©"Заметки по еврейской истории"
декабрь  2011 года

Владимир Кремер

Исключение из правила

Запомним и сохраним

В 1970 – 1980-е годы в стране «развитого социализма» существовал перечень должностей, которые не могут занимать евреи, открыто заявившие о своем намерении уехать из СССР в Израиль. В него входили школьные учителя и преподаватели вузов, руководители разного ранга, ведущие специалисты научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро, сотрудники государственных  учреждений, работники «идеологического фронта» и прочая, и прочая…  И лишь очень немногим из числа самых настойчивых и упорных иногда удавалось обойти этот запрет на профессию, не прописанный ни в одном законе.

Выписка из приказа по Всесоюзному научно-исследовательскому институту морского рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО)

Заведующего сектором тов. Габовича Е.Я. освободить от занимаемой должности по статье 33 п. 1 с 23 апреля с. г. Бухгалтерии выплатить двухнедельное выходное пособие.

Директор ВНИРО Богданов А. С. 

20 апреля 1979 г.

 

Евгений Яковлевич Габович

 

Справка в ОВИР ГУВД Мосгорисполкома

Дана тов. Габовичу Евгению Яковлевичу в том, что он с 23 марта 1971 года работал во ВНИРО в должности заведующего сектором математического обеспечения и программирования с окладом 340 руб. в месяц. Уволен из ВНИРО 23 апреля 1979 года в связи с сокращением штатов и ликвидацией сектора. Тов. Габович Е.Я. не являлся материально ответственным лицом и институт не имеет к нему имущественных и иных материальных претензий.

Справка дана для предъявления в ОВИР Мосгорисполкома в связи с возбуждением тов. Габовичем Е.Я. ходатайства о выдаче ему разрешения на выезд в государство Израиль для постоянного жительства.

Главный бухгалтер Вдовина Т.И.

Директор Богданов А.С.

23 апреля 1979 г.

Эти два документа послужили прологом истории о том, как кандидат физико-математических наук Евгений Габович не только избежал участи многих своих соплеменников, насильно удерживаемых в Советском Союзе, но и сумел обезопасить себя на случай повторных попыток незаконного увольнения.

В народный суд Сокольнического района Москвы. Исковое заявление

Приказом директора Всесоюзного научно-исследовательского института морского рыбного хозяйства и океанографии № 228 от 20 апреля 1979 года я был уволен с работы по статье ЗЗ п.1 КЗоТ РСФСР, то есть по сокращению штатов. При этом мое увольнение произведено с грубыми нарушениями трудового законодательства.

В нашем отделе, призванном внедрять математические методы и современную вычислительную технику в рыбное хозяйство, я имею самую высокую и в наибольшей мере соответствующую профилю отдела квалификацию и единственный имею диплом старшего научного сотрудника по математической кибернетике. У меня также самый продолжительный стаж работы в отделе, и до последних дней мне поручались самые ответственные задания. За период работы во ВНИРО я неоднократно премировался (в последний раз - приказом, изданным уже после моего увольнения). Кроме того, на моем попечении находятся трое иждивенцев (жена, которая не работает в связи с болезнью сына, и двое несовершеннолетних детей).

Следовательно, согласно статье 34 Кодекса законов о труде РСФСР, при сокращении штатов я пользуюсь преимущественным правом оставления на работе перед другими сотрудниками. Администрация проигнорировала эту статью КЗоТ.

В нарушение статьи 35 КЗОТ РСФСР я был уволен без санкции месткома профсоюза. Заседание месткома, на котором задним числом была дана санкция на мое увольнение (восемь голосов против одного и три воздержавшихся), состоялось 23 апреля 1979 года. Приказ же об увольнении датирован 20 апреля 1979 года. Дополнительно хочу сообщить, что на заседании месткома его председатель отказался обсуждать законность моего увольнения по существу (…), заявив, что «администрации виднее, кого сокращать».

