гёбекли Тепе, датирован ХI тыс. до н.э.).

Новые, более точные радиоуглеродные даты (по С14), полученные при раскопках Иерихона показали, что перерыв между запустением города после окончания этапа «докерамический неолит «А» Иерихона» и новым его заселением на «втором этапе» («докерамический неолит «В» Иерихона») был невелик (город, разрушенный при захвате, отстроен заново). С началом «второго этапа», ранее процветавшая в Ханаане натуфийская культура была, в основном, замещена иной, т.н. «тахунийской» археологической культурой (наименование по Вади-Тахун в центральной Палестине).

Новый этнос принёс с собой иную каменную индустрию, а также развитую домостроительную технику. Его влияние особенно заметно проявилось в архитектуре: округлые дома были заменены прямоугольными (Абу-Гош, Мотц) с плоскими перекрытиями (анатолийская архитектурная традиция: прямоугольная планировка домов, - известна с ок. 7700 г. до н.э.). Вновь возведённые постройки достаточно сложны и технически совершенны (что говорит о внушительной культурной предыстории пришельцев). Наступивший этап (докерамический неолит «В») также характеризуется дальнейшим прогрессом в области земледелия: резко возросло число соответствующих орудий труда. Основными пищевыми культурами этого этапа являлись пшеница-однозернянка (Анатолия, Курдистан), эммер, культурный ячмень, конские бобы, чечевица, горох и нут.

Помимо Иерихона, распространение тахунийской культуры прослежено по всей долине Иордана. Данная культура зафиксирована в Телль Шейх-Али 1, Телль Мунхатте, а также на возвышенностях противоположного берега Иордана, - в Телль Фарахе и Вади Шуайбе. Тахунийская каменная индустрия была обнаружена также и в Абу Суване, близ Джераша (достигла наибольшего развития в период докерамического неолита Иерихона «В»).

Особенности (такие, например, как строительно-архитектурные приемы или каменный инвентарь; обычай жертвоприношения младенцев, занесённый в Ханаан тахунийцами) и территориальная (географическая) последовательность распространения новой, тахунийской, культуры (в том числе и в долине Иордана), явно свидетельствуют о появлении пришельцев с севера. Выяснено, что тахунийская каменная индустрия и её носители в период «первого этапа» («А») уже находились в состоянии миграции (к югу). Так, материалы памятников, расположенных к северу и к западу от Дамаска, а также раскопки в Телль-Рамаде (ок. 6300 г. до н.э.), юго-западнее Дамаска (в пригороде), показывают, что тахунийская культура распространилась в данном регионе прежде, чем в долине Иордана. Проявилась она и в Рас-Шамре (VА), а также на северо-сирийском побережье. В то время как в Малой Азии и Северной Сирии тахунийская культура была «монолитной», в некоторых регионах Южной Сирии и Ханаана существовали смешанные типы натуфийско-тахунийских культур. Однако анатолийская традиция сооружения прямоугольных строений (заметим, что святилища в Гёбекли Тепе ещё имели круглую или овальную форму), практически, повсеместно вытеснила более древнюю (натуфийскую) традицию строительства круглых домов.

Бытует мнение, что Иерихон (периода докерамического неолита «В») связан с такими анатолийскими поселениями, как Чатал Хююк, Чайёню или Хаджилар по столь существенным признакам, что их совокупная значимость убедительно свидетельствует о «генетическом» родстве между тахунийскими Иерихоном («В») или Бейдой и перечисленными анатолийскими поселениями.

Следовательно, этнос, заселивший Ханаан в период «докерамический неолит «В», является мигрантом из Анатолии. Предполагается (Cauvin, Aurenche. 1981: 184), что очагом возникновения докерамического неолита «В» могла быть область Тавра и Среднего Евфрата. Любопытно, что грандиозный храмовый комплекс Гёбекли Тепе был покинут именно после 7500 г. до н.э..

Согласно антропологическим исследованиям ок. 300 обнаруженных в Чатал Хююке (ок. 7500 до н.э. и позднее: III слой - ок. 5800 г. до н.э.) скелетов (предварительный отчёт), его население делилось на долихоцефальных (удлинённые черепа) евро-африканцев (54,2%), долихоцефальных протосредиземноморцев (16,9%) и брахицефальных (круглые черепа) альпийцев (22,9%). У наиболее многочисленной группы прослеживается сходство с верхнепалеолитическим типом из грота Комб-Капелль, который обычно характеризуется как средиземноморский вариант кроманьонца. Как констатировал Дж. Мелларт, основная часть населения Чатал Хююка по-прежнему ещё мало отличалась по типу от своих верхнепалеолитических предков. Проф. М. Шеньюрек, изучавший скелеты из погребений Хаджилара (VIII-VI тыс. до н.э.), определил физический тип автохтонного этноса этого поселения как состоящий из двух долихоцефальных рас: «массивный» евро-африканский и более грацильный (тонкокостный) протосредиземноморский.

Ещё в натуфийских поселениях практиковался ритуал захоронения специально отделённых голов умерших: черепа без нижних челюстей отделялись от скелетов и группами, отдельно от тел (Хайоним, Нахаль Орен, Айн-Маллаха), сохранялись в домах под полами. Иногда черепа оформлялись ракушками (моление о возрождении черт умершего).

В период «докерамический неолит «В» Иерихона» также тщательно моделировались (реконструировались) лица (волосы и даже усы) на черепах усопших из поселений Ханаана (с помощью глиняной или гипсовой обмазки, краски, раковин (для глаз) и битума). Кэтлин Кеньон так описывает найденные ею в Иерихоне черепа: «Нижняя часть этих черепов была покрыта глиняной обмазкой, которой старались придать индивидуальные человеческие черты. В глазницы вставлены ракушки. У шести из них (черепов) ракушки двустворчатые, с вертикальной прорезью между створками, имитирующей зрачки. В глазницы седьмого вставлены ракушки-каури, горизонтальный проём в которых создаёт странный реалистичный эффект».

Характерно, что черепа анатолийцев из Чатал Хююка также обмазывались глиной, чтобы воссоздать лица (облик) скончавшихся (вместо глаз вставлялись раковины или цветные камешки).

Некоторые лица выполнены с поразительным мастерством. Так, например, в Иерихоне каждая из одиннадцати обнаруженных в результате раскопок голов индивидуальна. Подобные образцы «портретного» искусства (свидетельствующие и об ареале расселения тахунийцев) обнаружены также в Айн-Гхазале (Заиорданье), Бейсамуне (север Иорданской долины) и в Телль Рамаде (Южная Сирия). Принято полагать, что данные «скульптурные произведения» носят портретный характер и адекватно отражают тип носителей тахунийской культуры тех дней.

Жители Ханаана той поры были несколько более массивными и высокими, чем натуфийцы; с чертами, «напоминающими индивидуумов, найденных в Юмук-Тепе и в других памятниках Анатолии» (Э. Анати). Любопытно (А. Хордличка), что в Мегиддо жили представители средиземноморской и негроидной рас, а Телль-эль-Асавир некогда населяли люди, относившиеся к протосредиземноморской расе и к альпийскому типу балкано-кавказской расы (брахицефалия, средний рост ок. 163 см). Описание физического типа тахунийцев Библа приводит Гордон Чайлд; «Жители Библа в халколитическую эпоху [точнее в протохалколит] были низкорослыми, темноволосыми и длинноголовыми представителями средиземноморской расы, приближающимися по своему физическому складу (Bul. Mus. Beyrouth, I, 1937, 23-33; Dunand, Biblia Grammata (Beyrouth, 1945), 4, n. I.) к натуфийцам; однако имеются сообщения и о примеси круглоголовых элементов».

Согласно общему мнению, утончённый тип лица жителей Иерихона докерамического неолита «В» не соответствовал среднему типу лиц обитателей Средиземноморья того периода, который (этнос с усреднённым типом лиц) принято классифицировать как (70-1.с168) «протосредиземноморский».

В начале VI тыс. до н.э. тахунийские поселения Ханаана, практически, прекратили своё существование (археологически), зафиксирован резкий культурный регресс. Так, в Иерихоне, например, какое-то время «жилые ямы» (землянки диаметром 3-4 м и глубиной ок. 0,7 м) занимали всю площадь соответствующего слоя холма Телль эс-Султан (т.е. здесь первая волна пришельцев разрушила прежнее поселение).

Основным нововведением наступившей эпохи явилось широкое распространение лепной (гончарный круг ещё не применяется) керамической (обожжённой на огне) посуды. Наступивший период археологической культуры «керамический неолит» разделён пристально изучавшей его Кетлин Кеньон на два этапа: этап «А» («керамический неолит А») датируется 6000-5000 гг. до н.э.; и этап «В» («керамический неолит В») - 5000-4300 гг. до н.э.. Для приморской зоны Восточного Средиземноморья керамический неолит, в основном, это (Е.С. Бондаренко «Поселения неолитического периода на Ближнем Востоке». Инет-журнал "Ломоносов"): Ярмукская археологическая культура (5500-5000 гг. до н.э.), Лодская культура (Иерихон IX, долина Иордана между Кинеретом и Мертвым морем; ок. 5000-4700 гг. до н.э.) и культура прибрежных областей, т.н. культура «Вади Раба» (4700-4300/4000 гг. до н.э.).

В период «керамический неолит В» земледелие перестаёт быть экстраординарным явлением и охватывает уже значительные территории, занятые пришельцами, которые основывают новые поселения. Заметен прогресс и в жилой архитектуре (вторая волна пришельцев): мигранты, перехода к оседлому образу жизни, создают постройки с каменным основанием и стенами из сырцового кирпича ручной лепки. Однако всё ещё сооружаются как округлые, так и прямоугольные в плане строения. Лишь в конце этапа «В» окончательно вырабатывается стереотип прямоугольного дома с каменным основанием.

Характерно, что по мере распространения в Ханаане нового этноса (6000-4300 гг. до н.э.), как носители евро-африканских (натуфийских) черт, так и тахунийцы, в основном, исчезают (что свидетельствует о высокой численности волн носителей культуры «керамический неолит»). Их замещают люди с совсем иными антропологическими характеристиками: высокие, со средне вытянутым черепом, по форме напоминающим яйцо, высокой черепной коробкой и широкими лобными костями. Лобный профиль слегка скошен. Нижняя челюсть высока и широка. Сильно выдающиеся вперёд кости носа. Антропологи считают этот тип человека, ставший доминантным в Ливане, Сирии, Трансиордании, Палестине и в дельте Нила, относящимся к южному протосредиземно-морскому. Учёные (напр., антрополог D. Ferembach) классифицируют его как относящийся к анатолийскому или арменоидному типу с южных предгорий Кавказа.

Обнаружен ряд артефактов, подтверждающих принадлежность ханаанеев к «арменоидному» типу. Так, в Рас-Шамре обнаружены две фигурки (ок. 1800 г. до н.э.), одна из которых (бронзовая) изображает стоящего в свободной позе бога, а другая (медная) - сидящую богиню. Голова бога «представляет собой точное воспроизведение брахицефального типа, характерного для Предкавказья, с выдающимися скулами и типично выдающимся приподнятым орлиным носом. Щёки почти полные, губы крупные, хорошо смоделированные, правильный овальный подбородок с ямочками... Арменойдные черты». Лицо богини «широкое, скулы брахицефальные», нос небольшой, почти прямой. Черты лица бронзовой статуэтки Баала из Минет-Эль-Бейды, приморского района Рас-Шамры (с копьём-молнией в руке, в высоком, коническом шлеме, но без традиционных бычьих рогов), «позволяют говорить, что перед нами снова арменоидный тип». Подобные арменоидные (анатолийские) черты характеризуют и миниатюрную голову скульптуры из слоновой кости из Угарита (поздний бронзовый век; предположительно правитель). Это же можно сказать и об этническом типе величественной каменной головы из храма в Атшане (VII уровень; XVII в. до н.э.; найдена Леонардом Вулли).

Наименуем (для краткости изложения) этнос, сформировавшийся в период 6000-4300 гг. до н.э. в Ханаане на основе носителей культуры «керамический неолит» (преобладающее большинство), - «протоханаанеями». Именно «протоханаанеи», в основном, и определяли антропологический тип жителей Ханаана (Э. Анати) «за последние 8 тыс. лет», ассимилируя исключительно всех пришельцев.

Эпоха керамического неолита на Земле Ханаанейской завершилась, согласно классификации, наступлением «медно-каменного» периода (энеолит или халколит), длительность которого в Ханаане близка к тысячелетию - с 4300 до 3300 г. до н.э..

Первым памятником, позволившим говорить о энеолите Ханаана, явились остатки поселения Телейлат-Гхасуль (юго-восточная часть долины Иордана). Результаты исследований (Б.Хеннеси; 1966 и 1976-1977 гг.) этого поселения дали возможность классифицировать сходные артефакты как своеобразную «гхасульскую» археологическую культуру, охватившую все периферийные регионы Ханаана, благоприятные для скотоводства, которое, например, в Иудейской пустыне приняло полукочевые формы.

То, что нижняя фаза культурного (десятого) слоя в Телейлат-Гхасуль близка этапу «керамического неолита В» Иерихона (104. с100), а также и то, что характер застройки гхасульских поселений оказался тщательным (упорядоченным), и, в особенности, тот факт, что гхасульская культура, в основном, охватила лишь периферийные районы Ханаана, благоприятные для скотоводства, может свидетельствовать как о времени появления гхасульцев в Ханаане (в конце «керамического неолита В»), так и о том, что эти племена кочевников-скотоводов, стремясь не конфликтовать с густо заселёнными земледельческими районами, занимали, мирно заселяя, обжитые периферийные поселения либо строили новые и, ассимилируясь с протоханаанеями, перенимали и развивали их культурные ценности.

Примерно в последней четверти IV тыс. до н.э. в поселениях культуры «керамический неолит» Ханаана и гхасульской культурной общности произошли некие негативные события, вследствие которых жители даже крупных земледельческих селений покинули их. Так, были оставлены Бейда, Эйнан, Телейлат-Гхасуль, а также селения районов Беер-Шевы, Иудейской пустыни, Голан. Как выяснилось, в эту пору (последняя четверть IV тыс. до н.э.) иноземные захватчики вторглись на земли Ханаана с двух сторон: с северо-востока - носители куро-аракской культуры (анатолийско-кавказский этнос хурритского происхождения), и с юга - амореи-номады (семиты). Состояние страны после её завоевания столь разнокультурными этносами Г. Чайлд («Древнейший Восток в свете новых раскопок». М. 1956) описывает как длительный «период», в течение которого «Палестина распалась на две противопоставляющиеся друг другу области распространения культур («северную» и «южную»)»; причем, различие носит не «хронологический», но «узкотерриториальный» характер.

Многочисленные исследования показали, что ареал куро-аракской культуры включал Северо-Западный Иран (например, поселение Годинтепе IV), Восточную Анатолию (границы её захватывают Урмию, бассейн озера Ван и далее вплоть до Малатьи (Арслантепе, Караз, Пулур (H. Kosay. 1976), Норшунтепе, Дегирментепе)), и охватывал почти всё Закавказье. Вариант куро-аракской культуры - кирбет-керакская культура Ханаана (Бейт-Шеан, Кирбет-Керак, Угарит), Сирии (Амук, слои II и I; Алеппо, город Хама на Оронте) и Турции была открыта Л. Вулли в 30-х годах ХХ века. В 1950 г. С. Худ и Р. Амиран обратили внимание на сходство кирбет-керакской керамики Ханаана с сосудами из Анатолии. Данная культура выявлена, в частности, в Центральной Анатолии, «но лучше всего вне Палестины она представлена на Кавказе, в регионе распространения куро-аракской культуры». Раскопки в Табара-эль-Акрад, на Антиохийской равнине, показали, что здесь данная культура возникла раньше, чем в Ханаане. Предполагается (Шифман; Мерперт), что куро-аракцы мигрировали в Ханаан из Сирии.

Сделанное Д.В. Деопиком («Библейская археология и древнейшая история Святой Земли». М. 1998) наблюдение: «Практически, начиная с «кебары», через докерамический неолит «А», докерамический неолит «Б», керамический неолит «А», керамический неолит «Б» и далее, в энеолитическую гхасульскую культуру IV тыс. до н.э. переходят схожие обычаи, схожий набор приёмов хозяйствования, схожее отношение к изобразительному искусству, схожие социальные структуры», - прекрасно иллюстрирует факт не только типичной для Древнего Востока, быстрой (за два-три поколения) ассимиляции, но и свидетельствует об общих этнокультурных корнях народов, заселявших Ханаан в перечисленные периоды (и времена куро-аракской культуры).

Период 3300-2200 гг. до н.э. характерен экспансией племён амореев-номадов. Эти многочисленные племена скотоводов в начале означенного периода оккупировали Ханаан, а затем, в конце III тыс. до н.э., наводнили и Месопотамию, где сокрушили империю Третьей династии Ура и образовали Вавилонское царство (Старовавилонский период), вытеснив из страны ряд племён «черноголовых». Последние (хаибиру), в свою очередь, в конце III - начале II тыс. до н.э. объявились в Сирии и Ханаане (например, племена «Абраам», «Лот», «Йакуб-ел»).

Факт покорения Ханаана амореями находит достаточно подтверждений. К примеру, Ветхий Завет (Иис.Н. 24.15) однозначно сообщает, что со времён праотца Авраама (рубеж III-II тыс. до н.э.) евреи (хаибиру) в Ханаане кадят: «богам амореев, в земле которых вы живёте», ибо «вас же Я вывел из земли Египетской... чтобы вам наследовать землю Аморрейскую» (Ам.2.10).

Геродот (7,89), цитируя жрецов Тира (а также ссылаясь и на персов), сообщает о том, что в древности финикийцы (точнее семиты-амореи, обосновавшиеся в Финикии) жили на берегу Красного - Эритрейского ( «эритрея», греч.- «красное») моря; откуда они и дошли до Сирийского побережья Средиземного моря (до современного Алеппо). Плиний (H.N. 436) подтверждает эти сведения. Ряд фактов позволяет заключить, что «финикийские и вообще ханаанейские (только семитические) божества вышли из пустыни». Отмечены и значительные черты сходства между ханаанейскими и южноаравийскими языками. С тем, что финикийцы (этнос, сформировавшийся в результате ассимиляции амореев и протоханаанеев) не были по ряду культурных признаков автохтонами (носителями классической культуры «керамический неолит»), современные исследователи в принципе согласны (Eissfeldt,1941,353; Harden,1980,19).

Установлено, что завоеватели-амореи, вторгшиеся в рассматриваемый период на многолюдные (для того времени) земли Ханаана, изгоняли местное население не повсеместно (массовых разрушений не выявлено), но, облюбовав определённые территории, захватывали только их (например, Тир). Так, Иерихон III тыс. до н.э. был процветающим городом с мощной городской стеной из необожжённого кирпича (70-2.). Гхасульское население Южной Палестины, как предполагается, также уничтожено не было и сохранилось. Произошла «значительная перегруппировка местного населения (Ханаана), аккультация его с новыми пришлыми группами, трансформация старых, восприятие привнесённых и выработка гибридных культурных традиций» (Мерперт).

В период XX-XVI вв. до н.э. (до эпохи гиксосов) если и существовали (оставались) в Ханаане чисто аморейские города и селения, то они, предположительно (например, Д.В. Деопик), являли собой лишь небольшие прослойки среди обилия городов и деревень ханаанеев. Местное оседлое население Ханаана (носители культуры периода «керамический неолит», «протоханаанеи») настолько численно превосходило пришлые племена, что этнически ассимилировало их (при этом инородное самосознание могло сохраняться и проявляться в адаптации определённых привнесённых культурных традиций).

В начале II тыс. до н.э. ханаанеи заселяли обширное пространство, охватывающее юго-западную часть древней Сирии, Финикию, Палестину и частично Заиорданье. Амореи-номады восприняли и адаптировали более высокую материальную культуру местного населения (и в Месопотамии, и в Ханаане) и постепенно сами перешли к земледелию и оседлому образу жизни. Уместно отметить, что в Месопотамии амореи, ассимилировавшись в основном культурно, не идентифицировали себя с автохтонным населением - шумеро-аккадцами («черноголовыми»), и не усматривали для них и для себя ни общих (единых) мифопоэтических предков, ни общей предыстории, как это произошло в Ханаане (где ассимиляция была более быстрой и глубокой, видимо, вследствие низкой (сравнительно с месопотамской) численностью контингента аморейских племён на захваченных территориях). Культуры (и язык) завоевателей (ханаанских амореев) и прочих жителей Ханаана настолько сблизились, что составляли, как принято обозначать, - ханаанейско-аморейскую культурную общность, круг.

В результате сильного политического давления семитов-завоевателей, сделавшихся правителями страны, в язык автохтонного населения Ханаана (протоханаанеев) постепенно вошло очень много семитских (аморейских) слов.

Поскольку возможность длительного пребывания племён хаибиру в Ханаане в пору с конца III тыс. до н.э. и позднее прежде исключалась, то период с 2000 по 1750 гг. до н.э. обычно связывался с распространением в стране некой «новой, продвинувшейся сюда с северо-востока значительной семито-язычной группы... земледельцев и строителей городов... возродивших городскую культуру и придавших ей высокое и быстрое развитие». Предполагается, что расселение этих «новых, семитоязычных групп» во многих регионах Ханаана, «способствовало (с начала II тыс. до н.э.) установлению известной стабильности... и созданию обширной культурной общности... от Угарита... и до пустынь Южной Палестины... вплоть до последней четверти II тыс. до н.э.» (т.е. включая эпоху гиксосов и Амарнский период, - вплоть до поры образования союза Израильских племён).

С приходом новых переселенцев резко активизировалось окончание переходного периода к развитому среднему бронзовому веку (ок. 2300-1550 гг. до н.э.), каким было и его начало (3300 г. до н.э.), вызванное вторжением в Ханаан куро-аракцев. Характерно, что в среднем бронзовом веке Ханаана происходили кардинальные изменения «во всех аспектах материальной культуры: в системе поселений, градостроительстве, архитектуре, керамике, металлургии, погребальной практике» (А. Мазар). Так, принципы планировки и архитектурные детали дворцов царей Ханаана свидетельствуют «о решающем воздействии архитектурных принципов Месопотамии». Этим же переселенцам обязано и распространение в конце III-начале II тыс. до н.э. на Земле Ханаанейской керамических изделий, форма которых имела явно месопотамское происхождение. В ряде поселений Сирии и Палестины (Библ, Сихем, Телль-Таннаах, Атшан, Рас-Шамра; середина-конец бронзового века) найдены цилиндрические печати с сюжетами шумеро-аккадских легенд. К примеру, в хранилище отстроенного заново ок. 2000 г. до н.э. храма Баалат-Гебал в Библе найдены печати с изображением стоящего на быке бога Аддада в длинной одежде с молнией в руке, а также обнажённой богини Иштар (что свидетельствует о пребывании в Библии того времени колен Израилевых «Иссахар» и «Ашер» из племени «Лот»).

Широкое распространение аккадского языка и письменности в рассматриваемый период как официального языка, обусловило появление аккадоязычных писцов в городах Сирии и Палестины. В Хацоре найдены четыре аккадские надписи: глиняная табличка с юридическим документом, жреческий текст для предсказаний, фрагмент месопотамского учебного текста (список мер и весов) и ханаанейское имя. В Гезере клинописная табличка содержала список имён, написанных по-аккадски, а в Хевроне - жертвоприношений.

Итак, ответ на вопрос: «Кем же могли быть эти многочисленные «высококультурные» семитоязычные переселенцы в ту эпоху?» однозначен, - только жителями городов и сёл империи III династии Ура, стремившимися воссоздать традиционно привычные для них условия жизни. Заметим, что по К. Кеньон это - ханаанеи, а у Дж. Грея - амореи.

После изгнания в 1567 г. до н.э. (по Эвансу) гиксосов из Египта, племёна, входящие в их Союз, распространились по всей территории азиатской части бывшей империи гиксосов. Согласно ряду источников, племена «черноголовых» и их потомки повсеместно расселились (вероятно, так, как описано в Ветхом Завете) на землях Ханаана на законных основаниях (как гиксосы), а не как неравноправные просители-пришельцы, ущербные изгои из Месопотамии (каковыми, к примеру, их считали египтяне). В частности, в тель-амарнский период вся северная часть Финикии, вплоть до Библа, оказалась под властью хаабири Абди-Аширты и его сына Азиру (царство Амурру было сокрушено «народами моря»).

Результат многовекового незатухающего процесса ассимиляции месопотамских племён ха-ибри (предков древних евреев) и ханаанеев, практически, сохранивших свои анатолийско-арменоидные черты (потомков носителей культуры «керамический неолит»), для которой (ассимиляции) долгое время вообще не существовало ни каких преград, в полной мере демонстрирует, в частности, одна египетская фреска. На этой фреске изображены жители Ханаана времён ок. сер. III тыс. до н.э., - т.е. люди, жившие в Ханаане задолго до прихода туда племён ха-ибри. Согласно описанию знатока графем и рисунков древности Ариэля Голана, ханаанеи, представленные на фреске, имели характерный, типичный, каким он видится и в настоящее время, национальный еврейский облик.

Как известно, в I в. н.э. этноним «ханааней, ханаанеянин» употреблялся уже только в Финикии. Так куда же подевались (пропали) ханаанеи Израиля (большей части Ханаана), доминировавшие численно до и во время прихода еврейских племён? - задаётся вопросом А. Голан. И сам же отвечает: ассимилировались. Тот же, кто продолжал себя идентифицировать как ханаанеянин, в конечном итоге был обращён в иудаизм (в частности, в 103-76 гг. до н.э. Александр Яннай обратил в иудаизм всех жителей своего царства, а строптивых выслал).

О существенной ассимиляции свидетельствуют и сравнительные краниологические исследования (70-1. с164), которым подверглись три выборки ханаанских черепов. При этом две представительные выборки (начало среднего бронзового века - XIX-ХVIII вв. до н.э.) относились к автохтонному населению страны (найдены в Гезере и Мегиддо), а третья - к древним евреям (выборка в 695 черепов из Лахиша эпохи «Царств» (ок. 700 г. до н.э.), который к тому времени уже несколько столетий был еврейским городом).

Материалы краниометрической диагностики этих трёх репрезентативных выборок демонстрируют значительное сходство всех их образцов (статистически могут образовать генеральную совокупность), и позволяют сделать вывод о том, что население этих мест (Гезера, Мегиддо и Лахиша) представляло (с небольшими вариациями) один и тот же, как и ранее, основной антропологический тип, характеризующийся заметной, часто значительной, брахицефалией.

2. О племенах ханаанеев и их праязыке.

Перечень ханаанейских племён, сведения о которых стали доступны евреям, приведён в Ветхом Завете (Быт. 10. 15-18): это - «Сидон [в значении «финикийцы»]… Хет [хатти], Иевусей, Аморей, Гергесей [гиргаситы], Евей, Аркей, Синей, Арвадей, Цемарей и Химафей», а также рефаимы (которые, вероятно, были не племенем, а религиозной кастой). На сегодняшний день найдены следы всех этих этносов, включая и гиргаситов, существование которых, как одной из этнических групп ханаанеев, было доказано последним (Sznycer M. A propos de l'inscripton punique de Carthage CIS I, 4483 // Semitica, 1996, T.46, p19-23).

Вероятно, среди всех перечисленных племён ханаанские хатти доминировали численно, о чём может свидетельствовать тот факт, что (Джеймс Г. Маккуин. «Хетты и их современники в Малой Азии») в ассирийских клинописных текстах Ханаан назывался либо «страна (народа) хатти», либо «страна (народа) амурру» (наименование возникло как следствие экспансии амореев).