На основании изложенного и в связи с грубым нарушением администрацией ВНИРО статей 34 и 35 КЗоТ РСФСР прошу суд вынести решение о моем восстановлении на работе с выплатой зарплаты за время вынужденного прогула. Прошу также вынести частное определение в адрес месткома ВНИРО о недопустимости подмены обсуждения законности моего увольнения обсуждением конъюнктурных соображений.  

Габович Е.Я.

21 мая 1979 г. (Публикуется с сокращениями)

Приказ № 266 по Всесоюзному научно-исследовательскому институту морского рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) от 22 мая 1979 года

Восстановить тов. ГАБОВИЧА Евгения Яковлевича в должности заведующего сектором математического обеспечения и программирования отдела автоматизированной системы «Сырьевая база» с 23 апреля 1979 года с окладом 340 рублей в месяц. Бухгалтерии оплатить тов. Габовичу Е.Я. за вынужденный прогул с 23 апреля с.г.

Директор ВНИРО Богданов А.С.

Внимательный читатель, должно быть, заметил, что приказ о восстановлении Габовича в должности был издан буквально на следующий день после подачи в суд искового заявления. Однако не стоит делать отсюда вывод о рекордной оперативности советской судебной системы. Судебное разбирательство по делу о незаконном увольнении не состоялось по банальной причине. Ответчик (дирекция института), ознакомившись с содержанием иска, согласился пойти на попятный при условии, что истец заберет свое заявление. Истец против этого не возражал, полагая, что вопрос о его увольнении с повестки дня снят. Но он, увы, ошибался.

Как только Габович появился в институте после месячного вынужденного прогула, обернувшегося для него дополнительным оплаченным отпуском (умеют же эти евреи устраиваться!), его вызвали в отдел кадров. Там опальному завсектором объявили, что теперь для него установлен «особый режим работы».  В отличие от других сотрудников,  автору более пятидесяти опубликованных статей и одной монографии отныне запрещено посещать научную библиотеку. Отлучка с рабочего места будет засчитана как нарушение трудовой дисциплины со всеми вытекающими последствиями.

Это была уже настоящая травля. Фактически Габовича поставили перед выбором: либо уйти по собственному желанию, либо позволить, чтобы «его ушли». Ни то, ни другое его никак не устраивало.   

Из заявления на имя заведующего административным отделом ЦК КПСС Иванова А.И.

20 апреля с.г. я обратился к директору ВНИРО с просьбой выдать мне справку об отсутствии ко мне материальных претензий. Справку затребовал ОВИР в связи с намерение нашей семьи воссоединиться с проживающим в Израиле моим престарелым и  одиноким дедушкой. В тот же день я был уволен якобы по сокращению штатов, хотя таковое в это время в институте не проводилось. Увольнение было произведено с грубым нарушением трудового законодательства. Я обратился в нарсуд, после чего был восстановлен в прежней должности.

С первого же дня после восстановления администрация ВНИРО начала травить меня самым беззастенчивым образом, угрожая увольнением за нарушения трудовой дисциплины. А 28 мая мне было сообщено о намерении дирекции вновь уволить меня по сокращению штатов. Проводимую травлю могу объяснить лишь одним: дискриминацией по национальному признаку и наивной уверенностью юридически безграмотной дирекции в том, что человек, ходатайствующий о выезде в Израиль, автоматически лишается всех гражданских прав и защиты закона.

Прошу содействовать прекращению травли. Со своей стороны обещаю добросовестно трудиться до дня получения разрешения на эмиграцию и передать своему преемнику в полном порядке фонд алгоритмов и программ.

Заранее благодарю за содействие.

Е. Габович

30 мая 1979 г.

Будучи реалистом, Габович, разумеется, не питал особых надежд на то, что Центральный комитет Коммунистической партии  СССР встанет на защиту беспартийного кандидата наук, надумавшего уехать в Израиль. Приведенное выше письмо и другие его обращения в различные органы и инстанции (от союзного министерства рыбной промышленности до районной прокуратуры) было не столько сигналом для принятия мер, сколько способом психологического давления на тех, от кого непосредственно зависело, придется ли кандидату наук осваивать профессию сторожа или истопника, как это сделали его многочисленные еврейские  друзья и знакомые.