Показательно и то, в частности, что персидские источники называют письменность, существовавшую в Хазарии, «хаттским почерком (письмом)» (И.М. Сигаури). Поскольку хазарская знать исповедовала иудаизм (читалась Тора), то, очевидно, что ими использовалась и древнееврейская письменность. Следовательно, персидские авторы называли «хаттским почерком (письмом)» ханаанейское письмо (см. ниже).

Название этноса: «хатти/хетты», акк. или «חטא» («хатта»), ивр., - переводится как «грешник» (возможно, из-за распространённого среди хеттов скотоложества (ритуально-тотемной связи с лошадью?), которое в Пятикнижии трижды осуждается, как великое преступление). Любопытно, что и на нахском языке (родственном древним хатто-хурритским) слово «хатт» означает «(влажная) грязь».

Следует отметить, что у прахурритов было традиционно принято посвящать коней (и колесницы) богу Солнца. Этот обычай был заимствован древними евреями (57. с50).

При многократном перечислении народов, населяющих Землю Ханаанейскую, Священное Писание постоянно упоминает «хатта» в числе автохтонных племён, хотя и их, и амореев считает, согласно велению Божию, «незаконными» в Ханаане (Иез.16.3). Хатти жили в Ханаане издавна (задолго до прихода туда племени «Авраам») и повсеместно. Ассимилируясь, ха-ибири смешивались и с «хатта»: «И был Исав сорока лет, и взял себе в жены Иегудифу, дочь Беэра Хаттеянина, и Васемафу, дочь Елона Хаттеянина» (Быт.26.3). Матерью царя Соломона была «хаттаянка».

Упоминание об анатолийской «стране Хатти», впервые встречается на клинописных табличках из Месопотамии периода Аккадской династии. На этих табличках ассирийские торговцы взывают о защите к аккадскому царю Саргону Древнему (2316-2261 гг. до н.э.), жалуясь на притеснения в хаттском городе Бурушхаттум (Бурусханда). Существует предание о том, что Нарам-Син, царь Шумера и Аккада (внук Саргона), сражался с коалицией из 17 царей, среди которых упоминается и царь анатолийской «страны Хатти» по имени Памба. Из «Царской надписи (бога) Мардука» (литературного текста, стилизованного под царскую надпись), в частности, следует, что Мардук (Вавилонское царство) установил свой трон в «стране хатти» (в Малой Азии). Бог Мардук (вавилоняне) оставался там в течение 24 лет и следил за торговыми связями между странами Хатти и Вавилоном (название «страна Хатти» (в Анатолии), согласно ассирийским хроникам, употреблялось в течение ок. 1500 лет, примерно до 630 г. до н.э.).

Определено, что племена хатти, «прахетты», населяли центральную и юго-восточную части Анатолии (Дж. Маккуин. «Хетты и их современники в Малой Азии»). Предполагается, что хатти либо пришли в Малую Азию к VI тыс. до н.э. (как носители культуры «керамический неолит»), либо они - автохтонные анатолийцы (теория В.В. Иванова и Т.В. Гамкрелидзе), первоначальная область расселения которых охватывала районы реки Галлис.

Следует отметить, что индоевропейцы-хетты, этнически не родственные народу хатти, прибыли в восточную часть Малой Азии с севера в начале II тыс. до н.э. (впервые обнаруживаются на территориях между Канесом (Кюльтепе) и верховьями Евфрата (Singer. 1981))

Представление об этническом типе анатолийского хатти можно составить на основе изображений людей на многих исторических памятниках. Так, Е. Акургал (Ekrem Akurgal, The Hattian and Hittite Civilizations, Publica-tions of the Republic of Turkey: Ministry of Culture. 2001. p8) пишет: «Солдаты с крупными носами, обозначенные как «хатти» на изображениях битвы при Кадеше в египетском храме, представляют собой совершенно иной этнический тип, чем хеттские цари индоевропейского происхождения в той же сцене», и полагает, что «хатти всё ещё составляли значительную часть населения [Анатолии] в хеттский период». Тщательно выполненные египетские памятники изображают, по крайней мере, два типа хеттов, один из которых являл собой ярко выраженные «арменоидные» черты. Проф. Оливер Р. Герни, широко известный хеттолог и ассириолог («Хетты», 1980), предполагает, что подобный «анатолийский (арменоидный)» тип (хатти) представлял основную массу (автохтонного) населения царства хеттов.

Различие между «арменоидным» типом с большим «крючковатым» носом и покатым лбом, - такими, как у бегущих фигур в Язылыкая, у стража ворот в Богазкёе или у золотой статуэтки из Британского музея (подобные нос и лоб были у носителей культуры «керамического неолита»), и между более плоскими, прямыми лицами, такими, как у сфинксов в Богазкёе и статуэток, найденных там же, - легко просматривается.

Как уже упоминалось, на земле Ханаанейской от последней трети IV тыс. до н.э. и далее, выявлена относительная стабильность основного антропологического типа хананеянина («арменоидность»), привнесённая из Анатолии в период «керамический неолит» (среди племён-пришельцев явно были и «хатта») и позднее - во времена куро-аракской культуры (прахурриты).

Как правило, язык этноса - одно из информативнейших свидетельств его истории. Так, давно подмечено (Ф.Ринекер, Г.Майер «Библейская энциклопедия Брокгауза». 1906 г.), что если судить по (несемитским) названиям прибрежных городов Ханаана, то напрашивается вывод, что первоначально они «были заселены народом несемитского происхождения», который (автохтонное население) говорил на несемитском языке (54.с560) до прихода в страну завоевателей-амореев (Всемирная история. Энциклопедия. т I. 1956 г.).

В течение многих лет анализируя языки Кавказа, Малой Азии и берегов Средиземного моря, а также памятники материальной культуры и географические названия регионов (названия рек, островов, городов и т.д.), акад. Н.Я. Марр выявил много слов и названий кавказско-иберийского («яфетического» по Марру) происхождения. Учёный пришёл к выводу о том, что в доисторические времена берега Средиземного моря были сплошь заселены народами, говорившими на палеокавказских языках.

В настоящее время считается установленным факт генетической общности палеокавказских языков с ныне мертвыми языками Передней Азии: с хаттским, хурритским, урартским, и др., которые, вероятно, в далекой древности входили в состав палеокавказской семьи языков и, следовательно, восходят к общим ностратическим натуфийско-анатолийским истокам.

Современные коренные языки Кавказа обнаруживают тесные связи, с одной стороны (абхазо-адыгские и картвельские языки), - с хаттским (Вяч. Вс. Иванов), а с другой (языки нахско-дагестанской ветви) - с хуррито-урартским (И.М. Дьяконов и С.А. Старостин). Найдены также и доказательства родства хуррито-урартского и хаттского языков: постулируется ок. 800 изоглосс между нахско-дагестанскими и абхазо-адыгскими языками.

Поскольку предполагается, что народы хатто-хурритской языковой группы разделились на автономные этносы не ранее, чем в V-IV тыс. до н.э., то носители археологической культуры «керамический неолит А», обосновавшиеся в Ханаане, могли входить в хатто-хурритскую языковую группу.

Вполне возможно, что все ветхозаветные «гаргаритяне», «гараритяне», «гародитяне», «агаритяне» и «агаряне» - это такие ханаанейские племена, как «гергесеи (гаргаситы)», которые являли собой прахуритский этнос, входивший в хатто-хурритскую языковую группу (после изгнания гиксосов из Египта новая волна хурритов расселилась в Ханаане). Характерно, что в древности (вай)нахи были известны («География» Страбона, I тыс. до н.э.) как «гаргареи» (хар-хареи), что, по-видимому, идентично библейскому - «хореи» (хурри-хуреи), т.е. нахи-«гар-гареи» были прахурритами (помимо нахов долины Терека термином «гаргареи» называли в I тыс. до н.э. и хурритское население Карабаха). Предполагается, что данное наименование произошло от нахско-хурритского слова «гаргара» - «родственник».

Принято полагать, что ханаанеи и амореи входили в единую «ханаанейско-аморейскую культурную общность (круг)» и говорили на различных диалектах одного и того же языка. При этом ханаанейские языки являют собой языковую подгруппу, входящую в состав северноцентральной группы семитских языков (афразийская макросемья). К настоящему времени сохранился «живым» лишь один из диалектов ханаанейского языка - иврит, по классификации восходящий к языкам оседлого (автохтонного) населения Ханаана.

О сравнительной близости диалектов некоторых регионов земли Ханаанейской (о гомогенности языка) позволяет говорить ряд соответствующих исследований. Так, в 2010 г. разработана (Барзилай, Снайдер и Найт; Массачусетский технологический ин-т) компьютерная программа, позволившая провести сравнение угаритского словаря с ивритом в поисках общих словарных корней. Выяснилось, что, как минимум, треть угаритских слов имеют «родственников» в иврите, а для 29 знаков угаритского алфавита в иврите найдены оответствия. Судя «по глоттохронологии и этимостатистике..., древнееврейский [иврит] и финикийский разделились примерно в XIII-XII вв. до н.э.» (А.Ю. Милитарев «Воплощенный миф. «Еврейская идея» в цивилизации». М, 2003).

Любопытное наблюдение сделал И.Р. Тантлевский: «античные авторы, - отмечает учёный, - по крайней мере, до начала эпохи эллинизма, подчас слабо дифференцировали евреев и финикийцев. Например, для эпического поэта Херила Самосского иудеи, жители Иерусалима - это финикийцы, и их язык - финикийский; даже для Теофраста обитатели финикийского Тира - евреи».

Итак, попытаемся проиллюстрировать принадлежность языка протоханаанеев к хатто-хурритской языковой группе.

По-видимому, как это не редко случалось в истории, в результате экспансии амореев язык завоевателей вытеснил язык предыдущего автохтонного населения. И, тем не менее, какая-то часть словарного запаса языка предыдущего (до завоевания) этноса (протоханаанеев) могла сохраниться. К примеру, в разговорном аккадском, вытеснившем шумерский язык (со времён Саргона Древнего), как выяснилось, сохранилось много шумерских слов.

Вполне возможно, что в словарном запасе иврита («язык К(е)наан» или «йаhудит»), помимо месопотамского наследия, арамейских и аморейских слов, сохранились и какие-либо слова (и формы) хатто-хурритских языков (диалектов) протоханаанеев - носителей культуры «керамический неолит» (и родственных им по языку кирбет-керакцев).

В целях выявления и отнесения каких-либо слов (терминов) на иврите к хатто-хурритскому (и тогда к протоханаанейскому) лексикону, представляет интерес сравнение (лексическое сопоставление) с ивритом (и, при возможности, с ханаанейским) хаттских, хурритских, а также современных абхазо-адыгских (потомков хаттского) и нахско-дагестанских (потомков хуррито-урартского) слов, близких (совпадающих) фонетически и по смыслу.

Обнадёживает также и то, что в Ханаане существует «множество несемитских топонимов, многие из которых - древнейшие» (Эммануэль Анати).

Характерно, что не только топонимы, но и многие этнонимы с основой «нах» издревле встречаются не только на территории Закавказья (например, Нахичевань), но и в Передней Азии и Израиле (город Нахор (Накхуру), а также такие библейские имена, как Нахум, Нахшон, Нехора).

Так, на языке нахчи (языке чеченцев (вайнахов)) «арц, арцан» - «лесистая гора» (лесистые горы - первоначальное место обитания (прародина) анатолийцев и шумеров). Как известно, в первой половине XIV в. до н.э. большая часть территории юго-западной Малой Азии (хаттской Анатолии) была объединена в государство Арцава (до завоевания страны хеттами). На ханаанейском языке и иврите слово «эрец (ארצ)» означает «страна; земля» («арцейну» - «наша страна», ивр.). Если нахское (вероятно, прахурритское) выражение «арцан» представить состоящим из слов «арц» - «(лесистая) страна», и шумерского (убейдско-халафского) «ан» - «небо», то перевод «арц-ан» может быть таким: «небесная (близкая к небу) лесистая страна», т.е. «лесистая гора» (у шумеров, например, «страна» и «гора» обозначаются одним и тем же словом). Сравнение выше приведённых слов указывает на близость диалектов хатти (прахурритов) Ханаана (протоханаанеев) и хатти (прахурритам) Анатолии, а также на их (слов) принадлежность к хатто-хурритской языковой группе.

Понятие «зерно» по-хаттски обозначалось словом «kait» (корень [kt]), по-хурритски - «kate» (корень [kt]). Ивритский же термин «кат» ("קט"), ивр. (корень [kt]) означает «маленький, малый» и, по-видимому, своей модификацией обязан тому обстоятельству, что у шумеров «зерно ячменя (ше)» считалось самой малой мерой длины и веса (начало употребления ячменя относят к ок. XVII тыс. лет до н.э.). По всей вероятности, у ряда ханаанских племён (эпохи «керамический неолит В») слово "даган" ("דגן") обрело значение "зерно, колос, хлебный злак" под влиянием внедрения культа бога Дагона, покровителя урожая (земледелия).

Слово «сар(у), шар(у)» в значении, обозначающем близкие по смыслу представления, встречается у хатти, у нахчи (потомков хурритов), у шумеров, аккадцев, евреев и индусов. Так, у хатти оно, например, входит в имя бога грозы «Сару/Тару», а также в наименование важнейшего хатто-ханаанейского божества «Хусар (Кусар-ва-Хусас)». У шумеров это многозначное слово содержится, в частности, в идеограмме, обозначающей бога Наннара (Луну) в стадии «новолуния» («Сагудшар»). На санскрите «сара» обозначает «поток; очищение (текущей водой)», т.е. содержит представление и о культе некого божества (у шумеров с очишением водой связан Наннар). Шумерское «šár» означает также и «умножиться, быть (стать) многочисленным» (допустима связь понятия «šár» с культово-мифологическими представлениями о росте тельца-Наннара), а выра-жение «šár(-ra-ab-du)» - «чиновник храма». Аккадское «сар(у), шар(у)» значит «правитель, царь», а ивритское - «правитель, министр». С чеченского языка термин «сара» переводится как «плеть, розга (прут)» (и здесь принуждение).

Существует мнение, что наименования (их вторая часть) древнеханаанейского хтонического божества огня («свет, огонь, пламя») Решеф (Рашап(а), Рашпу), хурритского бога огня «Иршаппа» (засвидетельствован в Эбле и Мари III тыс. до н.э., почитаем хеттами) и хуррито-урартского бога грозы «Тешшуб(а), Тейшеба» генетически восходит к общему хетто-хурритскому прототипу. Считается (49.2), что, в частности, вторая часть хурритского имени «Тешшуб, Тейшеба» - («-seb, -saba») родственна хаттскому («-zif») и, соответственно, хеттскому («-zipa, sepa»; например, имя хаттской Великой Богини хеттской мифологии - Камрусепа), а тогда и ханаанейскому «-sapa (сап(п)а)». Выяснено, что и в названиях богов в нахско-дагестанских языках имеются подобные соответствия.

Слово «сап(п)а» (שפה), означающее на финикийском языке и иврите «язык, речь» и являющееся частью наименований перечисленных богов, известно (как выражение «SA-PA») и в шумерском языке (J.A. Halloran «Sumerian Lexicon». Version 3.0), где оно означает «именовать (называть) Отца», по-видимому, заимствовано и, вероятно, ещё с убейдской эпохи соотносится с владыкой речи богом Абба (Энки). По-видимому (А.В. Волков, Н.Н. Непомнящий «Хетты. Неизвестная империя Малой Азии». 2004), не случайно хаттское слово «шапу, сапу (shapu)» означает также и «бог» («шапир» на иврите - «хороший, нормальный»). Отметим также и то, что адыгейское слово «речь» - «псалъ» ([псл]) и ханаанейское - («сопа» ([сп]) обладают близкой по составу корневой основой. Таким образом, ханаанейское слово «сопа, сап(п)а» явно входит в лексикон хатто-хурритского языка.

Слово «ra» («ра») на ханаанейском языке и иврите обозначает (более общо) столь же негативные понятия («ra», ивр. - «зло, скверно; беда»), как и у шумеров («ra» - «ударить, убить, затопить, выйти за пределы»; (J.A. Halloran)). На адыгейском языке «зло, вред» - «зэрар», т.е. и в корне этого (такого же) слова содержится [ра]. Если на основе фонетики иврита представить «зэрар» в виде «зэ-ра-р(а)», то тогда оно должно означать: «это - зло, (зло)» («зэ», ивр. - «это»). Следовательно, словом «ra» (ра) вполне могли пользоваться ещё в хатто-хурритском праязыке.

Сопоставление фонетики и корней слова «село, селение (город)» на иврите - «квар» ([кр]), на абхазском - «къуадж» ([кдж]) и на финикийском (город) - «карт» ([крт]), свидетельствует о том, что все они, видимо, восходят к соответствующему корнеслову из хатто-хурритского праязыка.

Смысловая и фонетическая близость отчётливо просматривается и при сравнении абхазского слова «лъэгагъ» ([лгг]) - «высота» и ивритского «гаг» ([гг]) - «крыша, кровля».

Хаттское слово «ita», как и абхазское «ajta» (В.Г. Ардзинба), имеет значение «вновь, снова» и «далее» (т.е. предполагается возобновление либо продолжение некоего деяния во времени). Слово на иврите «итои» ("עתוי") также обозначает «выбор времени (момента) действия», а выражение «бе-ито» переводится как «в («бе», ивр.) своё время».

Слово «эбрех» на иврите означает «религиозный молодой человек»; на аккадском (И.Р. Тантлевский) «abaraku» - «благословенный богом»; на черкесском «абрэдж» - «молодец (удалой молодой человек), удалец; бесприютный» (в еврейских легендах (99.с397) Иосиф назван как «Abrech», вероятно, - как «бесприютный, бездомный» еврей Египта). Данный термин известен у многих народностей Кавказа: у карачаевцев - «абрекъ» (абрек принимал на себя священный обет воздержания), у ингушей - «эбарг» и у чеченцев - «обург». Очевидно, что данное слово восходит к палеокавказским языковым истокам.

Имя одной из хаттских богинь («Мифы о Камрусепе») - «Катах-цифури (ципури)», и оно обычно интерпретируется как «Царица Богиня». В мифах, восходящих к хаттским первоисточникам, Камрусепа («Катах-цифури» - один из синонимов богини) - обычно помощница главного божества. Так, когда бог солнца (хаттский Эстан) строит себе дом (храм), он призывает к себе Камрусепу: «И стала она хозяйкой», его супругой (т.е. «Катах-цифури» (Камрусепа) - архаичная хаттская Богиня-мать, богиня Неба).

Поскольку на иврите (и на ханаанейском) «ципор (цифур)» означает - «птица» (птица же - эмблема Великой богини Неба, сама богиня), то, вероятно, хаттское слово «цифури» тоже означает - «птица». И тогда общепринятая интерпретация наименования «Катах-цифури» («Царица Богиня») может быть уточнёна как «Царица-Птица (Царица Великая богиня Неба)».

В дравидийской мифологии жизненная сила (энергия человека) представлялась, как известно, в образе огня и проявлялась в различных эпифаниях богини-матери. К примеру, в древнетамильской «Повести о браслете» богиня Каннахи изображена в качестве божества целомудрия (если данное имя представить в виде «Кен-нах(х)и», то в переводе с чеченского «нах» в нём означает «люди, народ», а «хи» - «вода»).

По одному из архаичных ханаанских преданий богиня-мать Кенат (Хенат) и её супруг, бог подземного огня Хен (Кен), - родоначальники предков древних ханаанеев (имена «Каннахи», «Кен» и «Кенат» фонетически близки, существует также и культовая связь с огнём). Имя же "Хен, Кен" нередко соотносится (например, M.С. Astour «The Origin of the Terms «Canaan», «Phoenician», and «Purple» // JNES 24. 1965) с понятиями «опускать(ся), наклонять(ся)», поскольку в них [kn, hn] - корень слова (отсюда "Кна(а)н, Хна(н)" - "низина, долина"). В корнях адыгейских слов «опустить» - «егъэхын» и «наклонить» - «егъзыхын» также содержится [hn]. В иврите термин «наклониться (в смысле опустить голову, нагнуться; унизится)» звучит как «леhаркин (рош)», т.е. корень слова тоже содержит [kn, hn]. Таким образом, не исключено, что в исходное теофорное хатто-хурритское (или более раннее) наименование "Хен, Кен" вкладывалось представление о том, что «смирение и преклонение» инициированы (и стимулируются) нуминозностью.

И.М. Дьяконов отмечал («Языки древней Передней Азии». 1967): «Бросается в глаза родство хурритского и… аккадского, древнееврейского... Близость корней здесь имеет неслучайный характер... так как распространяется на множество слов основного словарного фонда и... имеет систематический характер».

При сопоставлении с ивритом хуррито-урартских (нахско-дагестанских) слов следует принимать во внимание довольно высокую вероятность того, что немало хурритских (нахских) слов и выражений было усвоено предками древних евреев («черноголовыми») в бытность их пребывания ещё в Месопотамии и могло сохраниться в иврите.

К примеру, хурритское слово «аццами» - «жрец», которое сохранилось в вайнахском языке в форме «ц1у» и в значении - «языческое божество» (Х. Бакаев "Хурриты"), вошло в форме «ацу» и в значении «жрец» в шумерский язык. В иврите же термин «ацула» («אֲצוּלָה») переводится как «аристократия».

Любопытно, что слово «тсабар, цабар» (tzabar), обозначающее в иврите коренного жителя Израиля, уроженца страны (еврея), восходит своими лингви-стическими корнями к шумерскому наименованию хуррита - «субир».

Вполне сопоставляются хурритское слово «чари» - «кольчуга», аккадское «ширийам» в том же значении, вайнахское «ч1ор (чкъор)» - «скорлупа, кора» (Х. Бакаев "Хурриты") с ивритским «ширийон (ןוירש)» - «панцирь, броня».

С другой стороны, происходило и обратное. Так, широко известный термин «берут» («союз»), по-видимому, - семитический по происхождению, поскольку известно, что «бритум» - аккадское слово (на иврите - «брит»). Известно также и то, что древний ханаанский город Бероя (Берит, Бейрут) «основан» Элом (т.е. захвачен амореями, перестроен и наименован). И тогда вполне возможно, что такие нахские (вайнахские) слова, как «барт» («соглашение, согласие») и «бертадан» («согласиться»), фонетически (и по смыслу) близкие (однокоренные) к терминам «берут» и «брит(ум)», заимствованы хурритами у семитов.

Характерно, что и в гиксоский период какие-то хурритские слова также могли войти в иврит. Поскольку «факты нахчинско-семитских лексических параллелей очевидны и обширны» (Д. Сулейманера), при сопоставлении слов необходимо учитывать, что ряд слов на иврите вошёл в языки чеченцев и ингушей через иудеев-хазар (сравнительно недавно). В то же время в словаре языка нахчи встречаются и арамейские слова (могли быть заимствованы и из иврита): например, на вайнахском (чеченском) «бер» - «дитя, ребёнок», а на арамейском «бар» - «сын».

Приведём некоторые образцы «нахчинско-семитских лексических параллелей». Так, выявлена близость наименований среди ряда терминов, характеризу-ющих растительный мир. К примеру, (дерево) «ель» на хурритском языке - «асу», на аккадском - «асуху» (чеченское «аса» сохранилось в значении «палка, посох»), и на иврите «ель» - «ашуах (асуах)». Хурритское «амурд» и аккадское «амурдину» означают - «барбарис», но вайнахское «муьрг» значит - «калина» (Х. Бакаев «Хурриты»), - точно также как и в иврите «муран» («מוֹרָן») - «калина». Хурритское «карахи» и аккадский термин «карапху» обозначают «поле под паром и т.п.», а слова на иврите: «карахат (תחַרַקָ)» означает «прогалина; поляна», и «кар (כַּר)» - «луг, пастбище».

Согласно сообщению Танаха (Быт.23.2), праотец Авраам купил (ок. ХХ в. до н.э.) у Ефрона Хеттеянина (хатти) не только земельный участок (поле), но и пещеру с названием «Махпела». Слово «Мах-пела», по мнению чеченских учёных, состоит из двух нахских терминов (А.Г. Мациев): «мах» - «цена, плата» и «бела» в значении (А. Вагапов) «купленная» («бол» - «плата (за помол)»). И тогда название «Махпела» может означать (увековечивать) характер сделки: (пещера) «за (хорошую) цену купленная» («за довольную цену... за четыреста сиклей серебра» (Быт. 23.9,15)). Если же в выражении «Махпела» словоформа «мах(а)» - шумерская, означающая «великая, большая», то перевод «Махпела» может иметь вид: «Большая («довольная, достаточная») плата» (смысл тот же).

Титулы, под которыми были известны правители отдельных областей Дагестана (Б.Г. Малачиханов) это - «цуму (цумучу}, уцмий, уцуми, майсум». К примеру, лакский правитель (лакский язык входит в нахско-дагестанскую группу языков) в некоторых фольклорных произведениях (Сказка "О неженатом цумучу"; Песня о Хочбаре) назывался «цуму, цумучу» (синоним слова «высокорождённый, благородный»). Во всех этих терминах, как легко видеть, общий корень [цм (см)], что может свидетельствовать об их общем словарном происхождении. В частности, В.Ф. Минорский отмечал, что данные титулы не встречаются в арабских источниках и не имеют ничего общего с сасанидскими званиями, которые были еще памятны в ранние исламские времена. Явное сходство перечисленных выше слов с ивритским «ацум» ([цм]) - «сильный, мощный, огромный» было замечено ещё Б.Г. Малачихановым. Заимствование этого еврейского термина дагестанцами у Хазарского Каганата исключается, поскольку вся известная науке титулатура внутри самой «Хазарли» была тюркской даже после принятия хазарами иудейской религии (А.Г. Булатова. «Лакцы. Историко-этнографическое исследование XIX-начало XX вв». 2000).

Сходство (совпадение) названий некоторых букв ханаанейского (и еврейс-кого) алфавита со словами на вайнахском языке нахчи было уже давно подмечено учёными (Н.А. Павленко «История письма». 1987; Арби Вагапов «Чеченский язык и финикийский алфавит». Инет).

Так, прототипом изображения (начертания) буквы «алеф» принято считать (94.с173) египетский иероглиф в форме головы быка (стилизованное древними анатолийцами, сакральное видение головы с рогами, - символика бога-отца, а позднее: у шумеров - Наннара, у аккадцев - Сина, но не эмблема Сетх-Баал-Хаддада гиксосов (он - осёл)).

Как известно, санскритское «го» (индоевропейское «gu-ou»), «ко» на одном из современных дравидийских языков («каннада»), шумерское «гу(д)» (дикий бык - «рим») и баскское «idi» имеют значения «бык». Семитские же обозначения быка следующие: ассирийское - «шуру», еврейское - «шор» и «пар», финикийское - «шор», а аккадское («бык, вол») - «alfum, alpum». Поскольку на современном нахском языке термин «хьал» означает «бык, корова», то, видимо, аккадское слово «alfum, alpum» заимствовано у хурритов (близко к «хьал»), а буква «алеф», носит хуррито-аккадское название (предполагается, что протосинайское письмо создали гиксосы, см. ниже).

Буква «нун» в протосинайской письменности напоминает змею (большого червя), в раннефиникийском алфавите - стилизованную (57.) змею (см. приложение). Фонетически близкое к ханаанейскому (и на иврите) термину «нун» нахское (чеченское) слово «нIан(а)» (нан) означает «червь» (заметим, в частности, что иранское «karm» означает и «червь», и «змея» (А.Вагапов)). Не исключено, что первоначальное звучание данного слова, как и в алфавите - «нун» (ибо «Нун» - ещё и наименование египетского божества, олицетворяющего первозданный водный хаос, а бог вод Нила - змея).

Термин «шин, син(н)» на иврите (ханаанейском), арамейском и арабском означает «зуб» (видимо, то же значение слово «шин, син» имело и у амореев). Буква «шин, син» в раннефиникийском алфавите изображена в виде двух зубцов - как бы стилизованные зубы (обычно в графемах (57.) два соединяющихся уголка остриями вниз символизируют или женскую грудь, или облака). Характерно, что в более ранней, протосинайской, письменности данная буква непосредственно представлена как рисунок женской груди (схематически).

Поскольку в чеченском (нахском) языке слово «шин» означает «вымя», а в курдском («sine»), иранском («sain») и в древнеханаанейском (протоханаанейском) - «грудь» (в протосинайской письменности буква «шин, син» изображена как женская грудь), можно полагать, что слово «шин, син» - хатто-хурритское, и до экспансии амореев использовалось в Ханаане в значении «грудь, вымя» (но не «зуб», см. ниже).

Слово «беhaр (леhaбеhир)» (בהר,להבה'ר), ивр.- «разъяснил, прояснил (разъяснять)», фонетически совпадает с нахским (чеченским) словом «бехар», которое переводится как «говорил», а говорить - тоже пояснять (что-то сообщать), т.е. выявляется и смысловая связь.

На иврите (и ханаанейском) слово «вав» значит «крюк, крючок», в то время как термин «ов» на чеченском (нахском) означает «вертел» (т.е. просматриваются фонетическая и смысловая параллели (крюк и вертел - то, на что насаживают, надевают)).

На иврите слово «кад» означает «кувшин», а на чеченском («кад») - «чаша, бокал». Слово «каф» на иврите - «ладонь»; по-чеченски «ладонь, рука» - «ка/ке» («ру-ка» - «куьг»).

 «Заимствования» из хатто-хурритского праязыка обнаруживаются не только в иврите, но и у эламо-дравидийских этносов.

Так, термин (слово) «мар» ((מר на иврите означает «господин», на нахском (чеченском) языке («мар») - «муж; храбрец» (А.Г.Мациев. «Чеченско-русский словарь». М. 1961), а индоевропейское (возможно, древнеиндийское) «mar» - «молодой мужчина» (А. Вагапов).

Понятие «обезьяна» обозначено на иврите (и ханаанейском) словом «коф, куф (коп, куп)», а на древнеиндийском - термином «kapi». Чеченское (нахское) слово «киеп» означает «слепок, изображение; выходка», а выражение «киепаш лиело» - «изображать, гримасничать» (А.Вагапов).

Термин «ма» является составной частью таких слов, обозначающих «мать», как «умма», шум. (слово «Умма», как одно из имен жены Шивы, вероятно, также и эламо-дравидийское); «имма», сем.; «амма», драв. (тамили); «мата», санскр.. Кроме того, «ум(м)а» означает «свет», а «мма» - «начало», т.е. эти слова ассоциируются с эпифаниями Великой богиней.

Известны имена таких Великих богинь как «Ма-Зивиа (Дивиа)» (перевод - «Мать-богиня») и Кали-Ма («мать Кали»), а одно из имён Шакти (Дурги) - «Ил-амма» («Божья мать»). Хаттская богиня Ма-Беллона была богиней из Каппадокии. Если полагать термин «беллона» словом из хатто-хурритского лексикона, то слово «бела-делла» с чеченского (нахчи) языка переводится как «открыть, раскрыть». И тогда «Ма-Беллона» может означать - «Открытая мать (матка)» (постоянно готовая к созиданию новой жизни). Шумерскую богиню Нинхурсанг (синонимы: «мать всех детей», «дающая рождение (жизнь)») также называли «Владычеца матки» («be-lit re-e-me»), а её эмблему, напоминающую по форме греческую букву «омега», обычно интерпретируют исходя из египетских параллелей, и полагают изображением (коровьей) матки (Frankfort Н. A Note on the Lady of Birth // JNES, 3 (1944). На языке нахчи понятие «мать» и анатомический термин «матка» тоже обозначаются одним и тем же термином «нан(н)а», к которому, в частности, весьма близко санскритское слово «анна» - «мама» (не «мать»).

Примечательно, что слово «нан(н)а» является частью («бананового» по звучанию) наименования эламской (прадравидийской) Великой богини-матери «Пинанн(а)кур», которое в таком случае переводится как «Уста Матери (и) Кура (бога-отца)» (и тогда возможно упоминание Двуединого божества ещё халафцев). Если же рассматривать имя «Пинанн(а)кур» как «Пи-Н-(Н)ан(н)а-Кур», где - «Пи» - «уста, рот», идеограмма «Н» означает «верхний, высокий» (см. Кн. I), а «(Н)анна» - либо «звезда («анна»)», шум., (51.) либо «мама» на санскрите (на санскрите "звезда" - "ануша") или «мать» на нахчи и «Кур», шум. - «гора; страна», то интерпретация наименования божества может выглядеть либо как «Уста верхней (главной) звезды (и) Кура (в смысле - «горы, земли»), (ср. шумерское мифопоэтическое выражение - «Уста Неба и Земли»), либо как «Уста верхних (высоких) Матери (и) Кура (Отца)».

Из данного наименования эламской (прадравидийской) Великой богини следует, что некая главная звезда небосвода уже в глубокой древности ассоциировалась с богиней-матерью (т.е. подтверждается соотнесение Великой богини с планетой Венера). Богиня-мать, богиня Неба - не только источник света, но и - мать небесных богов (звёзд и созвездий). По-видимому, имя «Мать, мама» Великой богини - хронологически первое (и наиболее устойчивое) наименование женской ипостаси Двуединого божества.

Близки фонетически и по смыслу нахское «нан(на)» («(Н)нан(на)» - «Высокая мать») и шумерское «(Н)нин(на)» - «(Высокая) госпожа, владычица», что может указывать на существование их словарного прообраза, восходящего к единому корнеслову в хатто-хурритском праязыке. Поскольку слово «нин(на)» является частью как женских (Нинмах, Нинхурсанг, Нинлиль), так и мужских (Нинурта, Нингирсу) наименований шумерских (и некоторых заимствованных ими) божеств, то это (в русле представлений о Двуедином божестве) позволяет предполагать глубокую древность корнеслова [нн]).

Любопытно, что слово «кур» на современном языке нахчи значит «рог» (животного), а это позволяет предположить, что в архаичные времена гора (любая или обладающая определёнными свойствами) воспринималась как рог бога-отца (быка, см. ниже), бога земли и её недр.

Тот факт, что первоначально бог Луны Наннар (шумер., прадрав.) являлся эпифанией богини Неба, подтверждается, в частности, переводом его убейдского (в Уре найдены убейдские сосуды с изображением полумесяца - эмблемы Наннара, покровителя города) либо халафского имени «Нан(н)а-Р», - «Сияние матери (высокой звезды)», где «Ра, Ор, Ур, Ар» - обычно трактуется, как «свет, свечение, сияние».

Рассмотрим на чеченском языке (нахчи), использующем при письме кириллицу, вид близких по смыслу слов, определяющих значение второй части имени («Нан(н)а-Р») бога Луны: «свет» - «серло», «свечение» - «къегар» и «сияние» - «лепар, къегар» (Ир-шаппа - хурритский бог огня, света и пламени). Легко видеть, что общим в приведённых словоформах является сочетание букв «ар, ер, ир» (буква «л», как часть слова «Эл» (предположение), - может являться проявлением традиции в обозначении теофорности слов или выражений). И тогда вполне вероятно, что когда-то анатолийское имя бога Луны звучало как «Нан(н)а-ар(а).

Если принять во внимание, что на санскрите слово «ра» означает «помощник», то трактовка данного имени бога Луны как «Помощник (высокой) матери», также вписывается в общее представление о его изначальной связи с богиней Неба.

Возможная интерпретация наименования «Эшнунна» (аккадский город-государство) в форме «Эш-нанна» - «Огонь (богини-) матери», может высвечивать архаичное семито-хурритское имя божества Солнца Солнце - эпифания богини Неба в раннеземледельческий период (57.)). Слово «Солнце» на нахском языке сегодняшних нахчи (потомков прахурритов) обозначается как «малх» (А.Т. Карасаев, А.Г. Мациев «Русско-чеченский словарь». М. 1978). Ханаанейский же термин «мелех» (а в Эбле - «малик(ум)») означает - «правитель, царь». И тогда допустимо предположить, что семито-хурритское наименование божества Солнца («Огонь (богини-) матери») в пору возросшей (в эпоху религиозной революции) значимости его культа (возможно, до главы пантеона, как в Сиппаре, где Шемеш считался владыкой и покровителем города), не отражавшее в должной мере его новый образ, постепенно было заменено: у хурритов (нахчи) - на «малх» («правитель, царь»), а у аккадцев - на «Шем-Эш» - «(Это) имя - огонь» (игнорируется связь с Великой богиней).

Итак, в ханаанейском языке сохранились (и перешли в иврит) многие слова из лексикона хатто-хурритской языковой группы. В таком случае, высока вероятность того, что анатолийские по происхождению племена протоханаанеев (хатти, гергесеи (хурриты) и др.) говорили до захвата Ханаана амореями на языке своей прародины (хатто-хурритских диалектах).

3. О гаплоидном генотипе протоханаанеев и родстве с евреями.

Вопрос о кровнородственной принадлежности племён протоханаанеев к анатолийским (арменоидным) хатто-хурритоязычным этносам, требует более пристального рассмотрения.

С этой целью целесообразно воспользоваться данными популяционно-генетического анализа (в дополнение к археологическим, историческим, этнографическим и антропологическим сведениям). Поскольку одним из важнейших свойств гаплогрупп Y-хромосомы является весьма значительная межпопуляционная изменчивость, которая у народов с патрилокальной традицией оказывается на порядок выше, чем изменчивость мтДНК и аутосомных маркеров, то маркеры Y-хромосомы считаются наиболее эффективными для выявления структуры популяций. Отсюда, принимая во внимание и тот факт, что история материнского и отцовского компонентов в популяции может весьма резко отличаться (Balaresque et al., 2010), выберем в качестве основного способа анализа генофонда популяции метод изучения комплекса мутаций (маркеров) в Y - хромосоме.

Как известно, факт «генетической» общности палеокавказских языков с древними языками Анатолии - с хаттским, хурритским и урартским считается установленным.

Бытует суждение, что с хаттским языком и его носителями, как предками, связаны современные абхазо-адыгские языки (адыгейский, кабардино-черкесский, абазинский и убыхский язык) и их носители. Точно также с хуррито-урартским языком и его носителями соотносятся языки нахско-дагестанской ветви: вайна́хские языки - чеченский и ингушский, и дагестанские языки - аварский, лакский, даргинский, лезгинский, табасаранский и др. (родство хаттского и хуррито-урартского языков доказано).

Этногенез армян, согласно основной версии, произошёл в результате этнического растворения мигрировавших с запада индоевропейцев в массиве хурритов, урартов, лувийцев и хаттов, населявших Армяно-Курдское нагорье. Так, И.М. Дьяконов писал: «В армянском есть хуррито-урартские слова, названия местных флоры, фауны, социальных обычаев». Естественно, и в языке нахчи-чеченцев (вайнахов) многие слова совпадают с армянскими. При этом «близость генотипа ингушей [вайнахов, кровнородственных чеченцам и близких им по языку], живущих на Северном Кавказе, к генотипу армянского народа не может трактоваться как факт случайного совпадения» (Гаджиев «В глубь веков»).

«О портретном сходстве турок [завоевавших Анатолию] с древними изображениями обитателей Малой Азии» писал ещё антрополог А.В. Елисеев. «С антропологической точки зрения турки стоят близко к древним насельникам Анатолии, сохраняя почти неизменными их физические типы» (Д.Е. Еремеев «Этногенез турок». 1971 г). Среди турок Восточной Анатолии преобладает брахицефалия (такие показатели, как головной указатель и отношение высоты черепа к его длине - наиболее близки (почти равны) к аналогичным показателям восточно-анатолийских армян). Фонд «Армянский реестр доноров костного мозга» установил крайнюю схожесть генетической структуры армян со структурой турков. «Турки и армяне являются наиболее генетически близкими друг к другу этническими группами во всем мире, кроме того схожей генетикой обладают также курды» (С. Авакян). Считается (В.В. Бунак), что физический облик турок сложился при участии не менее четырёх основных этнических типов. Это - древнейшие местные (анатолийские) чорохско-рионский, понто-загросский и балкано-динарский антропологические типы, а также закаспийский тип не анатолийского происхождения.

Курды-мусульмане, в частности, обычно рассматриваются как потомки пастухов высокогорных районов, обитавшие там со времён раннего неолита. Как известно, очень много курдов влилось в тюркские племена, переселившиеся в Анатолию, а после уничтожения ассирийцами в 673 до н.э. последнего хурритского царства Шубрия (Субарея), хурриты в течение I тыс. н.э. составляли основу курдского этноса.

Таким образом, не удивительно, что курды характеризуются таким же модальным гаплотипом, что и большинство армян и турок (а также евреев). Как сообщает агентство «АК-Ньюс» (П. Хречдакьян, «Армения ДНК-проект»), между турками, курдами, ассирийцами, евреями и армянам есть близость на генетическом уровне: «У нас разный язык, разные культуры, разные религии, но мы из одного корня», - отмечает генетик П. Хречдакьян.

Академик Н. Марр, исследовавший армянский язык, определил, что индо-европейским тот стал лишь после вторжения ариев в Армению. Учёный полагал, что за тысячелетия и «язык курдский, очевидно, подвергся коренному изменению, полной замене... арийским (полной лингвистической иранизации)».

Характерно, что даже полная замена языка не всегда сопровождается кардинальным изменением гаплотипа этноса («гаплоидного генотипа»), и лингвистическое родство не всегда обусловлено генетической близостью (верно и обратное). Так, влияние «ариизации» на гаплотипы армян, грузин, турков и, вероятно, курдов нельзя полагать значительным (частотность их гаплогруппы «R1a» (маркера индоевропейского происхождения) составляет всего 2-6 % (A.S. Lobov et al. 2009)). То же, по-видимому, можно сказать и об изменении гаплотипа ханаанеев (протоханаанеев), страну которых оккупировали амореи.

Обратимся к носителям современных абхазо-адыгских и нахско-дагестанских языков Кавказа (а также к армянам, курдам и туркам) как к потомкам анатолийских хатти и хуррито-урартов.

Методом генеалогических (использовалась и глоттохронология), а также и лингвистических оценок показано (О.П. Балановский с сотрудниками. «Parallel Evolution of Genes and Languages in the Caucasus Region»), что выделение из хатто-хурритской языковой группы абхазо-адыгскиой (хаттской) группы языков произошло ок. 6230 лет (в среднем) назад, нахской группы - ок. 5680 лет и дагестанской группы - ок. 5200 лет тому назад. Поскольку окончание периода культуры «керамический неолит» произошло предположительно ок. 6300 лет назад (4300 г. до н.э.), то носители этой культуры в Ханаане вполне могли говорить на диалектах ещё не распавшейся хатто-хурритской языковой группы.

Очевидно, что в период «натуфа» ряд регионов (по крайней мере, Ханаан, Сирия и Анатолия), обладающих родственными культурой и этносом, могли понимать речь друг друга.

Весьма существенно, что при рассмотрении (ОП. Балановский и др.) формирования генофонда народов Кавказа выявлена (путём анализа родства гаплотипов) ведущая роль лингвистического фактора (родства) в сравнении с географическим соседством. «В генофонде Кавказа четко очерчены четыре лингвистико-географических региона (абхазо-адыгский, ираноязычный, нахский, дагестанский), для каждого из которых характерен собственный доминирующий вариант Y хромосомы» (Х.Д. Дибирова «Роль географической подразделённости и лингвистического родства в формировании генетического разнообразия населения Кавказа». 2011 г.). При этом замечено (П. Золин), что абсолютного соответствия между генетическим и лингвистическим «деревьями» всё же «явно не получается».

Исследованиями установлено, что генофонд народов Кавказа почти полностью сформирован гаплогруппами переднеазиатского происхождения.

«Формирование этнических групп Кавказа (по данным мтДНК и Y-хромосомы) происходило на основе гетерогенного генетического субстрата… переднеазиатского происхождения… в результате разновременных миграций» (И.А. Кутуев «Генетическая структура и молекулярная филогеография народов Кавказа». 2010).

Гаплогруппы мтДНК, обнаруженные в популяциях Кавказа относятся к западноевразийским (HV, H, V, J, T, U, R1, N1a, N1b, N1c, W, X) и к восточноевразийским гаплогруппам (A, B, C, D, E, F, G, Y, Z, M7-M13, R9 и N9a).

Основную долю митохондриального пула Кавказа составляют гаплогруппы, частотность, которых высока в популяциях Передней Азии. К таковым относятся гаплогруппы HV, J, T, R1, N1a, N1b, N1c, W, X, а также большинство субкладов гаплогрупп H и U. (И.А. Кутуев).

Существенную часть генетического пула кавказских популяций составляет гаплогруппа «U» мтДНК, большая часть субкладов которой появилась и эволюционировала на территории Передней Азии (Анатолии). Среди этих субкладов, и в частности, для Кавказа характерна высокая частота гаплогруппы U3 мтДНК (возникла 11700±2100 лет назад), «что вполне ожидаемо, учитывая ее преимущественное распространение в восточном Средиземноморье».

Как известно, самые высокие значения частотностей субкладов T1 и T* гаплогруппы «T» мтДНК наблюдаются в Передней Азии и на Южном Кавказе [Al-Zahery et al., 2003; Quintana-Murci et al., 2004]. Поскольку расчёты показали, что T* возник (коалесценция) 32000±15000 лет тому назад, а T1 - 27000±16000 лет, сложилось мнение, что носители гаплогруппы «T» мтДНК проникли на Кавказ с первой волной его заселения еще в верхнем палеолите (И.А. Кутуев).

Бытует мнение, что наличие таких мажорных гаплогрупп Y-хромосомы, как G-12f2, J-12f2 и R1b1b2-M269 (частотность последнего в Анатолии - до 14,5 %; субклад попал на Кавказ в неолите) у жителей Западного Кавказа, также указывает на преимущественно переднеазиатское происхождение генетического пула кавказцев. Этот факт подтверждается и существованием у них таких минорных (анатолийских) гаплогрупп, как: L (L2-M317), E, K, R2, R* и H.

Гаплогруппа J возникла (31700 ± 12800) лет назад в Передней Азии, где отмечается ее самая высокая частность и разнообразие линий, с градиентным снижением частности этой гаплогруппы из Передней Азии в направлении Средиземноморья, Северной Африки, Кавказа, Ирана, Центральной Азии и Индии. Существует гипотеза, согласно которой распространение гаплогруппы J из Передней Азии связано с ростом численности народонаселения этой территории в результате развития земледелия. Два ее субклада J1(предковый вариант J1 проник на Кавказ из Анатолии) и J2 свидетельствуют о совершенно разных генетических и миграционных событиях (Semino et al.).

Анатолийской, по-видимому, является и «средиземноморская» гаплогруппа «J2» (cнип M172), которая, как считается, зародилась примерно 18-20 тыс. лет назад. Предполагается, что носители «J2» составляли значительную часть населения сообществ различных мезолитических ближневосточных культур (в том числе и «натуфа»), связанных, по мнению многих исследователей, с земледелием и скотоводством и с их распространением на землях Плодородного Полумесяца. Заметим, что на Древнюю Анатолию, как эпицентр распространения гаплогруппы «J2» указывает также и ареал распространения значений её частотности. Определено, что генеалогические «флюиды» J2 пронизывают весь Кавказ (Semino О. et al.).

Взаимоотношения популяций Западного Кавказа с Анатолией по мужской линии демонстрирует также гаплогруппа G-M201 (родоначальник этих мутаций в Y - хромосоме появился ок. 15200±200 лет назад на Сирийско-Месопотамском плато). Первоначальное распространение носителей гаплогруппы G также соотносится с неолитической революцией на территории «Плодородного полумесяца» и Средиземноморья. Предполагается (Cinnioglu et al.), что субклад G2a-P15 отражает распространение хаттской культуры на Западном Кавказе. Существует довольно много указаний на то, что носители субклада G2a3 изначально являлись и носителями прото-кавказских языков.

Постулируется, что «европейская» гаплогруппа I-M170 появилась в Северной Месопотамии примерно 40-50 тыс. лет тому назад либо зародилась 20-25 тыс. лет назад на Балканском полуострове.

Определено, что в Анатолии (в Турции) частотность гаплогруппы E1b1b1-M35 составляет 10,7% и представлена почти целиком субкладами E1b1b1а-M78 и E1b1b1c-M123. Считается, что последний (снип M123) зародился в Анатолии (на стыке современных Турции, Сирии и Ливана) ещё в конце верхнего палеолита (А. Алиев и др. «Наследие Древнего Ханаана в ДНК современных евреев»). Носителями E1b1b1c1 предполагаются, в частности, хатти и хурриты (П. Шварёв). Со временем этот субклад (M123) проник на Кавказ, что и отразилось на сравнительно высокой величине его частотности у армян (5,26%).

М. Джоблинг, исследовав У-хромосомы 1371 мужчины 29 народностей мира, проанализировал генетический материал в популяциях евреев (рассмотрено семь групп: «немецкие», «романские», северо-африканские, ближневосточные, курдские, эфиопские и йеменские евреи) и арабов (пять групп, том числе саудовские арабы) и пришел к заключению, что потомки ханаанеев, живших 4 тыс. лет тому назад: евреи; коренные жители Палестины, ставшие позднее мусульманами; ливанцы (потомки финикийцев) и сирийцы (Сирию первоначально заселяли анатолийские этносы), - имеют единую группу предков (M.F.Hammer и др. «Jewish and Middle Eastern non-Jewish populations share a common pool of Y-chromosome biallelic haplotypes. Proc. Natl. Acad. Sci. U.S. 97, No. 12, 6769-6774. 2000»).

Анализ одиннадцати bi-аллелей (bi-allelic) маркеров Y-хромосом у 389 мужчин из 8 популяций, представляющих собой все главные лингвистические группы Кавказа, показал их гораздо большую генетическую близость к жителям Ближнего Востока - ливанцам, (ас)сирийцам, туркам, чем к народам Европы (I. Nasidze, T. Sarkisian, A. Kerimov, M. Stoneking«Testing hypotheses of language replacement in the Caucasus:evidence from the Y-chromosome». 2002).

Этот вывод подтверждается и исследованиями мтДНК (по материнской линии). Так, субклады Н20 и Н21 гаплогруппы «H» мтДНК характерны, в основном, только для Кавказа (здесь наблюдается самое большое их разнообразие). Однако на Кавказе их география распространения, тем не менее, ограничена (у армян частотность Н20 - 3,7%; у турок - 3,3%). Знаменательно, что субклад Н20 мтДНК обнаруживается также и в популяциях Сирии и Иордании, и, практически, с той же частотностью (соответственно 3,6% и 3%).

Исследования комплексов мутаций Y-хромосомы у населения Кавказа проведены генетиками И. Насидзе (Nasidze et al., 2003; 2004 и др.), К.Б. Булаевой (совместно с университетом Pisa, Италия) (Tofanelli et al., 2009; Caciagli et al., 2009; Bulayeva et al., 2006, 2007 и др). Э.К. Хуснутдиновой, Юнусбаевым, 2006; С.С. Литвиновым, 2009; Боготовой, 2009; И.А. Кутуевым и др., 2010), а также Semino et al., 2000, 2004; Wells et al., 2001; Cinnioglu et al., 2003, 2004; Di Giaсomo et al., 2004; Cruciani et al., 2007; Battaglia et al., 2008; Balaresque et al., 2010 и рядом других учёных.

Так, Х.Д. Дибировой проанализировано 1527 образцов из 18 популяций коренного населения Северного Кавказа по следующим 40 гаплогруппам (рядом с каждой гаплогруппой указан детерминирующий его «снип» (маркер «SNP» - Single Nucleotide Polymorphism): «самые частые - K(M9), F(M89), P(M45), G(M201), G2a1a(P18), G2a3b1(P303), J(M304), J1(M267), J2(M172), J2a4b(M67), R(M207), R1b1b2(M269); более редкие - G2a(P15), G2a1(P16), G2a3a(M406), E(M96), E1b1b1(M35), G1(M285), I(M170), I1(M253) I2a(P37.2), J1e(P58), J2b(M12), J2a4a(M47), J2a4b1(M92), L(M20), L1(M27), L2(M317), L3(M357), N1(LLY22), N1c1(M178), O(M175), O3(M122), T(M70), Q(M70), R1(M173), R1a(SRY1532.2), R1a1a(M198), R1a1a7(M458), R1b(M343)». В результате филогеографического (методы филогенетики и геногеографии) анализа 61 диаллельного маркера Y-хромосомы в популяциях Кавказа было обнаружено И. Насидзе 37 гаплогрупп: C, C3c, D, E, E3b1, E3b3, F*, G1, G2, H, I1, I2*, I2a, I2b, J1*, J1e*, J2a*, J2a2*, J2a2a, J2b, K*, T, L1, L2, L3, N*, N1b, N1c, O, Q, R*, R1a*, R1a1, R1a1f, R1b1b1, R1b1b2, R2. С.С. Литвиновым у народов Западного Кавказа было выявлено 33 гаплогруппы.

Установлено, что «для различных регионов Кавказа характерен свой паттерн распределения гаплогрупп» (С. Литвинов). Популяции Кавказа на основании распределения частот мажорных гаплогрупп Y-хромосомы разделяются на два субрегиона. Один из них, географически представленный восточной частью Северного Кавказа, характеризуется высокой частотой гаплогрупп J1-M267 и R1b1b2-M269 (в среднем с частотой 36% и 10% соответственно). Второй регион, географически представленный западной частью Северного Кавказа и Южным Кавказом, характеризуется высокой частотой гаплогрупп G2-P287, J2-M172 и R1a1a-M198 (в среднем с частотой 44.5%, 22% и 11.6% соответственно).

Итак, для составления гипотетического гаплотипа протоханаанеев (выявления особенностей их этнической принадлежности) воспользуемся методами филогенетики, - сопоставим родство гаплотипов современных народов Кавказа, курдов, турок и ливанцев, предварительно составив гаплотипы популяций этих этносов (рядом, в круглых скобках, будут приведены их частотности в %).

В работе P.A. Zalloua et al («Y-Chromosomal Diversity in Lebanon Is Structured by Recent Historical Events». 2008) сформирован гаплотип ливанцев [G, J1, J2, R1b, E3b, I, L, K2], содержащий восемь гаплогрупп, частотности которых превышают 4% (их сумма ок. 90%). Введём в этот гаплотип величины частотностей, несколько дополним его и заменим старые обозначения:

ливанцы [G(5), J1(13-25), J2(30-34), R1a(3), R1b(4,7-11), L(5), E(20), I(3,5), T(3,5-4,7)] J1c3d*(25).

Гаплотипы представителей абхазо-адыгской (изначально хаттской) языковой ветви имеют вид (по данным ряда работ):

абхазы [G2(47,5-56,8), J2a*(14,8), J2a2*(8,6), R1a1(9,3-10,3), R1b(12,1), R1b1b2(3,7), I2b (1,9), L2(4,9), E1b(1,7)],

адыгейцы [G2(46.8), J1*(2,0), J2a*(11,7), J2a2*(3,3), R1a1(11,7), R1b1b2(7.1), I2a(3,3), L2(2,0), C(2)],

черкесы [G2(40,2-45.2), J1e*(4,0), J2a*(11,1), J2a2*(11,1), J2a2a(2,4), R1b(4,9), R1a1(12,7-19,7), R1b1b2(1,6), E1b(1,4), N(3,5), N3(2,4)] J1(5.6),

абазины [G2(40,9), J1e*(3,4), J2a*(10,2), R1a1(20,5), R1b1b2(3,4), R2(1,1), I2a(2,3), L2(2,3), E1b1b1a(2,3), Q(3,4)].

Гаплотипы представителей нахской (изначально хуррито-урартской) языковой ветви имеют вид:

чеченцы [G2(4,8-5,6), J1(21-24), J2(26-59,65), R1a1(3,9), R1b(1,5), R1b1b2(1,6), L(6,09-7,2)] J2a2* (46,7),

ингуши [G2(1,4), J1(1,9-6,6), J2(34-84,1), R1a1(5,2), L(3,1)] J2a2* (81,9).

Гаплотипы представителей дагестанской языковой ветви имеют вид:

аварцы [G2(11,1), J1(59,1), J2(6,1), R1b(14,8), R1a1(1,7), L(2,6), I(1,7), N(1,7)],

даргинцы [G2(2,0), J1(70,3), J2(1,0), R1b(2,0), R1a1(21.8), O(3,0)],

лезгины [G2(9,7-13,2), J1(13-44,4), J2(2,5), R1b(29,6), R1a1(3,7), L(1,2), E1b(1,2), N(1,2), T(2,2)].

Гаплотипы армян, курдов и турок имеют вид:

армяне [G1(10,5-22,6), G2(9-10,5), J1*(5,3), J2a*(3,5), J2a2*(12,3), J2a2a(3,5), J2b(5,3), R1a1(3,5-14), R1b1b2(14,0), R2(1,8), I2*(5,3), L2(1,8), E1b1b1a(3,5), E1b1b1c(5,3), T(3,5)] J1e*(5,3),

курды [G(10-12), J2(7-28), R1a(19,5), R1b(8), I(16), L1b(7,9), E(2,5-11,5), T(6,5)] R1a1(0-13),

турки [G1(<1), G2a (11), J1(12,5), J2(18-28), R1a(5-7,5), R1b(15-16,3), I1(1), I2a(4), I2b(0,5), L(4), E1b1b1(10,7), T (2-2,5), Q(2), N1c1(4)] R1a1(6,9), R1b1b2(14,5), R2.

Сопоставив опытные данные, составим гипотетические гаплотипы древних носителей диалектов хатто-хуритской языковой группы (воспользуемся принципом суперпозиции, не обсуждая корректность подобного подхода):

«прахатти» [G2(40,2-56,8), J1(2,0-4), J2(10,2-24,6), R1a1(9,3-20,5), R1b(3,4-15,8), L2(0-4,9), E1b(0-1,7), I2(0-3,3)] R1b1b2(1,6-7,1), E1b1b1a(2,3) - составлен на основе гаплотипов абхазов, адыгейцев, черкесов и абазинов;

«прахурриты (вайнахи)» [G2(1,4-5,6), J1(1,9-24), J2(26-84,1), R1a1(3,9-5,2), R1b(0-1,5), L(3,1-7,2)] R1b1b2(1,6) - составлен на основе гаплотипов чеченцев и ингушей;

«прахурриты (дагестанцы)» [G2(2,0-13,2), J1(13-70,3), J2(1,0-6,1), R1a1(1,7-21,8), R1b(2,0-29,6), L(0-2,6), E1b(0-1,2), I(0-1,7), T(0-2.2)] N(1,7) - составлен на основе гаплотипов аварцев, даргинцев и лезгин (здесь J2 значительно меньше, чем J1);

курды-армяне-турки [G2(9-11), J1(0-12,5), J2(7-29,9), R1a(3,5-19,5), R1b(8-16,3), L(1,8-7,9), E(2,5-11,5), I(4,5-16), T(2-6,5)] R1b1b2(14,5), E1b1b1a(3,5). У армян - G1(10,5-22,6%).

И тогда сводный гаплотип прахурритов примет вид (использованы гаплотипы вайнахов и курдов-армян-турок, отвечающих условию J2>J1):

«прахурриты» [G2(1,4-11), J1(0-24), J2(7-59,65), R1a(3,5-19,5), R1b(0-16,3), L(1,8-7,9), E(0-11,5), I(0-5,3/16), T(2-6,5)] R1b1b2(14,5), E1b1b1a(3,5).

Обобщённый, хатто-хурритский, гаплотип (составленный на основе гаплотипов «прахатти» и «прахурриты») может выглядеть так (не исключено, что он частично адекватен реальным гаплотипам древнего хатто-хурритоязычного населения Анатолии и протоханаанеев):

[G2(1,4-56,8), J1(0-24), J2(7-59,65), R1a(3,5-20,5), R1b(0-16,3), L(0-7,9), E(0-11,5), I(0-5,3/16), T(2-6,5)] R1b1b2(1,6-14,5), E1b1b1a(2,3-3,5).

Следует отметить, что у армян высокое G1(10,5-22,6%), а у «хатти» G2 значительно выше, чем у «прахурритов».

Легко видеть, что гипотетические гаплотипы (особенно «прахурритский» в части значения частотности G2) весьма близки (комплекс гаплогрупп, в основном, совпадает, а интервалы частотностей перекрываются) к гаплотипу ливанцев (P.A. Zalloua), что удостоверяет близкое генетическое родство древних анатолийских (арменоидных) этносов с финикийцами.

Тот надёжно установленный факт, что популяции турок, курдов и армян близки на генетическом уровне, поскольку все эти народы сформировались благодаря решающему (определяющему) значению ассимиляции на основе «одного [общего этнического] корня» (П. Хречдакьян), можно дополнить, возводя из того же «корня» (полагая, что им (этим «корнем») являются носители культуры «керамический неолит» (6000-4300 гг. до н.э.)) абхазо-адыгские и нахско-дагестанские народы Кавказа, а также протоханаанейские (ханаанейские) племена.

Обратимся к популяциям (общинам) современных евреев (предыстория которых весьма разнообразна).

Достоверно установлено (проф. Лифшиц, ун-т Тель-Авива), что набор генов, характеризующий «доисторическую» (доханаанскую) популяцию евреев, очень схож с соответствующим генетическим материалом, существующим у сегодняшних коренных жителей Месопотамии, иракцев (по словам проф. Лифшица, «Современные иракцы - праевреи, от которых мы все (евреи) произошли»). В частности, у современных русских евреев содержится 50% таких «доисторических» генов («иракский» набор генов (генов отцов Авраама, «черноголовых»).

В соответствии с экспериментальными данными различных генетиков составим сводный гаплотип евреев (включающий разнообразие снипов и величин частотностей, практически, всех еврейских общин):

евреи (в целом) [G(6,8-19,3), J1(16,5-33,8), J2(11,4-25), R1a(2,7-13,0), R1b(9-14), E(9-21,6), I(1-4), L(0-0,5), T(2-6), Q(2-5)] G2 (10), E1b1b1(>10), R2.

Уместно отметить, что в работах Бехара и др. (Behar et al, 2003, 2004) опубликованы списки из 194 гаплотипов евреев гаплогруппы J1(91 (46,9%) из них были идентичны модальному 6-маркёрному гаплотипу коhэнов) и 88 гаплотипов гаплогруппы J2 (25 (28,4%) были идентичны гаплотипу коhэнов). Заметим, что у иракцев частотность J1 составляет 31%, а J2 - 27-29,7%, т.е. как и у евреев J1 несколько превышает J2. Помимо этого у евреев и иракцев почти совпадают значения частотностей E1b1b1 (у иракцев- 10,8%). Следует отметить, что у иракцев величина частотности гаплогруппы G довольно мала - 3%.

На Земле Ханаанейской процесс этногенеза евреев в современную нацию продолжился в новых условиях.

Примечательно, что корневой субклад J1*(M267), характерный для армян, народов Дагестана, ассирийцев и ливанцев, - у евреев (и арабов), практически, не наблюдается (что может быть связано со временем прихода хаабиру в Ханаан). Субклад же J1c3d*, помимо евреев, имеет высокое распространение среди арабов Аравийского полуострова, Палестины - 38,4%, Ливана - 25% и Сирии - 30%. В гаплогруппе J2 у евреев наличествует субклад J2a4b-M67. Поскольку этот субклад присутствует у ингушей и армян, предполагается, что древние урарты (хурриты) являлись носителями субклада J2a4*. Определено (Atzmon et al; Behar et al, 2010), что гаплогруппы R1b и R1b1b2 у евреев из тех (перешедших к ним в Ханаане), которые прибыли на Ближний Восток после того, как «пересекли Кавказ и Анатолию» (по возрасту, возможно, в период куро-аракской экспансии). Считается, что и гаплогруппа E1b1b1c перешла к евреям в Ханаане.

Сопоставление гипотетического гаплотипа древних анатолийцев (и прото-ханаанеев) с еврейским однозначно говорит о существовании генетической близости евреев с ханаанеями, а также с кавказскими потомками хатти и хурритов.

Коллектив генетиков Еврейского университета обнародовал результаты масштабного исследования, которое было призвано определить степень генетического родства народов, населяющих Ближний Восток, и евреев. Как сообщили руководители исследования Ариэлла Оппенхейм и Марина Файерман (Nebel, A., Filon, D., Brinkmann, D., Majumder, P.P., Faerman, M. and Oppenheim, A. The Y chromosome pool of Jews as part of the genetic landscape of the Middle East. Am. J. Hum. Genet. 69, 1095-1112. 2001), наиболее генетически близко к современным евреям (особенно сефардам) стоят курды и армяне (поскольку курды-мусульмане и большинство армян имеют одинаковые модальные гаплотипы, почти совпадающие с еврейским базовым гаплотипом коэнов), но отнюдь не палестинские арабы (что свидетельствует об их появлении на Земле Ханаанейской в последние века) и не сирийцы (территорию Сирии изначально заселяли этносы анатолийского происхождения, которые далее смешивались: в конце IV-начале III тыс. до н.э. - с амореями, в XX-XVII вв. до н.э. - с племенами «черноголовых», на рубеже X в. до н.э. - с арамеями). Ещё Люшан (94.с70) обратил внимание на сходство еврейского типа с ассирийским (североаккадские племена) и армянским, и, в то же время, на отличие его от арабского. Современные евреи (57.) антропологически (и по врождённым особенностям психики) ближе к армянам, чем к арабам. Характерно, что среди арабов в настоящее время, практически, нет (у арабов очень мало гаплотипов G и R1b1b2) лиц, как принято именовать, - «арменойдного типа» (по советской классификации евреев официально причисляли к арменоидному (переднеазиатскому) типу европеоидной расы).

Из сопоставления базовых 6-маркерных армянского, а также совпадающего с ним турецкого и курдского модальных гаплотипов (подобный гаплотип отражает мутации, выражающиеся изменением числа повторов-тандемов (Short Tandem Repeats) нуклеотидов, но не содержит информации о комплексе «снипов» (SNP) - точечных, однонуклеотидных мутациях):

14-15-23-10-11-12,

с (еврейским) гаплотипом коhэнов:

14-16-23-10-11-12

явствует, что у них всего лишь на единицу разнятся аллели второго маркёра (одношаговая мутация), т.е. евреи и армяне, а также курды-мусульмане и турки характеризуются одинаковым гаплотипом.

Примечательно, что пора появления гаплотипа коhэнов в группе курдов-евреев (в этой группе из 34 человек 10 (29%) обладали гаплотипом коhэнов, остальные же имели 48 одношаговых мутаций в гаплотипе), датированная приблизительно 1760 годом до н.э. (А.А. Клёсов. 2007), практически, совпадает со временем бегства «черноголовых» (вероятно, племён «Абраам» или «Йакуб-эл») из Месопотамии после разгрома их восстания в 1740-1739 гг. до н.э., когда царь Самсуилуна разрушил (сжёг) Ур, Урук, Ларсу и многие другие города (см. Кн.I).

Генетическая близость чеченцев и ингушей к евреям-ашкенази также подтверждается совпадением по гаплотипу (16,14-13-30-23-10-11-12-13).

Модальный гаплотип палестинских арабов:

14-17-22-11-11-12

характеризуется трёхшаговой мутацией (в различных маркёрах) относительно гаплотипа коhэнов.

Об антропологическом сходстве ханаанеев (протоханаанеев) и библейских евреев, которое последние приобрели вследствие процесса ассимиляции, свидетельствуют сравнительные краниологические исследования, а также ряд косвенных свидетельств различных источников (в том числе и Ветхий Завет).

Так, человеческие останки, обнаруженные в Ханаане, сгруппированы в три серии черепов местного населения, две из которых (начало среднего бронзового века - ХIХ-ХVIII вв. до н.э.) относят (70-1. с164) к автохтонному, исконно ханаанейскому, населению страны (найдены в Гезере и Мегиддо); третья же серия (695 черепов из города Лахиша эпохи "Царств", ок. 700 г. до н.э., который к этому времени был еврейским почти полтысячелетия) характеризует древних евреев. Материалы исследования всех этих трёх серий демонстрируют значительное сходство образцов каждой из репрезентативных выборок, и позволяют сделать вывод о том, что население этих мест (Гезера, Мегиддо и Лахиша) представляло (с небольшими вариациями) один и тот же основной антропологический тип, характеризующийся заметной, часто значительной, брахицефалией.

Генетическое родство ханаанеев (протоханаанев) и евреев (говорящих на последнем из живых диалектов ханаанейского языка), вполне позволяют проверить современные методы популяционно-генетического анализа.

Так, из сравнения гаплотипов евреев (в целом) и ливанцев (P.A. Zalloua) следует, что качественно (по составу значимых (в т.ч. и мажорных) гаплогрупп) они весьма близки. Помимо этого характерно, что интервалы частотностей у большинства одноимённых гаплогрупп перекрываются (G(G2) у евреев значительно выше, а L - много ниже). Таким образом, отчётливо просматриваются общие генетические корни евреев и ливанцев (потомков финикийцев).

Профессор М. Хаммер (1996 г.; ун-т в Аризоне), изучавший генетический код представителей евреев и 16 иных этнических групп средиземноморского побережья, установил, что около 70% евреев и более 50% проживающих в странах Восточного Средиземноморья арабов унаследовали специфический набор гаплогрупп Y-хромосом, характерный для древнейших (автохтонных) обитателей Ханаана. По скорости мутации генов проф. Хаммер вычислил, что общие ханаанские предки евреев и многих коренных арабов-палестинцев жили в Ханаане ок. 4 тыс. лет назад (то же и по оценке М. Джоблинга), что совпадает со временем прихода на Землю Ханаанейскую племён хаибири («Абраам», «Лот» и др.) на рубеже ХХ в. до н.э.).

 Группой генетиков проанализированы маркеры Y-хромосомы у 1330 жителей Сирии, Палестины, Туниса, Марокко, Кипра и Мальты (шести регионов) - тех мест, где пребывание финикийцев (ханаанеев) подтверждается археологическими находками. Учёные пришли к выводу (при изучении рассматривался гаплотип [G, J1, J2, R1a, R1b, L, E1b1b1, I, T]) о том, что финикийское влияние в современном Средиземноморье проявилось наличием у особей региона гаплогрупп J2 (в основном) и E1b1b1(в несколько меньшей степени). При этом предполагалось, что на принадлежность к финикийской популяции указывают определенные STR гаплотипы Y-хромосомы (P.A. Zalloua, К. Тайлер-Смит). Определено (здесь в формате 19-388-390-391-392-393) шесть региональных финикийских гаплотипов (шесть генетических линий потомков финикийцев, которые составляют ок. 6% всех линий, обнаруженных в современных популяциях Средиземноморья):

13-16-24-10-11-12,  

14-17-23-10-11-12,  

12-18-23-10-11-13,  

13-17-23-10-11-12,  

14-16-23-10-11-12,  

13-16-22-10-11-12.

Сопоставление приведённых выше финикийских гаплотипов с гаплотипом коhэнов (14-16-23-10-11-12) показывает (один совпадает с гаплотипом коhэнов), что относительно последнего отличие аллелей, в основном, не превышает одной-двух единиц (одно-двухшаговая мутациия). Таким образом, гаплоидные генотипы финикийцев (пять из шести) и евреев (коhэнов) можно полагать близкими.

Итак, итог ситуации, о которой повествует Священное Писание (Суд. 3.5,6): «И жили сыны Израилевы среди Ханаанеев, Хеттеев, Амореев, Ферезеев, Евеев и Евусеев; и брали дочерей их себе в жёны, и своих дочерей отдавали за сыновей их», - генетическую близость (родство) ханаанеев (протоханаанеев) и евреев, - наглядно демонстрируют результаты популяционно-генетического анализа.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 586




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer10/Zilberman1.php - to PDF file

Комментарии:

Зильберман Михаил
Тират Ка, Израиль - at 2015-08-28 15:21:03 EDT
Дополнение к статье.
В целях подтверждения предполагаемого статистического совпадения средних интервальных значений частотностей (δ) для мажорных гаплогрупп J1, J2, R1a, R1b и E анатолийского (ан) и еврейского (ев) гаплотипов, проведём сравнение среднеинтервальных значений частотностей одноимённых гаплогрупп (две случайные выборки), т.е. установим равенство их математических ожиданий (как генеральных средних)).
Для установления факта подобного равенства в математической статистике разработан алгоритм, заключающийся в сравнении экспериментального критерия (Zнабл.) с теоретическим (Zкр.). В случае, когда Zнабл. < Zкр. совпадение подтверждается (гипотеза принимается).
Путём несложных преобразований получим (для выборок объёма ≥30):
Zнабл. = 2t[δ(ан) - δ(ев)]/√((Δан)² + (Δев )²),
где t - коэффициент Стьюдента (при объёме выборки, равном 30, и доверительной вероятности 0,95 t=2,045). Скобки [] - обозначение «по модулю».
Величины интервалов (Δ) частотностей (в %) у древних анатолийцев: ΔJ1=24; ΔJ2=52.65; ΔR1a=17; ΔR1b=16,3; ΔE=11,5; и евреев: ΔJ1=17,3; ΔJ2=13,6; ΔR1a=10,3; ΔR1b=5; ΔE=12.6.
У древних анатолийцев δJ1=12; δJ2=33,3; δR1a=12; δR1b=8,15; δE=5,75; и у увреев (в %): δJ1=25,15; δJ2=18,2; δR1a=7,85; δR1b=11,5; δE=15,3. Заметим, что у ливанцев частотность гаплогруппы G составляет 5%, а в гаплотипе евреев δG=13%.
И тогда критерии Zнабл. для гаплогрупп J1, J2, R1a, R1b и E анатолийского и еврейского гаплотипов, вычисленные по приведённой формуле, соответственно равны: 1,81; 1,94; 0,88; 0,80 и 2,28.
Теоретический критерий Zкр. зависит от уровня значимости (α) и определяется по табл. функции Лапласа.
При α = 0,01 Zкр.=2,58.
Поскольку для всех случаев Zнабл. < Zкр., правомерно утверждать, что сравниваемые гаплотипы адек¬ватны, а это однозначно удостоверяет генетическое родство евреев и ханаанеев (прахатто-хурритов).

Борис Э.Альтшулер
Берлин, - at 2011-10-15 15:53:44 EDT
Уважаемый Михаил,

с большим любопытством и не меньшим удовольствием познакомился с Вашей статьёй и статьёй оппонента, зашёл на Ваш сайт www.hapiru.ru с хорошо оформленной книгой. Безусловно - статья интересная, однако изложена отрывисто: местами гладко, а местами не совсем. Создаётся впечатление, что без комментариев выложена груда информации двух десятков лет Ваших исследований и попыток дойти до „точки отсчёта“ еврейства и иудаизма. Возможно публикация выиграла бы от сокращений или разделений на несколько статей по теме. Тут надо отметить, что изложен большого объёма материал, читать его с экрана компьютора невозможно - надо выпечатывать. В век Интернета Ваша статья насчитывает 23 стр., Вашего комментатора - 15 стр. Тут не всякий бегло интересующийся вопросами преистории и древней истории в состоянии за один вечер осилить такой материал.

У литературы Интернета свои собственные законы: 2-3 стр. текста с максимумом информации. Ежели больше, то это в основном для специалистов или для людей углублённо занимающихся такими вопросами. Как негативное явление я бы отметил отсутстсвие обсуждения результатов и отсутствие выводов, что не делает содержание статьи более понятным и оставляет читателя иногда в недоумении. Ваша тема, IMHO, требует „раскладывания по полочкам“.

Очень положительно воспринимаю использование Ностратической теории и многочисленных работ по кавказским языкам картвельской макросемьи. Интересно, что Альфредо Тромбетти (Alfredo Trombetti, 1866-1929), выдвинувший в начале XX-го в. гипотезу моногенеза (общего происхождения) всех языков мира, которую он доказал на большом материале параллелей лексики и грамматических формантов, уделяя много внимания картвельским языкам. Его методика сопоставления не убедила тогда большинство современников в правоте предложенной генеалогической классификации и гипотезы лингвистического моногенеза. Впоследствии, однако, обнаружилось, что собранный материал содержит много заслуживающих внимания и тщательной проверки сопоставлений. Часть этих сопоставлений, касающаяся Ностратических языков, подтвердилась через полвека после установления регулярных звукосоответствий между этими языками В.Иллич-Свитычем и А.Долгопольским. Кроме того, положительно, что в Вашей статье вновь из советского небытия всплывает имя академика Н.Марра, автора „Яфетской теории“ и большого специалиста по языкам и археологии Кавказа. Показательно, что чеченцы ещё и сегодня в разговорах между собой называют себя.. евреями.

В общем, интересная и заслуживаюшая внимания читателей статья о прошлом еврейского народа и Эрец Исраэль.

ШКОЯХ!

Михаид Зильберман
Тират Кармель, Израиль - at 2011-10-15 12:33:06 EDT
(продолжение текста)
Согласно мнению знатока рисунков древности А. Голана, ханаанеи, представленные на фреске, имели характерный, типичный, каким он видится и в настоящее время, национальный еврейский облик. После возвращения из Вавилонского плена было принято раввинистическое по-становление о запрете на брак с иноверцами. В диаспоре иудаизм и в настоящее время сохраняет евреев от полной ассимиляции (не в пример многим народам древности).
Уместно и «поднять вопрос» о шумерах и аккадцах (хорошо разобранный в истории Месопотамии). Итак, две группы разноязычных племён (шумеры и аккадцы) и их города-государства, в условиях войн и примирений, сосуществовали в Нижней и Средней Месопотамии до эпохи завоеваний Саргона Великого. Далее аккадцы объединили всех в империю под названием «Царство Шумера и Аккада». Как обиходный, шумерский язык исчез и применялся, в основном, только при культовых отправлениях (у шумеров и аккадцев были одни и те же боги). В результате тысячелетней ассимиляции шумеры и аккадцы образовали единый народ с самоназванием «черноголовые». Разговорный язык и письменность были аккадскими.
С искренним уважением, Михаил.

Михаил Зильберман
Тират Кармель, Израиль - at 2011-10-15 12:29:51 EDT
Здравствуйте, Анатолий!
Позвольте продолжить дискуссию.
«Привязаны ли евреи к Израилю? Исторически (на мой взгляд, и не без оснований) - безусловно. А фактически? В общем, нет».
Уместно заметить, что понятие «исторически, историческое» - довольно ёмкое, но которое, судя по контексту отзыва (и дополнений к нему) уважаемый генетик рассматривает упро-щённо, в частности, говоря о пребывании библейских евреев в Палестине (Израиле).
Утверждение «Привязаны ли евреи к Израилю [к земле Ханаанейской]?.. фактически... нет», как представляется, означает, что проф. А.В. Клёсов усматривает присутствие (нахождение) родоплеменных групп древних евреев на территории Ханаана (Палестины) как предполагае-мое (возможное), поскольку оно основывается лишь на сведениях из Ветхого Завета (т.е. евреи привязаны к Израилю исторически только в силу веры в Священное писание, достоверность которого - также вопрос веры), а иных фактов якобы нет («А фактически?.. [Где факты? Их]... нет»).
И действительно, артефактов, свидетельствующих о пребывании древних евреев на Земле Ханаанейской сохранилось немного. Приведём примеры некоторых из них.
Так, в надписи Тутмоса III от ок. 1480 г. до н.э. значатся племена "Йакуб-эл", "Иосиф-эл" и "Леби-эл". Колена «Ефрем» и «Бениамин», упоминаются в письмах Амарнского архива, и в частности, в сообщении о поражении царя Пеллы (XIV в. до н.э.).Знаменитая стела Мернептаха ("Стела Израиля") воздвигнута в "храме мертвых" в Фивах на пятом году правления фараона (ок. 1240 г. до н.э.). Во второй строке надписи, вырубленной в чёрном граните, сказано: "Ханаан разорён... Аскалон взят, Газер захвачен. Иеноам стал, как будто его и не было. Израиль опустошён, нет больше у него людей, его посевы уничтожены; Сирия (земля Хурру) сделана вдовой". Причём, при слове "Израиль" стоит детерминатив "народ", а не "территория, земля, страна". Речь, следовательно, идет об этнической группе, а не о местности или государственном объединении.
Существует и надпись моавитского царя Меши (стела, середина IХ в. до н.э.): «Омри, царь израильский, теснил Моав (земля Меши) много дней, потому что гневался Кемош (бог Моава) на страну свою»; однако, когда Меша задобрил своего бога обильными жертвоприношениями, тот простил Моав «и Израиль совершенно погиб навеки» (потерпел поражение в войне с Моавом).
Известно, что ассирийцы покорили в 722 г. до н.э. Северное царство (Израиль). О численности ассирийских пленных сообщает победная надпись Саргона II, обнаруженная археологами на стене царского дворца в Хорсабаде: «Я осаждал и покорил Самарию и увел как военную добычу 27290 жителей. Я образовал из них царский корпус, состоящий из пятидесяти боевых колесниц... город я отстроил и сделал его более прекрасным, чем прежде. Заселил его людьми из покорённых мною стран. Поставил над ними губернатора и обязал платить такую же дань, какую платят все другие подданные Ассирии».
Осада Иерусалима в 69 г. н.э. римлянами Веспасиана описана Иосифом Флавием. Согласно римских источников, во времена Веспасиана и его сына Тита, императоров Рима, более мил-лиона евреев Иудеи было продано в рабство.
Таким образом, небиблейские документы убедительно свидетельствуют о многовековом пребывании древних евреев в Палестине. Древнееврейские племена разделили там обычную судьбу прочих ближневосточных мигрантов - ассимилировались за два-три поколения (принципы веры и отправления культов у всех были идентичными, процветала веротерпимость). «И жили сыны Израилевы среди Ханаанеев, Хеттеев, Амореев, Ферезеев, Евеев и Евусеев; и брали дочерей их себе в жёны, и своих дочерей отдавали за сыновей их» (Суд.3.5,6).Значимая ассимиляция евреев и жителей Ханаана подтверждается краниологическими исследованиями (бралось несколько выборок черепов). Выше (в очерке) упоминалась замечательная египетская фреска, на которой изображены жители Ханаана времён ок. сер. III тыс. до н.э., т.е. жившие задолго до прихода туда евреев. (продолжение следует)