Исполняющему обязанности директора ВНИРО Моисееву П.А.

У меня есть все основания считать, что упорное стремление дирекции ВНИРО уволить меня, не считаясь с трудовым законодательством, связано с моим желанием уехать в Израиль. Я первым из сотрудников нашего института возбудил такое ходатайство. Поэтому естественно предположить, что дирекция пока еще плохо осведомлена относительно того, что эмиграция граждан СССР в рамках воссоединения семей абсолютно законна и осуществляется в соответствии с рядом международных соглашений, заключенных Советским Союзом, регламентируется законом о гражданстве СССР, и желание выехать в Израиль не приводит к лишению лица, ходатайствующего о выезде, его гражданских прав. В этих условиях незаконное намерение дирекции ВНИРО может быть расценено, например, моими друзьями иностранными корреспондентами, которых я держу в курсе относительно своих личных дел, как проявление антисемитизма и бросит тень на Советское правительство, ведущее сейчас важные международные переговоры.

Думаю, что Вам будет небезынтересно узнать, какова сложившаяся практика отношения на работе к лицам, ходатайствующим о выезде из СССР. Обычно их переводят на работу с тем же окладом, но не связанную с руководством подчиненными. Чаще всего для ограничения их контактов с другими сотрудниками им предоставляют домашний режим работы. В моем случае этого легко добиться, издав приказ о переводе моих подчиненных в другой сектор. Я же, оставаясь заведующим сектором, смог бы работать один над техническими заданиями на программирование, а в случае необходимости давать консультации.

Такое компромиссное решение возникшего трудового спора позволит мне отозвать жалобы на дирекцию ВНИРО, направленные мною в различные инстанции, и не тратить времени на обращения в те многочисленные инстанции, к которым я еще намерен обратиться. Я смогу также воздержаться и от обращений к различным международным организациям (Международная организация труда, Ассоциация вычислительной техники, Американское математическое общество, членом которого я являюсь, и т.д.), а также к международным конференциям, в которых принимают участие представители ВНИРО и лично Вы, Петр Алексеевич. Дирекции же предложенный компромисс даст возможность избежать нежелательных проверок комиссий партийного контроля и Госкомитета по науке и технике.

Соглашаясь на компромисс, я, конечно же, думаю, в первую очередь, о своей семье, единственным кормильцем которой я являюсь. Однако я не упускаю из вида и того обстоятельства, что компромисс позволит дирекции ВНИРО не совершать незаконного и аморального поступка, и потому должен устроить входящих в ее состав порядочных людей.

Заранее благодарю за проявленную мудрость.

Габович Е.Я.

4 июня 1979 г.

Из письма заместителю директора института по кадрам Коржовой Ю.А.

Дружеские отношения, существовавшие между нами на протяжении многих лет, мое участие в математическом образовании Вашего одаренного сына, и моя уверенность в Вашей личной порядочности позволяют мне обратиться к Вам с просьбой дать разъяснение по ряду вопросов.

1. В день моего появления на работе после приказа о моем восстановлении в должности Вы сообщили мне о намерении уволить меня за прогул и накладывать на меня административные взыскания в случае опоздания на работу или ухода до окончания рабочего дня. Чем было вызвано это намерение? Относится ли оно только ко мне? Если нет, то почему Вы не реализовали свое намерение в недавние жаркие дни, когда за несколько часов до окончания рабочего дня весь институт практически вымирал? Замечу также, что выборочное применение закона незаконно и свидетельствует о дискриминации.

2. Вы отказались выдать мне новую справку с места работы по форме, требуемой ОВИРом, мотивируя это тем, что справки для организаций выдаются только по их запросу. Почему же тогда безо всяких запросов мне была выдана такая справка 23 апреля с.г.? Появились ли у института ко мне материальные претензии за неделю моего пребывания на работе после восстановления? Какие именно? Или, может быть, противозаконный отказ в выдаче справки связан с желанием дирекции вынудить меня уволиться по собственному желанию? 20 апреля директор института уже сделал мне такое предложение, которое я отклонил.

3. Вы сообщили мне, что причиной вновь намеченного моего увольнения является новое штатное расписание, в котором нет сектора математического обеспечения. Неужели Вам не ясно, что эта причина не может быть основанием для моего увольнения, раз таковое находится в противоречии с Кодексом законов о труде? Как Вам известно, я не раз заменял заведующего отделом во время его командировок и отпусков, и могу справиться с обязанностями заведующего любого из секторов, существующих в отделе по штатному расписанию.

4. На приеме у судьи представитель ВНИРО заявил, что причиной моего поспешного и противозаконного увольнения 20 апреля послужил звонок из Министерства рыбного хозяйства СССР. Сообщите мне, пожалуйста, кто именно звонил из министерства, когда это было и чем мотивировал звонивший необходимость именно моего увольнения. Я хотел бы встретиться с этим сотрудником министерства, разъяснить ему положение дел с внедрением математических методов и ЭВМ в нашем институте.

Я убедительно прошу Вас ответить на поставленные выше вопросы, потому что предвижу встречи с представителями администрации ВНИРО в различных судебных инстанциях, вплоть до Верховного суда СССР. Ваши ответы позволят мне яснее представить причины и истинные мотивы моего увольнения и избежать необоснованных обвинений в адрес руководителей института, которые могут быть следствием догадок, а не точной информации.

Заранее благодарю за содействие.

Е. Габович

11 июня 1979 г.

Из письма председателю месткома профсоюза Земскому В.А.

29 мая в конце рабочего дня я обратился к Вам с заявлением о своем плохом самочувствии и попросил перенести на другой день заседание месткома профсоюза, на котором планировалось рассмотрение вопроса о моем повторном увольнении по сокращению штатов. Ваша реакция на мое заявление возмутила и испугала меня. Вместо того чтобы посочувствовать мне, а в случае необходимости предложить помощь, Вы публично оскорбили меня, безосновательно обозвав симулянтом. Я возмущен Вашим поведением, недостойным председателя месткома профсоюза, и требую, чтобы Вы принесли мне публичные извинения. Я напуган Вашим поведением, ибо оно ясно показывает, что мне нечего рассчитывать на защиту от произвола администрации со стороны возглавляемого Вами месткома.

Теперь мне понятно, почему на предыдущем заседании месткома, когда впервые рассматривался вопрос о моем увольнении по сокращению штатов, Вы вели себя как представитель администрации, как ее адвокат, а не как защитник интересов трудящихся. Я не почувствовал с Вашей стороны даже попытки хотя бы выглядеть объективным. Вы не постеснялись даже публично признать, что не знакомы со статьями КЗоТ РСФСР, где описана законная процедура увольнения по сокращению штатов.

Вы были искренне взволнованны теми неудобствами, которые пришлось испытать членам месткома, вынужденным из-за меня задержаться на своих  рабочих местах до конца рабочего дня. Мне тоже перед ними крайне неловко, и я приношу им и Вам свои извинения.

Е. Габович

11 июня 1979 г.

Последние три письма были необходимой артподготовкой перед решительным наступлением. Габович не забыл, какое сильное впечатление произвел на дирекцию института его иск после первой попытки незаконного увольнения. Теперь настала пора обратиться в суд с новым исковым заявлением.

Евгений Яковлевич Габович

 

В народный суд Сокольнического района Москвы

20 апреля с.г. я был уволен с занимаемой должности заведующего сектором во ВНИРО якобы по сокращению штатов. Увольнение было произведено с грубейшими нарушениями трудового законодательства. 21 мая я обратился в народный суд Сокольнического района с иском к ВНИРО о восстановлении на работе. Получив копию искового заявления, директор института Богданов А.С. 22 мая издал приказ о моем восстановлении в прежней должности, в результате чего я забрал из суда свое заявление.

К настоящему времени выяснилось, что восстановление на работе было фиктивным. Дирекция не приняла мер к восстановлению моей должности в штатном расписании. Путем угроз и запугивания дирекция пытается вынудить меня покинуть ВНИРО добровольно. Была сделана попытка получить санкцию месткома на мое повторное увольнение с игнорированием обязательного требования закона – попытки трудоустройства.

В связи с этими новыми обстоятельствами прошу:

1. Рассмотреть мой иск в судебном заседании и обязать ВНИРО принять меры к моему фактическому восстановлению на работе путем восстановления в штатном расписании моей должности.

2.  Привлечь к делу в качестве третьего лица директора института Богданова А.С. и взыскать с него сумму, подлежащую мне в качестве компенсации за вынужденный прогул.

В связи со вторым пунктом хочу заметить, что согласно статье 93 «Основ трудового законодательства СССР», статье 215 КЗоТ РСФСР и статье 39 Гражданского процессуального Кодекса РСФСР, должностное лицо обязано возместить ущерб, причиненный в связи с оплатой вынужденного прогула, «если увольнение работника произошло с явным нарушением закона». Как разъяснил пленум Верховного суда СССР в своем постановлении от 19 октября 1971 г. (пункт 16), под «явным нарушением закона» следует понимать, в том числе, увольнение без санкции месткома профсоюзов. Впрочем, согласно определению судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РСФСР по иску Снегиревой (см. «Бюллетень Верховного суда РСФСР», 1968 г., №10), согласие месткома само по себе не может служить основанием для освобождения руководителя, виновного в незаконном увольнении работника, от возмещения указанного ущерба.

Е. Габович

14 июня 1979 г.

Просьба к читателю, еще раз перечесть последний абзац, чтобы лучше прочувствовать, какие тонкости советского трудового права способен постичь не имеющий юридического образования специалист по внедрению математических методов в рыбном хозяйстве. После знакомства с новым исковым заявлением администрации института ничего другого не оставалось, кроме как признать свое поражение. Дальнейшие попытки избавиться от Габовича были бы в буквальном смысле себе дороже.

Приказ по Всесоюзному НИИ морского рыбного хозяйства и океанографии

1. В сектор научно-методического и перспективного развития системы отдела автоматизированной системы «Сырьевая база» ввести должность старшего научного сотрудника с окладом 250 рублей в месяц.

2. В связи с изменением штатного расписания и сокращением должности зав. сектором математического обеспечения и программирования отдела «Сырьевая база» с 19 июня с.г. назначить кандидата физико-математических наук тов. ГАБОВИЧА Евгения Яковлевича на должность и.о. старшего научного сотрудника отдела автоматизированной системы «Сырьевая база» (сектор научно-методического и перспективного развития системы) с окладом 250 рублей в месяц, как имеющего стаж научно-педагогический работы свыше десяти лет.

Зам. директора Моисеев П.А.

Евгений Габович  потерял в зарплате, но остался в том же отделе и с существенно ограниченным кругом обязанностей. За ним было сохранено право посещать в рабочее время научные библиотеки, участвовать в научных семинарах, тематических выставках и т.д. Администрация обязалась не объявлять конкурс на замещение его новой должности до получения им разрешения на выезд из СССР.

Однако наученный горьким опытом математик счел необходимым официально уведомить дирекцию института, что в случае нарушения одного из предложенных условий работы или задержки в выдаче справки для ОВИРа, он будет свободен в выборе форм борьбы за свои права. Справка ему была выдана незамедлительно.

Полезные советы от Евгения Габовича

1. В борьбе за свои законные права большую психологическую помощь может оказать ваша личная вера в торжество законности. Неверие парализует волю жертвы и оказывает услугу администраторам, которые игнорируют требования закона или просто не знают их. У начальника, нарушающего закон, возникает уверенность в своей безнаказанности.

2. Восстановление на работе (как и борьба против незаконного увольнения) акция не только юридическая, но и политическая. Если ваша позиция юридически безупречна, то вы можете не предавать делу политической окраски и не прибегать к обращениям в неюридические инстанции. Если же вас уволили или намерены уволить без формального нарушения закона, но явно в связи с вашим намерением эмигрировать, немедленно начинайте энергично апеллировать к различным инстанциям. Так как в СССР официально нет безработицы (как, кстати, и пособий по безработице), обращайтесь в первую очередь к партийным и профсоюзным органам, они по идее должны быть чувствительнее к нарушению данного политического принципа.

3. Учтите, что вы ведете борьбу также психологическую. Постарайтесь использовать человеческие слабости представителей администрации. На директора, дорожащего своей репутацией в зарубежных научных кругах, может произвести большое впечатление текст вашего обращения за помощью к знающим его иностранных ученым.

4. Прокуратура - единственная из обнаруженных мною инстанций, не направляющая жалобы граждан для рассмотрения тем организациям и лицам, на которые граждане жалуются. Это требование Указа Президиума Верховного Совета СССР не выполняет даже административный отдел ЦК КПСС.

5. Если вас собираются уволить с явным нарушением трудового законодательства, можно не особенно торопиться с подачей судебного иска, так как закон в этом случае устанавливает месячный срок со дня получения копии приказа об увольнении. Я нарушил это правило, когда поспешил подать свой первый иск в суд, и таким образом сократил себе дополнительный «оплаченный отпуск» в форме компенсации за вынужденный прогул.

6. В случае восстановления на работе до судебного разбирательства перегруженные делами судьи часто просят забрать исковое заявление – дескать, зачем затевать тяжбу, если вопрос решен. Не повторяйте этой моей ошибки. Требуйте вынесения судебным заседанием частного определения в адрес администрации и месткома, настаивайте на взыскании лично с директора суммы для оплаты вашего вынужденного прогула. Администрация лишний раз подумает, прежде чем повторить попытку увольнения такого несговорчивого сотрудника.

7. Ваше орудие – гласность. Не стесняйтесь рассказывать о своих делах коллегам и знакомым, предавайте гласности каждую беседу с начальством. Описывайте эти беседы в письмах, заявлениях, жалобах, докладных записках, направляемых в различные инстанции.

 

8. Спорный вопрос – ходить ли на прием в разные учреждения и к собственному начальству или обращаться к ним в письменном виде? Я предпочел второе, зная, что на прием попасть нелегко, а свои начальники часто отделываются отговорками, не принимая мер по существу. С другой стороны, при живой беседе иногда можно услышать любопытные заявления, не всегда совпадающие с буквой закона. Оспаривая их, вы можете значительно увеличить поток обращений и жалоб, исходящих из-под вашего пера.

9. Тщательно продумывайте и редактируйте свои письма и заявления. Постарайтесь максимально четко сформулировать свои требования. Будет полезно обратиться к критически мыслящему знакомому (еще лучше, если им будет юрист) и попросить его проанализировать ваше письмо на предмет соответствия содержания поставленной цели.

10. Будьте занудливы. На заседании месткома проверьте наличие кворума (две трети списочного состава, включая больных, находящихся в отпуске и командировке), запишите фамилии присутствующих членов месткома (только они имеют право голоса), потребуйте ведения подробного протокола.

11. Упоминание об Израиле в исковом заявлении и в судебном заседании может усложнить процесс восстановления на работе. С другой стороны, неоднократное упоминание Израиля в суде может привести к фактическому осуждению незаконной практики увольнения с работы евреев, ожидающих разрешения или только еще собирающихся подавать документы в ОВИР. Как показывают прецеденты, это может способствовать ускорению вашего отъезда из СССР. Каждый должен решить для себя, что важнее: увеличить свои шансы на быстрое получение разрешения или повысить вероятность восстановления на работе. Заинтересованный в большем периоде времени на подготовку к отъезду, я остановился на втором варианте и не упоминал об Израиле в своих исках в суд.

(По материалам самиздатовского бюллетеня об эмиграции советских евреев в Израиль «Право и практика». Выпуск № 5, декабрь 1979 г.)  

Материал предоставлен израильской ассоциацией «Запомним и сохраним»

http://www.soviet-jews-exodus.com , исполнительный директор Аба Таратута

Печатается с любезного согласия газеты «Вести».


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1255




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer12/Kremer1.php - to PDF file

Комментарии: