©"Заметки по еврейской истории"
июнь  2011 года

Анатолий Казачин

Повесть об отце

Один из миллионов, что не вернулся домой. Я мало что знаю об отце. Как же может быть иначе, если я видел его последний раз когда мне было 9 лет?

Но ведь была же мама, мог бы расспросить?

– Да, мог бы, если бы...

Посмотрите на это фото. Это с пропуска на выезд из Ленинграда в июне или июле (не помню точно) 1942 года.

Посмотрите на эти глаза, излучающие боль и горе, она уже знает, что мужа нет, хотя официальное извещение (пропал без вести) придет только в 1944 году, после многочисленных писем-просьб в Москву. Позади страшная зима 1941-42 года в Ленинграде. Каким-то чудом осталась жива сама и умудрилась сохранить обоих детей.

Стоило произнести слово «папа», как моментально ее глаза заливались слезами, а я любил ее, был единственным мужчиной в доме и не мог видеть ее плачущей. Так и пережили все это, почти не упоминая об отце.

Фото отца – единственное сохранившееся со времени перед войной – фото с пропуска на его последнее место работы – завод Пневматика. Почему оно в таком плачевном виде расскажу несколько позднее.

Вся жизнь отца, а ему Бог отвел прожить только 37 лет – умещается между следующими двумя документами:

 

О его родителях мои знания еще скуднее. Знаю, что его отец (мой дед) умер очень молодым – утонул в Днепре. Мать вырастила его и младшую дочь одна. Была женщина энергичная и суровая. Одна содержала какую-то лавчонку. Была очень религиозна. Последние годы перед войной она жила у нас. Высоко на шкафу в нашей комнате – вне моей досягаемости – лежали две толстенные книги, на неведомом мне языке. Иногда я ее видел с одной из этих книг в руках.

В память врезалась одна картина, которая стала мне понятна только здесь, в Израиле: бабушка сидит на низкой скамейке перед раскрытой печкой-голландкой и кочергой выгребает из печки раскаленные камни прямо в ведро с водой, куда погружены кастрюльки и прочая ее посуда. Теперь-то я знаю – готовила свою посуду к Песаху, но тогда вид лохматой старухи в клубах пара, что-то непонятное шепчущей и погруженной в непонятное мне действо, вызывал страх. Перед самой войной разум стал изменять ей и, когда мама застала ее с моей сестрой на руках, шепчущей, что Бог зовет ее и пытающейся влезть на подоконник, пришлось отдать ее в психическую больницу в пригороде Ленинграда. Немцы пришли туда в сентябре. И хотя нет у меня никаких сведений о ней, известно что делали немцы с психическими больными, даже со своими.

От 22 июня 1941 года ничего не осталось в памяти кроме яркого солнечного дня. Зато июль в памяти остался и еще как.

В июле началась эвакуация ленинградских детей. Вот как об этом пишет официальная историография:

...Со 2 июля авиация противника приступила к бомбардировке железнодорожных линий связывавших Ленинград со страной. Эшелоны с эвакуированными детьми стали подвергаться непосредственным угрозам вражеских налетов. 13 июля в Леноблисполкоме была получена телеграмма из Валдайского района с просьбой предоставить эшелон для эвакуации ленинградских детей в другие места, так как станция Едрово, где в тот день находилось более 2 000 детей, подверглась бомбардировке немецкой авиацией. Имели место бомбардировки эшелонов с детьми и на других станциях. Слухи о таких фактах вскоре достигли города, и встревоженные родители стали осаждать районные организации, выясняя судьбу своих детей. Многие из них сами выезжали в районы Ленинградской области, разыскивали детей и возвращались с ними в Ленинград. При первых известиях о случившемся Городская комиссия по эвакуации приступила к составлению планов вывоза детей из Ленинградской области в Ярославскую и Кировскую. Детей перевозили на автомашинах и автобусах к железнодорожным станциям Лычково, Валдай, Боровичи, где часть из них пересаживалась на поезда, уходившие в глубокий тыл. Значительное число детей, отправленных в районы Ленинградской области, возвратилось обратно в Ленинград. К 1 августа 1941 г. из этих районов было вывезено около 115 тыс. человек, но реэвакуация еще не была закончена.

А вот что я помню: Мама получила повестку, что как учительница она мобилизована и назначается воспитателем группы эвакуирующегося эшелона с детьми, можно забрать с собой своих детей. Детей вывезли от предполагаемых бомбежек на юг Ленинградской области, куда-то вблизи от Новгорода. Немцы пришли туда через месяц. То, что осталось в памяти врезалось на всю жизнь.

Утро. Солнце. Яркий летний день. Стоим на станции Бологое. Эшелон с детьми из Ленинграда. Месяц назад вывезли нас из Ленинграда опасаясь бомбежек, под Новгород. Вчера побросали в теплушки как дрова, скорее, скорее, немецкие танки прорвались... Какое-то волнение в вагоне, бегают женщины, обрывки разговоров: надо сделать на простыни красный крест... поставили между двумя воинскими эшелонами... это же дети... вредительство...

Мгновенное окончание суматохи, все посторонние куда-то исчезают, мама – мобилизованная учительница, сейчас воспитательница младшей группы, одной рукой прижимает к себе мою трехлетнюю сестру, а второй – хватает за воротник какого-то мальчика и как котенка вышвыривает в открытую дверь теплушки, затем еще кого-то, мамин рот раскрыт, она что-то кричит... когда подходит моя очередь я слышу – «беги... беги изо всех сил», лететь вниз было страшно, мамин рот – тоже страшно, приземление – на песок, не больно совсем и в уши – какие-то странные хлопки, совсем не сильные, во все стороны летит что-то черное и разбивается о стенки теплушки со странным хлюпающим звуком... Через много времени, когда вернулась способность соображать – понял: комки земли разбивались о стенки теплушки с таким звуком... Провал в памяти...

Почему-то ползу на четвереньках, поворачиваю голову и вижу маму в проеме двери теплушки... по-прежнему одной рукой держит сестру, второй выкидывает детей... я ясно вижу мальчишку в коротких брюках со шлейками, висящий в ее руке... вдруг черное облако закрывает все... оно рассеивается и я не вижу ни мамы, ни вообще теплушки... в памяти осталось –острая, пронзительная, но совершенно холодная мысль: все... больше я маму не увижу...

Провал...

Кончил ползти, потому что уперся головой в забор, не в сами доски забора, их почти не видно за разросшейся зеленью каких-то кустов, а уперся именно в зелень. В секунду, что понял – забор, в уши ворвался какой-то, оглушительный, неслышанный никогда, раздирающий тебя изнутри то ли треск, то ли шум.... ...поднял голову от забора вверх и увидел языки пламени, вылетающие из кустов, не помню то ли два, то ли три, но помню, что не один и еще, что осталось в памяти, так как было совершенно неожиданно – голоса женщин за кустами, как то связанные с языками пламени, голоса почти спокойные, звонкие, молодые.

Только потом, когда вернулась способность мыслить, понял – за кустами были многоствольные зенитные пулеметы и девушки обслуживавшие их.

Провал в памяти...

На въезде на станцию Бологое есть озеро или полузаросшее болото.

Когда после окончания института стал работать и появились командировки в Москву, старался проснуться в поезде среди ночи и посмотреть на Бологое, на это озеро. В темноте почти ничего не было видно. Когда появился так наз. сидячий поезд на Москву, отправлявшийся днем, упросил начальство разрешить мне остановку в Бологое на несколько часов и потом пересесть на обычный ночной поезд. Самое трудное в этой эпопее было уломать гл. бухгалтера, он не знал, как сделать так наз. бухгалтерскую проводку. Но в конце концов разрешили.

Помню последнюю фразу бухгалтера: Если пересядешь на «Стрелу» (имеется в виду комфортабельная «Красная Стрела») – ни копейки не заплачу! Инженеришка паршивый и на «Стреле» ездит!?

Но это было уже в годах 1957-59.

Сошел с поезда, нашел болото. Оно почти заросло травой. То, что искал – не нашел. Тогда, в 1941, там был какой-то как узкий полуостров далеко вдававшийся в воду. На нем сидели и лежали десятки детей. Кто их туда привел? Как я туда попал? Ничего не помню. Не помню, как нашлась мама с сестрой. Помню только, что остаток дороги до Ленинграда ехали не в теплушках, а в пригородных, с широкими скамейками, вагонах. Но самое удивительное, что врезалось в память это – когда поезд на поворотах изгибался, можно было видеть самолет, сопровождающий поезд. Маленький двукрылый самолетик, летящий то с одной, то с другой стороны поезда.

Маленькая стрекочущая стрекоза, что бы она делала, кроме как геройски погибнуть, если бы появились мессершмитты. Но она летела и сопровождала поезд какое-то время.

Кто ты, безвестный командир, кто в бардак июльского отступления выделил самолет, когда каждый был на вес золота, сопровождать поезд с детьми. Вечная тебе память!

А потом был ужас!

Когда в вагонах потемнело – поезд втягивался под своды вокзала – перрон вдруг наполнился десятками, может быть сотнями, бегущих женщин.

Искаженные ужасом лица, раззявленные в диком крике рты, руки вздетые над головами... Матери искали своих детей.

Весть о разбомбленном эшелоне с детьми достигла города раньше прихода эшелона.

Как родители находили детей, что там было с нами – ничего не помню.

Помню, как вошли в нашу квартиру на Петроградской стороне – разбросанные по комнате мужские вещи и записка на столе:

«Я ушел в ополчение, все равно возьмут, а так тебе будет легче, есть льготы. Наша казарма на Косой линии Васильевского острова. Если приедешь после нашего ухода на фронт – свяжись с парткомом завода.

Целую тебя милая, поцелуй за меня детей. Твой Лева»

Последняя картина: мама, сидящая косо на стуле и ее плач в голос, никогда так не плакала, ни раньше, ни потом...

Уже много времени спустя, во время редких разговоров об отце, я спросил, о каких льготах писал отец в той записке?

Мама посмотрела на меня как-то странно и сказала:

– Боже, какими же дураками мы все были... я не стал продолжать, видя, как ее глаза наполняются слезами.

Уже потом узнал: отцовская дивизия формировалась на Васильевском острове на базе ополченцев Балтийского судостроительного завода.

К ним присоединили ополченцев других заводов и учреждений Васильевского острова, в том числе с отцовского завода «Пневматика», даже студенты Университета были в той дивизии.

Мне не удалось найти официальный документ о льготах добровольцев ополчения, хотя он существует. Ленинградские руководители предусмотрели в нем даже льготу на внеочередное получение дров для отопления, еще там было сказано о льготах в получении жилья и главное: семье добровольца выплачивалась средняя зарплата по последнему месту работы на весь срок пребывания красноармейца в рядах рабоче-крестьянской Красной армии.

Составители этого документа (как и великий Вождь всех времен и народов, без согласия которого такой документ вряд ли мог появиться) не представляли себе, что пребывание красноармейца в рядах непобедимой Красной армии не продолжится больше одного, максимум двух боев.

Насколько добровольным было поступление в «добровольцы»? Петербургский историк Р.Ш. Ганелин вспоминает, как в 1960-70 годы он был свидетелем рассказов в узком кругу бывшего военного комиссара Ленинграда Ф.Ф. Расторгуева о происхождении народного ополчения. «Первые же дни войны, сказал он, выявили невозможность выполнения мобилизационного плана.

Часть тех мест, куда в соответствии с ним следовало направлять мобилизованных, была уже занята противником, другая труднодостижима, тем более в короткие сроки. Тогда он, по его словам, обратился 25 июня к секретарю горкома А.А. Кузнецову с предложением таких принципов формирования частей, которые получили известность как создание народного ополчения и были применены всюду». Понятно, что принцип добровольности выдерживался при формировании этих частей, мягко говоря, далеко не всегда.

...Я думаю, что это была вынужденная мера, когда командование разрешило шестнадцати-семнадцатилетним учащимся 8-й специальной артиллерийской школы, по сути допризывникам, вступить в народное ополчение. В 270-м батальоне нас было около ста человек... Последние снаряды выпущены уже тогда, когда у пушки остались мы вдвоем: я – у панорамы, а шестнадцатилетний Купцов был и подносчиком снарядов, и заряжающим, и замковым. К сожалению, в том бою доты нашей роты не могли поддержать нас – их амбразуры были направлены в другую сторону... (Н.Г. Милаш, бывший наводчик орудия 270-го ОПАБ. – Бой на реке Ижоре)

Выписка из энциклопедии – Народное ополчение (Н.О).

В период Вел. Отеч. войны 1941-45 Н.О. формировалось из лиц, не подлежавших первоочередному призыву по мобилизации. Мобилизац. план 1939 предусматривал формирование Н.О. в виде истребит. батальонов, комплектование к-рых начато 24.6.1941. Инициатором создания массовых боевых формирований Н.О. выступил Ленингр. горком ВКП(б), к-рый 27.6.1941 обратился к Гл. командованию РККА с просьбой разрешить создать Армию Н.О. в составе 7 дивизий и др. частей общей численностью до 200 тыс. чел. 30 июня разрешение было получено. До нач. сентября удалось сформировать и отправить на фронт 10 дивизий, 16 отд. пулеметно-арт. батальонов, 7 партиз. полков (всего св. 135 тыс. чел.). Дивизии и части Н.О. формировались по терр. признаку, комплектовались по штатам кадровых стрелк. дивизий, но из-за нехватки артиллерии, пулеметов и воен. техники доводились до штата только по численности личного состава. Командный состав до ротного звена набирался из кадровых и призванных из запаса офицеров, в звене рота и ниже назначался из числа ополченцев. Спец. части формировались из кадровых военных и призывников. До 60 % ополченцев не имели воен. подготовки. Обучение частей Н.О. продолжалось от 4 дней до 3 недель. В июле 1941 четыре дивизии Н.О. (1-я Кировская, 2-я Московская, 3-я Фрунзенская и 4-я легкая) вели бои на Лужском оборонит. рубеже и в Красногвардейском укрепл. р-не, где понесли огромные потери. Их остатки отступили на ближние подступы к Л. Партиз. полки Н.О. к окт. 1941 потеряли 95 % состава. В сент. 1941 формирование Н.О. на прежних основаниях прекращено, армия Н.О. ликвидирована, дивизии, понесшие наибольшие потери, расформированы, прочие переформированы в кадровые. В мае-сент. 1942 для поддержки войск в случае прорыва противника в город создано 232 отряда Н.О. (19 тыс. чел.), каждый из к-рых был прикреплен к определенному участку рубежа внутр. обороны города. В окт. 1942 эти отряды переформированы в 52 стрелк. батальона (27 тыс. чел.), в мае 1943 из них сформированы 38 батальонов автоматчиков, 15 пулеметно-арт. батальонов, отд. арт. дивизион, 5 саперных рот и 5 рот связи, в марте 1944 эти подразделения расформированы, ок. 1/4 личного состава передано в армию. Всего в разл. формированиях Н.О. участвовало до 200 тыс. чел. (см. табл. на с. 565-66). В честь Н.О. в 1964 назван проспект (см. Народного ополчения проспект), на зданиях, где формировались его части и соединения, установлено 18 мем. досок, в 1966 в составе «Зеленого пояса Славы» сооружен мемориал «Ополченцы» (на зап. окраине г. Пушкин), скульпт. группа «Нар. ополчение» входит в комплекс монумента Героическим защитникам Ленинграда. В 1971 учрежден памятный нагрудный знак «Нар. ополчение Ленинграда». Лит.: Беляев С., Кузнецов П. Народное ополчение Ленинграда. 

Л., 1959; Колесник А.Д. Ополченские формирования Российской Федерации в годы Великой Отечественной войны. М., 1988. Г.В. Калашников.

В отдел полит. пропаганды Ленинградской армии народного ополчения. Полковому комиссару тов. Уварову!

от инструктора отдела политпропаганды т. Никифорова.

Докладная записка «О состоянии форм и методов парт-полит. работы в первом Балтийском полку дивизии Свердловского района».

I Краткая характеристика состояния полка.

Личный состав полка состоит из рабочих, инженерно технического состава и служащих Балтийского завода. Члены ВКП(б) и ВЛКСМ составляют около 43 %. Полк не укомплектован; полностью укомплектован 1 бат., 2 бат на 50 %, 3 бат. в начальной стадии укомплектования, кроме того, при полку существует особ. пулеметн. бат. Строевой и политический состав полка подобран. Размещен полк в казарменных условиях на нарах, подушками и матрацами не обеспечен. Личный состав бойцов за исключением особого батальона не вооружен и не обмундирован. К организованному проведению боевой и полит. подготовке приступили с 8/VII, но начальник штаба полка и штаб созданы только 11/VII.<...> 11/VII в 23-30 была передача Красного знамени особ. батальону, в торжественной обстановке, с присутствием на митинге делегации завода <...> Но были исключения от общего настроения: у 12 человек вдруг появились болезни, чл. ВКП(б) инженер [неразб.], заявил «раз вы меня не можете использовать в полку по специальности металлурга, то я не хочу быть в полку», а либералы из штаба вместо того что дать соответствующий отпор отпустили его на завод, и только 11/VII зам. ком. полка по политчасти т. Левыкин начал принимать соответ. меры через завод. парт. организацию. <...>

IV. Выводы и предложения.

1. В связи [с] неполучением бойцами оружия, обмундирования, а также учитывая, что в силу специфики Балт. завода, рабочие освобождались от военных сборов и поэтом[у] военная подготовка их слабая, первый полк балтийцев дивиз[ии] Свердловского района в настоящее время, за исключением особого батальона, к боевым действиям не готов.

Политдонесение.

<...> Считаю необходимым отметить, что военный комиссар 1 с.п. [2-й гв.ДНО - А.Т.] старший лейтенант т. Афиногенов производит впечатление строевика, а не военкома. Тов. Афиногенов в крепких выражениях указывал на отсутствие учебного оружия и шанцевого инструмента в полку и дал понять, что это, очевидно, результат недостаточного внимания к этому делу со стороны поарм`а, несмотря на мое категорическое замечание о том, что командованию армии и поарм`у прекрасно известно, чего не хватает в полку. Считаю целесообразным сменить тов. Афиногенова на посту военкома полка, заменив его работником, понимающим трудности со снабжением, более политически развитым и могущим действительно политически воспитывать бойцов и командиров своей части. <...>

Батальонный комиссар [Подпись] 24/VII-41 г.

Политдонесение

о ходе формирования Свердловской дивизии на 17.00 4 июля 1941 г. По району контрольная цифра 12 тысяч в штабе формирования имеется карточек добровольцев 6542. Работа вербовочных комиссий удовлетворительна есть лозунги портреты. Виноваты в комплектовании добровольцев парторганизации кот. не сумели по-боевому провести всю работу. Помещения оборудованы недостаточно, сделаны еще только топчаны, в отдельных общежитиях кладут матрацы но это только начало.....

Политдонесение

о ходе комплектования дивизии Свердловского района.

1) Укомплектован I стрелковый полк Балтийцев в количестве 1854 человек

2 стр. полк в количестве 1003 чел.

3 стр. полк -//- 426 чел

арт. полк -//- 72 чел.

Танковый батальон -//- 57 чел.

Штадив -//- 35 чел

Общая цифра выражается в 3447 чел. полностью полки не укомплектованы.

Как безобразный факт надо отметить неорганизованность по 1 полку, где днем было много пьяных, часть лезли в окна и ворота на улицу, много было провожающих, а командование не приняло никаких мер по линии комиссара дивизии, комиссар полка отстранен от работы и переведен в стрелки....

Сегодня Балтийский завод прислал для своих добровольцев 4 репродуктора, несколько партий шашек, шахмат и домино. Дано указание подобрать затейников. Газетами бойцы обеспечены.

Политинформация

О состоянии I полка Свердловской дивизии

(полк завода им. Серго Орджоникидзе)

Распорядка дня полк еще не имеет. Весь день 6 июля командование полка занималось комплектованием рот, взводов, отделений и подбором командного и партийно-политического аппарата. Нормальная военная жизнь с боевыми занятиями и распорядком дня начинается только с завтрашнего утра, т. е. с 7 июля. При чем нужно указать, что этот полк фактически не существует. Завод им. Серго Орджоникидзе должен был комплектовать полк, на самом деле мы имеем только один стрелковый батальон и другие мелкие подразделения. Значит комплектование будет продолжаться. Что я делал сегодня в полку?

1. Помогал Зам. Ком. Полка по политчасти подобрать партийно-политич. аппарат.

2. Инструктировал Зам. Командира (полка) по политчасти и инструктора по пропаганде и агитации о ближайших задачах партийно-политической работы в полку и о политическом обеспечении боевой подготовки

3. На основе беседы и проверки работы инструктора по пропаганде \т. . . . . / я убедился что он не может справляться [со] своей работой, не может обеспечить политическое воспитание бойцов, не может обеспечить организацию политической работы. Поэтому пришел [к] выводу, что его нужно освободить \с/ работы инструктора. Такого же мнения был Зам. Командира полка по политчасти.

Поставили этот вопрос перед Комиссаром дивизии. Комиссар дивизии освободил с работы т. Инструктором по пропаганде выдвинули т. Буйко П.С. Старший лектор отдела пропаганды и агитации Ленинградской Армии Народного Ополчения

[Подпись]

По расчетам, на формирование регулярной дивизии необходимо 8 недель, а на ополченческую – «всего» 1-1,5 недели. Правда, и уничтожались ополченческие дивизии тоже значительно быстрее – за 1-1,5 недели. Жизнь, например, 2-й ДНО была прожита за две недели, после боев в ее полках осталось примерно по сто человек.

Нынешние защитники «наших побед» обычно ставят равенство – мол, и регулярные дивизии несли почти такие же потери в начальном периоде войны. При этом они приводят «убийственный» довод, что для формирования ополченческих дивизий времени уходило в 6 раз меньше, чем на формирование кадровой дивизии. Миф о том, что партийные и комсомольские мобилизации в первые дни войны резко усилили мощь РККА, был нужен тем руководителям, которые не смогли профессионально организовать отмобилизовывание и боевое полностью слаживание. По оценке мобилизационных отделов этот почин поломал все мобилизационные планы и расчеты, потому что в каждой призывной очереди должны были призывать одновременно несколько призывных годов, Оказалось, что к моменту призыва военкоматом они или погибли, или попали в плен, или, имея специальность, например, геодезиста-топографа, служат в похоронной команде

Командный состав призывался со своей очередью, но когда подошла вторая и третья очередь призыва, вдруг выяснилось, что командиры куда-то пропали, а вместе с ними, и специалисты редких армейских профессий. Л., 1959; Колесник А.Д. Ополченские формирования Российской Федерации в годы Великой Отечественной войны

Не получается у меня представить отца именно пулеметчиком. Обычным пехотинцем-ополченцем, в шинели не по росту, согнувшимся под тяжестью навалившейся на непривычные плечи фронтовой жизни 1941 года – это я могу, но представить его катящим станковый «Максим» или бегущим с коробками пулеметных лент – не получается и все тут.

Он был среднего роста, еще в 1960 годы мама говорила, что я его перерос при моих 178 см. Начавшее полнеть тело мужчины разменявшего четвертый десяток. Он мне помнится в какой-то голубой рубашке, которую почему-то называли «блузой». Сложения он был неспортивного, хотя помню, что взял меня однажды на футбол, а в году 1937-38, когда были в последний раз у дедушки с бабушкой (мамины родители) в Дубровно (около Орши) однажды посадил меня на раму велосипеда и мы поехали на речку (приток Днепра). Помню, как я страшно боялся, когда он разворачивался на велосипеде в узком переулке, где стоял дедушкин дом.

Как видно, он был решительным человеком.

В один из последних лет перед войной мы отдыхали «на даче» в Богушевске. Традиция вывозки детей летом из города на деревенский воздух и парное молоко была нерушима в том слое еврейской интеллигенции, к которому он и мама принадлежали. Случай врезался мне в память благодаря его необычности до мельчайших подробностей. Он приехал в отпуск на несколько дней.

.Единственный поезд, которым он мог вернуться в Ленинград, проходил Богушевск что то в 4 или 5 часов утра. Они с мамой проспали. Я проснулся от суеты в доме. Мать с отцом были на кухне, и мать выглядела, как будто случилось несчастье. Отец вдруг спросил ее – у тебя есть сырые яйца? Она что-то ответила. Отец сказал – скорее кипяти воду, вот в этом чугунке и приготовь мне белок от десятка яиц, без желтков. Мать бросилась хлопотать с посудой.

Проснулись дедушка с бабушкой, все собрались на кухне. Я ничего не понимал, что случилось. Когда вода вскипела, папа сказал – возьми его (указал на меня) и уходи из кухни. Мы вышли. Мама сразу же вернулась. Я услышал как бы стон отца и крик мамы. Когда заглянул в дверь увидел, как мама ложкой поливает руку отца белком из яиц из тарелки, отец стоял с каменным лицом, бабушка что-то кричала маме.

Через некоторое время дед ушел за врачом. Отец держал обваренную руку и качался, как бы обдувая ее воздухом.

Теперь пояснения – только что вышел Указ Верховного Совета СССР «Об ответственности за прогулы и опоздания на работу» . За опоздания больше чем на полчаса полагалось до шести месяцев «трудовых» лагерей. Отец обварил руку, получил от врача больничный лист и этим спасся от лагерей.

Когда я пишу, что он и мама принадлежали к интеллигенции – это понятие относительное. Отец считался рабочим-токарем несмотря на то, что и он и мама кончили один и тот же Новозыбковский еврейский (были в 1920 годы такие советские чудеса) педагогический техникум.

Как рассказывала мама, все произошло из-за того, что в нее были влюблены два еврея-студента – папа и еще один их товарищ. Папа был на хорошем счету, стал кандидатом в партию и даже до окончания учебы уже имел направление на работу зав. учебной частью какой-то школы.

На одном из собраний, во время модных тогда «чисток», их товарищ обвинил папу в «неискренности перед партией», так как якобы скрыл, что поддерживал связи с еврейской партией «Бунд». Отец ответил, что единственная его связь с Бундом заключалась в том, что в 1917 году, когда он был 13-ти летним ребенком, он расклеивал революционные листовки разных партий, в том числе и Бунда. Но в те времена этого было достаточно. Отца исключили из партии, и с таким пятном быть учителем было уже невозможно. Сам ли он это придумал или кто-то ему подсказал – не знаю. Он переехал с мамой в Ленинград, устроился на работу на большой завод в качестве чернорабочего, поступил на курсы токарей и начал жизнь «с чистого листа».

Среди документов, которые я вынужден был уничтожить перед отъездом в Израиль (таможня их бы не пропустила) было два пропуска на завод «Большевик», на одном в графе «специальность» стояло – чернорабочий, на втором – токарь 5 разряда. Лишь сейчас я понимаю, каким правильным было решение затеряться в большом городе. В годы сталинского террора исключенный из партии не мог жить спокойно

Еще о его решительности – много лет дома хранились какие-то радужные бумажки, похожие на денежные купюры, с изображением самолета тридцатых годов. Когда перед отъездом я проводил генеральную чистку документов и рассмотрел их, я понял что это билеты на полет Ленинград-Харьков и обратно и вспомнил рассказ мамы о том, что папу премировали за отличную работу полетом в Харьков на так наз. «Всесоюзный слет ударников» (отличных рабочих). Еще не было регулярных авиарейсов в СССР, полет на самолете считался в высшей степени опасной затеей. Как раз незадолго до этого случилась катастрофа гигантского (по тем временам), восьмимоторного самолета «Максим Горький» с конструкторами и рабочими – производственниками, построившими этот самолет и несмотря на протесты мамы, он все-таки полетел.

Как видно он был человеком интересующимся наукой и техникой – мама рассказала, как он однажды пришел с какой-то выставки и увлеченно рассказывал маме: «скоро будем слушать оперу, не выходя из дома. Лемешева увидим». Он был на пробных передачах советского телевидения – экран размером со спичечную коробку. Это было телевидение с так наз. механической разверткой с помощью «диска Нипкова».

Сохранились еще две фотографии отца: на первой – на обороте можно разобрать на штампе фотографии – Гомель.

Так как учился он в техникуме г. Новозыбкова, возможно, это более ранняя фотография. Сохранился диплом окончания техникума мамы – она училась с 1922 года по 1926. Если принять, что фотография отца сделана до 1922 г. значит ему на ней 16-18 лет.

На второй фотографии он в нижнем ряду, первый справа. Что это за парни, по какому случаю решили сфотографироваться, почему среди них нет девушек – на все эти вопросы ответа уже не получить. На обороте нет ни штампа фотографии, ни какой-нибудь читаемой надписи. Вполне возможно, что это представляло для него какую-то опасность. Как подумаешь, какую жизнь они прожили - Этот постоянный страх по любому, самому незначительному поводу!!

Сохранились два письма-записки, которые он написал мне (наверное, вместе с письмом к маме) во время нашего пребывания в Богушевске.

Место из записки, где он пишет о соловье, дает какие-то черточки, говорящие о его внутреннем мире.

Сколько нежности и любви к детям в этих строках. В его голове соловьиные трели, а ведь это последнее лето перед войной. Варшава уже превращена в руины, по мостовым Парижа грохочут сапоги гитлеровских солдат со страшной, механической, выдрессированной красивостью показывающей кто будет владеть миром. В СССР, где он живет, из окон сотен домов слышны звуки патефонной пластинки, так полюбившейся народу как голос времени:

Тучи над городом встали

в воздухе пахнет грозой...

Я не помню что бы в доме велись какие-либо разговоры о близости войны, о войне в Европе, которая шла уже два года. Ни с мамой, ни с соседом из квартиры напротив – Иваном Ивановичем, часто заходившем по-соседски к отцу. Возможно, что память о 1937 годе закрывала им рты – возможно и нет.

Через несколько месяцев начнется война, получившая название «зимней» – война с Финляндией. Она внесет в мое сознание – сознание восьмилетнего ребенка – два новых понятия связанных с моими родственниками «орденоносец дядя Гриша» – Григорий Гельман, лейтенант-танкист, был награжден орденом Боевого Красного знамени «за проявленное мужество при спасении командира под огнем врага».

Высокий, веселый, красивый он появился у нас после госпиталя (легкая рана в руку), показывал дырку от пули в рукаве полушубка, выпячивал грудь с новеньким орденом, рассказывал, как было дело. Но не было на вечеринке еще одной нашей родственницы, веселой толстушки тети Цили – она стала «вдовой красноармейца Матвея Бабинера», а ее сына, моего ровесника Сережу, родственники иногда шепотом называли каким-то словом из «царского времени» – сирота. И в моем детском сознании иногда мелькала мысль, что война это не только бравые кавалеристы из кинофильма «Чапаев», которые со вздетыми над головой шашками лихо несутся «рубать врагов». На войне летают пули, которые ранят и убивают.

Сейчас, когда после легкого нажима кнопки компьютера, на тебя обрушивается лавина информации и вдумчивый человек, путем сопоставления разных мнений может придти к более или менее достоверному пониманию событий, становится понятно, какой шанс подготовиться к Большой Войне дала Сталину и его камарилье маленькая полузабытая (кроме финнов) Зимняя война 1939-40 годов.

Известно многое – даже что потери Красной Армии убитыми составили ровно 65 384 чел. – сайт Зимняя война 1939-40 г. – (если верить способности советских чиновников подсчитать всех замерзнувших в снегах Финляндии и самое главное – правдиво доложить об этой цифре), известна даже фамилия командира Майнильской провокации (майор НКВД Окуневич – умер в 1986 году), послужившей поводом к войне. Известно даже как изволил гневаться будущий генералиссимус:

Финская подножка-Бунич В.И. – на сайте Зимняя война 1939-40 годов

У Сталина есть все причины быть недовольным. Помимо прочего, война с финнами была задумана, чтобы продемонстрировать всему миру несокрушимую мощь Красной Армии, а вместо этого получилась демонстрация слабости и полной беспомощности. С оживленным интересом за столь неожиданным ходом военных действий наблюдают из Берлина, Лондона и Стокгольма, из Токио и Вашингтона, из Парижа и Стамбула. В Москве Сталин угрюмо смотрит на своего старого друга Ворошилова. Маршал ежится под взглядом вождя. Где победа в Финляндии, в которой Ворошилов, столь же малограмотный, как и его патрон, нисколько не сомневался? Настолько не сомневался, что даже не посчитал нужным сообщить о начале военных действий находящемуся в отпуске Шапошникову – (начальнику Генерального штаба)!

До недавнего времени в кадрах Красной Армии было пять маршалов. Троих расстреляли, чтобы не умничали. Осталось два. Сталин намекает Ворошилову, что и два маршала – это слишком много. С него хватит и одного Буденного. Ворошилова прошибает холодный пот. Волнуясь и заикаясь, он уверяет Сталина, что к его юбилею – 21 декабря – с финнами будет покончено или по меньшей мере в войне произойдет коренной перелом. В снегах Карелии из последних сил бьется окруженная финнами 9-я армия. Ее пытаются снабжать с помощью воздушного моста, но никто не знает расположения армии в огромных лесных массивах, и большая часть сброшенных на парашютах грузов попадает в руки финнов. Выяснилось, что полностью отсутствует какое-либо взаимодействие между родами войск. Армады советской авиации вообще не имели никаких средств взаимодействия с сухопутными войсками и бесцельно бороздили финское небо, не в силах помочь своей истекающей кровью и замерзающей пехоте. Задуманные флотом, также без всякой связи с сухопутными силами, эффектные импровизации ни к чему хорошему также привести не могли. Корабли рвали корпуса о льды Финского залива, подрывались на минах, постоянно проигрывая артиллерийские дуэли с невероятно метко бьющими финскими береговыми батареями. Буксиры с трудом дотащили в Либаву избитый финскими снарядами новенький крейсер «Киров».

Красная Армия сразу же была втянута в ожесточенные бои, показав себя в них плохо обученной и фактически неуправляемой толпой. В сорокоградусные морозы армия начала военные действия, не имея ни полушубков, ни валенок, ни лыж, на которых, кстати, никто не умел ходить. Мобильные отряды финских лыжников, перекрыв немногочисленные дороги Карельского перешейка завалами и минами, быстро парализовали движение огромной, неуправляемой толпы и, смело маневрируя по снежному бездорожью, начали истребление противника.

В городском парке публично расстреливают командующего 9-й армией генерала Виноградова и нескольких офицеров его штаба.

Попытки взять линию Маннергейма «на ура!» были прекращены. Началась серьезная подготовка к наступлению. Со всех районов страны подвозились новые дивизии и корпуса, танки и артиллерия. На Карельском перешейке в дополнение к 7-й армии была развернута еще одна – 13-я. Общее количество сосредоточенных против Финляндии войск уже почти равнялось населению этой страны. Артиллерии навезли столько, что для нее не хватало места на Карельском перешейке – орудия стояли колесо к колесу. Организационно войска были сведены во вновь образованный Северо-Западный фронт, командовать которым был назначен командарм 1-го ранга Тимошенко – человек без какого-либо военного образования, приглянувшийся Сталину еще в годы гражданской войны своей физической силой, беспощадностью и тупостью... командарм карту читал туго, усвоив из всех методов руководства войсками еще со времен гражданской войны фразу: «Собственной рукой шлепну!» Тимошенко спешил. Приказ Сталина гласил – не позднее середины марта занять Хельсинки. 1 марта делается попытка сходу штурмом овладеть городом. (Выборгом) Попытка кончается окружением и разгромом 18-й дивизии Красной Армии. Войска останавливаются и снова ждут подкреплений. 6 марта советские войска снова идут на штурм и снова отбрасываются с большими потерями. Тимошенко делает попытку окружить Выборг. Войска, пробившиеся по льду залива, выходят на южное побережье Финляндии с задачей перерезать железную дорогу Выборг-Хельсинки. Из этого десанта не вернулся никто – все были уничтожены финнами. Не все командиры батальонов умели читать карты. Связь была примитивной и тут же вышла из строя. Любая финская школьница стреляла лучше знаменитых «ворошиловских стрелков». В частях не было маскхалатов – их срочно стали шить на всех фабриках Ленинграда. Каждый квадратный метр был минирован противником. Саперы не могли разобраться ни в системе минирования, ни в самих минах. Горели танки и автомашины, коченели на обочинах трупы людей и лошадей. Раненым не успевали оказывать помощь, они умирали от обморожения. А противника не было – он растворился в лесу, избегая боевого соприкосновения с наступающими армиями.. Целую неделю шел штурм линии Маннергейма, но кроме немыслимых потерь никаких результатов он не дал. Ни на одном участке ни прорвать, ни даже вклиниться в оборону финнов не удалось. Армия истекла кровью и откатилась на исходные позиции. И, как будто этого было мало, с Карельского фронта пришла страшная весть – финны окружили 9-ю армию и часть 8-й армии. В котле оказались более 50 тысяч человек. Пробиться к ним невозможно. Их запасы истекают. В столь страшные морозы их неизбежно ждут гибель или сдача... Таков был подарок к сталинскому шестидесятилетнему юбилею, который пышно отпраздновали в Москве 21 декабря.

Обойти Выборг справа также не удалось. Взорвав шлюзы Сайменского канала, финны затопили всю территорию вокруг города. Тимошенко неистовствовал. Приближалась весна, а с ней распутица, когда любое наступление станет невозможным. Командующий фронтом продолжал гнать войска вперед. По грудь в ледяной воде, скашиваемые финскими пулеметами, красноармейцы продолжали жертвовать собой во славу засевших в Кремле политических авантюристов... Итак, договор был подписан. Начиная с четырех часов утра советское радио, вопреки обычному ночному молчанию, ежечасно передавало текст договора. В это же время Сталин, связавшись по телефону с командованием Северо-Западного фронта, ругаясь матом, требовал от Тимошенко и Мерецкова взять Выборг любой ценой. Время еще было: по протоколу, приложенному к договору, военные действия должны были быть прекращены 13 марта в 12.00.

В 6 часов утра, зная о подписании мира, красноармейцы пошли на штурм города, который по статье 11 договора уже отошел к СССР. Шесть часов шел кровопролитнейший, ожесточенный бой. Удар наносился со стороны старого кладбища через железнодорожный вокзал. Несмотря на огромную концентрацию живой силы и техники, взять Выборг так и не удалось. Ровно в 12.00, как и предусматривал договор, стороны прекратили огонь. Финны начали отход: за шесть часов боя было потеряно еще 862 красноармейца. По другим источникам, Тимошенко сам попросил у Сталина разрешения штурмовать Выборг до последнего, чтобы «финны запомнили надолго». Сталин покрыл его матом, но разрешил. Вполне может быть.

Но Сталин был не просто раздражен – он был потрясен. И дело было не в том, что на полях сражений Финской войны Советский Союз ярко продемонстрировал полную бездарность военного руководства, полную беспомощность армии в решении элементарных оперативно-тактических задач. Дело было даже и не в кошмарных потерях и не в том, что СССР потерял все остатки своего международного престижа и как борец за мир, и как мощная военная держава, а в том, что Сталин с ужасом осознал с такой армией осуществить операцию «Гроза» (план превентивного удара по Германии) невозможно. Не до жиру быть бы живу.

Лейб-медики вождя, доктора Вовси и братья Коганы, констатировали у вождя предынфарктное состояние. Они просили, чтобы вождь прекратил свое неумеренное курение и отдохнул хотя бы недели две. Сталин мрачно отмахнулся. Нет-нет! Не сейчас. Необходимо полностью реформировать армию.

Он гонит с поста наркома обороны своего любимца Ворошилова и назначает на его место Тимошенко, который совершенно напрасно беспокоился о своей судьбе. Напротив, Сталину понравилось, как Тимошенко рвал линию Маннергейма, завалив ее трупами. Решительный человек. С таким можно работать! Вместо ожидаемого расстрела Тимошенко получает звание маршала и Героя Советского Союза.

С 23 по 31 декабря 1940 г. состоялось совещание высшего командного и политического состава РККА (всего 270 человек). Основной доклад об итогах боевой подготовки сделал начальник Генерального штаба РККА генерал армии К.А. Мерецков, доклад о наступательной операции – командующий войсками КОВО генерал армии Г.К. Жуков, об оборонительной операции – командующий войсками МВО генерал армии И.В. Тюленев....

Из доклада Тимошенко на совещании высш. комсостава (просто поразительно, как после такого фиаско в Финляндии этот доклад не отражает никакой попытки осмыслить происходящее – это просто набор трескучих верноподданнических фраз). Судите сами –

Для выполнения задач боевой подготовки 1941 года Красная Армия располагает всем необходимым. Она имеет самое основное растущий командный состав, крепкое и устойчивое политико-моральное состояние войск и материальную базу...

Общие задачи для всех родов войск

1. На основе правильного сочетания методов воспитания и дисциплинарной практики обеспечить насаждение во всех звеньях армии действенной крепкой советской воинской дисциплины.

Дисциплина является главной силой армии. Недостаточно, чтобы наш боец бессознательно подчинялся требованиям дисциплины из-за боязни наказания. Он должен быть убежден, что дисциплина в армии необходима и что его начальники тоже подчиняются ей..... Командир должен быть образцом и примером для своей части. Он должен быть на голову выше своих подчиненных... Успех в бою зависит не только от численности и выучки бойцов, от мощи и обилия технических средств, но и от моральных сил бойцов....

Извлекая уроки из опыта последних войн, в том числе и войны с белофиннами, нам нужно придти к выводу, что наша пехота требует к себе большего внимания, чем мы уделяли ей до сих пор. Нам пришлось на своем собственном опыте убедиться, что без хорошей пехоты в современной войне победы не достигнешь... Нужно теперь же добиться действительного перелома в одиночной подготовке бойца. ... роль одиночного бойца огромна. Без инициативного бойца и младшего командира нельзя рассчитывать на успех в бою... прикрываемая огневым щитом от противника, пехота чувствует себя надежнее и может успешно продвигаться вперед, доводя свой штыковой удар до противника...

Конница в современной войне занимает важное место среди основных родов войск, хотя о ней здесь, на нашем совещании, мало говорили. На наших обширных театрах конница найдет широкое применение в решении важнейших задач развития успеха и преследования противника после того, как фронт противника будет прорван.

Наша артиллерия, имея все необходимые калибры и нужную подвижность (это на конной тяге то), призвана сыграть в бою важнейшую роль. Своим огнем она должна проложить путь пехоте и танкам и совместно с ними решить успех боя.

Анализируя вопросы применения артиллерии в последних войнах, я приходу к выводу, что боевую подготовку артиллерии Красной Армии нужно вести на следующих началах:

ведение централизованного, управляемого массированного огня крупных артиллерийских масс;

взаимодействие крупных артиллерийских масс с пехотой, танками, авиацией не только на принципе разделения задач, но и на принципе совместного выполнения одной задачи (что особенно трудно);

ведение сложных видов стрельб: на топографической основе, в условиях ночи, на рикошетах и т. д.

Автобронетанковые войска

1. Успешные наступательные операции на Западе в большой мере были обусловлены активными действиями танков в больших массах. Мехвойска явились средством прорыва и средством развития прорыва.

Война потребовала от мехвойск умения самостоятельно решать некоторые боевые задачи, вплоть до прорыва укрепленной полосы и, наряду с этим, умелого взаимодействия с авиацией, артиллерией и пехотой.

Действительное состояние автобронетанковых войск видно из всего лишь одного отрывка из воспоминаний маршала Рокоссовского, он писал: «Несчастье заключалось в том, что корпус только назывался механизированным. С горечью смотрел я на походе на наши старенькие Т-26, БТ-5 и немногочисленные БТ-7, понимая, что длительных боевых действий они не выдержат. Не говорю уже о том, что и этих танков у нас было не больше трети положенного по штату. А мотопехота обеих танковых дивизий! Положенных машин у нее не было, но поскольку значилась моторизованной, не имела ни повозки, ни коня» (К.К. Рокоссовский. Солдатский долг. М., Воениздат, 1968, стр. 13).

Военно-Воздушные Силы

В боевой подготовке авиации нам надлежит по серьезному заняться следующими вопросами: – выработать у высшего командного состава ВВС единые взгляды по всем оперативным и тактическим вопросам ведения войны в воздухе; отработать взаимодействие с войсками в любых условиях, а также и самостоятельные действия крупными массами и мелкими самостоятельными группами, последовательно следующими одна за другой;

овладеть полетами в ночных и плохих метеорологических условиях; уметь находить и поражать цели ночью и научиться хорошо обслуживать материальную часть;

научиться говорить с землей.

В боевой подготовке воздушных десантных частей и соединений и нам надлежит заняться тем, чего требует современный бой. Нужно учить тому, что придется практически выполнять в бою в тылу у противника. В этом вопросе нам нужно шагнуть дальше Запада, ибо опыт воздушных десантов немцы впервые позаимствовали у нас.

Инженерные войска

Нам нужно всемерно поднять значение, роль и подготовку наших инженерных и саперных войск и обучение инженерному искусству других родов войск, в первую очередь пехоты.

Тыл

Опыт последних войн особо резко выявил роль тыла в непрерывности питания современного боя и операции материально-техническим снабжением. Стало ясно, что успех боя и операции зависит от четко организованной и стройной работы всех органов тыла (планирующих и снабжающих).

В этой неоспоримой истине мы убедились на Карельском перешейке при прорыве линии Маннергейма. Опыт проведенных нами операций показал чрезмерную громоздкость нашего войскового и армейского тыла, его неповоротливость и уязвимость от авиации противника, а также крайне низкую выучку тыловых частей, учреждений и органов управления тылом

Тренировать на практической работе и на занятиях органы снабжения в частях и соединениях в оперативности и поворотливости.

Уделить особое внимание сколачиванию отделов штабов по устройству тыла и служб снабжения с тем, чтобы они понимали друг друга и обеспечивали бы своевременное питание боя и операции.

Штабы

Теперь уже каждому командиру части, соединения известно, что он может с успехом командовать, управлять боем только при наличии хорошо подготовленного им, сколоченного и организованного штаба. Труд штабных командиров нужно всемерно уважать и ценить.

Мое внимательное изучение письменных докладов наших генералов по тактическим и оперативным вопросам, а также выступления здесь по докладам и решение летучек убедили, что у некоторых наших генералов еще слаба база знаний; нет глубокого анализа вопросов; отсутствует перспектива развития отдельных положений современной операции.

Огневая подготовка.

В целом огневая подготовка должного роста не дала и оценивается плохо.

На осенней инспекторской проверке во многих военных округах только отдельные стрелковые дивизии, полки и подразделения получили положительную оценку. Так, например, в Западном особом военном округе из 54 проверенных частей положительную оценку получили только 3. В Ленинградском военном округе из 30 проверенных частей получили положительную оценку только 5. В Приволжском военном округе из 15 проверенных частей получили положительную оценку только 6. В Уральском военном округе из проверенных 18 частей положительную оценку получили только 3.

Боевые действия с японо-маньчжурами на р. Халхин-Гол и война с белофиннами показали беспредельную преданность бойцов, командиров и всего начальствующего состава социалистической Родине, партии, правительству и великому Сталину. Эта преданность и неизмеримо высокая, крепкая политическая и моральная подготовка и общее моральное состояние всего личного состава дали возможность на Карельском перешейке, несмотря на суровые климатические условия, в исключительно трудных местностях, представляющих естественные и искусственные преграды, прорвать линию Маннергейма, которую ни одна армия в мире не считала доступной к штурму. Недостаточные твердость и крепость командования при недостаточно опытном комсоставе привели к тому, что мы имели отрицательные моменты в боевой подготовке войск.

Отмечается некоторая пассивность со стороны старших и высших начальников в вопросе перестройки методов боевой подготовки, боязнь идти в войска. Работать по старинке засело крепко в головах командиров и политработников. Пора понять, что перестроить работу значит не только самому работать, но и учить подчиненных.

Имеют место противодействия в проведении этой перестройки. Как же иначе понять факты рукоприкладства со стороны политруков или массовые случаи обмораживания при – 7°. В 17-й армии имел место случай, когда зам [еститель] по политчасти, не прочитав Дисциплинарного устава, стал разъяснять, что теперь можно бить красноармейца чем попало, даже указывал – ломом, топором и т. д. Было два (только два??) случая рукоприкладства. Это является не только противодействием, но прямой провокацией, стремлением сорвать требование Народного комиссара. Этим товарищам мы можем рекомендовать не ждать, а немедленно начать по-настоящему работать и учесть, что для того, чтобы боевую готовность наших войск довести до необходимого уровня, требования Народного комиссара обороны будут расти и усложняться по мере нашего продвижения вперед.

Из выступлений в прениях: Смирнов А.К., генерал-лейтенант, генерал-инспектор пехоты Красной Армии

Вся практика проведенных учений показывает, что мы в лице нашего командира батальона (когда он увязывает свою работу с различными командирами артиллерийских, танковых видов войск) не имеем достаточного развитого командира, потому что он не овладел, не понимает существа родов войск, и поскольку командир в артиллерии, в танковых войсках и в других войсках он более сохранен, то там, конечно, командир дивизиона, командир батальона с точки зрения своей военной культуры отличается от пехотного командира батальона, стоит выше его (какие перлы русского языка, четкость изложения мысли у генерала)

Курдюмов В. Н., генерал-лейтенант, начальник Управления боевой подготовки Красной Армии

2. Большие организационные мероприятия и развертывание новых частей и соединений во всех военных округах. В связи с этим – огромная текучесть и некомплект старшего и среднего начальствующего состава, особенно во внутренних военных округах. Я здесь не буду приводить всех цифр. Так, например, только по ОрВО за год убыло старшего и среднего начальствующего состава 771 человек, прибыло на укомплектование – 5 833 человека. Имелся большой некомплект среднего начальствующего состава – 878 человек, из них командиров рот – 210 человек... Еще большая текучесть отмечалась в звене младшего командного состава. В ряде округов он обновился на 60-70 процентов. Так, в ПриВО 70 процентов среднего командного состава и командиров батальонов имеют практический командный стаж от 5 месяцев до 1 года. В этом же округе все командиры стрелковых полков, кроме одного, командуют частями первый год.

После совещания в Генштабе 2-6 и 8-11 января были проведены стратегические штабные игры. Об этих играх несколько позже в книге маршала Жукова Г.К. «Воспоминания и размышления».

На другой день после разбора игры Сталин вызвал Жукова и сказал, что он назначен начальником Генерального штаба вместо Мерецкова. Мерецкова вскоре посадили. Вождь вспомнил, что тот был начальником штаба у самого Уборевича. Рычагова (командующий авиацией) тоже посадили и уничтожили. И ещё многих. Лучших. В самый канун войны. Уму непостижимо.

В КОВО вместо Жукова назначили генерал-полковника Кирпоноса. «Да мне и дивизии вот так вот хватило бы», – сказал он, входя в кабинет командующего округом и проводя рукой у горла. Какое поразительное признание! Это слова талантливого военного, который несомненно сопоставлял себя со своими учителями. Полковнику Кирпоносу за успешные действия 70-й дивизии в войне с Финляндией присвоили звание Героя. Генерал-майором он стал в 1940-м. Из командира дивизии менее чем в год стать командующим Особым военным округом, – таких карьер не знала никакая армия мира. (Межирицкий)

6-й армией командовал генерал-лейтенант Иван Николаевич Музыченко, волевой и решительный человек. Сын матроса, он с детства познал и нужду и тяжелый подневольный труд. Восемнадцати лет вступил в партию. Дрался на фронтах гражданской войны. Образование – два класса учительской семинарии. Военная подготовка – кавалерийские курсы. Прошел почти все должности в полковом звене. В июле 1937 года был назначен командиром 4-й Донской кавалерийской дивизии, получил звание комбрига. Потом некоторое время преподавал тактику на кавалерийских курсах. В боях на Карельском перешейке в начале 1940 года командовал стрелковой дивизией, а через полгода уже был назначен командующим армией. (Мемуары Баграмяна) В Красной Армии такие карьеры стали закономерны.

Капитан Ф.Н. Матыкин, командир батальона, был назначен сразу командиром стрелковой дивизии. Так же и капитан Н.Н. Нескубо, начальник полковой школы. Майору К.М. Гусеву, командиру эскадрильи, присвоили звание комдива и назначили командующим ВВС Белорусского военного округа. Ст. лейтенант И.И. Копец получил воинское звание полковника и был назначен зам командующего ВВС Ленинградского округа, а к началу войны он, уже генерал, командовал ВВС Западного фронта. В первый день войны, узнав о потерях нашей авиации на аэродромах, И.И. Копец не выдержал потрясения и застрелился. А вестовой Будённого В.И. Книга выдержал потрясение и не застрелился. Он, в награду за выполнение деликатных ординарских поручений, был произведён в генерал-майоры и выпросил командование кавалерийской дивизией, каковую и бросил ничтоже сумняшеся против немецких танков. За гибель 17 тысяч человек он никакого наказания не понёс, поскольку «не рассуждал, а исполнял». (Межирицкий). (Курсив мой – Казачин)

№ П28. ВЫСТУПЛЕНИЕ И.В. СТАЛИНА НА СОВЕЩАНИИ ВЫСШЕГО КОМАНДНОГО СОСТАВА РККА (по поводу итогов финской войны) 14 апреля 1940.

«....Нам страшно повредила польская кампания, (освобождение зап. Украины и Белорусии) она избаловала нас. Писались целые статьи и говорились речи, что наша Красная армия непобедимая, что нет ей равной, что у нее все есть, нет никаких нехваток, не было и не существует. Вообще в истории не бывало непобедимых армий. ... Так вот, что помешало нашему командному составу сходу вести войну в Финляндии по-новому, не по типу гражданской войны, а по-новому? Помешали, по-моему, культ традиций и опыта гражданской войны. Как у нас расценивают комсостав? – а ты участвовал в гражданской войне? Нет, не участвовал. Пошел вон. А тот участвовал? Участвовал. Давай его сюда, у него большой опыт и прочее... Такие же недостатки были в 7-й армии – непонимание того, что артиллерия решает дело. Все эти разговоры о том, что жалеть нужно снаряды, нужны ли самозарядные винтовки, что они берут много патронов, зачем нужен автомат, который столько патронов берет, все эти разговоры, что нужно стрелять только по цели – все это старое, эта область и традиции гражданской войны. Это не содержит ничего современного. У нашего бойца не хватает инициативы. Он индивидуально мало развит. Он плохо обучен, а когда человек не знает дела, откуда он может проявить инициативу, и поэтому он плохо дисциплинирован. Таких бойцов новых надо создавать, не тех митюх, которые шли в гражданскую войну...» Сталин не понимал или боялся признаться, что если солдаты-«митюхи» это полбеды, беда – если «митюхи», красные командиры от взводного до маршала.

А в кабинетах Германского Генштаба уже вовсю разрабатывали «операцию Барбаросса» в основе которой лежали выношенные Гитлером мысли о завоеваниях «Германского жизненного пространства» на Востоке.

Я не знаю, в какой степени была известна среднему советскому гражданину в эти предвоенные годы книга Гитлера «Mein Kampf».Почему-то мне кажется что папе была она известна, так как, по рассказам мамы, он был начитанным человеком.

В своем докладе на VII съезде Советов тов. Молотов привел из книги Гитлера «Моя борьба» следующее место: «Мы, национал-социалисты, сознательно подводим черту под внешней политикой Германии довоенного времени. Мы начинаем там, где Германия кончила шестьсот лет назад. Мы кладем предел вечному движению германцев на юг и на запад Европы и обращаем взор к землякам на востоке. Мы прекращаем, наконец, колониальную и торговую политику довоенного времени и переходим к политике будущего – к политике территориального завоевания. Но когда мы в настоящее время говорим о новых землях в Европе, то мы можем в первую очередь иметь в виду лишь Россию и подвластные ей окраинные государства. Сама судьба как бы указывает этот путь».

Высказывания Гитлера (из дневника начальника германского Генерального штаба генерала Гальдера)

...Борьба двух идеологий: Уничтожающий приговор большевизму не означает социального преступления. Огромная опасность коммунизма для будущего. Мы не должны исходить из принципа солдатского товарищества. Коммунист никогда не был и никогда не станет нашим товарищем. Речь идет о борьбе на уничтожение. Если мы не будем так смотреть, то, хотя мы и разобьем врага, через 30 лет снова возникнет коммунистическая опасность. Мы ведем войну не для того, чтобы законсервировать своего противника. Будущая картина политической карты России: Северная Россия отойдет к Финляндии; протектораты в Прибалтике, на Украине, в Белоруссии. Уничтожение большевистских комиссаров и коммунистической интеллигенции. Новые государства должны быть социалистическими государствами, но без собственной интеллигенции. Не следует допускать, чтобы у них образовалась новая интеллигенция. Здесь будет достаточно лишь примитивной социалистической интеллигенции..... Комиссары и лица, принадлежащие к ГПУ, являются преступниками, и с ними следует поступать как с преступниками. Эта война будет резко отличаться от войны на Западе. На Востоке сама жестокость благо для будущего.

Командиры должны пожертвовать многим, чтобы преодолеть свои колебания. Наши задачи в отношении России разгромить ее вооруженные силы, уничтожить государство. В Северной России, которая будет передана Финляндии, никаких трудностей. Прибалтийские государства отойдут к нам со своим местным самоуправлением. Русины будут нас приветствовать Украина неизвестно; донские казаки неизвестно. Мы должны создать свободные от коммунизма республики. Насажденная Сталиным интеллигенция должна быть уничтожена. Руководящий аппарат русского государства должен быть сломан. В Великороссии необходимо применить жесточайший террор. Специалисты по идеологии считают русский народ недостаточно прочным. После ликвидации активистов он расслоится. Кавказ позже будет отдан Турции.

Одна сцена в нашем дворе в начале лета врезалась мне в память. Наш двор не был типичным ленинградским двором-колодцем, открытым только к небу. Он был открыт на угол двух улиц, десяток тополей окружал его, были во дворе даже кусты и цветы и дворник Татарин заботливо поливал их. Так его все звали, так к нему все обращались за какой-то помощью Татарин, я, по крайней мере, не знал его настоящего имени и когда я иногда просил его: Татарин, дай кишку подержать так мы ребята во дворе называли поливочный шланг он молча совал мне в руки "кишку" и отправлялся по каким-то своим дворницким делам. Соседи вкопали в одном из углов двора маленький дощатый стол и часто по вечерам или в воскресенье оттуда доносился треск домино – «забивали козла». Я не помню, чтобы папа участвовал в этой забаве, также не помню, чтобы он играл с нами в «рюхи» (так у нас назывались городки) или в лапту (русская лапта праматерь американского бейсбола). Зато сосед наш по дому Иван Иванович часто вставал из-за стола и присоединялся к нашим ребячьим забавам. Он был слесарем на одном из заводов и когда его мощная рука бралась за биту в лапте, мы задерживали дыхание, а наш «предводитель», гроза всех мам ближайших домов Пашка, просил «Иван Иваныч, только не изо всех сил». Мы знали, что если «изо всех сил» то мяч улетит далеко за пределы двора и наверняка станет добычей «дерябкинских» мальчишек, живших по соседству с Дерябкинским рынком. Это было до эры футбола, потому что надувной мяч стоил целое состояние для нас, «пролетарских детей». Так вот, в тот день, яркий солнечный день начала лета за столом сидели папа, Иван Иванович и еще двое соседей. Но костяшки домино лежали спокойно в коробке, а на столе была развернута газета и до нас иногда доносились не очень понятные слова: Гитлер, пакт о ненападении, Чемберлен, сталинские соколы, ворошиловский удар. Вдруг Иван Иванович встал и закричал нашему Пашке: «Пашка, иди сюда». Пашка подошел.

Тебе сколько лет? Семнадцать?

Нет, шестнадцать исполнилось, он назвал какой-то месяц (не помню).

Все равно! Вот тебе скоро в армию! Можно Гитлеру верить?

Можно, ответил Пашка, ведь он теперь за нас, против английских капиталистов!

Эх, дураки вы все, дураки. Да пускай они молотят друг друга, на нас меньше сил останется.

Во всех книгах о предвоенном времени подчеркивается недоумение и даже некоторый шок при известии о заключении «Пакта о ненападении между Германией и СССР». Я, как видно, был слишком мал, чтобы понимать что-либо в большой политике, поэтому не помню, чтобы кто-либо в семье или в нашем окружении говорили на эту тему. Сейчас, читая документы того времени, тоже невольно впадаешь в шок от некоторых «открытий». Чего стоит, например такое:

№ 179. БЕСЕДА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВНАРКОМА, НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.М. МОЛОТОВА С РЕЙХСКАНЦЛЕРОМ А. ГИТЛЕРОМ В БЕРЛИНЕ. 13 ноября 1940 г. Особая папка.

...Гитлер отвечает, что в секретном протоколе была зафиксирована сфера интересов СССР в Финляндии... Когда же СССР вместе с вопросом о Бессарабии поставил вопрос о Буковине, но несмотря на это «новшество» не предусмотренное соглашением, Германия понимала, что есть моменты, которые делают целесообразным коррективы... Он, Гитлер, видит другие районы, в которых Советский Союз может иметь успех и которые лежат вне районов европейской войны, где Россия может иметь большие результаты, как Германия их имела в Европе... начинает разрушаться огромная империя в 40 миллионов квадратных километров. (Гитлер говорит о Британской империи). Когда она разрушится, то останется, как он выражается, «конкурсная масса», и она сможет удовлетворить всех, кто имеет потребность в свободном выходе к океану... Он думает, что все государства, которые могут быть заинтересованы в этом, должны отложить свои мелкие конфликты для того, чтобы решить этот гигантский вопрос. Этими государствами являются: Германия, Франция, Италия, Россия и Япония…

№ П14. СЕКРЕТНЫЙ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ПРОТОКОЛ г. Москва, 23 августа 1939 г.

При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:

1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.

2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского Государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.

Гитлер сожалеет, что ему до сих пор не удалось встретиться с такой огромной исторической личностью, как Сталин, тем более что он думает, что, может быть, и он сам попадет в историю.

Берлин, 14 ноября 1940 г.

Сотрудники русского посольства в Берлине, как и прежде, очень скупы на информацию о подробностях визита Молотова... Поведение фюрера произвело на Молотова большое впечатление. Через несколько минут он ощутил, что говорит с человеком, который знает, что хочет. Павлов рассказал..., что в беседе с послом Шкварцевым Молотов выразил мнение, что, поговорив с главой Немецкого правительства, поймешь причины его успехов. Он редко встречал человека, которого бы мир оценивал так неправильно...

Каково это читать сейчас, когда до сих пор спорят сколько людей потерял СССР в войне, 27 миллионов или только 15.

Сейчас, в начале XXI века у нас есть «интернет» и спутниковое телевидение. Каково было им, нашим отцам, когда единственными источниками информации были газета «Правда» (сейчас это название вызывает горькую улыбку) и неизвестное нашим детям устройство – радиоточка проводной трансляции или «тарелка» в просторечии. Как просто было им – НАШИМ ВОЖДЯМ – манипулировать нашими отцами. Когда читаешь документы – предвестники войны во мне поднимается дикая злоба.

Отрывки из дневника начальника Генерального штаба немецкой армии генерала Гальдера 7 июля 1940 Сталин заигрывает с Англией с целью заставить ее продолжать войну и тем самым сковать нас, чтобы иметь время захватить то, что он хочет захватить, но не сможет, если наступит мир. (курсив мой – Казачин) Он стремится к тому, чтобы Германия не стала слишком сильной. Однако никаких признаков активного выступления России против нас нет. Русская проблема будет разрешена наступлением. Следует продумать план.

13 июля 1940 Развертывание продлится четыре-шесть недель. Фюреру было доложено: Разбить русскую сухопутную армию или по крайней мере занять такую территорию, чтобы можно было обеспечить Берлин и Силезский промышленный район от налетов русской авиации ИЗ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ РАЗРАБОТКИ ОПЕРАТИВНОГО ОТДЕЛА ОКБ ПО ПОДГОТОВКЕ И ПРОВЕДЕНИЮ КАМПАНИИ ПРОТИВ СССР 15 сентября 1940 г.

Целью кампании против Советской России является: стремительными действиями уничтожить расположенную в западной России массу сухопутных войск, воспрепятствовать отводу боеспособных сил в глубину русского пространства, а затем, отрезав западную часть России от морей, прорваться до такого рубежа, который, с одной стороны, закрепил бы за нами важнейшие районы России, а с другой – мог бы послужить удобным заслоном от ее азиатской части. При этом оперативное пространство России, где развернутся боевые действия на первом этапе, разделено Припятскими болотами на две части, так что локтевая связь между группами войск, действующими севернее и южнее болот, может быть установлена только в ходе преследования.

В ходе дальнейших операций необходимо будет объединить действия обеих главных группировок восточнее Припятских болот и принять решение о конечной военной цели кампании, то есть определить, каким пространством должны будут овладеть наши вооруженные силы. Все это будет существенно зависеть от того, произойдет ли в России после первоначальных успехов немецких войск внутренняя катастрофа, и если да, то когда это случится. Потеряв свои западные территории и выходы к морям, Россия вряд ли сохранит боеспособность. Если даже учесть возможности русской военной промышленности, расположенной на Урале... то все равно следует заключить, что при этих условиях Россия вести войну не сможет... Поэтому достижение рубежа Архангельск – Горький – Волга (до Сталинграда) – Дон (до впадения в Черное море) можно считать весьма далеко поставленной задачей...

Для выработки окончательного оперативного решения в начале декабря 1940 года в генштабе сухопутных сил Германии была проведена военно-штабная игра под руководством 4-го генерал-квартирмейстера генерал-лейтенанта Ф. Паулюса. Ее результаты, доложенные Гитлеру, были использованы в штабе Йодля для составления проекта «Директивы фюрера № 21"Барбаросса". Директива эта была подписана Гитлером 18 декабря 1940 года. Более конкретная разработка плана агрессии против СССР готовилась в штабе Гальдера в январе 1941 года и была утверждена Гитлером 5 февраля. Эта директива впоследствии неоднократно менялась в деталях; ее последний вариант датирован 8 июня 1941 г.

В русской литературе уже существует «Хеопсова пирамида»" всех про- и анти- Суворов (Резун). Для меня лично, с военным образованием младшего лейтенанта запаса пехоты, полученного при военной кафедре Ленинградского Инженерно-Экономического института, чтобы быть анти, вполне достаточно приводимого ниже документа, показывающего, что не было армии, а была (повторяя Бунича Финская подножка) плохо обученная и фактически неуправляемая толпа. Конечно, мысль о завоевании Европы сидела в головах Сталина и его приспешников. Она могла у них окрепнуть после 1 сентября 1939 года, но после блиц-разгрома Франции, но после позора Зимней войны с Финляндией напасть на Германию имея толпу вместо армии!?. Сталин был кавказский бандит, но далеко не дурак! Из дневника Гальдера от 30 сентября 1940-" ...Однако невероятно, чтобы Россия сама начала с нами конфликт. «В России управляют разумные люди».

Приводимый ниже документ доказывает насколько Бунич был прав!

№ П31. ИЗ АКТА О ПРИЕМЕ НАРКОМАТА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР С.К.ТИМОШЕНКО ОТ К.Е. ВОРОШИЛОВА – 7 декабря 1940 г

.Во исполнение постановления СНК СССР от 8 мая 1940 г. за № 690 при приеме Наркомата обороны тов. Тимошенко от тов. Ворошилова в присутствии тт. Жданова, Маленкова и Вознесенского, заслушаны доклады начальников центральных управлений и установлено следующее: Оперативная подготовка

К моменту приема и сдачи наркомата обороны оперативного плана войны не было, не разработаны и отсутствуют оперативные планы, как общий, так и частные.

2. Генштаб не имеет данных о состоянии прикрытия границ. Решения Военных советов округов, армий и фронта по этому вопросу Генштабу неизвестны

3. Подготовка театров военных действий к войне во всех отношениях крайне слаба .... в аэродромном отношении крайне слабо подготовлена территория Западной Белоруссии, Западной Украины, ОДВО и ЗАКВО;

д) ясного и четкого плана подготовки театров в инженерном отношении, вытекающего из оперативного плана, нет. Основные рубежи и вся система инж. подготовки не определены;

Укомплектование и устройство войск

1. Точно установленной фактической численности Красной Армии в момент приема Наркомат не имеет. Учет личного состава по вине Главного управления Красной Армии находится в исключительно запущенном состоянии.... а) крайняя запущенность учета военнообязанных запаса, т.к. переучет не проводился с 1927 года.

Качество подготовки командного состава низкое, особенно в звене взвод-рота, в котором 68 % имеют лишь краткосрочную 6-месячную подготовку курса младшего лейтенанта....

Боевая подготовка войск

Главнейшими недостатками в подготовке войск являются: 1) Низкая подготовка среднего командного состава в звене рота-взвод и особенно слабая подготовка младшего начальствующего состава. 2) Слабая тактическая подготовка во всех видах боя и разведки, особенно мелких подразделений. 3) Неудовлетворительная практическая полевая выучка войск и неумение ими выполнять то, что требуется в условиях боевой обстановки 4) Крайне слабая выучка родов войск по взаимодействию на поле боя: пехота не умеет прижиматься к огневому валу и отрываться от него; артиллерия не умеет поддерживать танки; авиация не умеет взаимодействовать с наземными войсками5) Войска не обучены лыжному делу. 6) Применение маскировки отработано слабо

Состояние родов войск

пехота подготовлена слабее всех других родов войск; ... Военно-воздушные силы. Материальная часть ВВС Красной Армии в своем развитии за последние три года отстает по скоростям, дальностям, мощностям моторов и вооружению самолетов от авиации передовых армий других стран...... Авиационные школы выпускают слабых летчиков, обученных лавным образом на старой материальной части, и вследствие этого молодых летчиков приходится переучивать в частях... Аварийность и катастрофы в авиации продолжают оставаться высокими вследствие слабой подготовки летного состава, незнания им материальной части, низкой дисциплинированности, неорганизованности летной работы и безответственности командиров частей и бригад за происшедшие аварии...

В использовании танковых частей организация взаимодействия с другими родами войск в достаточной степени не отработана… Войска связи – в настоящее время на своем вооружении имеют много устаревших типов телеграфно-телефонных аппаратов и радиосредств. Внедрение новых средств радиотехники проходит крайне медленно и в недостаточных размерах. Войска плохо обеспечены почти по всем видам имущества связи.

Конница. Состояние и вооружение конницы удовлетворительные.. Противовоздушная оборона войск и охраняемых пунктов находится в состоянии полной запущенности. Существующее состояние ПВО не отвечает современным требованиям. ... При существующем состоянии руководства и организации ПВО должная защита от воздушного нападения не обеспечивается...

Санитарная служба в Красной Армии, как показал опыт войны с белофиннами, оказалась недостаточно подготовленной. По вине Санитарного управления не хватало медицинских кадров, особенно хирургов, там, где они больше всего требовались.

Участвовали при сдаче и приеме: Жданов, Маленков, Вознесенский

Немецкий Генеральный штаб прекрасно знал своего будущего противника. Дневник Гальдера. Запись от 23 февраля 1941 года

Основная масса русских танков имеет плохую броню... Уступают нашим танкам в толщине брони и скорости.

О качестве танков – Следя за движением танков, Кирпонос – (Окружные маневры) – морщился. – Не то!

– Удивляться нечему, товарищ командующий, – вздохнул генерал Моргунов. Не успели водители освоить новые машины. Ведь они еще и трех часов на них не наездили.

По маршруту движения танковых полков мы увидели по обочинам немало остановившихся машин. Чем дальше, тем их оказывалось все больше. Кирпонос хмурился. Когда прибывший командир дивизии начал докладывать о ходе марша, командующий перебил его:

Почему, полковник, такой беспорядок у вас? Танки на марше останавливаются, а что же будет в бою?!

Командир дивизии пытался объяснить, что остановились лишь наиболее изношенные танки Т-26 и БТ, преимущественно, из учебно-боевого парка.

И они не должны останавливаться! Плохо за текущим ремонтом следите.

Запчастей к старым танкам не хватает...

Ну а как же с доукомплектованием дивизий корпусов второго эшелона до полного штата? — спросил он Кирпоноса. — Ведь случись что сейчас, и корпуса не смогут вывести значительную часть артиллерии — нет тракторов, транспортом многие дивизия обеспечены далеко не полностью, не на чем будет подвезти боеприпасы. Да и людей не хватает...

Во всех наземных войсках нашего округа (КОВО) больным местом были транспортные средства. Имелось не более 25-30 процентов нужного количества автомобилей и тракторов. Даже в дивизиях, находившихся у границы, их не хватало. В подавляющем большинстве мехкорпусов пехота, считавшаяся моторизованной, могла передвигаться только пешим порядком, а значительная часть дивизионной и корпусной артиллерии оказывалась неподвижной из-за отсутствия средств тяги (Мемуары Баграмяна).

Русские военно-воздушные силы (дневник Гальдера доклад генерала Конрада)

ВВС не являются самостоятельной частью вооруженных сил (организация).

Размещение и количество авиации: 1100 аэродромов, из них годны для использования 200. Оборудование хуже, чем у нас. Мы считаем, что русская авиация насчитывает 4–5 тыс. бомбардировщиков и истребителей, в. Типы самолетов. Разведывательные самолеты — устаревших типов, Штурмовики, большей частью устаревших марок, взаимодействуют с подвижными войсками. Имеется 100-200 штурмовиков новейших типов (скорость – 380 км/час; радиус действия – 700 км; вооружение – только пулеметы, Истребители типа И-16 – хорошие. Вооружение – четыре пулемета или два пулемета и две пушки. По вооружению уступают немецким истребителям (опыт Испании), в скорости – уступают не намного. Строятся машины новых типов, Бомбардировщики: 2/3 – хорошие: СБ-1, СБ-3, а также ТБ-3 [они составляют] – 2/3 всего количества. СБ-1 и СБ-3 имеют радиус действия 600 км и приспособлены для действий ночью и при плохой погоде. Боевая подготовка, руководство, использован. Истребители и бомбардировщики в составе соединений действуют хорошо. Сильная зависимость от ведущего. Обученность слепому полету и действиям в условиях плохой погоды – недостаточная. Истребители обучены действиям против наземных целей, однако их главная задача состоит в борьбе с авиацией в воздухе и на земле. Взаимодействие истребителей и бомбардировщиков отработано недостаточно.

Руководство авиацией твердое и решительное, но не обученное новейшей тактике; в своих действиях схематично и недостаточно гибко.

Наземная организация, войска связи ВВС: Войск связи ВВС в нашем смысле нет. Только радиосвязь. Радиопереговоры в критические моменты ведутся открытым текстом. Наземная организация громоздка. Крупные наземные технические части приданы авиасоединениям. Обеспеченность запасами, по-видимому, плохая.

Продолжение дневника Гальдера 5 февраля 1940 г.

Обсуждение и анализ плана операций на Украине. – Военно-оперативная игра под руководством генерала Зоденштерна. Очень хорошо разыграно и обсуждено. Вырисовывается трудность охвата группировки противника в районе западнее Днепра...

28 февраля Генерал-лейтенант Паулюс: Итоги военно-штабной игры у Гудериана весьма удовлетворительные. Руководство рассчитывает, что для достижения рубежа р. Припять потребуется 11 дней.

ВЫПИСКИ ИЗ ПРОТОКОЛА РЕШЕНИЯ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б) № 269 апреля 1941 г.

п. 125. Об авариях и катастрофах в авиации Красной АРМИИ (Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР)

ЦК ВКП(6) и СНК СССР устанавливают, что аварии и катастрофы в авиации Красной Армии не только не уменьшаются, на все более увеличиваются из-за расхлябанности летного и командного состава, ведущей к нарушениям элементарных правил летной службы. Факты говорят, что из-за расхлябанности ежедневно в среднем гибнет у нас при авариях и катастрофах 2-3 самолета, что составляет на год 600 900 самолетов.

До чего дошел развал нравов в ВВС, показывает небывалый для нашей авиации факт, когда в 29 авиадивизии пропал самолет под управлением командира звена младшего лейтенанта тов. Кошляка М.В., а командование дивизии и руководство ВВС не предприняло серьезных мер к розыску пропавшего летчика. Через двадцать дней лейтенант Кошляк был случайно обнаружен в кабине самолета замерзшим. Из оставленных им писем видно, что летчик после посадки был здоров, жил 8-9 дней, последнее письмо им было написано на 8-е сутки после посадки. В письме написано, что он пытался найти населенный пункт, но из-за глубокого снега был вынужден вернуться к самолету. Летчик Кошляк умер от голода и холода. Поскольку самолет т. Кошляка был обнаружен случайно при учебном полете недалеко от населенного пункта, совершенно очевидно, что при принятии ВВС или 29 авиадивизией элементарных мер по поискам самолета, тов. Кошляк был бы спасен.

ЦК ВКП(б) и СНК СССР постановляют:

1. Снять т. Рычагова с поста начальника ВВС Красной Армии и с поста заместителя наркома обороны, как недисциплинированного и не справившегося с обязанностью руководителя ВВС.

№ 459. ВЫПИСКА ИЗ РЕШЕНИЙ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б) № 34 10 мая 1941 г.

п. 93. О командующем военно-воздушными силами Московского военного округа (Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б)

Отметить, что боевая подготовка частей военно-воздушных сил Московского военного округа проводится неудовлетворительно.

Налет на одного летчика за январь-март 1941 г. составляет в среднем только 12 часов. Ночным и высотным полетам летный состав не обучен. Сорвано обучение летчиков стрельбе, воздушному бою и бомбометанию

№ 219. СООБЩЕНИЕ "МЕТЕОРА" ИЗ БЕРЛИНА ОТ 29 ДЕКАБРЯ 1940

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии «Альта» сообщил [а], что «Ариец» от высокоинформированных кругов узнал о том, что Гитлер отдал приказ о подготовке к войне с СССР. Война будет объявлена в марте 1941 года.

Дано задание о проверке и уточнении этих сведений.

ЦА МО РФ. Оп. 22424. Д. 4. Л. 537. Пометы: «Дать копии наркому и Н[ачальнику] Г[енерального] Ш[таба]. Голиков», «Кто эти высоко информ. воен. круги, надо уточнить. Кому конкретно отдан приказ. Голиков», «Потребовать более внятного освещения вопроса; затем приказать проверить. Первое донесение телеграфом получить от "Метеора" дней через 5 и дать мне. Голиков». Рассылка: Сталину (2 экз.), Молотову, Тимошенко, Мерецкову. Заверенная копия

№ 227. ДОНЕСЕНИЕ «МЕТЕОРА» ИЗ БЕРЛИНА О ВОЕННЫХ ПРИГОТОВЛЕНИЯХ ГЕРМАНИИ ОТ 4 ЯНВАРЯ 1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии «Альта» запросил[а] у «Арийца» подтверждения правильности сведений о подготовке наступления весной 1941 г. «Ариец» подтвердил, что эти сведения он получил от знакомого ему военного лица, причем это основано не на слухах, а на специальном приказе Гитлера, который является сугубо секретным и о котором известно очень немногим лицам.

В подтверждение этого он приводит еще некоторые основные доводы:

2. Подготовка наступления против СССР началась много раньше, но одно время была несколько приостановлена, так как немцы просчитались с сопротивлением Англии. Немцы рассчитывают весной Англию поставить на колени и освободить себе руки на востоке.

3. Несмотря на то, что Германия продает СССР военные материалы, предала забвению занятие Буковины, «не замечает» пропаганды СССР в Болгарии, Гитлером враждебные отношения к СССР не были изменены.

4. Гитлер считает:

а) состояние Красной Армии именно сейчас настолько низким, что весной он будет иметь несомненный успех;

б) рост и усиление германской армии продолжаются.

Подробное донесение Альты по этому вопросу – очередной оказией.

ЦА МО РФ. Оп. 24119. Д. З. Лл. 6-7. Машинопись на специальном типографском бланке. Имеются пометы. Заверенная копия.

№ 158. СООБЩЕНИЕ НКВД СССР НАРКОМУ ОБОРОНЫ СССР С.К. ТИМОШЕНКО

[октябрь 1940 года] Сов. секретно

НКВД СССР сообщает следующие агентурные данные, полученные из Берлина:

1. Наш агент «Корсиканец», работающий в германском министерстве хозяйства в качестве референта отдела торговой политики, в разговоре с офицером штаба Верховного командования узнал, что в начале будущего года Германия начнет войну против Советского Союза. Предварительным шагом к началу военных операций против СССР явится военная оккупация немцами Румынии, подготовка к которой происходит сейчас и должна, якобы, осуществиться в течение ближайших месяцев. Целью войны является отторжение от Советского Союза части европейской территории СССР от Ленинграда до Черного моря и создание на этой территории государства, целиком зависимого от Германии. На остальной части Советского Союза, согласно этих планов, должно быть создано «дружественное Германии правительство».

Наш агент за достоверность этих данных не ручается.

2. Офицер штаба Верховного командования (отдел военных атташе), сын бывшего министра колоний _________, заявил нашему источнику __________ (б. русский, князь, связан с военными немецкими и русскими аристократическими кругами), что по сведениям, полученным им в штабе Верховного командования, примерно, через шесть месяцев Германия начнет войну против Советского Союза.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР (Л.Берия)

№ 281. АГЕНТУРНОЕ СООБЩЕНИЕ «ДОРЫ» ИЗ ЦЮРИХА ОТ 21 ФЕВРАЛЯ 1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

По сообщению начальника разведслужбы швейцарского генштаба Германия имеет сейчас на востоке 150 дивизий. По его мнению, выступление Германии начнется в конце мая.

ЦА МО РФ. Оп. 24122. Д. 1. Л. 49. Машинопись на специальном бланке. Заверенная копия. Пометы: «НО-1. Это вероятно... деза. Надо указать "Доре". Голиков. 20.02.41. г.», «Уточнение будет запрошено при первой работе рации. 28.04.41 г. 

№  422. СООБЩЕНИЕ БЕРЛИНСКОЙ РЕЗИДЕНТУРЫ НКГБ СССР

№ 22904 30 апреля 1941 г.

Источник «Старшина», работающий в штабе германской авиации, сообщает, что по сведениям, полученным от офицера связи между германским министерством иностранных дел и штабом германской авиации Грегора, вопрос о выступлении Германии против Советского Союза решен окончательно и начало его следует ожидать со дня на день. Риббентроп, который до сих пор не являлся сторонником выступления против СССР, зная твердую решимость Гитлера в этом вопросе, занял позицию сторонников нападения на СССР.

По сведениям, полученным в штабе авиации, в последние дни возросла активность в сотрудничестве между германским и финским генеральными штабами, выражающаяся в совместной разработке оперативных планов войны против СССР. Предполагается, что финско-немецкие части перережут Карелию, с тем чтобы сохранить за собой никелевые рудники Петсамо, которым придается большое значение.

Румынский, венгерский и болгарский штабы обратились к немцам с просьбой о срочной доставке противотанковой и защитной артиллерии, необходимой им в случае войны с СССР.

Доклады немецкой авиационной комиссии, посетившей СССР, и военно-воздушного атташе в Москве Ашербреннера произвели в штабе авиации удручающее впечатление. Однако рассчитывают на то, что, хотя советская авиация и способна нанести серьезный удар по германской территории, тем не менее германская армия быстро сумеет подавить сопротивление советских войск, достигнув опорных пунктов советской авиации и парализовав их.

По сведениям, полученным от Лейббрандта, являющегося референтом по русским делам при внешнеполитическом отделе НСДАП, подтверждается сообщение Грегора, что вопрос о выступлении против Советского Союза считается решенным.

№ 590. АГЕНТУРНОЕ СООБЩЕНИЕ «РАМЗАЯ» ИЗ ТОКИО ОТ 20 ИЮНЯ 1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

Германский посол в Токио Отт сказал мне, что война между Германией и СССР неизбежна. Германское военное превосходство дает возможность разгрома последней большой европейской армии, также хорошо, как это было сделано в самом начале... (искажение) потому, что стратегические оборонительные позиции СССР до сих пор еще более небоеспособны, чем это было в обороне Польши. Инвест сказал мне, что японский генштаб уже обсуждает вопрос о позиции, которая будет занята в случае войны.

Предложения о японо-американских переговорах и вопросы внутренней борьбы между Мацуока с одной стороны и Хиранума с другой застопорились потому, что все ожидают решения вопроса об отношениях СССР и Германии.

ЦА МО РФ. Оп. 24127. Д. 2. Л. 463. Пометки: «Инф.Панфилов», «К учету 22.06.41 г.». Заверенная копия.

№ 493. ЗАПИСКА НАРКОМА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ СССР И.В. СТАЛИНУ, В.М. МОЛОТОВУ И Л.П. БЕРИЯ С ТЕКСТОМ БЕСЕДЫ, ПОЛУЧЕННЫМ АГЕНТУРНЫМ ПУТЕМ, О ГЕРМАНСКИХ ПЛАНАХ ВОЙНЫ С СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ № 1856/М 25 мая 1941 г. Совершенно секретно

19 мая с. г. в беседе с источником НКГБ СССР «Лицеист» сообщил следующее:

Германия сконцентрировала сейчас на советской границе около 160-200 дивизий, снабженных большим количеством танков и самолетов, которых имеется там около 6000.

Война между Советским Союзом и Германией маловероятна, хотя она была бы очень популярна в Германии, в то время как нынешняя война с Англией не одобряется населением... Германские военные силы, собранные на границе, должны показать Советскому Союзу решимость действовать, если ее к этому принудят. Гитлер рассчитывает, что Сталин станет в связи с этим более сговорчивым и прекратит всякие интриги против Германии, а главное, даст побольше товаров, особенно нефти.

Советский Союз имеет на границе с Германией также громадные силы 4-миллионную армию, но эта армия нисколько не пугает Германию. Она опасается только того, что последствия войны будут неизбежно настолько разрушительны для Советского Союза, настолько будет дезорганизовано хозяйство, что потребовалось бы очень много времени для наведения порядка. Немедленную выгоду Германия не получила бы от этой войны с Советским Союзом.

Основная беда СССР, с точки зрения военной, заключается в полном отсутствии способных офицеров. Мировая история, пожалуй, не знает другого примера такого негодного руководства военными операциями, какой имел место, например, во время войны Советского Союза с Финляндией. И если все же Советский Союз победил наконец, то в этом нет военной заслуги. Просто - бросали так много стали на каждый квадратный километр, что сломали все, в то время как противнику в конце войны нечем было стрелять. Советские танки, действовавшие в Финляндии, были невероятно низкого качества, часто ломались в пути. Даже в Прибалтике, где не было войны, все дороги были переполнены сломанными танками во время занятия Красной Армией Прибалтики. Разве с таким оборудованием можно воевать с германскими танками, которых не пугают тысячи километров сахарских песков? Советско-финляндская война показала также, что советский летный состав не умеет воевать. У финнов было максимум 200 аэропланов, а с советской стороны участвовало 2500, которые все же не смогли вывести из строя финский флот и не сумели дезорганизовать транспорт. А смотрите, что сделали немцы в Югославии и Греции?..

Германский план войны с Советским Союзом разработан самым детальным образом. Максимальный срок войны 6 недель. За это время Германия овладела бы почти всей европейской частью СССР, но правительства в Свердловске не трогала бы. Если Сталину после этого удалось бы спасти социалистический строй в остальной части СССР, то Гитлер этому не мешал бы.

По выражению «Лицеиста», у германской армии имеются еще и такие «штучки», как Скоропадский и другие, которых она держит у себя в кармане готовыми на всякий случай, но пригодность их довольно сомнительная.

Народный комиссар государственной безопасности СССР Меркулов

ЦА ФСБ. Ф. Зос. Оп. 8. Д. 57. Лл. 1500-1504. Машинопись, отпуск.

№ 501. СООБЩЕНИЕ «ЕЩЕНКО» ИЗ БУХАРЕСТА ОТ 28 МАЯ 1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии «АБЦ» сообщает, что Март из Берлина остановился в Бухаресте, сообщает на основании своих личных сведений следующее:

Военная акция Германии против СССР продолжает планомерно подготовляться и, как прежде, является в высшей степени актуальной. Военные приготовления идут как часовой механизм и делают вероятным начало войны еще в июне этого года. Является ли этот огромный механизм, который работает против СССР, только маневром или прелюдией к уже решенной войне, никто не знает, кроме Гитлера и его ближайшего окружения. Ведущие военные немецкие круги тем временем придерживаются мнения, что нужно, безусловно, считаться с немецко-русской войной в этом году....... Насколько далеко зашли эти приготовления, можно видеть из того, что в складах немецкого восточного фронта заготовлено громадное количество ручных часов и других редких в СССР товаров широкой потребности, которые будут посылаться за продвигающимися вперед немецкими войсками и с пропагандными целями будут распределены среди русского населения. Военное развертывание на немецком восточном фронте идет планомерно и с самой большой интенсивностью. Оно будет закончено до середины июня. Главные силы немецких балканских армий возвращены на немецкий восточный фронт. Военный главный удар против Красной Армии будет проведен при большой массированности и, по мнению немецкого военного руководства, в благоприятном для Германии исходе бой будет в пределах трех недель. Жел. дороги, шоссе, телефонная и телеграфная связь будут выведены из строя немецкой авиацией в кратчайший срок, а это будет иметь своим следствием то, что Красная Армия, дезорганизованная и отрезанная от московского центра, будет неспособна к дальнейшим военным действиям. Разрушение всякой связи в большом русском государстве должно автоматически иметь своим следствием распад советской системы.

Обобщая, можно сказать, что война против СССР вообще не представляет проблемы с военной точки зрения. В два-три месяца немецкие войска будут стоять на Урале. Механизированная русская армия поставит себя под удар немецкого наступления в западной части СССР и будет там разбита наголову в кратчайший срок, так как Красная Армия со своими устаревшим броневым оружием и устаревшей авиацией не будет в состоянии устоять перед наступающим и превосходящим количественно немецким оружием, которое далеко ее превосходит. В немецких посвященных кругах нет ни одного человека, который имел хотя бы малейшее сомнение в немедленной победе над СССР. Вообще с немецкой стороны считаются с тем, что Германия должна получить Россию разрушенной саботажем. Переходное время до реставрации будет ставить немецкое управление перед самой тяжелой задачей. Однако также и в этом отношении с немецкой стороны сделаны все приготовления. По моему мнению, война против СССР предстоит определенно и наши войска будут стоять в Москве скорее, чем мы можем себе представить. В военном отношении мы стоим перед нетяжелой задачей, в политическом же положении, напротив, - перед самыми тяжелыми проблемами».

№ 519. ВЫПИСКА ИЗ РЕШЕНИЯ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б)-№ ПЗЗ/176-3 июня 1941 г.

Строго секретно Особая папка

176. Вопрос НКВТ.

1. Разрешить Наркомвнешторгу из особых запасов произвести поставку в Германию во исполнение договора:

меди 6 000 тонн вольфрама 500 тонн никеля 1 500 тонн олова 500 тонн молибдена 500 тонн.

2. Разрешить УГР выдать Наркомвнешторгу 300 тонн молибден-концентрата с содержанием металла 51 % в обмен на ферромолибден по коэффициенту содержания металла.

№ 513. АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ "РАМЗАЯ" ИЗ ТОКИО ОТ 1 ИЮНЯ 1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

Берлин информировал Отт, что немецкое выступление против СССР начнется во второй половине июня. Отт на 95 % уверен, что война начнется. Косвенные доказательства, которые я вижу к этому в настоящее время, таковы:

Технический департамент германских воздушных сил в моем городе получил указания вскоре возвратиться. Отт потребовал от ВАТ, чтобы он не посылал никаких важных сообщений через СССР. Транспорт каучука через СССР сокращен до минимума.

Причины для германского выступления: существование мощной Красной Армии не дает возможности Германии расширить войну в Африке, потому что Германия должна держать крупную армию в Восточной Европе. Для того, чтобы ликвидировать полностью всякую опасность со стороны СССР, Красная Армия должна быть отогнана возможно скорее. Так заявил Отт.

№ 514. АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ "РАМЗАЯ" ИЗ ТОКИО ОТ 1 ИЮНЯ 1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

Ожидание начала германо-советской войны около 15 июня базируется исключительно на информации, которую подполковник Шолл привез с собой из Берлина, откуда он выехал 6 мая в Бангкок. В Бангкоке он займет пост военного атташе.

Отт заявил, что он не мог получить информацию по этому поводу непосредственно из Берлина, а имеет только информацию Шолла.

В беседе с Шоллом я установил, что немцев в вопросе о выступлении против Красной Армии привлекает факт большой тактической ошибки, которую, по заявлению Шолла, сделал СССР.

Согласно немецкой точки зрения тот факт, что оборонительная линия СССР расположена в основном против немецких линий без больших ответвлений, составляет величайшую ошибку. Она поможет разбить Красную Армию в первом большом сражении. Шолл заявил, что наиболее сильный удар будет нанесен левым флангом германской армии.

ЦА МО РФ. Оп.24127. Д.2. Л.422. Пометы: "НО-5. Пошлите "Рамзаю" след, запрос: На №...: «Прошу сообщить: 1. Более понятно сущность большой тактической ошибки, о которой вы сообщаете, и 2. Ваше собственное мнение о правдивости Шолла насчет левого фланга. Голиков. 3.06.41г.", "Но-5. В перечень сомнительных и дезинф. сообщений "Рамзая". Голиков». Заверенная копия.

№ 327. ДОКЛАД НАЧАЛЬНИКА РАЗВЕДУПРАВЛЕНИЯ ГЕНШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА ГОЛИКОВА В НКО СССР, СНК СССР И ЦК ВКП(б) «ВЫСКАЗЫВАНИЯ, [ОРГМЕРОПРИЯТИЯ] И ВАРИАНТЫ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ГЕРМАНСКОЙ АРМИИ ПРОТИВ СССР» 20 марта 1941 г (Критический документ для подготовки к надвигающейся войне).

Большинство агентурных данных, касающихся возможностей войны с СССР весной 1941 года, исходит от англо-американских источников, задачей которых на сегодняшний день, несомненно, является стремление ухудшить отношения между СССР и Германией. Вместе с тем, исходя из природы возникновения и развития фашизма, а также его задач – осуществление заветных планов Гитлера, так полно и "красочно" изложенных в его книге "Моя борьба", краткое изложение всех имеющихся агентурных данных за период июль 1940 – март 1941 года заслуживают в некоторой своей части серьезного внимания. \777\

. Столкновение между Германией и СССР следует ожидать в мае 1941 года. Источником подчеркивается, что это мнение высказывается как в военных кругах, так и в кругах министерства иностранных дел. Никто не реагирует одобрительно на эти планы. Считают, что распространение войны на СССР только приблизит конец национал-социалистического режима. Это мнение высказывает и племянник Браухича, который занимает видный пост в министерстве иностранных дел.

«...Три главных направления удара: а) из Восточной Пруссии в направлении Литвы, Латвии и Эстонии. Этот удар имеет те преимущества, что Литва, Латвия и Эстония сразу же становятся союзниками Германии. Кроме того, Финляндия сразу же присоединяется к Германии, чтобы отнять забранную территорию; б) через Галицию и Волынь. Эта группа войск будет иметь поддержку украинцев и в[ойск] из Румынии, которая будет стремиться захватить отобранную у нее территорию.

Группа войск 2-го и 3-го направлений окружает войска противника в Мало-Польше. На остальном участке наносятся вспомогательные удары на фронтальном направлении с целью очищения всей остальной территории.

Начало наступления на СССР ориентировочно 20 мая»

Вывод:

1. На основании всех приведенных выше высказываний и возможных вариантов действий весною этого года считаю, что наиболее возможным сроком начала действий против СССР являться будет момент после победы над Англией или после заключения с ней почетного для Германии мира.

2. Слухи и документы, говорящие о неизбежности весною этого года войны против СССР необходимо расценивать, как дезинформацию, исходящую от английской и даже, быть может, германской разведки.

Начальник Разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии генерал-лейтенант (Голиков)

ЦА МО РФ. Оп. 14750. Д. 1. Лл. 12-21. Рукопись, заверенная копия. Имеются пометы и исправления. Приложена справка.

Справка

27 апреля 1964 года (когда начали задавать вопросы – кто виноват в катастрофе 1941 года)

4 февраля 1964 года маршал Голиков обратился с письмом к начальнику] ГРУ ГШ, в котором просил разрешения ознакомиться с «...письменным докладом РУ за моей подписью в адрес Инстанции и военного руководства о силах, которые фашистская Германия на то время может бросить против СССР в предстоящей войне и об основных операционно-стратегических направлениях наступления гитлеровской армии против Красной Армии».

По рассмотрению начальника ГРУ т. Голиков был в апреле 1963 года ознакомлен с этим документом. Он его признал. Внимательно прочитал, заметил, что все правильно изложено. В отношении выводов сказал, что они значения не имеют.

Начальник ЦА МО РФ (подпись)

цитата из книги Межерицкого – «Читая маршала Жукова»

«...из уст Жукова ничего не узнали бы, как не узнали его мнения об Ф.И. Голикове, представлявшим разведсводки с такими комментариями, чтобы не сердили вождя. Когда Голикову, уже маршалу, в его высоком служебном кабинете главнокомандующего сухопутными силами, во времена разоблачений предъявили его давнюю резолюцию на телеграмме Зорге, Голиков залез на стол и, как утверждают Рапопорт и Геллер, симулировал сумасшествие. Думаю, не симулировал, думаю, потрясён был и впрямь до потери рассудка. Годы прожить в страхе столкнуться со своими резолюциями – и столкнулся ТАКИ С НИМИ. Это ведь естественно. Естественнее, чем успеть додуматься до симуляции.

Но из угодливости слагались наши военные потери. Из самими же созданной внезапности. Из пренебрежения техникой. Из необученности солдат. Мальчишки, да очкарики-профессора, да ополченцы с заводов, ...упорных, да, ответственных, да, но что там они знали и умели в окапывании и перебежках,... Они стояли насмерть, это всё, что они могли. – Они сделали это»

№ 573. ИЗ ЗАПИСКИ НАРКОМА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ СССР И. В. СТАЛИНУ, В. М. МОЛОТОВУ И Л.П.БЕРИЯ О МАССОВОМ ОТЪЕЗДЕ ИЗ СССР СОТРУДНИКОВ ГЕРМАНСКОГО ПОСОЛЬСТВА И ЧЛЕНОВ ИХ СЕМЕЙ, И ОБ УНИЧТОЖЕНИИ АРХИВОВ ПОСОЛЬСТВА

№ 2294/М 18 июня 1941 года Совершенно секретно

По имеющимся в НКГБ СССР данным, за последние дни среди сотрудников германского посольства в Москве наблюдаются большая нервозность и беспокойство в связи с тем, что, по общему убеждению этих сотрудников, взаимоотношения между Германией и СССР настолько обострились, что в ближайшие дни должна начаться война между ними. Наблюдается массовый отъезд в Германию сотрудников посольства, их жен и детей с вещами...

№ 604. ИЗ ТЕЛЕФОНОГРАММЫ УНКГБ ПО ЛЬВОВСКОЙ ОБЛАСТИ В НКГБ УССР 22 июня 1941 г.

22 июня 1941 г. в 3 часа 10 минут УНКГБ по Львовской области передало по телефону в НКГБ УССР следующее сообщение:

«Перешедший границу в районе Сокаля немецкий ефрейтор показал следующее: фамилия его Лисков Альфред Германович, 30 лет, рабочий, столяр мебельной фабрики в г. Кольберг (Бавария), где оставил жену, ребенка, мать и отца. Ефрейтор служил в 221-м саперном полку 15-й дивизии. Полк расположен в селе Целенжа, что в 5 км севернее Сокаля. В армию призван из запаса в 1939 г. Считает себя коммунистом, является членом Союза красных фронтовиков, говорит, что в Германии очень тяжелая жизнь для солдат и трудящихся.

Перед вечером его командир роты лейтенант Шульц отдал приказ и заявил, что сегодня ночью после артиллерийской подготовки их часть начнет переход Буга на плотах, лодках и понтонах.

Как сторонник Советской власти, узнав об этом, решил бежать к нам и сообщить». Опубликовано в «Известиях ЦК КПСС», 1990 г. № 4.

Дневник Гальдера 30 мая – 22 июня 1941 года

Подготовка «Барбароссы»

Перевозки по плану развертывания [для операции «Барбаросса»] проходят успешно.

Фюрер решил, что срок начала операции «Барбаросса» прежний – 22.6.

Условный сигнал «Дортмунд!» [приказ о начале наступления], означающий проведение операции, передан.

А в это время НКВД занимается своим любимым делом:

№ 584. ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ НКГБ МОЛДАВСКОЙ ССР В НКГБ СССР

№ 908 19 июня 1941 г.

НКГБ МССР первоначально наметил к изъятию и аресту 5 106 человек и выселению 14 469 членов семей.

В процессе дальнейшей доработки материалов выяснилось, что по разным причинам часть материалов пришлось отсеять (недооформлены дела, выезд семей на другое местожительство и т.д.). Вследствие этого на день операции, 13 июня сего года, было подготовлено к аресту 4 550 человек и выселению 13 980 человек.

В целом операция прошла организованно, и изъятие антисоветского элемента проходило при наличии достаточных материалов, подтверждающих их антисоветскую деятельность.

№ 537. ДИРЕКТИВА НАЧАЛЬНИКА ГЕНШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ ВОЕННОМУ СОВЕТУ КОВО (В КОПИИ – ЗАМЕСТИТЕЛЮ НАРКОМА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР МАСЛЕННИКОВУ) 10 июня 1941 г. Совершенно секретно

Начальник погранвойск НКВД УССР донес, что начальники укрепленных районов получили указание занять предполье.

Донесите для доклада наркому обороны, на каком основании части укрепленных районов КОВО получили приказ занять предполье. Такое действие может спровоцировать немцев на вооруженное столкновение и чревато всякими последствиями. Такое распоряжение немедленно отмените и доложите, кто конкретно дал такое самочинное распоряжение. Жуков

№ 595. ПРИКАЗ КОМАНДИРА 47-го ТАНКОВОГО КОРПУСА НЕМЕЦКОЙ АРМИИ. 21 июня 1941 г.

Солдаты 47-го танкового корпуса! Мы находимся накануне великого военного события. Фюрер снова зовет нас в бой.

Теперь надо разбить Красную Армию и тем самым навеки истребить большевизм – смертельного врага национал-социализма. Мы никогда не забывали, что большевизм нанес удар ножом в спину наших войск во время мировой войны и виновен во всех несчастьях, которые испытал наш народ после войны. Вы всегда должны это помнить!

Я знаю, что все вы будете рады окончанию долгого времени ожидания и с нетерпением ждете новых боев. От вас потребуются необычайные усилия, безустанная выдержка и готовность к большим лишениям. Теперь вы должны доказать, какие вы парни!

Мы горды тем, что корпус будет действовать на решающем участке фронта наступления. Наша цель далека, это вражеская столица Москва. Мы достигнем этой цели, если каждый из вас ее осознает и будет готов с радостью отдать все свои способности. Не оглядываться по сторонам, смотреть только прямо на цель! Наш лозунг гласит: «Вперед на врага! Победа будет за нами!».

Да здравствует наш фюрер! Лемельэен, генерал танковых войск ЦХСД. Ф. 1275. Оп. З Д. 124. Л. 9 (с об).

Вот и пришел этот день-22 июня 1941 г. Он был обычным летним ленинградским днем и совершенно выветрился из моей памяти. Я живу уже даже не в том веке, прошло уже целых 66 лет, но все равно даже сейчас, когда я переворачиваю листок календаря с этой датой, словно холодная сталь ножа полосует мою жизнь на «до войны» и «после войны». Недаром люди моего поколения не спрашивают о какой войне идет речь, несмотря на то что были войны корейская, вьетнамская, афган, целых две чеченских и, релевантные для меня, несчетные войны Израиля. Я уже сам дедушка, есть у меня четыре внука, но до сих пор я чувствую, как не хватает мне ОТЦА, ПАПЫ, как бы моя жизнь сложилась по-другому (кто знает, лучше или хуже) если бы не 22 июня 1941 года.

Я уже рассказывал, что в начале июля нас увезли от немецких бомб и как мама, я и сестренка вернулись в Ленинград. Все изменилось за месяц неузнаваемо. Во дворе было полно людей с лопатами, которые рыли канавы, которые назывались «щели». Рыли в основном женщины, мужчины, как и папа, исчезли. Все мои приятели куда-то разбежались. Уже не с кем было играть в лапту да и не хотелось война все же. Начались воздушные тревоги и когда мамы загоняли нас в бомбоубежище (меня и Вовку глухого, единственного приятеля, которого я нашел) мы старались увернуться от мам и сесть рядом с дверью, которую уже всем надоело закрывать герметично и сквозь щель можно было видеть кусок неба. Мы всматривались в эту щель, надеясь увидеть как будут падать, дымясь, немецкие самолеты, сбитые «сталинскими соколами». Соседки о чем-то трещали между собой и часто плакали. Иван Иванович зашел один раз, спросил про папу, сказал как-то грустно, что ему дали «бронь» (я долго добивался от мамы ответа как это можно дать бронь ведь она такая тяжелая). Все они еще не знали, что через несколько месяцев тополя во дворе пойдут на топливо для откуда-то появившихся «буржуек», соседний дом будет стоять разволоченный бомбой и показывать прохожим все семь этажей своего нутра, отец станет «без вести пропавшим», Иван Иванович умрет от голода прямо за своим слесарным верстаком, Пашка, умудрившийся скрыть свой возраст, пойдет добровольцем в ополчение, (он попадет в ту же дивизию, что и отец) и осколок немецкого снаряда срежет ему подбородок и часть лица. Мама, оставившая свою школу и ушедшая санитаркой в госпиталь все для фронта, все для победы это были не громкие газетные слова, а сама жизнь, узнает его среди раненых и он напишет ей еле двигающейся рукой на куске бумаги, лежащей на картонке около кровати: «Не говорите моей маме, не хочу, что бы она знала, как меня изуродовало». Мама потом рассказывала, что чуть не упала в обморок, когда увидела его рану на перевязке. Он же написал ей однажды, что дивизия воевала под Гатчиной и в живых остались единицы. Почти сразу же после этой встречи она вернулась в школу. «Не могла больше вынести вида искромсанного человеческого мяса, выносить отрезанные руки и ноги, слышать хрипение умирающих, но больше всего мысли, что может быть и папа где-то так лежит» так она мне сказала. Она не знала, остался ли Пашка в живых. Татарин тоже воевал. Я встретил его в 1945 году, когда вернулись из эвакуации. Узнать его я узнал сразу. Я долго смотрел издалека на знакомый орлиный профиль, но не решился подойти. Война и с него взяла свою цену. Контузия свернула его тело так, что его верхняя половина была повернута относительно нижней градусов на девяносто. Так он и ходил боком. В 1946 г. я уже его не встречал. Кто-то сказал, что умер.

Но это все будет потом, а пока – 22 июня 1941 года.

№ 605. ДИРЕКТИВА КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ ЗАНОВО (Западного нового Военного округа) (КОМАНДУЮЩИМ ВОЙСКАМИ 3-й, 4-й и 10-й АРМИЙ 22 июня 1941 г.

Передаю приказ Наркомата обороны для немедленного исполнения:

1. В течение 22 - 23 июня 1941 г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО. Нападение может начаться с провокационных действий.

2. Задача наших войск – не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения.

Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского военных округов быть в полной боевой готовности, встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников.

ПРИКАЗЫВАЮ:

а) в течение ночи на 22 июня 1941 г. скрытно занять огневые точки укрепленных районов на государственной границе;

б) перед рассветом 22 июня 1941 г. рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в том числе и войсковую, тщательно ее замаскировать;

в) все части привести в боевую готовность. Войска держать рассредоточенно замаскированно;

г) противовоздушную оборону привести в боевую готовность без дополнительного подъема приписного состава. Подготовить все мероприятия по затемнению городов и объектов;

д) никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить.

Тимошенко Жуков

Обратите внимание на пункт( б) этого приказа о рассредоточении авиации и на документ приводимый ниже

№ 582. ПРИКАЗ КОМИССАРА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР

19 июня 1941 года Совершенно секретно Экз. № 1

СОДЕРЖАНИЕ: О маскировке аэродромов, воинских частей и важных военных объектов округов.

По маскировке аэродромов и важнейших военных объектов до сих пор ничего существенного не сделано.

Аэродромные поля не все засеяны, полосы взлета под цвет местности не окрашены, а аэродромные постройки, резко выделяясь яркими цветами, привлекают внимание наблюдателя на десятки километров.

Скученное и линейное расположение самолетов на аэродромах при полном отсутствии их маскировки и плохая организация аэродромного обслуживания с применением демаскирующих знаков и сигналов окончательно демаскируют аэродром.

Современный аэродром должен полностью слиться с окружающей обстановкой и ничто на аэродроме не должно привлекать внимание с воздуха.

Аналогичную беспечность к маскировке проявляют артиллерийские и мотомеханизированные части: скученное и линейное расположение их парков представляет не только отличные объекты наблюдения, но и выгодные для поражения с воздуха цели.

Танки, бронемашины, командирские и другие спецмашины мотомеханизированных и других войск окрашены красками, дающими яркий отблеск и хорошо наблюдаемы не только с воздуха, но и с земли.

Ничего не сделано по маскировке складов и других важных военных объектов.

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. К 1.7.41 засеять все аэродромы травами под цвет окружающей местности, взлетные полосы покрасить и имитировать всю аэродромную обстановку соответственно окружающему фону.

2. Аэродромные постройки до крыш включительно закрасить под один стиль с окружающими аэродром постройками. Бензохранилища зарыть в землю и особо тщательно замаскировать.

3. Категорически воспретить линейное и скученное расположение самолетов; рассредоточенным и замаскированным расположением самолетов обеспечить их полную ненаблюдаемость с воздуха.

4. Организовать к 5.7. в каждом районе авиационного базирования 500 км пограничной полосы 8 - 10 ложных аэродромов, оборудовать каждый из них 40 - 50 макетами самолетов.

5. К 1.7 провести окраску танков, бронемашин, командирских, специальных и транспортных машин. Для камуфлированного окрашивания применить матовые краски применительно к местности районов расположения и действий. Категорически запретить применять краски, дающие отблеск.

6. Округам, входящим в угрожаемую зону, провести такие же мероприятия по маскировке: складов, мастерских, парков и к 15.7.41 обеспечить их полную ненаблюдаемость с воздуха. \393\

7. Проведенную маскировку аэродромов, складов, боевых и транспортных машин проверить с воздуха наблюдением отв. командиров штабов округов и фотосъемками. Все вскрытые ими недочеты немедленно устранить.

8. Исполнение донести 1.7 и 15.7.41 через начальника Генерального штаба.

Народный комиссар обороны СССР
Маршал Советского Союза (С. Тимошенко)
Начальник Генерального штаба Красной Армии
генерал армии (Жуков)

РГВА. Коллекция документов. Машинопись, подлинник, автограф.  

Дневник Гальдера

22 июня 1941 года (воскресенье). 1-й день войны

Cообщают, что все армии, кроме 11-й [на правом фланге группы армий «Юг» в Румынии], перешли в наступление согласно плану.Наступление, по-видимому, явилось для противника на всем фронте полной тактической внезапностью. Пограничные мосты через Буг и другие реки всюду захвачены нашими войсками без боя и в полной сохранности. О полной неожиданности свидетельствует тот факт, что части противника были захвачены врасплох в казарменном расположении, самолеты стояли на аэродромах, покрытые брезентом, а передовые части, внезапно атакованные нашими войсками, запрашивали командование о том, что им делать. Можно ожидать еще большего влияния элемента внезапности на дальнейший ход событий в результате быстрого продвижения наших подвижных частей, для чего в настоящее время всюду есть полная возможность. Военно-морское командование также сообщает о том, что противник, видимо, застигнут врасплох. За последние дни он совершенно пассивно наблюдал за всеми проводившимися нами мероприятиями и теперь сосредоточивает свои военно-морские силы в портах, очевидно опасаясь мин. Охрана самой границы была в общем слабой....

После первоначального «столбняка», вызванного внезапностью нападения, противник перешел к активным действиям.... Ряд командных инстанций противника, как, например, в Белостоке [штаб 10-й армии], полностью не знал обстановки, и поэтому на ряде участков фронта почти отсутствовало руководство действиями войск со стороны высших штабов. Представляется, что русское командование благодаря своей неповоротливости в ближайшее время вообще не в состоянии организовать отступление.

Наши наступающие дивизии всюду, где противник пытался оказать сопротивление, отбросили его и продвинулись с боем в среднем на 10-12 км! Таким образом, путь подвижным соединениям открыт....Теперь перед фронтом танковой группы Гота действуют только разрозненные части противника. Организованное сопротивление отсутствует. На этом участке наши войска, видимо, обеспечили себе свободу действий .

Задачи групп армий остаются прежними. Нет никаких оснований для внесения каких-либо изменений в план операции.

Командование ВВС сообщило, что за сегодняшний день уничтожено 850 самолетов противника, в том числе целые эскадрильи бомбардировщиков, которые, поднявшись в воздух без прикрытия истребителей, были атакованы нашими истребителями и уничтожены.

№ 654. НАЧАЛО ВОЙНЫ. ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ А.И. МИКОЯНА

В субботу, 21 июня 1941 года, вечером мы, члены Политбюро, были у Сталина на квартире. Обменивались мнениями. Обстановка была напряженной. Сталин по-прежнему думал, что Гитлер не начнет войны. Затем (туда) приехали Тимошенко, Жуков и Ватутин. Они сообщили о том, что только что получены сведения от перебежчика, что 22 июня в 4 часа утра немецкие войска перейдут нашу границу. Сталин и на этот раз усомнился в правдивости информации, сказав: а не перебросили ли перебежчика специально, чтобы спровоцировать нас?

Поскольку все мы были крайне встревожены и требовали принять неотложные меры, Сталин согласился "на всякий случай" дать директиву в войска о приведении их в боевую готовность. Но при этом было дано указание, что когда немецкие самолеты будут пролетать над нашей территорией, по ним не стрелять, чтобы не провоцировать. А ведь за недели две до войны немцы стали облетать районы расположения наших войск. Каждый день фотографировали расположение наших дивизий, корпусов, армий, засекали нахождение военных радиопередатчиков, которые не были замаскированы и в первые дни войны вывели из строя нашу связь. Многие наши дивизии вообще оказались без радиосвязи.

Мы разошлись около трех часов ночи 22 июня 1941 года, а уже через час меня разбудили: война! Сразу члены Политбюро собрались у Сталина, читали информацию о том, что бомбили Севастополь и другие города. Был дан приказ - немедленно ввести в действие мобилизационный план (он был нами пересмотрен еще весной и предусматривал, какую продукцию должны выпускать предприятия после начала войны), объявить мобилизацию и т.д.

Решили, что надо сделать выступление по радио в связи с началом войны. Конечно, предложили, чтобы это сделал Сталин. Но Сталин отказался - пусть Молотов выступит. Мы все возражали против этого: народ не поймет, почему в такой ответственный исторический момент услышат обращение к народу не Сталина - первого секретаря ЦК партии, Председателя правительства, а его заместителя. Нам важно сейчас, чтобы авторитетный голос раздался с призывом к народу - всем подняться на оборону страны. Однако наши уговоры ни к чему не привели. Сталин говорил, что не может выступить сейчас, в другой раз это сделает, а Молотов сейчас выступит. Так как Сталин упорно отказывался, то решили, пусть Молотов выступит. И он выступил в 12 часов дня.

Конечно, это было ошибкой. Но Сталин был в таком подавленном состоянии, что не знал, что сказать народу, ведь воспитывали народ в духе того, что войны не будет, а если и начнется война, то враг будет разбит на его же территории и т.д., а теперь надо признавать, что в первые дни войны терпим поражение. 23 июня текст выступления Молотова по радио был опубликован в газете, а рядом дана большая фотография Сталина

.На второй день войны для руководства военными действиями решили образовать Ставку Главного командования. При обсуждении вопроса Сталин принял живое участие. Договорились, что Председателем Ставки будет Тимошенко, а ее членами: Жуков, Сталин, Молотов, Ворошилов, Буденный и адмирал Кузнецов. При Ставке создали институт постоянных советников. Ими стали: Ватутин, Вознесенский, Воронов, Жданов, Жигарев, Мехлис, Микоян, Шапошников В этот же день была образована Комиссия Бюро СНК СССР по текущим делам. В нее вошли Вознесенский (созыв), Микоян и Булганин. Комиссия должна была собираться ежедневно для принятия решений по неотложным вопросам и быстрого решения текущих дел, что было вызвано военной обстановкой.

Вечером собрались у Сталина. Были тревожные сведения. С некоторыми военными округами не было никакой связи. Нa Украине же дела шли неплохо, там хорошо воевал Конев. Мы разошлись поздно ночью. Немного поспали утром, потом каждый стал проверять свои дела, звонить друг другу, в штаб, каждый по своей линии, как идет мобилизация, как промышленность переходит на военный лад, как с горючим и пр. День прошел спокойно. Все, что касалось тыла, шло хорошо, каких-либо трудностей мы не замечали. Правда, по-прежнему было неясно положение на некоторых участках фронта.

Сталин в подавленном состоянии находился на ближней даче в Волынском (в районе Кунцево). Обстановка на фронте менялась буквально каждый час. Вопрос в эти дни стоял, не как снабжать фронт, а как спасти фронтовые запасы продовольствия, вооружения и т.д., на участках фронта, где мы отступали. Уже на третий день войны встал вопрос об эвакуации из прифронтовой полосы, об этом далее я расскажу более подробно.

На седьмой день войны, 28 июня, фашистские войска заняли Минск. Связь с Белорусским военным округом прервалась. 29 июня вечером у Сталина в Кремле собрались Молотов, Маленков, я и Берия. Подробных данных о положении в Белоруссии тогда еще не поступило. Известно было только, что связи с войсками Белорусского фронта нет. Сталин позвонил в Наркомат обороны Тимошенко. Но тот ничего путного о положении на Западном направлении сказать не смог. Встревоженный таким ходом дела, Сталин предложил всем нам поехать в Наркомат обороны и на месте разобраться с обстановкой. В Наркомате были Тимошенко, Жуков, Ватутин. Сталин держался спокойно, спрашивал, где командование Белорусским военным округом, какая имеется связь. Жуков докладывал, что связь потеряна и за весь день восстановить ее не могли. Потом Сталин другие вопросы задавал: почему допустили прорыв немцев, какие меры приняты к налаживанию связи и т.д. Жуков ответил, какие меры приняты, сказал, что послали людей, но сколько времени потребуется для установления связи, никто не знает. Около получаса поговорили, довольно спокойно. Потом Сталин взорвался: что за Генеральный штаб, что за начальник штаба, который так растерялся, не имеет связи с войсками, никого не представляет и никем не командует. Была полная беспомощность в штабе. Раз нет связи, штаб бессилен руководить.

Жуков, конечно, не меньше Сталина переживал состояние дел, и такой окрик Сталина был для него оскорбительным. И этот мужественный человек разрыдался как баба и выбежал в другую комнату. Молотов пошел за ним. Мы все были в удрученном состоянии. Минут через 5-10 Молотов привел внешне спокойного Жукова, но глаза у него еще были мокрые. Договорились, что на связь с Белорусским военным округом пойдет Кулик (это Сталин предложил), потом других людей пошлют. Такое задание было дано затем Ворошилову. Его сопровождал энергичный, смелый, расторопный военачальник Гай Туманян. Предложение о сопровождающем внес я. Главное тогда было \498\ восстановить связь. Дела у Конева, который командовал армией на Украине, продолжали успешно развиваться в районе Перемышля. Но войска Белорусского фронта оказались тогда без централизованного командования. Сталин был очень удручен. Когда вышли из наркомата, он такую фразу сказал: Ленин оставил нам великое наследие, мы - его наследники - все это...... (просрали - по воспоминаниям Хрущева)... Мы были поражены этим высказыванием Сталина. Выходит, что все безвозвратно мы потеряли? Посчитали, что это он сказал в состоянии аффекта.

Слово Н.С.Хрущёву:

"Потом уже, после войны, я узнал, что в первые часы войны Сталин был в Кремле. Это говорили мне Берия и Маленков. Берия рассказал следующее. Когда началась война, у Сталина собрались члены Политбюро. Я не знаю, все ли или определённая группа, которая чаще всего собиралась у Сталина. Сталин был совершенно подавлен морально. Он сделал примерно такое заявление: "Началась война, она развивается катастрофически. Ленин нам оставил пролетарское советское государство, а мы его просрали". Он буквально так и выразился, по словам Берия. "Я, — говорит, отказываюсь от руководства". И ушёл. Ушёл, сел в машину и уехал на ближнюю дачу."

 Продолжение воспоминаний Микояна

Мы были поражены этим высказыванием Сталина. Выходит, что все безвозвратно мы потеряли? Посчитали, что это он сказал в состоянии аффекта.

На следующий день, около четырех часов, у меня в кабинете был Вознесенский. Вдруг звонят от Молотова и просят нас зайти к нему.

Идем. У Молотова уже были Маленков, Ворошилов, Берия. Мы их застали за беседой. Берия сказал, что необходимо создать Государственный Комитет Обороны, которому отдать всю полноту власти в стране. Передать ему функции Правительства, Верховного Совета и ЦК партии. Мы с Вознесенским с этим согласились. Договорились во главе ГКО поставить Сталина, об остальном составе ГКО не говорили. Мы считали, что в имени Сталина настолько большая сила в сознании, чувствах и вере народа, что это облегчит нам мобилизацию и руководство всеми военными действиями. Решили поехать к нему. Он был на ближней даче.

Молотов, правда, сказал, что у Сталина такая прострация, что он ничем не интересуется, потерял инициативу, находится в плохом состоянии. Тогда Вознесенский, возмущенный всем услышанным, сказал: Вячеслав, иди вперед, мы - за тобой пойдем. Это имело тот смысл, что если Сталин будет себя также вести и дальше, то Молотов должен вести нас и мы за ним пойдем. Другие члены Политбюро никаких подобных высказываний не делали и на заявление Вознесенского не обратили внимания. У нас была уверенность в том, что мы можем организовать оборону и можем сражаться понастоящему. Однако это пока не так легко будет. Никакого упаднического настроения у нас не было. Но Вознесенский был особенно возбужден.

Приехали на дачу к Сталину. Застали его в малой столовой сидящим в кресле. Он вопросительно смотрит на нас и спрашивает: зачем пришли? Вид у него был спокойный, но какой-то странный, не менее странным был и заданный им вопрос. Ведь, по сути дела, он сам должен был нас созвать.

Молотов от имени нас сказал, что нужно сконцентрировать власть, чтобы быстро все решалось, чтобы страну поставить на ноги. Во главе такого органа должен быть Сталин.

Сталин посмотрел удивленно, никаких возражений не высказал. Хорошо, говорит. Тогда Берия сказал, что нужно назначить 5 членов Государственного комитета обороны. Вы, товарищ Сталин, будете во главе, затем Молотов, Ворошилов, Маленков и я (Берия). Сталин заметил: тогда надо включить и Микояна и Вознесенского. Всего 7 человек утвердить.

 Берия снова говорит: товарищ Сталин, если все мы будем заниматься в ГКО, то кто же будет работать в Совнаркоме, Госплане? Пусть Микоян и Вознесенский занимаются всей работой в Правительстве и Госплане. Вознесенский выступил против предложения Берия и предложил, чтобы в составе ГКО было семь человек с учетом названных Сталиным. Другие на эту тему не высказывались. Впоследствии выяснилось, что до моего с Вознесенским прихода в кабинет Молотова, Берия устроил так, что Молотов, Маленков, Ворошилов и он (Берия) согласовали между собой это предложение и поручили Берия внести его на рассмотрение Сталина. Я был возбужден тем, что мы тянем время, поскольку вопрос касался и моей кандидатуры. Считал спор \499\ неуместным. Знал, что как член Политбюро и Правительства буду нести все равно большие обязанности.

Я сказал - пусть в ГКО будет 5 человек. Что же касается меня, то, кроме тех функций, которые я исполняю, дайте мне обязанности военного времени в тех областях, в которых я сильнее других. Я прошу назначить меня особо уполномоченным ГКО со всеми правами ГКО в области снабжения фронта продовольствием, вещевым довольствием и горючим. Так и решили.

Вознесенский попросил дать ему руководство производством вооружения и боеприпасов, что также было принято. Руководство по производству танков было возложено на Молотова, а авиационная промышленность и вообще дела авиации - на Маленкова. За Берия была оставлена охрана порядка внутри страны и борьба с дезертирством.

В тот же день было принято постановление о создании Государственного комитета обороны во главе со Сталиным, а 1 июля оно было опубликовано в газетах.

Вскоре Сталин пришел в полную форму, пользовался нашим доверием и поддержкой. 3 июля Сталин выступил по радио с обращением к советскому народу

.Последующее показало, что Сталин успешно выполнял свои обязанности председателя ГКО, секретаря ЦК, председателя СНК, а затем и Верховного Главнокомандующего.

С первого дня войны стала сказываться наша плохая подготовка к ней. Примеров этого известно немало. Скажу лишь об одном из них. Неожиданно, через месяц после начала войны, у нас не стало хватать винтовок. Стали отбирать их у милиции, у охраны складов, по городам и селам для нужд фронта. Как это могло случиться? Ведь у нас было достаточное количество винтовок для обеспечения всей армии. Оказалось, что часть дивизии была сформирована по норме мирного времени. Винтовки же для обеспечения дивизий по нормам военного времени хранились в этих дивизиях, а они находились близко к границе. Когда немцы прорвали фронт и стали наступать, оружие оказалось или в окружении, или было захвачено немцами. В результате пребывавшие на фронт резервисты оказались без винтовок.

Когда Ворошилов был назначен командующим в Ленинград, он потребовал, чтобы Ленинграду было дано необходимое количество винтовок. В этом ему было отказано, т.к. потребность в винтовках на других фронтах была большей. Тогда Ворошилов провел решение о производстве на ленинградских заводах холодного оружия (пик, кинжалов, сабель).

Узнав об этом, Сталин возмутился. Я и другие члены узкого состава Политбюро в это время были у Сталина. Вместе с ним вышли в комнату, где стоял телеграфный аппарат. В Ленинграде к аппарату был вызван Ворошилов. Сталин критиковал действия Ворошилова. Сказал, что он не имел права это делать без разрешения центра, что это может только вызвать панику и предложил немедленно отменить распоряжение о производстве холодного оружия на ленинградских заводах. Ворошилов возражал, но приведенные им мотивы были неубедительными. \500\ Сталин настаивал на своем. Мы с ним были согласны. Ворошилов наконец также согласился, и это распоряжение им было отменено. После этого инцидента мы сумели быстро наладить производство винтовок, а затем и автоматов и полностью удовлетворить потребность в них фронта...

РЦХИДНИ. Ф.84. Оп.З. Д. 187. Лл. 118-126.

№ 655. ИЗ НЕОПУБЛИКОВАННЫХ ВОСПОМИНАНИЙ МАРШАЛА СОВЕТСКОГО СОЮЗА Г.К. ЖУКОВА- РГВА. Ф.41107. Оп. 1. Д.48. Лл. 1-58. Рукопись, автограф. Сохранены стиль и орфография документа. Текст, взятый в угловые скобки, в оригинале документа вычеркнут автором. [не позднее 1965 г.]

Воспоминания и размышления" опубликованы в 1969 году, вслед за вторжением в Чехословакию и попранием "Пражской весны". Трудно разобраться в "Воспоминаниях" — где писал Жуков, а где его политправщики, которые и святое и грешное мазали одним цветом...(Межирицкий П.Я)

Жуков...Я хорошо помню слова Сталина, когда мы ему докладывали о подозрительных действиях германских войск: "... Гитлер и его генералитет не такие дураки, чтобы воевать одновременно на два фронта, на чем немцы сломали себе шею в первую мировую войну", и далее - "... у Гитлера не хватит сил, чтобы воевать на два фронта, а на авантюру Гитлер не пойдет". Но вопреки прогнозам Сталина [Гитлер] пошел на авантюру, надеясь на то, что англичане и другие его противники не будут стремиться оказать реальную помощь Советскому Союзу в войне с Германией, т.к. война фашистской Германии с Советским Союзом была давнишней мечтой империалистических кругов Запада. Кто в то время из нас мог сомневаться в Сталине, его политических прогнозах? Таких не было даже среди старой большевистской гвардии.

И.В. Сталин был общепризнанным марксистом-диалектиком. Сталина все привыкли считать дальновидным и осторожным государственным руководителем, мудрым вождем партии и советского народа. Члены Политбюро в лице Молотова, Жданова, Маленкова, Ворошилова, Хрущева, Калинина и других, были полностью согласны со Сталиным в его оценках обстановки и всех прогнозах в отношении действий гитлеровской Германии.

Межирицкий - При живых командармах не могло быть сцены в Кремле 22 июня 1941 года, едва выяснились размеры катастрофы. Вождь не закатил бы истерику, пожалеть его было бы некому. Не залёг бы на дно на критическую неделю начала. Командармы предвидели немецкую угрозу и готовились к ней. И так ли невероятно, что, отчаявшись переизбрать несменяемого вождя, ставшего уже и мудрым, и великим, и росшего как поганый гриб изо дня в день в ливнепаде славословий, лучшие военные, именно те, которых он уничтожил первыми, готовы были пойти на переворот?

В черновых записях к своей книге Г.Жуков также признает, что для советского верховного командования не было неожиданностью ни количество немецких войск, сконцентрированных на советско-германской границе, ни сроки вторжения их. Неожиданностью – по словам Г.Жукова – оказалась ошибочная, некритическая оценка гитлеровской военной машины, мощи немецкой армии, владевшей новыми методами ведения военных операций, исходя из новых возможностей, которые открывались благодаря насыщению армии современными танками, авиацией, радиосвязью, высокой степенью обученности войск, мастерским владением техникой.

...приведу фразу из книги английского историка, тоже не сдержавшего эмоций, когда описывал страшный 1941-й год:"... Всё, что Сталин и Ставка швырнули в заслон, целые эшелоны армий, брошенные одна за одной, было сметено валом поражений. Три миллиона военнопленных в германских руках и численность Красной Армии, павшая до наинизшей точки войны, являются плачевным доказательством упорной и бессмысленной расточительности в обращении с огромными армиями и бездушного равнодушия к их судьбе". (Джон Эриксон).

 Ответ почему это случилось находится в ряде работ современных историков и, очевидно,в будущих публикациях на базе рассекреченных архивов. Разгром Красной Армии силами НКВД — самое крупное по последствиям деяние Сталина. Исследовано оно пока ещё очень и очень слабо... Лишённые важнейших документов, мы не можем обсуждать проблему с достаточной глубиной. Попытаться восстановить ход событий, называя вероятные причины — вот, пожалуй, всё, на что можно сегодня рассчитывать." (В.Рапопорт, Ю.Геллер. "Измена Родине")

 Межирицкий П.Я.-Читая маршала Жукова

Странные вещи происходят ныне в исторической науке. Лучшие книги о нашей войне написаны не нами, а историками английскими или американскими{1}, притом в выражениях, которых российские авторы сторонятся ввиду наличия в обиходе (нередко со времён войны) арсенала наработанных словесных штампов весьма ограниченной выразительности. Иностранцы, поражённые нашей войной, эмоциональности не стыдятся и в результате ошеломляют нас описанием наших же страданий. Даже ход событий на советско-германском фронте впервые последовательно изложен не русским историком, что было уже не просто правом, но обязанностью российской науки.

 В воспоминаниях он (Жуков) не сделал упора на то, что жалел солдатские жизни. Как профессионал, не мог не жалеть: выучить солдата не просто. Но оправдываться и сваливать вину на других Жуков не стал. Жертвы, не по его вине, но не без его участия, неисчислимы. Даже и напрасные. Но, по крайней мере, не жертвы репрессий. При командирах как Тухачевский, Якир, Уборевич со товарищи, жуковы во главе дивизий были нормой. Такая армия в справедливой войне была неодолима...Попробуй-ка напасть на армию, где во главе каждой дивизии и корпуса — Жуков, Рокоссовский, Толбухин, Говоров!

В 1937-м этому пришёл быстрый и ужасный конец. Из грамотного высшего комсостава уцелел лишь Шапошников{5}, жалованный маршалом, но раздавленный морально, смевший предлагать, но никогда настаивать. (Якир) - самый молодой стратег и тактик РККА, командующий Киевским Особым военным округом расстрелян был первым из восьмёрки командармов. После лекции Якира восхищённый Гинденбург подарил ему книгу Шлиффена "Канны" с надписью, смысл которой был — "От самого старого стратега германской армии самому молодому стратегу Красной Армии."

 За ним Примаков. Он-то ещё в 1920-м в телефонных переговорах непочтительно посылал будущего генсека.... Следующим был Горячев который уже знал цену повышениям и натянул чекистам нос — застрелился. Примаков отстреливался в своем вагоне, пока его не соединили по телефону с Ворошиловым, гарантировавшим ему безопасность. Доверчивые, наивные люди... Чтобы взять Юнга, его перевели в Новосибирский ВО, а взяли по дороге, в Москве. Новый начальник ГлавПУРа Л.Мехлис{11} велел Юнгу заехать к нему в управление и там отобрал у него пистолет. Годом позже тем же способом Мехлис передаст в руки НКВД Мих. Кольцова

... я впервые увидел кадры ставших легендарными учений Киевского военного округа с 12 по 17 сентября 1935 года. Разрабатывалась операция по окружению Киева и его обороне — ровно за шесть лет, почти день в день, до сдачи города. "Противник" наносил удары в обход в сходящихся направлениях. Пехота поднималась в атаку после мощной артподготовки и наступала за огневым валом. За прорывом обороны следовал ввод на оперативный простор подвижных соединений — танков и кавалерии. В месте предполагаемого замыкания кольца окружения выброшен был массовый десант, военная история не знала такого. В нём участвовало 2953 человека, имевших на вооружении, кроме карабинов, 29 станковых пулемётов, 10 орудий, танк и 6 автомашин. "Парашютный десант большой воинской части, виденный мною под Киевом, я считаю фактом, не имеющим прецедента в мире", — написал заместитель начальника штаба французской армии генерал Луазо. Английский генерал Уэйвелл доносил правительству: "Если бы я сам не был свидетелем этого, я никогда не поверил бы, что подобная операция вообще возможна." Нет лучшего отзыва о киевских маневрах, чем лица военных атташе. Господа были ошеломлены феерией военного спектакля. Всё предусмотрено, всё расписано, врагу не даётся ни мига передышки, неожиданность за неожиданностью, удар за ударом. Довольный выучкой войск красавец Якир скромно даёт пояснения. Удовлетворены профессионалы — Тухачевский, Гамарник, Егоров. Ничего не выражают глаза наркома Ворошилова, недоумевают усы Будённого. (Межирицкий)

Ограничусь цитатой из книги Дж. Эриксона "Путь к Сталинграду". Говоря о тех, кто стал руководить армией после ликвидации командармов, он отмечает, что "... им не хватало той способности проникновения в вероятные формы современной мобильной войны, которыми так были озабочены уничтоженные командармы; им не хватало даже простого интеллектуального любопытства, потому что они чужды были интеллекту, все вместе и каждый в отдельности. Они громоздили лозунги, ничего не понимая в принципах; прикрывались статистикой огневой мощи без какого-либо постижения возможностей оружия, созданного их же собственными конструкторами; были воинственными щеголями без понимания профессионализма, необходимого военной службе."

Д.Ч.* Имхо - Еще отчасти - замыканием верхушки после репрессий 1937 г. на мнение Вождя - даже в ущерб реальности ("Наше дело повиноваться а не рассуждать", тоже обычное для тираний положение) - вот и полагали что важно не как на самом деле или что там немцы делают - а только что Начальник приказал.. боялись начальника больше чем врага... в общем причины разные и не такие уж простые... а рез-т один: неумелое использование уже созданной (и какими трудами и какой!) военной машины.

Жуков-. В вооруженных силах было арестовано большинство командующих войсками округов и флотов, членов военных советов, командиров корпусов, командиров и комиссаров соединений и частей... В стране создалась жуткая обстановка. Никто никому не доверял, люди стали бояться друг друга, избегать встреч и каких-либо разговоров, а если нужно было — старались говорить в присутствии третьих лиц-свидетелей. Развернулась небывалая клеветническая эпидемия. (Выделено мной. — П.М.) Клеветали зачастую на кристально честных людей, а иногда на своих близких друзей. И все это делалось из-за страха быть заподозренным в нелояльности. И эта жуткая обстановка продолжала накаляться"........-"Были арестованы видные военные, что, естественно, не могло не сказаться на развитии наших вооружённых сил и на их боеспособности.

 В 1937 году приказом наркома обороны я был назначен командиром 3-го кавалерийского корпуса Белорусского военного округа"

.Межирицкий - Вакансии пугающе множились. То четыре года пробыл Жуков в одной должности, то дважды за год был передвинут.... {10}. Падение уровня командования по сравнению с маневрами Киевского военного округа в 35-м или Белорусского в 36-м было явным. В богатой фактами книге акад. Сувенирова "Трагедия РККА" приводятся статистические данные о резком росте количества аварий и катастроф, о падении дисциплины и доверия к командирам и комиссарам, о пьянстве, которым армия грешила всегда, но которое стало повальным средством забвения в чистку. И германский военный атташе сообщал в Берлин: "Армия не представляет существенный фактор обороны". Но это же еще не худшие из происходящих замен. Ещё не лейтенанты вместо полковников. Ещё не полковники вместо командармов 1-го ранга. Худшее ещё впереди...

Жуков - "Из старых военных специалистов (в армии.— П.М.) остались лишь люди, проверенные жизнью, преданные Советской власти. К 1937 году рабочие и крестьяне составляли более 70 процентов комсостава, более половины командиров были коммунисты и комсомольцы... Тем более противоестественными, совершенно не отвечавшими ни существу строя, ни конкретной обстановке в стране, сложившейся к 1937 году, явились необоснованные, в нарушение социалистической законности, массовые аресты, имевшие место в армии в тот год." Надо отметить, что фразеология подобных мест жуковских мемуаров несомненно продиктована автору и просто-напросто уводит в сторону от того, что предстоит разобрать и высказать историкам В какой-то мере эти слова суммируют личное отношение Жукова к массовым репрессиям.... Никто, кроме зарубежных историков и советских диссидентов не знал, что старые специалисты были так же честны, как и новые, и не искал объяснения беспрецедентному даже по масштабам восточных сатрапий уничтожению комсостава. Между тем, фразы Жукова неверны буквально в каждом слове, от начала до конца. Частично ввиду низкого уровня цензурной планки на время публикации мемуаров. Шестидесятые...(годы оттепели) Частично ввиду того, что ожесточенный спор о причине истребления комсостава РККА почему-то длится до сих пор, и последнее слово сказано будет лишь тогда, когда общепризнанно станет, что это был неизбежный шаг Сталина в истреблении потенциальной оппозиции, то есть лучших людей страны. На это нельзя решиться, не раздавив армию, ибо она как раз и осталась главным оппозиционером и на уничтожение цвета нации может ответить военным переворотом. Вот если начать с армии, то дальше можно действовать смело. Уничтожают лишь сопротивляющихся. Как Гитлер убрал непокорных генералов, так же и Сталин убрал непокорных командармов. Сопротивление было пассивным, но оно было. Фюрер сделал это по-своему, вождь по-своему. Гитлеру оказалось достаточно сместить две ключевые фигуры – и армия стала покорна. Сталин не знал отставок, у него хороший противник — это мёртвый противник. И он умертвил одарённую верхушку командармов, мораль которых исключала захватнические войны с неправедными целями и жертвами. Теперь вождь мог проводить любую внешнюю политику и делать с армией что угодно, она перестала быть носителем морали. Разгром РККА стал причиной наших военных потерь. И причиной войны. Так считал более чем лояльный по отношению к Сталину и авторитетнейший в советской армии военачальник маршал А.М.Василевский. Ученик Б.М.Шапошникова, он безусловно выражал взгляды учителя, спасшегося, но раздавленного чисткой как личность, так и не оправившегося от неё, зато, как никто, знавшего мощь уничтоженных талантов и, в противовес своему, силу их характеров.

С позиции Сталина... катастрофическим положение было потому, что верхний эшелон армейского руководства не был предан ему лично. Там немало было людей, служившие не Сталину, а стране. Людей, умевших мыслить. Хищники рвали мир на куски. Япония свирепствовала в Азии, Гитлер в Европе, Муссолини в Африке, а он через головы своих миролюбивых командармов не мог даже подобраться к столу, за которым сговаривались о разделе планеты.

Жуков - До 1936 года, то есть до массовых арестов крупных военных деятелей страны и командиров высших соединений, как теоретически, так и практически уделялось серьезное внимание оперативно-стратегическому взаимодействию видов вооруженных сил; рассматривались и решались важнейшие проблемные вопросы, в период же 1936 - 1939 гг. эта важнейшая стратегическая работа стояла на мертвой точке, попросту говоря, ее некому было вести, так как почти всех серьезно глубокомыслящех постигла трагическая участь. Эта важнейшая государственная работа несколько оживилась после советско-финской войны, в 1940 году и в начале 1941 года, то есть непосредственно перед внезапным нападением фашистской Германии на Советский Союз[...]

Жуков - 23. Киевский особый военный округ. Мудрый стратег тов. Сталин

"В конце сентября 1940 года из Генерального штаба было получено сообщение о том, что в декабре в Москве по указанию Центрального Комитета партии (выделено мной. Как тут не вспомнить жуковскую колкость о царской армии, где мозгом был Генеральный Штаб... — П.М.) состоится совещание высшего командного состава армии. Мне поручался доклад на тему "Характер современной наступательной операции." После совещания в Генштабе 2-6 и 8-11 января были проведены стратегические штабные игры (красные-восточные под командованием Павлова против западных- синих под командованием Жукова)."Игра изобиловала драматическими моментами для восточной стороны. Они оказались во многом схожи с теми, какие возникли после 22 июня 1941 года, когда на Советский Союз напала фашистская Германия..." ... Игра окончилась поражением "красных", за которых играл генерал-полковник Д.Г.Павлов. Сталин был обозлён. Были сделаны толковые доклады, самый острый из них начальником ВВС генерал-лейтенантом П.В.Рычаговым. Толковые доклады раздражали вождя: они обнажали глубину провалов в подготовке войск... (была еще)реплика генерал-лейтенанта П.Л.Романенко, командира 1-го мехкорпуса. Окончивший две военные академии, из них академию им. Фрунзе ещё в пору её расцвета, в 1933 году, этот ученик Триандафиллова по сути дела прочёл собравшимся лекцию о правилах применения танковых таранов и взаимодействии родов войск. Особенно упирал Романенко на прикрытие танков с воздуха. Ответа на его выступление не последовало. Летом сорок первого почти все попытки парировать танковые клинья вермахта советскими танками подавлялись немецкой авиацией. Она просто не допускала лишённые воздушного прикрытия советские танковые колонны до поля боя.

 Межирицкий - Неизвестно, знал ли Жуков, что драматические моменты были предсказаны Тухачевским в его так называемых показаниях, которые опубликованы теперь как "Завещание маршала Тухачевского". Наверное, тогда не знал.

Жуков - Советская военная наука перед войной правильно учитывала возможности бомбардировочной авиации наших вероятных врагов, способной наносить мощные удары по войскам и экономическим и политическим объектам в глубоком тылу. Правда, у нас были тяжелые бомбардировщики и другие самолеты..., но эта матчасть была чрезвычайно тихоходной и по этой причине она не отвечала требованиям. Крупные группировки предполагалось прикрыть истребительной авиацией, находившейся в подчинении командующих военными округами, но и это было крайне плохо обеспечено системой наблюдения, оповещения и управления.

....Могло ли высшее военное руководство в лице Тимошенко и Жукова заранее развернуть войска прикрытия в боевые порядки и создать на всех стратегических направлениях группировки войск, способные отразить массированные удары германских войск, обеспечить мобилизацию, сосредоточение и развертывание главных группировок вооруженных сил?

Без разрешения Политбюро и лично Сталина этого сделать никто не мог. Как известно, все наши важные военные вопросы, а тем более оперативно-стратегического значения решались в Политбюро, да и теперь они решаются в Президиуме ЦК партии.

<В чем же состояла вина высшего военного руководства в подготовке страны к обороне и в подготовке вооруженных сил к войне?>

Надо откровенно сказать, ни у наркома, ни у меня не было необходимого опыта в подготовке вооруженных сил к такой войне, которая развернулась в 1941 году, а как известно, опытные военные кадры были истреблены в 1937-1939 гг. Опыт ведения войны в таких масштабах, с таким размахом и [в] невероятно сложных условиях, всеми нами был накоплен позже - в ходе войны. Для того, чтобы остановить всю гитлеровскую военную машину, нужно было заранее провести мобилизацию, дообучение войск, а затем их сосредоточение и <оперативно-стратегическое> развертывание..... Более мощной и более современной должна была быть вся система противовоздушной обороны. Без этих <стратегических> мероприятий нельзя было выиграть сражений в начальном периоде войны.

Межирицкий - Если даже после ужасающего головосечения 1937-1939 г.г. многие командиры пренебрегли в канун войны сталинским запретом на повышенную боеготовность{24}, то нетрудно представить действия таких ответственных военачальников, какими были командующие пограничными округами Уборевич и Якир. Не вступая в дебаты с кремлёвским горцем и не запрашивая помощи, они распорядились бы наличными силами в соответствии с данными разведки, координируя действия между собой. В таких условиях вождю оставалась лишь роль наблюдателя. Чрезвычайная обстановка de facto не оставляла ему свободы действий. И в этом — просчёт добросовестных и солидных западных учёных, вроде Дж. Эриксона, считающих, что и живые командармы не отменили бы трагических событий начала войны, ибо, дескать, у кормила всё равно оставался Сталин.. Но при живых командармах события на советско-германском театре войны — если бы она вообще началась — развивались бы совсем по иному сценарию. Армия конечно не простила бы Сталину такого начала и ему не потребовалось бы обременять себя государственными обязанностями после чего-то, хоть отдалённо напоминавшего Минский или Киевский котлы. Да и в самом начале, в истерике 22 июня, некому было бы успокаивать вождя и уговаривать его вернуться к власти.

 Жуков - Что касается подготовки страны в целом к большой войне, надо сказать, что правительство упустило время. Нужно было еще ранней весной 1941 года основную промышленность перевести на военные рельсы и срочно изыскать дополнительные стратегические материалы, в крайнем случае - даже за счет золотого запаса страны, но, к сожалению, у Сталина и других членов правительства не хватило государственной дальновидности.

Межирицкий - Недооценил Сталин Гитлера. А ведь гигантского ума не требовалось, чтобы понять, что Гитлер недолго станет сидеть, как зерно, между жерновами на западе и востоке. Что решительную операцию против Франции начнёт не позднее лета сорокового года. Так нет же, вождь растратил силы и время на территориальное крохоборство (Карельский перешеек у Финляндии, Буковину - у Румынии) вместо того, чтобы решать вопрос радикально и избавить народ от войны, которая никогда не изгладится из памяти. И кто-то ещё говорит о его стратегическом гении!

История должна быть ясна. Её недопустимо скрывать за наукообразными фразами. Урок её заключается в том, что задолго до 22 июня 1941 года агрессивное сталинское государство уже вело дипломатическую войну, подкрепляя её угрозами и подбирая стратегически важные крохи со стола воюющего агрессивного гитлеровского государства.

Уверенность в затяжной окопной войне на Западе стала роковым сталинским просчетом. Непостижима тактическая тупость вождя, ничего не ухватившего ни из долгих и терпеливых пояснений своих командармов, ни из завещания маршала Тухачевского, ни даже из урока военной практики на полях Фландрии и Франции летом 1940 года. А уж как ему старались втолковать, что авиация и танки коренным образом меняют характер военных операций... Роковой просчёт — не случайная оговорка. СССР тогда устоял, для Сталина просчёт не стал роковым. Но не стал лишь потому, что стал им для десятков миллионов граждан, кровью своей выручивших деспотический режим советского патернализма, павший впоследствии ввиду неспособности обеспечить гражданам достойную жизнь в ординарных условиях. Долги приходится оплачивать, раньше или позже.

"Война — это по преимуществу список ошибок, — писал Черчилль, — но история вряд ли знает ошибку, равную той, которую допустили Сталин и коммунистические вожди, когда они отбросили все возможности на Балканах (март-апрель 1941 года, когда Гитлер вторгся в Югославию и Грецию) и лениво выжидали надвигавшегося на Россию страшного нападения или были не способны понять, что их ждёт. До тех пор мы их считали расчетливыми эгоистами. В этот период они оказалось к тому же простаками. Сила, мужество и выносливость матушки России ещё должны были быть брошены на весы. Но, если руководствоваться критериями дальновидности, компетентности стратегии, политики, то Сталин и его комиссары показали себя в тот момент Второй мировой войны полностью растяпами."

Жуков - За несколько дней до нападения противника становилось все яснее и яснее, что германские войска готовят свой удар против нас. Мы сказали, что в таком случае надо шире проводить оперативно-стратегические мероприятия на случай войны. Нам было резко сказано: "Вы что, толкаете нас на провокацию войны" и далее - "сейчас главное - это не \502\ спровоцировать военных столкновений, обстановка накалилась, надо быть осторожным".. [Мы] своевременно не готовились к войне так, как готовились к ней германские войска. Сейчас бывшего наркома обвиняют в том, что он слишком поздно дал директиву о приведении войск прикрытия в их окончательную боевую готовность. Видимо, не многим известно, что проект такой директивы не раз докладывался Сталину, но им не разрешалось давать войскам такой директивы, чтобы не спровоцировать на контрдействия германские войска.

Могли ли Советские вооруженные силы в начале войны отразить массированные удары германских войск и не допустить их глубокого прорыва? Нет, по своей слабости не могли.

Армия, народ, партия считали, что мы действительно имеем все, чтобы гарантировать страну нанесением тройного удара на возможный удар врага, но, к сожалению, наши тогдашние возможности были значительно скромнее. И самым крупным пробелом в нашей военно-политической стратегии было то, что мы не сделали надлежащих выводов из опыта начального периода второй мировой войны, а опыт уже был налицо. Как известно, германские вооруженные силы внезапно вторглись в Австрию, Чехословакию, Бельгию, Голландию, во Францию и Польшу и таранным ударом крупных бронетанковых войск опрокинули сопротивление противостоящих войск и быстро достигли поставленной цели. Наш Генеральный штаб, нарком обороны не изучили новые методы ведения начального периода войны, не преподали войскам соответствующих рекомендаций по их оперативно-тактической переподготовке и переработке устаревших планов оперативно-мобилизационных и иных, связанных с начальным периодом войны

Я не хочу во всех недостатках подготовки страны к отпору врага винить одного Сталина, это будет несправедливо, тем более не один Сталин возглавлял политическое руководство страны. Вина здесь была общая. Вступив \506\ в исполнение должности начальника Генерального штаба в начале 1941 года, я так же, как и мои предшественники, не сумел в корне изменить всю существующую систему и порядок подготовки наших вооруженных сил к началу войны, к ведению операций начального периода[...]

Межирицкий - Все мы люди, управляемые по радио" — горькая эта поговорка известна людям моего поколения... имя Сталина повторялось рядом с именем основателя государства Ленина в примитивных на первый взгляд сочетаниях типа "... под знаменем Ленина-Сталина" или "ленинско-сталинская практика", а затем, после опубликования ужимок его ума, уже и "...ленинско-сталинская теория". В этой связи понятно высказывание Бухарина, относящееся ещё к 1928 году: "Это Чингиз-хан. Он всех нас передушит." Апатия военных, помимо осознания Сталина как жуткого противника,... и нежелания армии вмешиваться в дела, не относящиеся к обороне, дополнительно объясняется тем, что военные устали от политической возни и трескучих революционных фраз, от всего этого братства отрядов летучего пролетарского гнева против ярма эксплуататоров. Они устали от крови Гражданской войны и своего участия в ней. Можно лишь пытаться представить муки совести Якира за его участие в расказачивании Дона. ....

XVII съезд ВКП(б) — величайший позор той партии на все времена. Плюрализм и коллективность начисто отсутствовали в ней уже тогда. Не в меру заботясь о дисциплине, партия с самого почти начала стала орудием единоличной власти. Делегатов, свежеиспеченных партийцев из провинции, ждала столичная сытость и незнакомый им гостиничный комфорт. Их кормили и развлекали, их приветствовали и обслуживали так, что они сразу по прибытии почувствовали себя нужными, остро причастными делу, на которое их созвали: праздновать победу социализма, одобрить путь, по которому они к этой победе пришли и по которому пойдут в будущем. Путь, устланный костьми миллионов лучших людей России, пытавшихся этому пути препятствовать........ Съезд был самороспуском партии. Он показал, что главной её функцией стало любование вождём и славословие столь унизительное, что в перспективе истории на это больно глядеть. Съезд показал, что партия покорна воле генсека и полна энтузиазма, которым, с его подачи, готова накачивать страну. И страна с армией, потенциально сильнейшей в мире, повиновалась вождю. Но армия ему нужна была агрессивная, готовая к захватам. А верхушка РККА в лице ведущих её командармов всё ещё руководствовалась принципом несокрушимой обороны. Но такая армия вождю не была нужна. Нужна ли она была стране, показала война......

....Намерения Гитлера стали очевидны. Назревал передел мира, а он, вождь, оставался в стороне со своей миролюбивой армией, ведомой к тому же людьми, которые его самого всего лишь терпели и ждали удобного момента, чтобы сместить... . {41} Надул Гитлера!" — ликовал он (Сталин) после подписания пакта.(Пакт Рибентроп-Молотов) Он думал, что получил время для подготовки к вторжению в Европу.

 Гражданская война не обогатила Сталина военным опытом, но развратила ещё больше вседозволенностью так называемой революционной законности. Уж это он постиг. С Царицина начинаются его комиссарские подвиги. Первые жертвы сталинских репрессий — царские офицеры на службе РККА. Он грузил их на баржи и топил в Волге. Грамотные военные мешали партизанщине. Сталина и Клима Ворошилова из Царицина пришлось убрать и восстанавливать положение отчаянными усилиями. Этого вождь никогда не забыл Троцкому и Склянскому{19}. Последний класс своей военной церковно-приходской школы Сталин прошёл в Первой Конной, где самодурство его расцвело до степени неподчинения приказам по фронту и споспешествовало (чтобы не сказать больше) провалу наступления на Варшаву.

Подсчитано, что к 1937 г. около трёх четвертей всех командиров были обязаны своим положением и своим новым престижем исключительно Сталину и его курсу. Остальные были ветеранами Гражданской войны, в основном, принадлежавшими к высшему командному составу. Нетрудно себе представить, насколько сильным при таком положении вещей был карьеристский ажиотаж, царивший на служебной лестнице.

....когда Жуков писал мемуары, обмолвиться о сталинской агрессивности было ни-ни. Страна не признавалась. И мы, её граждане, с негодованием отвергали такую возможность. Вторая мировая война в том раскладе сил, в каком началась, не привела бы к таким потерям, ударь Франция с Англией по Германии летом 1939-го или СССР по Германии летом 1940-го.

Союзники не сделали этого по неготовности армий и боязни потерь. Сталин не сделал намеренно. Потери его не смутили бы. Он ждал окопной войны на Западе, чтобы, ударив Гитлеру в спину, ворваться в ослабленную Европу, и не сумел перестроиться, когда Франция пала. Он не понял, что очередь за ним самим.

 9 января 1941 г.

12.15 — беседа фюрера в Бергхофе с главнокомандующим сухопутными войсками [фон Браухичем], начальником штаба ОКВ [Кейтелем], начальником штаба оперативного руководства вермахта [Йодлем] [и другими представителями высшего командования сухопутных войск, ВМФ и ВВС]. ......Сталин, властитель России, умная голова, он не станет открыто выступать против Германии, но надо рассчитывать на то, что в тяжелых для Германии ситуациях он во всевозрастающей мере будет создавать нам трудности. Он хочет вступить во владение наследством обедневшей Европы, ему тоже нужны успехи, его воодушевляет Дранг нах Вестен. Ему тоже совершенно ясно, что после полной победы Германии положение России станет очень трудным....

СЕКРЕТНЫЙ ПРОТОКОЛ-- По уполномочию Правительства Союза ССР Председатель СНК СССР В.М.Молотов, с одной стороны, и по уполномочию Правительства Германии Германский Посол граф фон-дер Шуленбург, с другой стороны, согласились...

Согласились они, читатель, 10 января 1941 г. перекроить территории. Германия отказалась от притязаний на часть территории Литвы, указанную в Секретном Дополнительном Протоколе от 28 сентября 1939 года, но не даром, а за 7.500.000 золотых долларов. Выплату восьмой части этой суммы советская сторона произведёт цветными металлами в течение трёх месяцев со дня подписания Протокола, а остальное "путём вычета из германских платежей золота, которые германская сторона имеет произвести до 11 февраля 1941 года" (курсив мой. П.М.)

 Слово документам.

ПОСОЛ ШУЛЕНБУРГ — В МИД ГЕРМАНИИ, 23 июня 1940 .

Молотов сделал мне сегодня следующее заявление. Разрешение бессарабского вопроса не терпит дальнейших отлагательств. Советское правительство... намерено использовать силу, если Румыния отвергнет мирное соглашение. Советские притязания распространяются и на Буковину, в которой проживает украинское население.

Я сказал Молотову, что такое решение советского правительства является для меня неожиданным... Я боюсь, что внешенеполитические трудности Румынии, которая в настоящее время снабжает нас значительным количеством важнейшего для военной и гражданской промышленности сырья, (почти вся германская нефть) серьёзно затронут германские интересы

Межирицкий - Вот по какому поводу состоялась "крупная командно-штабная полевая игра штаба КОВО со средствами связи" в район Тернополя и Львова. Вот что означали эти манёвры на северных границах Буковины. И — урррра! Мы повернули врага лицом к себе!

22-го июля Гитлер потребовал, а уже 27-го июля получил первый набросок плана превентивной войны против СССР. 31-го фюрер сообщил о своих намерениях ближайшему окружению. Впоследствии план будет назван "Барбаросса".

Вождь (Сталин) был деспотически уверен, что реальность воле его покорна. При внушительной демонстрации мощи вермахта и сопоставлении с нею собственных в Финляндии жалких потуг естественно было ждать большей сдержанности во внешней политике, утайки, по крайней мере, до поры, своих аппетитов. Этого далеко не произошло. Почему-то считается, что берлинский визит Молотова был сплошным спектаклем, что вторжение было уже решено и Гитлер просто ломал комедию и усыплял бдительность Сталина. Но, если судить по предложениям, которые Гитлер сделал, и по контрпредложениям СССР, можно прийти совсем к иному выводу: стороны не договорились. Просто Гитлер, искусный дипломат, сумел скрыть разочарование и успешно закруглил встречу.

Гитлер в Берлине предложил Сталину уже не раздел Европы, но раздел мира, с одним ограничением: СССР не будет стремиться к экспансии на запад и юго-запад. Ему предлагается Юг (Иран, Индия, не Турция, нет) и полная свобода договориться с потенциальным союзником по Оси, Японией, о разделе Азии. Несомненно желание Гитлера, заручившись поддержкой СССР, закреплённой уже не двухсторонним пактом, но многосторонним соглашением, разделаться сперва с Великобританией,

28 ОКТЯБРЯ 1941 ГОДА- В ЭТОТ ДЕНЬ, В ХОДЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ, В РАЗГАР ПОРАЖЕНИЙ, БЫЛИ БЕССУДНО РАССТРЕЛЯНЫ ВЫДАЮЩИЕСЯ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ, В ИХ ЧИСЛЕ ДОКТОР ТЕХНИЧЕСКИХ НАУК НАЧАЛЬНИК УПРАВЛЕНИЯ ВООРУЖЕНИЙ ВВС РККА И.Ф.САКРИЕР, КОМАНДУЮЩИЙ ПРИБАЛТИЙСКИМ ОСОБЫМ ВОЕННЫМ ОКРУГОМ, ПРАПОРЩИК ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ, ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК А.Д.ЛОКТИОНОВ, ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ АВИАЦИИ Ф.К.АРЖЕНУХИН, ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТЫ АВИАЦИИ ГЕРОИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА И.И.ПРОСКУРОВ и П.В.РЫЧАГОВ, НАЧАЛЬНИК УПРАВЛЕНИЯ ПВО РККА ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК Г.М.ШТЕРН, НАЧАЛЬНИК ШТАБА ВВС ДВАЖДЫ ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ Я.В.СМУШКЕВИЧ28 ОКТЯБРЯ 1941 ГОДА, В МОМЕНТ НАИВЫСШЕГО НАПРЯЖЕНИЯ СИЛ НАРОДА, В МОМЕНТ ГОРЬКИХ СОМНЕНИЙ В ИСХОДЕ ВОЙНЫ, КОГДА НИЧТОЖНЫЕ ВОРОШИЛОВ И БУД¨ННЫЙ ВЛЕКЛИСЬ ПОТОКОМ СОБЫТИЙ, ДАЖЕ НЕ ПЫТАЯСЬ УПРАВЛЯТЬ ИМИ, ЭТИ ВЫДАЮЩИЕСЯ ВОЕНАЧАЛЬНИКИ БЫЛИ РАССТРЕЛЯНЫ.

Левые эсеры участвовали в октябрьском перевороте с большевиками и до 6 июля 1918 года делили с ними власть. Они были последней опорой двухпартийной системы. Об их лидере, Марии Спиридоновой, человеке редкого благородства, «Большая Советская энциклопедия» сообщает, что она отошла от политической деятельности и жила в Уфе. Ложь! Ей не дали отойти. В одиночной камере в Орловском централе жила она — в том Орле, куда ворвался танковый клин фон Швеппенбурга. При внезапном приходе немцев, которые эсерке Спиридоновой ненавистны были ещё с 1918 года, все заключенные Орловского централа были расстреляны. Приоритеты вождя... Город прозевали, но — не ликвидацию заключённых.

Дневник Гальдера-Выдержки из записей от1,3,7, и13 июля 1941

На фронте группы армий «Север» все идет согласно плану. Только в районе Риги передовые отряды 1-го и 26-го армейских корпусов, видимо, оказались вчера в тяжелом положении, которое сегодня несколько облегчилось в результате прибытия и переправы через Западную Двину одного усиленного пехотного полка. Железнодорожный мост, кажется, действительно разрушен.

291-я пехотная дивизия получила задачу овладеть Виндавой [Вентспилс] и очистить от противника район западнее Риги. Дальнейшее наступление 4-й танковой группы с рубежа Двинск, Крустпилс назначено на 2.7. » Танковая группа Гёпнера из-за очень плохой погоды и крайне неблагоприятного состояния дорог лишь с трудом продвигается вперед. Ее левый фланг тем не менее находится уже на середине пути между Западной Двиной и Псковом. Вчера вечером в штаб группы армий «Север» были посланы по телеграфу приказы, согласно которым танковая группа Гёпнера должна овладеть районом между Великими Луками, озером Ильмень и Псковским озером и обеспечить себя заслоном с востока. И только по получении нового приказа ОКХ она должна продолжать наступление за линию озера Ильмень, Псковское озеро на север с двоякой целью: закрыть проход между Финским заливом и Чудским озером и отрезать Ленинград в районе между Финским заливом и Ладожским озером. Сильное правое крыло из пехотных соединений стремится обеспечить фланг группы армий на невельском направлении и освободить подвижные соединения для наступления на Ленинград. Непоколебимо решение фюрера сровнять Москву и Ленинград с землей, чтобы полностью избавиться от населения этих городов, которое в противном случае мы потом будем вынуждены кормить в течение зимы. Задачу уничтожения этих городов должна выполнить авиация. Для этого не следует использовать танки. Это будет «народное бедствие, которое лишит центров не только большевизм, но и московитов (русских) вообще».

Генерал Вагнер (генерал-квартирмейстер):

а. Положение с подвозом снабжения в группе армий «Север» удовлетворительное. 4-я танковая группа переходит в наступление 2.7, имея полный боекомплект боеприпасов и запас горючего на 400 км пути. Главные силы группы армий «Север» (16-я и 18-я армии) к 7.7 будут иметь кроме полной обеспеченности частей боеприпасами, горючим и продовольствием еще один боекомплект боеприпасов, три заправки горючего и две сутодачи продовольствия на базе снабжения в Двинске (наступление армии намечено на 5.7). ). Вот как военные-профессионалы планируют наступление. Сравните отчеты командиров танковых корпусов Красной армии о брошенных в наступление 22 июня без горючего.

Наше командование ВВС серьезно недооценивало силы авиации противника в отношении численности. Русские, очевидно, имели в своем распоряжении значительно больше, чем 8000 самолетов. Правда, теперь из этого числа, видимо, сбита и уничтожена почти половина, в результате чего сейчас наши силы примерно уравнялись с русскими в численном отношении. Но боеспособность русской авиации значительно уступает нашей вследствие плохой обученности их летного состава{116}. Поэтому, например, во время вчерашних воздушных боев над Двинском и Бобруйском атаковавшие нас воздушные эскадры противника были целиком или большей частью уничтожены. 4-я танковая группа должна, выставив заслоны южнее и севернее Чудского озера, окружить Ленинград. Пехотным корпусам фон Лееба необходимо очистить от противника Эстонию и овладеть всей линией побережья, направив, наряду с этим, возможно больше сил на Ленинград и к южному берегу Ладожского озера, прикрыв небольшим заслоном свой правый фланг-Когда мы форсируем Западную Двину и Днепр, то речь пойдет не столько о разгроме вооруженных сил противника, сколько о том, чтобы забрать у противника его промышленные районы и не дать ему возможности, используя гигантскую мощь своей индустрии и неисчерпаемые людские резервы, создать новые вооруженные силы

 Как только война на Востоке перейдет из фазы разгрома вооруженных сил противника в фазу экономического подавления противника, на первый план снова выступят дальнейшие задачи войны против Англии{131} к осуществлению которых тогда следует немедленно приступить.

 

 

Русская тактика наступления: трехминутный огневой налет, потом — пауза, после чего — атака пехоты с криком «ура» глубоко эшелонированными боевыми порядками (до 12 волн) без поддержки огнем тяжелого оружия, даже в тех случаях, когда атаки производятся с дальних дистанции. Отсюда невероятно большие потери русских. В Невеле создан большой сборный пункт по формированию [117] маршевых батальонов из остатков разбитых частей, откуда в дивизии, действующие на фронте, из него направляются совершенно неорганизованные массы людей без офицеров и унтер-офицеров. Учитывая это обстоятельство, становится ясным, что фронт, в тылу которого уже нет никаких резервов, не может больше держаться. Создание противником новых высших штабов (штабы армий), без сомнения, означает попытку избежать полного развала и сохранить по крайней мере костяк армии с помощью энергичных командных инстанций{187}. Эти вновь созданные штабы никак не могут взять в свои руки управление войсками и посылают в эфир отчаянные радиограммы, пытаясь установить связь со своими дивизиями. Следует отметить: а. Налеты русской авиации на переправы через Западную Двину юго-западнее Витебска б . Командование противника действует энергично и умело.??? Противник сражается ожесточенно и фанатически. в. Танковые соединения понесли значительные потери в личном составе и материальной части. Войска устали. Активность артиллерии противника незначительна. Большей частью — непосредственная поддержка пехоты, в некоторых случаях огонь ведется взводом. Сосредоточения огня не наблюдается. Стрельба с воздушным наблюдением и по звукометрическим данным неудовлетворительна, стрельба же по видимым целям ведется успешно. Эффективность снарядов хорошая, моральное действие сильное. Много новейших, неизвестных нам до сих пор артсистем. Борьба с танками. Встречен только один танк, который имел броню толщиной 130 мм, все остальные имеют броню не более 70 мм. Большинство самых тяжелых танков противника было подбито 105-мм пушками, меньше подбито 88-мм зенитными пушками. Имеется также случай, когда легкая полевая гаубица подбила бронебойной гранатой 50-тонный танк противника с дистанции 40 м. Степень обученности русских водителей танков, по-видимому, низкая. Наблюдаются частые порывы гусениц.

Обсуждение плана дальнейшего ведения операций. План должен преследовать не фронтальное оттеснение противника, а полную ликвидацию возможно более крупных его сил. Выполнение этой задачи, уже затронутой мною в разговоре с главкомом{198}, обеспечивается в первую очередь дальнейшими действиями 3-й танковой группы, цель которой состоит в уничтожении крупной группировки противника (12-14-дивизий), находящейся перед правым флангом группы армий «Север». Используя широкую бездорожную низменную полосу (долину реки Ловать), тянущуюся к югу от озера Ильмень, можно будет окружить эту группировку противника, противостоящую войскам фон Лееба. Поэтому наступление 3-й танковой группы следует организовать таким образом, чтобы она смогла помимо выполнения поставленной ей задачи — выхода в район северо-восточнее Смоленска — ударом на Великие Луки и Холм отрезать пути отхода частям противника перед правым крылом группы армий «Север».

Группировка сил противника: Теперь, после того как командование перешло в руки новых людей{203}(назначение Ворошилова,Тимошенко и Буденного командующими направлениями), противник наверняка не думает об отступлении. На его фронте, местами занятом незначительными силами, обозначаются следующие крупные группировки:

а. Район Ленинграда. Здесь действует наспех собранная, усиленная добровольческими формированиями группировка, не проявляющая значительной активности. Она будет окружена фланговым ударом в направлении озера Ильмень и Ладожского озера.

б. Район Невеля и Великих Лук. Здесь группировка состоит примерно из семи дивизий. В их числе есть и свежие силы, которые прибыли несколько дней назад, с Украины и из внутренних областей России{204}. Кроме того, к ней присоединились остатки частей, разбитых в пограничных боях, но снова пополненных людьми, прибывшими со сборного пункта в Невеле. Эта группа достаточно сильна, и поэтому необходимо провести особую операцию, с целью ее окончательного разгрома. В связи с разговором фюрера с главкомом о нежелательности наступления танковой группы Гёпнера в указанном направлении (разговор снова был, по-видимому, раздраженным) я просил Бреннеке прислать письменную оценку обстановки для доклада фюреру.

Эти бесплодные телефонные переговоры продолжались до глубокой ночи. Они лишают подчиненные инстанции всякого желания проявлять инициативу и только отнимают у них время. Постоянное вмешательство фюрера в вопросы, сущности которых он не понимает, превращается в какое-то мучение, становящееся уже невыносимым.

ДОНЕСЕНИЕ КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА ОТ 22 ИЮНЯ 1941 г. НАРОДНОМУ КОМИССАРУ обороны

СОВ. СЕКРЕТНО

Народному комиссару обороны СССР ,Командующему Западным фронтом-22.6.41 9.35

Крупные силы танков и моторизованных частей прорываются на Друскеники. 128-я стрелковая дивизия большею частью окружена, точных сведений о ее состоянии нет.

Ввиду того, что в Ораны стоит 184-я стрелковая дивизия, которая еще не укомплектована нашим составом полностью и является абсолютно ненадежной,(жители Прибалтики уже познакомившиеся с расстрелами и выселениями НКВД) 179-я стрелковая дивизия – в Сьвенцяны также не укомплектована и ненадежна, так же оцениваю 181-ю [стрелковую дивизию] – Гулбенэ, 183-я[стрелковая дивизия] на марше в лагерь Рига, поэтому на своем левом крыле и стыке с Павловым создать группировку для ликвидации прорыва не могу. Прошу помочь. Тильзитскую группировку противника буду бить контрударами: с фронта Телшяй, Повентис – 12-м механизированным корпусом, с направления Кейданы, Россиены – двумя дивизиями 3-го механизированного корпуса.

5-я танковая дивизия на восточном берегу р. Неман в районе Алитус будет обеспечивать отход 128-й стрелковой дивизии и прикрывать тыл 11-й армии от Литовцев, а также не допускать переправы противника на восточный берег р. Неман севернее Друскеники.

[Командующий войсками
Северо-Западного фронта
генерал-полковник] Ф. Кузнецов

[Член Военного совета фронта
корпусный комиссар] Диброва

ДОНЕСЕНИЕ КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА ОТ 26 ИЮНЯ 1941 г. НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ОБОРОНЫ СССР ОБ ОБСТАНОВКЕ НА ФРОНТЕ К 20 ЧАСАМ 35 МИНУТАМ 26 ИЮНЯ 1941 г.

ОСОБО СЕКРЕТНО

Народному комиссару обороны СССР
26.6.41 20.35

Докладываю положение войск Северо-Западного фронта.

1. Противник продолжает окружение Либава.

2. 8-я армия – 12-й механизированный корпус и 5-я танковая дивизия в тылу противника без горючего. Командир 3-го механизированного корпуса донес открыто 25.6.41 г.: “Помогите, окружен”. Стрелковые соединения на фронте Плателяй, Кражай, Келме, Шиауленай, Шедува. В ночь на 27 июня начнет отход [на] р. Лиелупе и далее на северный берег Зап. Двина до Екабпилс. Соединения армии понесли потери и нуждаются в их немедленном пополнении, которое начало по мобилизации поступать, но не может быть одето, так как обмундирование двух стрелковых дивизий осталось в бывших пунктах дислокации. Соединения потеряли часть оружия, что уточняется.

11-я армия – штаб и Военный совет армии, по ряду данных, пленен или погиб. Немцы захватили шифрдокумент. 5, 33, 188, 128-я стрелковые дивизии неизвестно в каком состоянии и где находятся. Много отставших и убежавших, задерживаемых [на] направлении Двинск. Много брошено оружия.

11-я армия не является организованным боеспособным соединением.

На вильнюсском направлении необходимо развертывание новой армейской группировки немедленно. За счет пополнения, видимо, погибших дивизий, прошу разрешить формирование новых четырех стрелковых дивизий.

Прошу усилить фронт десятью артиллерийскими полками [в] счет погибших. 11-я стрелковая дивизия свежая, но ее гаубичный артиллерийский полк разбит авиацией.

 

ДОНЕСЕНИЕ КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА ОТ 28 ИЮНЯ 1941 г. НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ОБОРОНЫ СССР О ПОЛОЖЕНИИ ВОЙСК ФРОНТА К 28 ИЮНЯ 1941.

 Народному комиссару обороны СССР

Положение фронта.

8-я армия, понесшая 40% и более потерь, отходит на северный берег Зап. Двина. 2-я танковая дивизия, видимо, погибла. 11-я армия как соединение не существует. Положения 5, 33, 188, 128, 23 и 126-й стрелковых дивизий, 5-й танковой дивизии и 84-й моторизованной дивизии не знаю. Военно-воздушные силы фронта ввиду понесенных потерь неспособны противостоять противнику, но ежедневно ведут борьбу.

Поступивший в состав фронта 21-й механизированный корпус – организационно не законченное и совершенно не имеющее материальной части соединение.

41-й стрелковый корпус – состояния не знаю.

Связи для твердого управления не имею. Военный совет фронта отдает себе полный отчет в значении рубежа Зап. Двина. Для чего прошу утвердить:

1) оставление для реорганизации в течение 2 дней 181-й и 183-й стрелковых дивизий в составе фронта; 2) срочно дать пополнение для укомплектования войск фронта; 3) пополнить мобилизационные запасы обмундирования, снаряжения и оружия на двести тысяч человек, 4) помочь восстановить 12-й механизированный корпус, 9-ю и 10-ю артиллерийские бригады противотанковой обороны; 5) обеспечить фронт формированиями военного времени; 6) обязать тов. Ершакова помочь частью сил фронту;

ввиду недостатка сил и средств в районе Двинск контрудар начну 1-2 июля.

 Командующий войсками Северо-Западного фронта генерал-полковник] Ф. Кузнецов

Член Военного совета фронта корпусный комиссар] Диброва

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ 27-й АРМИИ ВОЕННОМУ СОВЕТУ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА ОТ 6 ИЮЛЯ 1941 г. О СОСТОЯНИИ ВОЙСК АРМИИ

СЕКРЕТНО

а) 24-й стрелковый корпус(очевидно местное население) – совершенно не подготовленные части, не имеющие нашей техники, вооруженные всеми системами оружия – всех марок мира. Снабжение их боеприпасами и запасными частями невозможно.

Штабов нет, средств связи нет, укомплектованность начальствующим составом – до 12-15 %, некомплект – до 90 %.

Сейчас в этом корпусе (181-я плюс 128-я стрелковые дивизии) не более 8 тысяч [человек].

б) 21-й механизированный корпус вынес тяжелые бои, выбывают его специальные подразделения, и фактически корпус поедается противником.

в) 163-я моторизованная дивизия после тяжелых боев совершенно небоеспособна, потеряв людей (до 60 %), потеряв артиллерию (до 70 %), потеряв танки (до 50 %). Все эти данные только приблизительные – сейчас ведется сбор и подсчет. Брошенной быть в бой дивизия не может.

г) 235-я стрелковая дивизия (прибыла одним 806-м стрелковым полком) – мне не известно, где она и когда будет у нас на фронте

ДОКЛАД ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА АРТИЛЛЕРИИ ТИХОНОВА ОТ 9 ИЮЛЯ 1941 г. Уполномоченному ставки генерал-полковнику тов. Городовикову

ВЫВОДЫ ПО НАБЛЮДЕНИЯМ ЗА ОПЕРАЦИЯМИ НА РИЖСКО-ПСКОВСКОМ И ОСТРОВСКО-ПСКОВСКОМ НАПРАВЛЕНИЯХ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА

.....Необходимо создать решительный перелом в этом вопросе. Путь один – внедрить в сознание войск от командарма до бойца суворовское правило: “Противник слабее – нападай, противник равен – нападай, противник сильнее – тоже нападай”.(какая сила военного мышления,просто Клаузевиц.Правда тот,кому направлялся этот доклад-Кавалеристу калмыцких конников Оке Городовикову-тоже особых звезд с неба не хватал и был очевидно под пару своему начальнику маршалу Буденному)

 Это правило применять не только в наступлении, но и в обороне, что особенно важно для войск Северо-Западного фронта в данный момент. Внедрение этого фактора строить на следующей базе:

а) разбить сложившееся без оснований мнение о превосходстве боевых качеств войск противника;

б) показать на примерах, как решительные действия наших войск сеют панику у противника (бой в гор. Остров 5.7.41 г., завязка боя под Череха 7.7.41 г. и т. д.);

в) практиковать как средство развития самоуверенности и поднятия боевого духа в частях разведывательные поиски в самой различной обстановке, даже если последняя вынуждает к отходу. Это будет иметь большое значение с точки зрения поднятия уважения к нашим войскам у противника;

г) всеми способами поднять авангардную роль командира, коммуниста и комсомольца в бою;

д) страху перед полем боя противопоставить всю суровость наказания за уход с него, обеспечивая это реальными мероприятиями, о которых доводить до сведения всех войск;

е) награждать за геройство, доблесть, мужество, стойкость тут же на поле боя. Для этого предоставить соответствующие права командирам дивизий и старшим начальникам. \176\

2. В обороне командиры и бойцы – неустойчивы, особенно теряют присутствие духа под артиллерийским, минометным и авиационным огнем и при атаке танков. Приходилось видеть много случаев, когда отход начинался без приказа начальника, без нажима пехоты, под давлением только танков или артиллерийского огня или огня минометов.

. С одной стороны, причина этого кроется в том, что люди не окапываются (значительная часть их не имеет лопат), с другой стороны, окопаться не успевают из-за недостатка времени. Происходит это потому, что, определяя задачи на оборону, мы не даем глубины (2-3 рубежа), ограничиваясь одним рубежом. (наконец то мысль достойная генеральских звезд)

Занимаемые рубежи часто подвергаются воздействию противника прежде, чем они будут оборудованы (рубеж р. Зап. Двина, рубеж 111-й и 235-й стрелковых дивизии 8.7.41 г.).

Таким образом, отход с рубежа обороны предрешается обстановкой прежде, чем на нем организуется достаточное сопротивление.

3. Во всех операциях, свидетелями которых нам пришлось быть (рижско-псковское и островско-псковское направления), отсутствовала сплошь и рядом связь высшего штаба с подчиненными и последних между собой. Иногда это происходило из-за отсутствия средств, но чаще по причине низкой требовательности командира и его штаба к организации связи (1-й механизированный корпус, имея батальон связи, не имел связи с 41-м стрелковым корпусом в течение 5.7.41 г.).

Связь в дивизиях, полку, батальоне и роте также осуществляется плохо и по тем же причинам......

...... 4. Разведка ведется недостаточно, примитивно, небрежно. Штабы не ставят частям задач по разведке в бою. Получаемые разведывательные данные остаются неиспользованными, выводов должных не делают, часто не сообщают высшим штабам и, как правило, вовсе не информируют низшие штабы и соседей.

В результате войска работают вслепую – не отмечено ни одного случая, когда бы командир принимал решение, имея более-менее точные данные о противнике.

Авиация в интересах командиров стрелковых корпусов и стрелковых дивизий не работает.

...........................

. Взаимодействие на поле боя между наземными войсками, внутри их и с авиацией поставлено плохо (5.7.41 г. под Остров 5-й и 6-й танковые батальоны и авиация действовали разрозненно по времени). Причины – отсутствие связи.

Особенно плохо обстоит прикрытие наземных войск с воздуха, вследствие чего последние несут ненужные потери. \177\

7. Целеуказание авиацией наземным войскам не применяется.

............................

Танки при наличии наступательного порыва (6-й танковый полк) и решимости громить врага слабо маневрируют на поле боя, склонны к действиям по дорогам, скученно, не обеспечивают себя подавлением противотанковых средств противника, плохо маскируются, в результате несут большие потери.

...........................

Пехота – слабейшее место войск. Наступательный дух низок. Отстает в наступлении от танков, легко дезорганизуется при воздействии артиллерийского огня, огня минометов и авиационных нападениях (5.7.41 г. танки, заняв Остров, обратили в бегство немцев. Городом овладели танки. Пехота отстала, успеха не закрепила. Танки, израсходовав боеприпасы, вынуждены были отойти с большими потерями).

Часть командного состава, особенно в звене до командира батальона, не проявляет должного мужества в бою, отмечаются случаи оставления поля боя без приказа начальника одиночками и даже подразделениями. Более того, даже в звене высшего командного состава проявляются у некоторых растерянность и упадок духа (командир 1-го механизированного корпуса генерал-майор Чернявский без всякой видимой причины после боя под Остров дал приказ 1-му механизированному корпусу отойти на Порхов – около 60 км).

11. Тыл не организован. Армейские тылы почти не развернуты. Выдвигаемые станции снабжения, отделения головных складов, меняя место, не сообщают об этом войскам (8.7.41 г. 41-й стрелковый корпус остался не ориентированным о тылах).

Боеприпасы идут с перебоями (4-8.7.41 г. пехота, минометы и артиллерия в большом количестве продолжительное время не участвовали в бою из-за отсутствия боеприпасов – 111-я стрелковая дивизия и 23-я танковая дивизия).

Питание бойцов поставлено плохо, случаются перебои в горячей пище в 2-3 дня, чай, как правило, не дается.

Заградительная служба для улавливания дезертиров и отбившихся от частей военнослужащих не знает, что делать с задержанными, задерживает только по дорогам, которые легко обтекаются стороной

Тылы, начиная с полкового, плохо управляются, блуждают и являются первоисточниками панических слухов и потоков.

Генерал-майор артиллерии Тихонов 9 июля 1941 г. гор. Новгород

СБОРНИК БОЕВЫХ ДОКУМЕНТОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ- ВЫПУСК 33


ДОНЕСЕНИЕ ПОМОЩНИКА КОМАНДУЮЩЕГО СЕВЕРО-ЗАПАДНЫМ ФРОНТОМ ПО ТАНКОВЫМ ВОЙСКАМ ОТ 11 ИЮЛЯ 1941 г. О СОСТОЯНИИ МЕХАНИЗИРОВАННЫХ КОРПУСОВ

СЕКРЕТНО

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТУ ФЕДОРЕНКО

Только сегодня поучил возможность написать Вам первый отчет по танковым войскам Северо- Западного фронта

Общее впечатление [таково], что танки используются неправильно: без пехоты и взаимодействия с артиллерией и авиацией. Хуже всего – механизированные корпуса не существуют, так как генерал-полковник Кузнецов растащил их совершенно, что способствовало огромнейшим потерям в материальной части, невиданным по своим размерам. Подробные цифры дает [полковник] Полубояров, я же укажу только на то, что осталось в частях. Так, например, у [генерал-майора] Лелюшенко осталось 25 “КВ”, 10 “Т-26”, 4 “БТ”, 2 “Т-34”. В 3-й танковой дивизии 1-го механизированного корпуса осталось 35 “БТ”. Все танки требуют ремонта, но обстоятельства заставляют держать их в бою. Кроме того, до сих пор нет запасных частей.

Своей первостепенной задачей считаю сбор частей механизированных корпусов снова воедино, отправку танкистов, не имеющих материальную часть, на заводы и основное, налаживание правильного использования танков. Лесисто-болотистая местность театра [боевых действий] и способ действия немцев (исключительно по дорогам, танки с пехотой и артиллерией) указывают на обязательную необходимость нам в этих условиях часто использовать танки мелкими подразделениями (рота, батальон) [во взаимодействии] с пехотой, артиллерией и авиацией. Крупные соединения нужны только для глубокого маневра с целью окружения и уничтожения крупных группировок противника. К сожалению из-за плохого управления и неумения воевать пехоты, мы не можем задержаться, а не то, что наступать. Чем берут немцы? Больше воздействием на психику бойца, нежели какими-либо “ужасными” средствами, причиняющими урон. Его авиация господствует, но она не столько поражает, сколько пугает. Так и все его боевые средства. Часто наши бойцы отходят, не видя немцев, лишь под воздействием авиации, незначительных групп танков и часто только от немецкого огня артиллерии. Командиры не держат в руках бойцов, не несут ответственности за невыполнение приказа и отходят по своему усмотрению. Части, где крепкий, храбрый командир, даже не блестящий тактическими “талантами”, бьют немцев, только пух летит. Таков, например, мотополк 42-й танковой дивизии (командир – полковник Горяннов).

Таково вкратце положение дел которое медленно улучшается.

Прошу Вас помочь ремонтными средствами, цистернами и запасными частями по тем заявкам, которые дает начальник Автобронетанкового \13\ управления фронта. Завтра я все тщательно сам проверю и запроса(завышения просьб) не будет. Что необходимо, то будем просить Прошу приказать ставить в известность о каждом отправлении нам, чтобы мы знали, что и где искать.

Помощник командующего Северо-Западным фронтом
по танковым войскам
генерал-майор ВЕРШИНИН

ПИСЬМО НАЧАЛЬНИКА АВТОБРОНЕТАНКОВОГО УПРАВЛЕНИЯ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА ОТ 11 ИЮЛЯ 1941 г. О СОСТОЯНИИ МЕХАНИЗИРОВАННЫХ КОРПУСОВ И ПРИЧИНАХ БОЛЬШИХ ПОТЕРЬ

СЕКРЕТНО

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТУ ТАНКОВЫХ ВОЙСК ФЕДОРЕНКО

Пользуясь случаем отъезда в Москву Ваших представителей, отправляю Вам неофициальное письмо о положении дел Северо-Западного фронта.

1. Положение фронта, временно стабилизировавшегося на рубеже Псков, Остров, в настоящий момент снова крайне обострилось. Противник своими подвижными соединениями почти прорвал фронт и распространяется в порховском направлении и далее на северо-восток.

2. О действиях механизированных соединений Вам подробно докладывал майор Васильев и вчера, видимо, полковник Кукушкин.

3. Коротко о действиях механизированных соединений.

а) 3-й механизированный корпус (Куркин) погиб весь. Подробно доложит Кукушкин. Выведено пока и уже собрано до 400 человек остатков, вышедших из окружения, [из состава] 2-й танковой дивизии (Солянкин) и один танк “БТ-7”.

5-я танковая дивизия погибла вся также в ряде окружений. Личного состава совершенно нет. Считаю, что остатки можно искать в составе войск Западного фронта.

84-я мотострелковая дивизия в боях по существу не была, отходила и окружалась несколько раз совместно с частями 16-го стрелкового корпуса.

б) 12-й механизированный корпус – в беспрерывных боях около 20 суток. Первоначально при Кузнецове вводился в бой крупными группами, но без пехоты, без взаимодействия с артиллерией и авиацией. В дальнейшем десятки раз вел частые контратаки и в основном вынес на себе всю тяжесть по прикрытию войск 8-й армии при ее беспрерывном отходе на север. В обеих дивизиях осталось до 80 совершенно изношенных танков и 15–17 бронемашин. Корпус, жертвуя собой, спасал пехоту от полного уничтожения и разгрома. Задачу выполнил хорошо, но сам обескровлен и требует немедленного отвода в тыл и доукомплектования. Военный совет фронта это мое мероприятие утвердил. Основные части механизированного корпуса отведены на восточный берег оз. Ильмень сегодня к утру 11.7.41 г. Однако обстановка потребовала вернуть всю пехоту механизированного корпуса (и артиллерию) с задачей занять район ст. Борок (30 км юго-западнее Новгород) для прикрытия новгородского направления.

Подробные материалы по составу и потерям 12-го механизированного корпуса вручены капитану Кавтуненко для передачи Вам.

в) 21-й механизированный корпус не представляет из себя механизированного соединения, Это мотопехота, а чаще просто пехота, усиленная небольшим количеством танков. По последним данным, 21-й механизированный корпус (по данным генерал-майора Вершинина) располагает только “КВ” – 25 штук, “БТ” – 7штук, “Т-26” – 4 штуки и “Т-34” – 3 штуки и действует отдельными мотострелковыми отрядами.

г) 1-й механизированный корпус, по докладу помощника командира 1-го механизированного корпуса по технической части, имеет в настоящий момент меньше 100 танков, 3-я танковая дивизия провела целый ряд тяжелых боев в районе Остров и северо-восточнее, 163-я мотострелковая дивизия действует на отдельном направлении. Командир механизированного корпуса по сути дивизий не имеет и “освобожден” от оперативного руководства дивизиями. Командующему фронтом доложено д) С 10.7.41 г. в распоряжение фронта поступила 21-я танковая дивизия 10-го механизированного корпуса. Состав: один танковый полк, мотострелковый полк, артиллерийский дивизион и другие дивизионные части. Танки старые “Т-26” около 100 штук. Всего с химическими танками – 115 штук.

4. Положение с запасными частями [в связи] с потерей подвижного склада очень острое. По сути дела нормальное снабжение начинается лишь с 11–12.7.41 .. по получении первых партий из Москвы и ликвидации ГУТАП-овского имущества.

5. Головные склады по их числу вполне обеспечат снабжение армий. Всего будет 3 головных склада: 1744 – Новгород для 11-й армии, 1711 – Тапа для 8-й армии и 1745 – Новосокольники для 27-й армии.

Центральный фронтовой [склад] дислоцирую на ст. Лыкошино северо-западнее Бологое.

6. Ремонтные средства посажены на свои места и приступили к работе. 35-я ремонтная база – Мста Эстьяны 20 км юго-восточнее Новгород; бывшая рижская гарнизонная мастерская – Новгород; вновь полученная калининская – расширяется в ремонтную базу; железнодорожная мастерская “В” – ст. Чудово; прибывающий колесный ремонтно-восстановительный батальон передаю одной из армий.

Поставлен вопрос на штатах 29-й ремонтной базы создать тракторную базу на одном из заводов промышленности. Таллиннскую гарнизонную мастерскую передислоцирую.

7. Причины потерь в танковых соединениях.

а) Поспешность ввода в бой механизированных соединений без предварительной организации взаимодействия с другими родами войск.

б) Потеря управления высшими штабами стрелковыми и механизированными корпусами, что приводило к незнанию положения на фронте и к постановке формальных задач без предварительной увязки действий пехоты и танков.

в) Плохое управление внутри самих танковых соединений.

г) Отсутствие поддержки со стороны авиации приводило к значительным потерям, особенно на маршах.

д) Плохое техническое состояние ходовой части старого парка (“Т-26” и “БТ”). Беспрерывные марши на расстояния до 1000 км окончательно вывели из строя ходовую часть. Танки бросались на территории [оккупированной] противником частью уничтоженные, а частично оставлялись там не приведенные в полную негодность.

е) Хорошо организованная немцами противотанковая оборона и достаточно сильная разведка дает им возможность быстро сосредоточивать противотанковые орудия там, где мы пытаемся использовать танки. \16\

Выводы

1. Механизированных соединений во фронте нет, имеются лишь обескровленные танковые части, не могущие решать сколько-нибудь серьезные задачи.

2. Механизированные соединения и войска фронта не имеют минимально необходимого транспорта. Народное хозяйство дало фронту по мобилизации около 200 машин при потребностях более 10 000.

3. Наличными ремонтными средствами фронт может в основном обойтись, но требуется усиление армий двумя железнодорожными и двумя автомобильными ремонтно-восстановительными батальонами, из расчета иметь их по два на армию и одного запасного (резервного) головного склада автобронетанкового [имущества].

Фронту необходимо помочь:

1. Вывести 12-й механизированный корпус в резерв Главного Командования и приступить к его доукомплектованию личным составом и техникой для дальнейшего использования в наступательной операции. При оставлении его в подчинении фронта корпус всегда будет вводиться в бой частями и полное доукомплектование закончено никогда не будет.

2. Информировать меня о всяких высылках имущества. До сих пор имелось много случаев подачи “КВ” и “Т-34”, о которых я узнавал от войск после их получения там.

3. Принять какие-то решительные шаги через Генеральный Штаб о форсированной подаче фронту тысяч машин на пополнение убыли и доведении частей до штатов военного времени.

4. Иметь здесь постоянного представителя Главного автобронетанкового управления Красной Армии для связи, помощи и более быстрого решения вопросов с Вами.

Просил бы Вас выслать сюда для этой цели капитана Кавтуненко. Ой с этой работой справится вполне. Начальник Автобронетанкового управления Северо-западного фронта

полковник ПОЛУБОЯРОВ

КОМАНДУЮЩЕМУ 27-й АРМИЕЙ
Копия
НАЧАЛЬНИКУ ГЛАВНОГО АВТОБРОНЕТАНКОВОГО
УПРАВЛЕНИЯ КРАСНОЙ АРМИИ
генерал-лейтенанту ФЕДОРЕНКО

ДОКЛАД
О СОСТОЯНИИ 21-го МЕХАНИЗИРОВАННОГО КОРПУСА

21-й механизированный корпус организационно начал создаваться лишь в апреле 1941 г. с расчетом (по плану Генерального Штаба) укомплектования боевой материальной частью не ранее 1942 года.

1. 21-й механизированный корпус (в. ч. 2979) 23.6.41 г. приказом командующего Московским военным округом направлен на фронт в двинском направлении.

К началу войны корпус был укомплектован личным составом на 80-90%, из них до 70% апрельско–июньского призыва.

Материальной частью корпус был обеспечен на 10-15% (колесные и специальные машины). На фронт корпус выступил со значительным некомплектом артиллерии, станковых и ручных пулеметов и автоматических винтовок, а также минометов. Большинство 76-мм пушек были без панорам, а малокалиберные зенитные пушки – без дальномеров (были даны за два дня до войны и в процессе войны).

Корпус выведен на войну по тревоге неотмобилизованным и неукомплектованным материальной частью всех видов, со значительным количеством необученных бойцов. Отсутствие вооружения, материальной части и неподготовленность новобранцев заставили меня оставить в районах зимних квартир до 17 тысяч необученных солдат с задачей их подготовки, вооружения и сколачивания.

2. Начиная с 23.6.41 г. по сегодняшний день корпус находится в непрерывных боях. Его отдельные бойцы, подразделения и части в целом проявили образцы подлинного героизма в боях с немцами.

Корпус понес значительные потери как в личном составе, так и в материальной части. За месяц войны потери убитыми, ранеными и пропавшими без вести составляют: – командного состава – 394 человека; – младшего начальствующего состава – 830 человек; – рядового состава – 5060 человек Всего потерь – 6284 человека, т. е. 60% участников боев... Корпус, именуемый 21-м механизированным корпусом, практически дерется как мотострелковое соединение, по своему числу не соответствующее даже мотострелковой дивизии

. 3. Испытывая крайний недостаток в артиллерии, станковых и ручных пулеметах, автоматических винтовках и минометах, средствах связи всех видов (имеющихся средств связи недостаточно даже для организации управления огнем артиллерии), при значительном некомплекте в командном и политическом составе, неукомплектованности штабов, корпус продолжает драться, не снижая своего боевого духа, но долго так протянуть не сможет из-за отсутствия пополнения как людьми, так и материальной частью, в то время как кадры его несут значительные потери.

4. [Вследствие] отсутствия ремонтных мастерских, ЗИП и деталей для ремонта, выводится из строя много материальной части, которая могла бы быть восстановлена силами частей.

5. Оставленные мною в районах зимних квартир невооруженные бойцы в настоящий момент передвигаются в направлении Осташков, испытывая крайние трудности как в питании, так и в обучении; ни 22-я армия, ни другие снабженческие органы не хотят снабжать второй эшелон корпуса, считая его чужим, в то же время принимают самые решительные меры к растаскиванию его кадров и материальной части, лишая меня перспективы когда-либо сформироваться в механизированный корпус.

Так, например: занаряженная мне по планам Главного автобронетанкового управления и Главного артиллерийского управления материальная чисть и отправленная на мой адрес перехватывается командованием 22-й армии. В Великих Луках у меня взято 1500 самозарядных винтовок, 126 грузовых автомашин, 15 автокухонь, 28 76-мм пушек, танков “КВ” – 22 штуки, “Т-34” – 13 штук, несколько вагонов запасных частей и 860 комплектов авторезины.

Помимо этого, распоряжением отдельных высших командиров забрано под различными предлогами “ЗИС” – 115 штук и “ГАЗ” – 186 штук (распоряжением генерал-майора Карманова и начальника штаба 11-й армии).

Такое положение не может быть дальше терпимым. Я прошу Вас довести это до сведения высшего командования, одновременно прошу разрешить вопрос о том. будет ли корпус в дальнейшем существовать как механизированный корпус или будет действовать как мотострелковое соединение и его танковых кадры, действующие на фронте, постепенно будут выведены из строя и корпус потеряет базу для развертывания а механизированный корпус.

Прошу Ваших мероприятий по существу изложенного мною.

Командир 21-го механизированного корпуса
Герой Советского Союза
генерал-майор ЛЕЛЮШЕНКО

Военный комиссар
21-го механизированного корпуса
бригадный комиссар БАБИЙЧУК

Начальник штаба корпуса
полковник АСЕЙЧЕВ

(23.7.41 г.) № 0048

Вот как оценивает начальный период войны советская историография: Сборник М., Воениздат, 1974 Начальный период войны

Глава одиннадцатая.
Особенности стратегической обороны Советских Вооруженных сил в начале Великой Отечественной войны 1. Оборонительные операции советских войск в приграничных районах

Группа армий «Север», наносившая главный удар [62] в направлении Даугавпилс, Псков, Луга, Ленинград, была развернута на рубеже от Клайпеды до озера Виштитис. Южнее ее, также перед полосой прикрытия войск Прибалтийского особого военного округа, была развернута значительная часть сил (3-я танковая группа и два корпуса 9-й армии) группы армий «Центр», которая впоследствии должна была выйти в район Минска.

Развертывание войск 8-й и 11-й армий Красной армии к началу войны не было завершено. Из армий прикрытия непосредственно к границе были выдвинуты лишь несколько частей и подразделений. Но и они не были должным образом подготовлены к упорной обороне. Необходимо отметить, что за несколько дней до начала войны в Прибалтийском военном округе были проведены некоторые мероприятия по ведению в случае нападения агрессора подвижной обороны. Командующим армиями было приказано прорекогносцировать наиболее ответственные мосты в полосе от государственной границы до линии Шауляй–Каунас–р. Неман и к 21 июня выделить и сосредоточить около мостов команды подрывников и необходимое количество взрывчатых веществ с целью подрыва их в случае захвата противником За несколько дней до нападения немецко-фашистских войск из лагерей начали выводиться в позиционные районы артиллерийские части и подразделения. Однако из-за недостатка средств тяги выдвижение производилось медленно, вследствие чего к 22 июня огневые позиции заняли лишь отдельные подразделения, которые к тому же имели недостаточное количество боеприпасов. Плотность противотанковой артиллерии в полосе обороны 125-й стрелковой дивизии едва достигала трех орудий на километр фронта. Для отражения массированного удара танков противника такая плотность была явно недостаточной. Слабо были прикрыты войска и с воздуха.... В тяжелых условиях обстановки не смогли выполнить боевую задачу по обороне переправ в районе Алитус(мосты) мотострелковые подразделения частей 5-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса, которым командовал генерал-майор танковых войск Куркин А..Вот как этот эпизод описан в воспоминаниях будущего маршала авиации Новикова-" Однако соединения 56-го моторизованного корпуса немцев опередили [70] наши войска. 26 июня головные части 8-й тд генерала Бранденбергера подошли к Даугавпилсу. 8-я рота 800-го полка особого назначения «Бранденбург»(диверсанты), переодетая в советскую форму, направилась к команде, выделенной для взрыва моста, обезоружила ее и захватила мост. Вражеские танки переправились через Западную Двину, ворвались в Даугавпилс, в котором не было советских войск, и стали расширять плацдарм. Еще 28 июня командующий Северо-Западным фронтом Ф. И. Кузнецов донес в Ставку о тяжелом положении своих войск и просил усилить их, особенно авиацией{83}. Ставка выделила 1-й дальнебомбардировочный авиакорпус генерала В. И.Изотова и приказала с его помощью выбить противника из Даугавпилса. Но Изотов не смог выполнить задание, так как его летчики не получили истребительного сопровождения. "-Новиков

 В связи с тем, что противнику удалось разрушить постоянные провода в приграничной полосе, управление войсками часто нарушалось. Вследствие этого отдаваемые вышестоящими начальниками распоряжения и донесения нижестоящих штабов запаздывали и не соответствовали сложившейся обстановке. Все это еще более осложняло положение советских войск.

Имея большое количество автомашин и бронетранспортеров, вражеские войска маневрировали вдоль фронта. Встретив упорное сопротивление, противник начинал искать слабое место в обороне советских войск, каким обычно являлись стыки и фланги. Перебросив туда главные силы, вражеские группировки вновь продолжали стремительно продвигаться вперед. Перегруппироваться на новое направление в короткие сроки и остановить наступление противника советские войска не могли, так как не располагали необходимым количеством транспортных средств.

.........Организация отпора врагу осложнялась частым нарушением управления войсками, а подчас и его полной потерей. Отсутствие постоянной связи с соединениями и подчиненными штабами лишало командиров и штабы оперативного и стратегического звена возможности получать регулярную информацию о реальном ходе событий и порождало трудности в осуществлении контроля за развитием боевых действий. Это нередко приводило к принятию решений, не отвечавших складывавшейся обстановке.

В течение первого дня войны Генеральный штаб из-за нарушения связи в звене от дивизии до фронта не имел достаточно полной и достоверной информации о развивающихся событиях. Как свидетельствует Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, бывший в ту пору начальником Генерального штаба, Генштаб не представлял тогда всей сложности создавшегося положения................... Сведения о глубине проникновения противника на нашу территорию довольно противоречивые. Отсутствуют точные данные о потерях в авиации и наземных войсках. Известно лишь, что авиация Западного фронта понесла очень большие потери. Генштаб и Нарком не могут связаться с командующими фронтами генерал-полковником Ф. И. Кузнецовым и генералом армии Д. Г. Павловым, которые, не доложив наркому, уехали куда-то в войска. Штабы этих фронтов не знают, где в данный момент находятся их командующие. ............................. {251}. Артиллерия механизированных корпусов и общевойсковых соединений, испытывавшая острый недостаток в средствах тяги, не сумела своевременно сосредоточиться на избранных направлениях, а из-за нарушения работы органов тыла и недостатка транспортных средств танковые соединения подчас оставались без боеприпасов и горючего...............................

Согласно предвоенным планам, главные силы Ленинградского военного округа были сосредоточены на севере от Ленинграда, преимущественно на Карельском перешейке. Именно отсюда мы ожидали наибольшей [52] опасности городу. Угроза Ленинграду с юго-запада, т. е. со стороны Восточной Пруссии, в расчет почти не принималась, и в плане нашей обороны возможность прорыва противника на этом направлении, по существу, не учитывалась. Наше высшее командование исходило из тех соображений, что с юго-запада Ленинград надежно прикрыт войсками Прибалтийского особого военного округа, а от границ Восточной Пруссии до Ленинграда более 750 км. Вот почему до войны в округе не проводилось сколько-нибудь серьезных оборонительных мероприятий для защиты города с юго-запада.

Действительность опровергла все довоенные расчеты и планы. Мощная группа немецко-фашистских армий «Север», наступавшая из Восточной Пруссии при поддержке 1-го воздушного флота, нанеся поражение нашему соседу слева — войскам Северо-Западного фронта, стремительно двинулась на Псков и Лугу, чем сразу же поставила Ленинград в чрезвычайно трудное положение. События развивались молниеносно. 6 июля пал Остров, 9 июля — Псков. Над Ленинградом нависла прямая угроза. -Новиков

. Выдвинутые Ставкой на это направление 41-й, 22-й стрелковые и 1-й механизированный корпуса не успели занять Псковский и Островский укрепленные районы и вынуждены были вступить в тяжелые бои с противником на подходе к ним.. Рубеж реки Великая до Идрицы занимала отошедшая сюда с Западной Двины 27-я армия. В это же время по указанию Ставки Лужская оперативная группа с участием населения Ленинграда спешно создавала оборонительный рубеж на реке Луга, прикрывавший дальние подступы к Ленинграду. Прорыв противника к Пскову поставил в тяжелое положение 8-ю армию. Отрезанная от главных сил фронта, она была вынуждена с тяжелыми боями отступать на север. К 10 июля ей удалось закрепиться на рубеже Пярну, Тарту. Здесь она длительное время сдерживала продвижение 18-й немецкой армии.

В первый день войны против СССР военно-воздушные силы фашистской Германии нанесли удар по большинству аэродромов, расположенных в приграничной полосе. Одновременному воздействию немецко-фашистской авиации подверглось около 65 процентов аэродромов четырех приграничных округов. На земле и в воздухе было уничтожено около 1 200 советских самолетов.

Опыт начальных операций показал, что их успех зависел от завоевания господства в воздухе с первых дней войны.

Состояние советской авиации хорошо видно из воспоминаний будущего маршала авиации Новикова - Новиков - "На Северо-Западном фронте"

...События развивались молниеносно. 6 июля пал Остров, 9 июля — Псков. Над Ленинградом нависла прямая угроза. Обстановка на фронте диктовала принятие быстрых и решительных мер.В не менее трудном и сложном положении оказались и ленинградские летчики. Первые же крупные воздушные бои показали, что основная масса нашей авиации во многом уступает вражеской. Немецкие самолеты летали быстрее, были оснащены более мощным оружием и лучшим навигационно-штурманским оборудованием. Управление боевыми действиями в воздухе противник осуществлял по радио. Кроме того, начали сказываться те ошибки в организации и управлении Советскими ВВС и в обучении летчиков .В силу ряда обстоятельств в конце 30-х годов в боевой учебе и оснащении Советских ВВС новой техникой началось отставание. Впервые это отчетливо проявилось во время заключительных боев в Испании. Тогда гитлеровцы бросили на чашу весов свою новейшую авиационную технику: истребитель Ме-109, многоцелевой самолет Me-110, бомбардировщики Хе-111, Ю-87, Ю-88 и До-215. Испания стала для фашистских ВВС первым боевым полигоном, на котором немецкие летчики основательно проверили возможности новых самолетов и частично авиационную тактику{43}.

....для армейской авиации были созданы смешанные авиадивизии, состоявшие из истребительных, штурмовых и бомбардировочных частей. Они были очень громоздкими и трудноуправляемыми, так как состояли из четырех-пяти полков. Такими же громоздкими и трудноуправляемыми стали их тылы, что и проявилось в первые же дни войны.

....Накануне войны истребительная авиация западных приграничных округов на 75% состояла из устаревших типов самолетов: И-16, И-15-бис и И-153{59}. Они значительно уступали основному немецкому истребителю Ме-109 в скорости, потолке полета и мощности бортового оружия. Наши машины, кроме И-16 с мотором М-62, имели только малокалиберные пулеметы, а вражеские — пулеметы и пушку.

Фронтовая бомбардировочная авиация на 70% была вооружена СБ, который в скорости и бомбовой нагрузке уступал Ю-88{60}. В дальнебомбардировочной авиации все еще находился на вооружении очень устаревший ТБ-3.

В качестве штурмовиков использовались истребители И-15-бис и И-153, мало пригодные для такой роли. А между тем, специальный самолет-штурмовик у нас уже имелся. Это был Ил-2, впоследствии по праву названный «летающим танком».

К середине 1941 г. лишь десятая часть советских истребителей имела на борту пушку{65}.

Плохо было и с современным радионавигационным оборудованием, особенно с портативными приемно-передающими авиационными радиостанциями. Старые истребители их вообще не имели, а на новых комплектная рация устанавливалась только на самолетах командиров эскадрилий (одна рация на 15 самолетов), на остальных — лишь приемник. А без такой аппаратуры нечего было и помышлять серьезно об успешном управлении действиями истребительной авиации в воздухе. Управление истребителями в бою все еще было примитивным, велось по команде: «Делай, как я». Командир звена или эскадрильи совершал в воздухе ряд эволюции: покачивание самолетом с крыла на крыло, правый или левый крен, горку, пикирование и т. д. Летчики следовали его указаниям.

В управлении тихоходными машинами в бою с участием небольшого числа самолетов этот метод был еще как-то терпим. Но с переходом на скоростную авиационную технику, в корне менявшую тактику воздушного боя, в сражениях, в которых нередко участвовали десятки и даже сотни самолетов, отсутствие приемно-передающей радиостанции на борту каждого истребителя неминуемо вело к потере господства в воздухе. Кроме того, не имея двусторонней связи с летчиками, мы не могли своевременно наращивать силы, быстро маневрировать авиацией, бросая ее по мере надобности на наиболее угрожаемые участки, не имели возможности перехватить вражеские бомбардировщики на дальних подступах к объектам.

Всего в боевом составе ВВС округа к началу войны числилось 1332 самолета (без учета учебных машин и авиации Краснознаменного Балтийского флота). Но пустить сразу в дело мы могли лишь около 1100 машин, так как значительная часть скоростных истребителей (105 из 265) находилась в стадии сборки и облетов, а 142 самолета ремонтировались.

Со средствами связи также было трудно. Например, наземными радиостанциями даже по сокращенным табелям ВВС округа были укомплектованы на одну треть. Радиолокационных станций у нас вообще не было, а в системе ПВО Ленинграда их имелось всего несколько штук.

.... Противник же был в полной боевой готовности. На севере от Ленинграда он выставил против нас финскую авиацию и 5-й воздушный флот Германии — всего 900 самолетов. С такими силами авиация округа могла справиться. Но в первых числах июля на ленинградском направлении целиком стал действовать и 1-й воздушный флот немцев, имевший 1070 боевых машин.(Флот под командованием прославленного Ринтгофена) Численное соотношение сил в воздухе сразу стало в пользу неприятеля.

ИЗ ОТЧЕТА ШТАБА 6-й ВОЗДУШНОЙ АРМИИ
ОТ 21 ИЮЛЯ 1942 г. О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВОЕННО-ВОЗДУШНЫХ СИЛ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА ЗА ПЕРИОД С 22.6.41 г. ПО 1.7.42 г.”

 Летный состав Военно-воздушных сил Красной Армии по своему уровню подготовки уступал германским летчикам в практике воздушного боя, но этот недостаток наших летчиков восполнялся высоким морально-политическим духом, беззаветной преданностью Родине.(какой перл полководческой мысли - ведь это говорит генерал, пусть только по партийной линии, но генерал. Он летчиков в бой на смерть посылал.)

Половина аэродромов округа задолго до войны немцами была засечена, а дней за 15-20 до войны сфотографирована.Существующая система связи во время войны обеспечить не могла бы. Вообще же проводная связь была ненадежна и в первые же часы войны была выведена из строя частью бомбардировщиками и большей частью диверсией.

Поднявшиеся по тревоге после первого налета [противника], части после часового пребывания в зоне ожидания по радио сажались вновь на свои аэродромы. Высшим командованием было приказано границы не перелетать, а держать части в постоянной готовности к выводу из-под удара, истребителям уничтожать самолеты противника на нашей территории. , в ночь с 20 на 21 и с 21 на 22.6.41 г. авиационным частям было приказано производить ночные тренировочные полеты. Вследствие этого большинство бомбардировочных полков подверглись бомбардировочным налетам противника в момент послеполетного осмотра материальной части и дозаправки ее горючим. Летный состав был только что распущен на отдых после ночной работы.. полков на новую материальную часть, вследствие чего 30-40 % боеготовых экипажей были заняты перегонкой самолетов СБ в летные авиационные училища Военно-воздушных сил Красной Армии и находились на переучивании за пределами округа. Поэтому в истребительных авиационных полках на передовых аэродромах получилось по два комплекта самолетов (И-153 и МиГ-3, И-16 и МиГ-3), впоследствии все заштатные самолеты были уничтожены налетами авиации противника и уничтожены эвакуационными командами из-за невозможности транспортировки в тыл в связи со скоротечной обстановкой.

Командующий 6-й воздушной армией бригадный комиссар Машнин Начальник штаба армии Кондратюк, Военный комиссар армии полковник Стороженко

Новиков-"Еще 4 июля, в связи с явной угрозой прорыва противника в районе Острова и Пскова, Военному совету Северного фронта было приказано немедленно занять своими войсками рубеж обороны на фронте Нарва — Луга — Старая Русса — Боровичи. 5 июля Ставка приказала для прикрытия Ленинграда и важнейших направлений с юго-запада и юга до 15 июля построить оборонительный рубеж на фронте Кингисепп — Толмачево — Бабино — Кириши и далее по берегу р. Волхов, а также отсечную позицию на рубеже Луга — Шимск и надежно прикрыть направление Гдов — Ленинград, Луга — Ленинград, Шимск — Ленинград.{56}

Фактически Военный совет Северного фронта стал заниматься этими вопросами с первых же дней войны. Уже 25 июня Военный совет фронта по докладу заместителя командующего фронтом генерал-лейтенанта К. П. Пядышева утвердил принципиальную схему обороны юго-западных подступов Ленинграда и принял решение немедленно начать инженерные работы на намеченных рубежах. Решено было строить три оборонительных рубежа, привлекая для этого население Ленинграда и области. Основной рубеж — на всем протяжении р. Луги и далее через Шимск до оз. Ильмень с развитым и укрепленным предпольем, начинавшимся у р. Плюссы. Второй — по линии Петергоф — Красногвардейск — Колпино. Третий — по линии Автово — окружная железная дорога — ст. Предпортовая — Средняя Рогатка — с. Рыбацкое.{57} "- Непокоренный Ленинград-сборник

В документах первого периода войны неоднократно отмечается потеря управления войсками со стороны штабов ,особенно высших командных инстанций. В этой связи представляет интерес таблицы наличия средств связи в соединениях Красной армии к моменту начала войны. Эти данные в какой- то мере так же говорят о низком уровне понимания значения связи в среде высших военных руководителей.

(Межирицкий) - Возвращаясь к резюме Жукова о состоянии войск, следует отметить связь. Для описания состояния связи в словаре есть лишь одно слово — катастрофа....

.... К началу военных действий сеть постоянных проводов театра войны (Эстония, Латвия и Литва) не удовлетворяла тактическим требованиям. Отсутствовало необходимое количество каналов связи от командных пунктов к частям, не было обходных направлений и проводов на основных оперативных направлениях к действующим аэродромам. .... В штабах армий и фронта в начале войны не имелось табельных средств (авиации, автомашин, мотоциклов) для подвижной связи. Все это вместе взятое сильно затрудняло управление войсками во всех звеньях... Одной из основных причин разобщенных действий была плохая связь, в результате чего управление войсками было затруднено, а подчас и невозможно.... с началом войны оказалось, что со скрытым управлением по радио не все благополучно; выход частей из-под удара также проработан не был Следует отметить, что разведывательная авиация была совсем не подготовлена. Сборник М., Воениздат, 1974 Начальный период войны

....примеров действий наших войск в условиях полного отсутствия достоверных сведений о противнике и даже соседях можно привести много. Телефонная связь в приграничных районах была нарушена за несколько часов до наступления немцев. А радиосредствами плохо обученные солдаты практически не могли пользоваться. Шифровальщики и кодировщики не умели закодировать элементарные кодограммы, путали шифры, которые в результате не поддавались декодированию и расшифровыванию. Радистам приходилось вести переговоры открытым текстом, чем умело пользовался противник. Вывод однозначен: советские органы управления войсками не были подготовлены к действиям в сложной обстановке. Командиры не умели пользоваться даже переговорными таблицами. Неудивительно, что в первых боях, особенно если они велись в окружении, мы терпели неудачи. Потеря связи со старшим начальником приводила войска в состояние обреченности, крупные же группировки войск по этой причине не могли скоординировать свои действия.

Жуков -"Радиосеть Генштаба была обеспечена радиостанциями типа РАТ только на 39 процентов, а радиостанциями типа РАФ и заменяющими их 11-АК и др. — на 60 процентов, зарядными агрегатами — на 45 процентов и т.д. Приграничный Западный военный округ располагал радиостанциями только на 27 процентов... что из этого получилось в первые дни войны — известно".....

(Мемуары Баграмяна)

Я помню, как он(начальник штаба) с гордостью докладывал командующему округом(Кирпоносу), что с нового командного пункта можно будет напрямую вести разговор как со штабами армий, так и с Москвой — по телефону, телеграфу, радио. Связь многоканальная, поэтому надежная. Но такой она оказалась только для мирного времени. Дело в том, что в основном она базировалась на постоянные проводные линии Наркомата связи. А те, естественно, были широко известны, и фашисты с первых же часов войны нацелили на них и свою авиацию, и диверсионные отряды. Своевременно устранять повреждения не хватало сил: большинство армейских и фронтовых подразделений связи должно было формироваться с объявлением мобилизации в западных областях Украины; внезапное вторжение врага нарушило эти планы. И вот теперь, когда бои начались, когда вчерашний Киевский Особый военный округ превратился в Юго-Западный фронт, его командование то и дело оказывалось [89] оторванным от войск. Линии, соединявшие КП фронта с центром, действовали относительно терпимо. А соединиться со штабами армий было страшно трудно.

№272. ЗАПИСКА НКО СССР И ГЕНШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ В ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б) – И.В.СТАЛИНУ И СНК СССР – В.М.МОЛОТОВУ С ИЗЛОЖЕНИЕМ СХЕМЫ МОБИЛИЗАЦИОННОГО РАЗВЕРТЫВАНИЯ КРАСНОЙ АРМИИ б/н (не позже 12 февраля 1941 г.)

5. Вооружение и средства связи

Наименование

Положено на мобразвертывание

Наличием на 1.1.1941г.

Плановое наличие на 1.1. 1942 г.

% обеспеченности

1

2

3

5

6

Радиостанции:

 

 

 

 

Вагонные

18

4

5

28

Типа PAT

117

40

73

62

Армейск. 2-А РАФ

1907

845

1065

56

Аэродр.11-АК

 

 

 

 

Корпусн. ЗА РСБ

1241

768

1488

119

Дивиз.4А

 

 

 

 

Полковые 5-АК

12152

5909

6909

57

Батальонные (16-ПК-РСБ)

33813

20814

25834

77

Кавалерийские (РБК)

1943

1787

2237

112

Ротные (РРУ, РБС)

24425

13016

22016

90

Аппараты телеграфные

 

 

 

 

БОДО

325

247

447

137

Т-35

4474

1900

3900

88

морзе

 85503

8902

11602

138

 

Кабели

 

 

 

 

 

Телеграфный (км)

92103

42397

47

 

 

Телефонный однопроводный (км)

507781

391419

77

 

 

Телефонный двухпроводный (км)

64610

89322

138

 

 

№ 458. СПРАВКА О ПОТРЕБНОСТИ И ОБЕСПЕЧЕННОСТИ ВООРУЖЕНИЕМ СВЯЗИ ЧАСТЕЙ КОВО (Киевский Особый Военный Округ) ПО СОСТОЯНИЮ НА 10 МАЯ 1941 г.

б/н [не позднее 10 мая 1941 г.] Совершенно секретно

Экз. № 1

Наименование вооружения

Положено по табели в/в

Состоит в наличии на 10.05

Поступает по плану с 1.05 по 1.01.42

Всего будет состоять на 1.01.

%% обеспечения

1

2

3

4

5

6

Радиостанции 11-АК

306

126

126

41%

Радиостанции PAT

9

5

5

55%

Радиостанции РАФ

70

6

23

29

41%

Радиостанции РСБ

285

97

101

198

69%

Радиостанции 5-АК

2535

1012

3

1015

48%

Радиостанции РБ с пов. акт.

200

200 \191\

 

Радиостанции 6ПК и РБ

6791

4419

400

4819

71%

Радиостанции РРУ

3178

2033

600

2633

83%

Радиоузел РУК

89

23

2

25

28%

Зарядные агрегаты

867

468

38

506

58%

Телегр. аппараты СТ-35

633

274

120

394

62%

 

Телегр. аппараты БОДО

32

50

14

64

200%

 

Телегр. аппараты МОРЗЕ

1237

1249

1249

100%

 

Телефоны индукторные

15705

10535

310

10845

69%

 

Телефоны фонические

53530

35476

6085

41 561

78%

 

Телефоны ТАМ

1 834

231

40

271

15%

 

Шестовые линии

1 192

707

200

907

76%

 

Приборы АСК-33

745

155

79

234

32%

 

Кабель телеграфный

13324

4897

1 458

6355

48%

 

Кабель телефонный

99442

66525

9400

75925

76%

 

Двуколки телефонные

4245

3416

3416 ,

81%

 

Начальник войск связи КОВО - подпись

Митчем С,Мюллер Дж-Командиры третьего рейха

Перед вторжением в Россию группа армий "Ц" была переименована в группу армий "Север". В нее входили 18-я армия (возглавляемая генерал-оберстом Георгом Кюхлером), 16-я армия (возглавляемая генерал-оберстом Эрнстом Бушем) и 4-я танковая группа (возглавляемая генералом танковых войск Эрихом Хепнером) . В задачу Лееба входило быстрое продвижение внутрь страны, отсечение и уничтожение основных сил противника в Прибалтике и захват Ленинграда.

Лееб столкнулся с гигантскими трудностями: болотистая местность, отвратительные дороги, недостаточные для выполнения операции силы. В его распоряжении имелось всего 16 дивизий, из которых только 3 были танковыми и 3 моторизованными. Им противостояли 30 советских дивизий, включая 4 бронетанковые и 2 моторизованные. Кроме того, у противника 20 дивизий [83] имелось в резерве. Вдобавок ко всему, сам Лееб не имел опыта руководства большими подвижными формированиями, которыми ему здесь пришлось командовать впервые за долгую военную карьеру. Тем не менее полки Лееба продвигались вперед по размытым дорогам, продирались сквозь густые леса, преодолевая пересеченную местность с множеством оврагов, озер, болот и рек. Форсировав Двину, они взяли Остров. Отражая бесконечные контратаки русских, войска Лееба почти целиком уничтожили противостоящие им армии и вышли к Старой Руссе, которая была захвачена после тяжелого сражения, когда бой велся практически за каждый дом.

В огромной степени затрудняло продвижение бронетанковых подразделений состояние русских дорог. Во всем огромном Советском Союзе имелось лишь 40 000 миль асфальтированных шоссе. Большинство же дорог были грунтовыми, и в сырую погоду они превращались в грязевое месиво. В каждой танковой дивизии менее 300 машин имели гусеницы, а почти 3000 были колесными и могли передвигаться практически исключительно по дорогам. На Западе с этим почти не было проблем. В России же отсутствие дорог с всепогодным покрытием означало, что мобильность бронетанковых войск будет резко ограничена после появления первой же грязи на дорогах.(Б.Александер - 10 фатальных ошибок Гитлера)

Дневник Гальдера-26 июля 1941 года. 35-й день войны

Группа армий «Север»: Большое количество мелких групп противника оказывает упорное сопротивление продвижению наших войск на южном фланге группы армий и по обе стороны озера Ильмень. Корпус Манштейна медленно продвигается, преодолевая очень трудные условия местности. Западнее Чудского озера наши войска окружают противника в районе Тарту. Генерал Паулюс доложил о результатах своей поездки в штаб группы армий «Север»: Гёпнер, Манштейн и Рейнгардт единодушно считают, что район между озерами Ильмень и Чудским неблагоприятен для действий подвижных соединений,... 29 июля. Противник ведет сильные атаки в районе Великих Лук. Наши войска оказались в тяжелом положении вследствие недостатка боеприпасов. 2-й армейский корпус успешно продвигается в направлении Холма. 30 июля- У озера Ильмень отмечено некоторое продвижение наших войск. Наши войска вышли на юго-западный берег Луги. 2-й армейский корпус встретил в районе Холма сильное сопротивление противника, которое задерживает его дальнейшее передвижение. Корпус ведет упорные бои. 1 августа-»: Войска группы армий в упорных боях обошли Холм с юга и востока (12-я дивизия). Противник явно подтянул новые силы с востока. В районе озера Ильмень наши войска на отдельных участках незначительно продвинулись вперед. В остальном никаких изменений. 8-я танковая дивизия изъята из состава центральной группы (из района Луги) и отведена на вторую линию. . О продовольствии: Войска, действующие на Востоке, выступили, имея 20-

дневный запас продовольствия. Никакой хорошей русской продовольственной базы нам захватить не удалось..... В настоящее время положение со снабжением наших войск хорошее. Прежде всего налажено снабжение хлебом. Пока еще плохо дело с созданием солдатских лавок и со снабжением табаком.

Сравните что делается в Непобедимой Красной Армии:

 Из доклада О СОСТОЯНИИ 21-го МЕХАНИЗИРОВАННОГО КОРПУСА на 23 июля 1941г

...Отсутствие вооружения, материальной части и неподготовленность новобранцев заставили меня оставить в районах зимних квартир до 17 тысяч необученных солдат с задачей их подготовки, вооружения и сколачивания,(эти невооруженные бойцы) в настоящий момент передвигаются в направлении Осташков, испытывая крайние трудности как в питании, так и в обучении; ни 22-я армия, ни другие снабженческие органы не хотят снабжать второй эшелон корпуса, считая его чужим,....

Дневник Гальдера - 5августа 1941 года. 45-й день войны

Деятельность артиллерии противника усилилась. Управление огнем улучшилось. Наши войска в один голос требуют увеличить эффективность борьбы с артиллерией противника... Майор фон Румор (оперативный отдел) докладывает о своей поездке в группу армий «Север» на участки 1-го и 10-го армейских корпусов. Состояние дорог очень плохое. Местность труднопроходима. Главным образом мешают очень густые леса. Недостаток питьевой воды! Войска физически устали, но духовно они сильны и бодры. Войска сознают свое превосходство над русскими. —

Из разговора с генералом Иодлем: Мы не должны допускать, чтобы наши оперативные замыслы оказывались в полной зависимости от тактики противника. Если мы будем следовать тактике противника, которая заключается в том, чтобы наносить булавочные уколы во фланги, этим самым мы сослужим ему хорошую службу. Мы должны добиваться успеха, сосредоточивая свои силы для достижения решающих целей, для проведения глубоких операций, а не разбазаривать силы на выполнение побочных, второстепенных задач.

Что делается сейчас в Ставке Сталина?

Угроза прорыва противника к городу Луге и отсутствие у нас резервов вынудили Ставку 4 июля принять решение о создании рубежа обороны от реки Луги и Кингисеппа до озера Ильмень. 5 июля Военный совет фронта принимает решение о создании Лужской оперативной группы войск. Командующим ее назначается генерал-лейтенант К. П. Пядышев, военачальник энергичный и волевой. В Ленинграде идет спешное формирование дивизий народного ополчения. На псковское направление и на создаваемый Лужский оборонительный рубеж перебрасываются все резервы фронта и часть войск с Карельского перешейка. –(Новиков)

ОПЕРСВОДКА № ..... на 30.6.41 ШТАБ СЗФ ПСКОВ
Карта 500 000

Псковский и Островский укрепленные районы заняты (только) девятью пулеметными ротами и двумя сводными отрядами Управления начальника строительства; в резерве – батальон политкурсов Ленинградского артиллерийского училища; противотанковой артиллерии нет. 46-я танковая дивизия, занимающая район Опочка, не имеет противотанковых орудий, боеприпасов и пулеметов.

 

Дневник Гальдера

. 10 августа - Войска группы армий «Север» перешли в наступление в направлении на Новгород и Лугу, встречая сильное сопротивление противника. Наступление замедляется упорным сопротивлением противника и плохой погодой. Совершенно незначительны успехи первого дня наступления. . То, что мы сейчас предпринимаем, является последней и в то же время сомнительной попыткой предотвратить переход к позиционной войне. Командование обладает крайне ограниченными средствами. Группы армий разобщены э между собой естественными границами (болотами). В сражение брошены наши последние силы. Каждая новая перегруппировка внутри групп армий требует от нас крайнего напряжения и непроизводительного расхода человеческих сил и технических ресурсов. Все это вызывает нервозность и недовольство у командования (главком) и все возрастающую склонность вмешиваться во все детали. Общая обстановка все очевиднее и яснее показывает, что колосс-Россия, который сознательно готовился к войне, несмотря на все затруднения, свойственные странам с тоталитарным режимом, был нами недооценен. Русская артиллерия обладает большой подвижностью благодаря применению тракторов.

(Мемуары Новикова)

К 8 августа гитлеровцы закончили перегруппировку своих сил. Для нового наступления на Ленинград были созданы три группы войск. В северную, наиболее мощную, вошли соединения 41-го моторизованного и 38-го армейского корпусов — две танковые, одна моторизованная и две пехотные дивизии. Эта группировка развернулась на участке Кингисеппского сектора. Лужская группировка состояла из трех дивизий 56-го моторизованного корпуса и 8-й танковой дивизии, находившейся, как выяснилось позже, в резерве командующего группой армий «Север». Она наступала на Ленинград с юга вдоль Лужского шоссе. Южная (28-й и 1-й армейские корпуса, всего шесть пехотных и одна моторизованная дивизии) действовала на новгородско-чудовском направлении. Ей была поставлена задача ворваться в Ленинград с востока. В Эстонии нашей 8-й армии противостояли пять дивизий 18-й немецкой армии

8-го августа 1941-го года немецкие войска перешли в наступление на Кингисеппском а 10-го августа - на Новгородском и Лужском направлениях. Командир наступавшего на Лугу 56-го танкового корпуса генерал Манштейн вспоминал о тех днях: "К 10 августа корпус, наконец, был готов начать наступление. Оно проходило в тяжелых боях, но все же успешно. К сожалению, наши потери были довольно значительны... Особенно неприятны были многочисленные контратаки танков противника...".

 Наши части и соединения на лужском рубеже обороняли участки, протяженность которых превышала все нормативы: 191-я стрелковая дивизия двумя полками обороняла полосу шириной 32 км, 2-я дивизия народного ополчения 33 км –(на Ленинградском фронте были два вида дивизий Народного Ополчения-просто дивизия ополчения и Гвардейская дивизия Народного Ополчения-по фантазиям Ворошилова это название поднимало моральный дух солдат. Ниакой разницы в вооружении,подготовке и снабжении в этих дивизиях не было), 90-я стрелковая дивизия - 22 км, 1-й стрелковый полк 3-й дивизии народного ополчения - 27 км, фронт обороны 177-й стрелковой дивизии составлял 28 километров. Это при том, что дивизия, как считалось, может прочно обороняться на фронте от 8 до 12 километров. Ни вторых эшелонов, ни резервов у наших войск на не было.

Вот и докатилась война до нашей семьи. Получаем письмо,посути записка в девять строк, от отца.

Следует понимать условия в которых писалось это письмо. Все проходило военную цензуру. Нельзя было называть место,название части,нельзя было писать о трудностях,о силе врага и уйму всяких других вещей. За нарушение тебя ждал Военно-полевой суд и весь кодекс законов в нем умещался в одном пункте-расстрел перед строем. Поэтому пишет -буду наверное там" вместо слова "фронт"

Мама,конечно,бросилась к месту формирования отцовской части,думая увидеть его перед отправкой на фронт,но ,конечно,опоздала.

 

Новиков-Мемуары- Утром 13 августа передовые части 8-й танковой дивизии захватили Сырковицы и Красницы. От железной дороги Ленинград — Нарва немцев отделяли считанные километры. В этот день мы привлекли для ударов с воздуха по войскам северной группировки все, что могли... В 3 часа дня фашистские танки ворвались в Молосковицы и перерезали основную транспортную магистраль фронта на этом участке.

Наши войска отошли на север от железной дороги Ленинград — Нарва и южнее ее на восток. Дорога на Гатчину оказалась на какое-то время открытой, чем враг незамедлительно и воспользовался — все три танковые дивизии гитлеровцев рванулись [130] в сторону Красногвардейского укрепленного района. В этот же день немцы усилили давление и на новгородском направлении, введя в бой свежую пехотную дивизию. Только вернулся в штаб, как меня срочно вызвали к главкому Северо-Западного направления. «Опять какое-нибудь совещание!»—подумал я.

У Климента Ефремовича была слабость к совещаниям. На совещания к маршалу, как правило, созывались все сколько-нибудь ответственные руководители. В большинстве случаев присутствие многих из нас вовсе и не требовалось, так как часто обсуждались дела, не имевшие даже отдаленного касательства к нашим ведомствам. Люди надолго отрывались от исполнения своих непосредственных обязанностей и нервничали. А время было такое, что мы дорожили каждой минутой. Сидишь, бывало, в переполненном кабинете главкома и не столько слушаешь выступающих, сколько поглядываешь на дверь и ловишь удобный момент, чтобы на минуту выскочить в приемную, быстро позвонить в штаб, узнать последние новости и отдать необходимые распоряжения.  

Воспоминания быв. политрука пулемётной роты 3-го (Балтийского) полка 2-й гвардейской дивизии народного ополчения Байдакова. - февраль 1965
3-й полк, в который входили ополченцы заводов №208, Красного Металлиста,
Пневматика, (завод отца) имени Котлякова, Промкомбината, трампарка имени Леонова, Центрального конструкторского бюро, институтов ВСЕГЕИ, Механобра, ВАМИ и других учреждений формировался в школе № 14 по Камской улице, в школе..... На вооружение рота получила несколько станковых пулеметов системы «Максим» и некоторое количество винтовок образца 1891 г. Оружие в общем то неплохое, но некоторые экземпляры уж слишком давнишнего выпуска. Они прошли наверняка не одну войну. Возможно, что из одного какого-нибудь из пулеметов в своё время стреляла в Чапаевской дивизии Анка (кто не знает -героиня фильма "Чапаев") по колчаковцам.... Примерно в середине августа 1941 г. полк балтийцев отправляется на фронт, а вместе с ним и наша пулемётная рота...... Во главе полка балтийцев стоял подполковник Астрелин, уже пожилой человек, среднего роста. Я его знал с 1940г., когда проходил трёхмесячный лагерный сбор под Красным Селом. Тогда он преподавал нам тактику. Начальником штаба полка был капитан Семёнов.... Из Московской Славянки начались наши переходы с одного места на другое по направлению к Гатчине... Помнится наш зигзаг почему-то к Дудергофу, а потом опять в сторону Гатчины.
Перемещения части то туда, то сюда, сопряженные с переноской на себе тяжестей оружия и боеприпасов, стали вскоре раздражать и нервировать ополченцев, особенно молодежь. – Но не потому, что ей было тяжело,
а потому что люди рвались в бой.
– Ну что это за война! Воевать, так воевать, а не метаться туда и сюда
! - продолжение воспоминаний Байдакова на стр.102)

В.ЛЕВЫКИН-- бывший комиссар 3-го стрелкового (Балтийского) полка--из сборника "Корабелы в боях за город Ленина-1965г

Итак,полк был окончательно сформирован. Большинство было совершенно не
обучено военному делу, никогда не участвовало в военных операциях. Поэтому все силы командного и политического состава были направлены на военную подготовку. Использовали каждую свободную минуту. Заниматься приходилось и днем и ночью. Партийно-политическая работа была также подчинена выполнению этой задачи. Во всех подразделениях регулярно проводились информации о положении дел на фронтах, и особенно на Ленинградском, об укреплении военной дисциплины. Не хватало винтовок, пулеметов. Бойцы готовились на учебном оружии. А это сказывалось на качестве подготовки. Судите сами: какой получится пулеметчик, если он не держал в руках пулемета, или минометчик, не видевший миномета. Не было и боевых гранат , их заменяли бутылки с горючей жидкостью. Неважно было и с обмундированием.
В середине июля в Ленинград прибыл К. Е. Ворошилов, который знакомился с ходом создания армии народного ополчения. На совещании командиров, комиссаров полков и дивизий в Смольном после наших докладов и заявлений о плохом обеспечении обмундированием и вооружением он приказал: в течение трех дней обмундировать каждого бойца в соответствии с его ростом и вооружить все подразделения боевым оружием. Этот приказ был выполнен. Получив боевое оружие, полк стал внешне подтянутым, все почувствовали силу, уверенность в своей подготовленности для борьбы с врагом.
Особое внимание К. Е. Ворошилов обратил на укомплектование частей обученным командным составом. Он приказал направить из кадровых частей Ленфронта командиров батальонов, рот, взводов.
После всех этих мероприятий полк балтийцев принял боевой вид, хотя по своей военной подготовке и умению воевать он был еще далек от совершенства. Мы приняли присягу. Полку торжественно вручили знамя завода от коллектива балтийцев. Все мы дали клятву стоять насмерть на подступах к Ленинграду ......

И вот полк в полном составе (с оркестром, у нас была своя полковая команда музыкантов) получил приказ занять рубеж Московская Славянка—Нева—река [неразб] —Ям-Ижора. Это был выход в полевые условия.
На этом рубеже недолго пришлось пробыть. Обстановка на Ленинградском фронте для нас складывалась неблагоприятно. Однако и в течение 8—10 дней в полевых условиях мы все время проводили занятия, не теряя ни одной минуты(продолжение воспоминаний Левыкина на стр.103)

Получаем сразу два письма от отца-от 09.08.41 и от 12.08.41.Я не очень- то понимаю письмо от 9.08.41.То ли он пишет как они ехали к фронту, то ли сообщает маме где они находятся. Из письма не ясно воюют ли они, или еще учатся. Кроме информации что времени у него нет, ничего не понять.

 

 9августа

Дорогие я занят и посему краток спешу использовать возможность вам написать...

До Колпино поездом

Из Колпина пароходом

 

45 минут

Не вздумайте приезжать это для тебя миленькая утомительно

Ну вот и все

Целую тебя

Твой Лева

 Последующие два письма более ясны: Они еще не в боях, как видно написал сразу же как пришли на место после покидания казарм в Ленинграде. Бумагой они конечно не запаслись(он не курил),поэтому пишет на каких-то листках.

Читая эти письма понимешь, что какая-то доля солдатского счастья у них все-таки была - добрались благополучно до месторасположения . У солдат их соседа с севера-1-ой ГДНО-счастья было меньше:

Донесение- При особенно неблагоприятных условиях проходил марш 2-го СП (1-й ГДНО) к месту своего назначения, протяжением \в/ 30 км. Обозы не подошли и материальную часть пришлось нести бойцам на себе. Движение замедлялось. Немецкая авиация неотступно следила за колонной и несколько раз бомбила ее и обстреливала с бреющего полета. Налеты носили ожесточенный характер. .... ВОЕНКОМ ДИВИЗИИ Полковой комиссар (КОЗЛОВ) НАЧАЛЬНИК ПОЛИТОТДЕЛА Полковой комиссар(ИВАНОВ)-- 29.8-41г

О том насколько немецкая авиация господствовала в воздухе можно предста- вить из следующих воспоминаний ополченца:

И. А. РОССЕЛЕВИЧ,- бывший начальник радиостанции, депутат Ленсовета, доктор экономических наук, профессор. Герой Социалистического Труда - Сборник "Цитадель под Ленинградом".

МЫ СТАЛИ БОЙЦАМИ Я не помню многих фамилий и имен, но если бы мысль могла проявляться на кинопленке, то, кажется, я полностью мог бы создать хронику своего вступления на службу во 2-ю гвардейскую стрелковую дивизию Ленинградской армии народного ополчения ........23 июня 1941 года я подал заявление администрации предприятия с просьбой отпустить меня в связи с[87] тем, что я решил добровольно уйти на фронт. Не отпустили, и мы работали сутками. 4 июля меня пригласили в отдел кадров и спросили, не передумал ли я. 5 июля я оформил все документы и прибыл в первую опытную школу Петроградского района (теперь здесь нахимовское училище) на формирование.
Примерно через три недели нас перебазировали в район Павловска—Пушкина, а еще через несколько дней мы, одетые и подученные, вышли на оборонительные рубежи за Гатчину. Я был назначен начальником радиостанции 5 АК на автомашине «ГАЗ-2А».............. Над нами пролетали немецкие самолеты, мы слышали их пушки, не один раз на марше и стоянке подвергались бомбежке и обстрелу. На передовых бились бойцы стрелковых полков, батальонов, рот............ Я помню, как на подмогу присылали нам из Ленинграда то роту милиции, то батальон НКВД... Снаряды — на вес золота, самолеты наши совсем не появлялись. В эти дни была потеряна связь штаба дивизии с двумя полками. Меня вызвал к себе начальник связи и предложил попытаться верхом, вдвоем, взяв с собой переносную радиостанцию, добраться до полка и восстановить связь. Увы, верхом мы ездить не умели, пришлось взять «линейку», запряженную лошадкой. Отправились с Гришей.
Въехав в Гатчину, наш экипаж благополучно добрался до ее центра. И тут начался первый в этот день массовый налет вражеской авиации. Бомбили кладбище, где располагалась наша артиллерия, и рядом стоявшую колокольню, на которой находился корректировщик артогня. Авианалет походил на учебные маневры. Самолет за самолетом методически, через равные промежутки времени, сбрасывал смертоносный груз. С земли стреляли, но цели, увы, не достигали. Прошло, возможно, минут двадцать-тридцать — время как бы растворилось в хаосе звуков, — и отбомбившиеся самолеты не спеша поворачивали в сторону.
Отряхнувшись, мы стали выбираться из развалин на дорогу, уходившую, по нашему представлению, туда, куда нас направляли. Лошадка бежала споро, но, не успели мы отъехать и полутора километров, как начался второй налет авиации на то же место. Снова пришлось бросить бедную лошадь и вместе с радиостанцией укрыться в одной из воронок, которыми уже изобиловало окружавшее нас поле.
Не буду описывать казавшиеся вечными минуты томительного ожидания конца этого ада... Но самолеты снова поплыли на запад. И мы тронулись дальше............... Не буду описывать дальнейшие километры. Тут было все: и мины, и бомбы, и пулеметные очереди с самолета. Где и как мы ехали, каким образом перебрались через противотанковый ров, не бросив линейку, не знаю, но к вечеру добрались до бывшего санатория, расположенного в Тайцах. Мы были молоды, большую часть пути проделали на лошади, но, когда спустились в землянку, были в таком состоянии, будто нас долго били: болело тело, болели кости...
Мы спали всю ночь и ничего не слышали. А утро началось с печального: во время ночного налета убило лошадь, которая нас вывезла из полуокружения, и это событие омрачило настроение. Днем мы вернулись на радиостанцию.... ...В 7.30 22 августа появились немецкие самолеты. Они бомбили Гатчину. Сбросив груз, бомбардировщики уходили в западном направлении. Пролетали над нами так низко, что отчетливо можно было разглядеть физиономии летчиков. Немцы действовали безнаказанно. С нашей стороны — ни одного самолета, ни одного зенитного выстрела. Где доблестные советские соколы? Где?.......

Н. Г. ЕНИШЕВ, Цитадель под Ленинградом"- бывший командир 7-й батареи 365-го отдельного артиллерийского дивизиона

.....А один раз был такой случай. Зажал немец нашу «чайку». Летчик решил посадить самолет на Гатчинский аэродром. Вижу, как самолет приземлился, но и немецкий самолет тоже приземлился. Подкатил немец к нашему самолету и в упор расстрелял его, а затем поднялся и улетел восвояси. Как было обидно за нашего летчика! Какая безнаказанность. Какая наглость! Плохо, что самолетов у нас нет. Как они, проклятые фашисты, сегодня бомбили! Обидно, очень обидно. Хотя бы один наш самолет............

Как попали к маме эти маленькие записки я не знаю Отец пишет что отправил их с "ленинградцами приехавшими сюда". Какие ленинградцы с кем он отсылает письмо и зачем они приехали на фронт теперь уж не узнаешь.Может быть рабочие Балтийского завода,которые приехали навестить товарищей. Все они,как-видно,еще не представляли себе что это за война и что на экскурсию на войну не ездят. Можно попасть под бомбы.

 Стенограмма
сообщения тов. Лебедь Анатолия Назаровича – заместителя директора по кадрам завода №189 им. Орджоникидзе (Балтийский)

27-го июля 1941 года полк, закончив предварительное формирование, но ещё не получив полного вооружения, дислоцировался в районах: Московская Славянка, Ям-Ижоры, - Колпино, где полку была поставлена задача полностью экипироваться, пройти на месте практические учения и быть готовым в любую минуту встретить врага....

,..... наших командиров полка и комиссаров полка два раза вызывали к себе тов. Жданов и тов. Ворошилов, которые лично заслушали доклады командира и комиссара о ходе формирования, здесь же давали необходимые указания и оказывали практическую помощь... Продолжение воспоминаний Лебедя на стр.114

Тем временем разворачивается операция,которая в Советской историографии получила название "Контрудар под Ст.Руссой- Сольцы-Шимск". Это одна из редких для 1941года наступательных операций Красной Армии.

ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК N00824 КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА, ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО НАПРАВЛЕНИЯ О ПРОВЕДЕНИИ ОПЕРАЦИИ В РАЙОНЕ СОЛЬЦЫ, СТАРАЯ РУССА, ДНО. 9 августа 1941 г.

1.                  Представленный командующим Северо-Западного фронта план операции в данный момент нереален. Необходимо считаться с теми силами, которые имеются в распоряжении, а поэтому нужно поставить ограниченную задачу- нанести поражение силам противника, группирующимся в районе Сольцы, Старая Русса и ст.Дно и закрепиться на рубеже последней.

2.                  Для выполнения этой операции привлечь 34, 48 и 11-ю армии. 27-й армии, усиленной 256-й сд и 54-й кд, овладеть районом Холма и закрепиться на рубеже оз. Полисто, Подберезы.

3.                  Просьбу Северо-Западного фронта - усилить его 3-4 дивизиями и дополнительной авиацией нет возможности выполнить в данный момент. Необходимо рассчитывать на свои силы.

4.                  ...............................................

Фон Лееб докладывает Браухичу о крупном наступлении противника, предпринятом с юга в направлении Старой Руссы. Он докладывает :" 90-я дивизия больше не может сдерживать натиск противника, 30-я и 290-я дивизии должны отойти, чтобы создать новый фронт обороны западнее Старой Руссы против наступающего с юга противника. Противник бросил в наступление мотострелковые дивизии и одну кавалерийскую дивизию... в боях участвуют..... также шесть новых дивизий и две кавдивизии 34-й армии противника, которые, по показаниям пленных, имеют задачу наступать в общем направлении на Дно. .....Отдан приказ о локализации прорыва противника. Решено, что из состава группы армий «Центр» на фронт группы армий «Север» перебрасываются 12-я танковая, 20-я и 18-я моторизованные дивизии."

Наступление С.З.фронта(удар под Ст.Руссой) было приказано начать 12 августа. Но к этому времени обстановка резко изменилась. Противник 10 августа начал наступление на новгородском направлении. 48-я армия вела тяжелое оборонительное сражение с превосходившими силами врага на рубеже рек Мшагя и Шелонь..... .... В результате отхода 70-й стрелковой дивизии в северном направлении пути на Новгород оказались почти не прикрытыми нашими войсками. Противник устремился к Новгороду... 12 августа маршал Ворошилов наносит контрудар недавно сформированной 34-й армией, включавшей 8 пехотных дивизий, танковый и кавалерийский корпус, которым был дан приказ прижать 10-й немецкий корпус к южному берегу озера Ильмень, а затем уничтожить. За два дня наши войска продвинулись на 60 км, вызвав серьезные опасения у немецкого командования за целостность тыла своих дивизий, достигших района Новгорода. 10-й немецкий армейский корпус, подошедший к реке Ловать, попал в тяжелое положение и вынужден был перейти к обороне.

Письмо от 12 августа – наконец-то ясно, еще не в боях «дырка» в письме это работа Военной цензуры. Резали бритвой вместо зачеркивания.

Успокаивает маму «нахожусь в помещении»

Из высказываний генерала Гота (командующий третьей танковой группой в группе армий «Центр»):

«Таким образом, в то время как ОКХ еще предавалось надежде в конце августа нанести решающий удар по Москве, Гитлер снова под влиянием одной неудачи группы армий "Север", имевшей местный характер, 15 августа принял решение: "Группе армий "Центр" дальнейшее наступление на Москву прекратить. Из состава 3-й танковой группы немедленно передать группе армий "Север" один танковый корпус (одну танковую и две моторизованные дивизии), так как наступление там грозит захлебнуться».

Дневник Гальдера 14 августа 1941 года. 54-й день войны

Успешно развивается наступление частей 1-го армейского корпуса, действующего у Новгорода. 28-й армейский корпус, действующий левее, также успешно продвинулся вперед. Наши части приостановили свое наступление у Луги (нецелесообразно). Войска 4-й танковой группы (41-й моторизованный корпус) пробились из лесного района на север и вышли на шоссейную и железную дороги, ведущие к Нарве. В Эстонии наши части медленно продвигаются вперед, преодолевая упорное сопротивление противника. Серьезное беспокойство в руководящих кругах, вызванного прорывом противника в районе южнее Старой Руссы. По заключению командования группы армий, этот прорыв не имеет большого значения. Несмотря на это, Йодль по телефону потребовал от имени фюрера бросить для ликвидации этого прорыва противника один танковый корпус (позже он согласился на одну танковую дивизию). Если мы будем так реагировать на уколы противника, то сведем на нет любой стратегический план и, кроме того, никогда не не добьемся сосредоточения сил на направлениях главного удара.(Речь идет о контрударе Северо-Западного фронта в районе Сольцы Ст. Русса ,Дно) ....События в районе Старой Руссы сковывают действующие там дивизии.... Фюрер потребовал, чтобы группа армий «Центр» бросила в этот район не менее чем целую моторизованную дивизию. Опять мы повторяем старую ошибку, позволяя одной смело действующей русской дивизии сковать 3-4 наши дивизии.

ОТ ТАУРОГГЕНА ДО ЛЕНИНГРАДА (Вольфганг Пауль История 6 танковой дивизии).

Начиная от Тауроггена, 41 танковый корпус за 16 дней преодолел расстояние, которое по прямой линии составляет более 600 км. Теперь, следуя по дороге на Лугу и Ленинград, корпус оказался в непроходимой лесной местности, в которой противник жестко оборонялся. Маршал Ворошилов, принявший командование Ленинградским фронтом, рассматривал [реку] Лугу как важнейшую оборонительную линию и укреплял ее, прежде всего у города Луга. Дивизии танкового корпуса двигались вперед, но медленно. 10 июля наступление 6 танковой дивизии окончилось первой неудачей. Ей опять встретились сверхтяжелые танки (так немцы называли КВ). Поскольку у дивизии днем раньше забрали зенитки калибра 8.8, удалось только принудить эти танки к неоднократной смене позиций. Проводились «пробные стрельбы» из других орудий, но безуспешно. 11 июля 4 танковая группа сообщала в группу армий о положении с транспортными средствами: характерно большое выбытие, вызванное невыносимыми дорожными условиями. 6 танковая дивизия должна была двигаться в авангарде, прикрытая со стороны озера Ильмень 36 механизированной пехотной дивизией. Этот приказ разрывал 4 танковую группу на части. 56 танковый корпус Манштейна вел бои в направлении Новгорода. 41 танковый корпус стоял перед заболоченной местностью южнее [реки] Луги. Утром 14 июля боевая группа Рауса перешла Лугу. Команда 800 учебного полка спецназа ("Бранденбург] – (диверсанты) сперва захватила оба моста через Лугу (один не был обозначен на карте), взяв при этом верх над небольшим караулом. Кроме них, сопротивление оказали только гражданские с нарукавными повязками, которые в этот день напали на ремонтное отделение 1 роты 65 танкового батальона. При этом имели место потери. Эти гражданские были первыми партизанами, с которыми дивизии довелось иметь дело в этой войне...

«...3 танка КВ вышли на высоту у деревни Стояновщина, один из них получил повреждение пушки и своим ходом вышел из боя, остальные два танка продолжили дальнейшее движение, один из них застрял в болоте в 100 м северо-западнее Стояновщины, другой, пройдя Стояновщину, получил повреждение ходовой части и, не имея возможности продвигаться дальше, стал вести огонь с места... В течение ночи предпринимались попытки вытащить с поля боя все танки, получившие повреждения, но в результате эвакуировать их не удалось из-за минометного огня противника... Хомяков И. "История 24-й танковой дивизии РККА

Письмо отца от 15.08.41

 

Так как на сгибах текст читается плохо, я его переписываю:

15.08. семь ч. утра.

Здравствуйте родные! Дорогая Роза, Маня и дорогой Толик и Лидочка. Только встал, скоро буду завтракать. Миленькая Розочка, я тебе написал два письма, думаю, что ты их получила. У меня пока никаких изменений, чувствую себя хорошо. Погоды стояли хорошие, сегодня будет как будто пасмурно. Сплю в помещении кормят неплохо кроме того почти ежедневно выпиваю почти полный литр молоко покупаем в колхозе 1р 45 к. Миленькая если бы я знал, что ты себя бережешь и не волнуешься, вот было бы хорошо. Родная, у нас спокойно, никто нас не тревожит, занимаемся, вот и все. Дорогая, будешь писать пришли конверты. Ну пока все, обнимаю, твой Лева. Каковы дела у Мани, выяснилось ли с Гришей. Обязательно передай привет М.А. (Марии Александровне – Мане) Получила ли ты зарплату и не было ли задержек вообще .... (неразборчиво) Нужна ли тебе справка, сколько платишь за квартиру, есть ли льготы? Обнимаю тебя, целую твой Лева. Как чувствуют себя дети и как они ведут себя?

Отдельно нам, детям:

15.08. Дорогому Толику и Лидочке Привет вам от папы. Обнимаю вас и целую.

Дорогой Толик, береги маму, ухаживай за Лидочкой и мамочку не огорчай Дорогой Толик, выучил ли ты таблицу (пропущено наверное слово – умножения) и готовишься ли ты к школе. Миленькие детки, обнимаю вас, целую, обнимите за меня дорогую маму, Ваш папа.

Волнуется за маму в части прозаических вещей, вроде своей зарплаты, обещанных льгот, (знает по жизненному опыту цену обещаний властей), необходимости какой-то справки (тоже жизненный опыт, как тут не вспомнить бессмертного Аркадия Райкина: «без бумажки ты букашка» – фразу «каковы дела у Мани»? – необходимо расшифровать: он спрашивает о судьбе мужа сестры мамы - Марии (Мани) танкиста Григория Гельмана, о котором ко времени ухода отца в ополчение было известно от его товарищей, что танк не вернулся из боя на Карельском перешейке, судьба экипажа неизвестна.

Успокаивает маму, что у них спокойно. Просит прислать конверты. Среди прочих солдатских наук еще не научился сворачивать письма треугольником (а может просто нет у него подходящей бумаги), как будут делать его товарищи (единицы, которым повезет больше) вплоть до мая 1945 года. Поражает, что в каждом письме есть несколько строк нам его детям. Представлял ли он в какую кровавую кашу его бросили, когда он беспокоился о том, выучил ли я таблицу умножения?

15 августа осуществив прорыв в районе Шимска, противник прорвался на левом фланге Лужской линии обороны. 19 августа Новгород был занят. 21 августа неприятельские части заняли станцию Чудово, перерезали Октябрьскую железную дорогу. Через 8 дней противник овладел Тосно, развивая наступление на станцию Мга, район Ям-Ижора и Ивановское. После упорных боёв 39-й моторизованный корпус противника 30 августа захватил крупный железнодорожный узел Мга. Последняя железная дорога, соединяющая Ленинград со страной, оказалась перерезанной.

К 21 августа немецко-фашистские войска подошли к Красногвардейскому укрепленному району, однако прорваться к Ленинграду с хода не смогли, так как встретили здесь сопротивление заранее развернутых частей вновь создаваемой 42 армии.

Узнав о появлении танков и мотопехоты гитлеровцев в районе села Ляды (около Урицка) Попов (командующий Ленинградским фронтом) охнул. И было отчего. Командование фронта никак не ожидало, что противник отважится на столь сложный маневр, как почти 150-километровый рейд целого корпуса по бездорожью и через лес. – Мемуары Новикова (Какая же должна быть разведка в доблестной Красной Армии, что умудрилась «проморгать» передвижение целого корпуса!!??)

Красногвардейский УР, построен в начале Великой Отечественной войны, прикрывал подходы к Ленинграду с Ю. и Ю-З. Протяженность по фронту 160 км. 16 августа был приведен в боевую готовность и на следующий день занят частями 2-й (2 ГДНО) и 3-й дивизиями народного ополчения. 21 августа противник вышел к К. УР. Попытки передовых частей немецкой 4-й танковой группы с ходу преодолеть его успеха не имели. В конце августа в К. УР войска вошли во вновь сформированную 42-ю армию. Ожесточенные бои на позициях К.УР в сентябре сыграли важную роль в срыве попыток противника прорваться Ленинграду с Юга. С 26.9.1941 фронт стабилизировался до января 1944 в районе Пулковских позиций, составлявших тыловой рубеж К. УР. Красногвардейский УР имел задачу непосредственное прикрытие Ленинграда от вторжения врага в город и от действия огня дальнобойной артиллерии противника, а также обеспечения расположения за его обводом батарей ПВО Ленинграда. Передний край УРа проходил по линии: поселок Просвещение, высоты восточнее Ропша и Кипень, Скворицы, Бол. Колпаны, (иск.) Пижма, Шаглино, реки Ижора, Колпино, станция Корчмино общим протяжением около 100 км. Практически, УР имел оборудованной в инженерном отношении только одну главную полосу обороны глубиной до 2-4 км, на ней было возведено 62 ДОТ, 271 ДЗОТ и 275 подготовленных артиллерийских площадок с легкими укрытиями для артприслуги. Перед передним краем и в глубине этой полосы имелось около 200 км разных противотанковых препятствий. Участки, занятые войсками, оборудовались окопами полного профиля. Убежища, укрытия для людей и ходы сообщения только начаты строительством. На южном фасе УРа полевые войска отсутствовали. Вторая оборонительная полоса и оборонительные районы в глубине только запроектированы, никаких сооружений не имели и к оборудованию их только приступили. В р-не между Пулковскими высотами и Ленинградом (от Финского залива до реки Нева) строились противотанковые рвы, эскарпы и окопы для стрелковых войск и артпозиции. Оборонительные работы велись на всей глубине УРа одновременно силами саперных и строительных батальонов местного населения. Правый фланг Красногвардейского УРа обеспечивался морем и КБФ, левый упирался в Неву, на северном берегу которой строилась полевая укрепленная позиция (на 22 сентября готова на 50 %), войск там не было. Для обороны северного берега Невы считалось достаточным иметь одну СД.

Предыдущее письмо от 15.08.41. и это от 16.08.41. – последние письма, где он мог писать, что у них «спокойно, никто их не тревожит».

Тут требуются некоторые пояснения: из маминых предыдущих писем он знал, что мама и мы должны были эвакуироваться из Ленинграда с эшелоном жен командиров, воевавших на Карельском перешейке, т.е. вместе с Маней Гельман. Это должно было произойти (насколько я помню – 24.08.41.). Но отправка задержалась на несколько дней, а 29.08.41. немцы заняли станцию Мга и последняя жел. дорога из Ленинграда была перерезана. Началась блокада, мы остались в Ленинграде, а он ничего об этом не знал.

Все его заботы о нас, о маме, о наших проблемах. О том как будет приходить к маме его зарплата. Опять об этой справке что за бюрократическая проблема, о которой он упоминает уже в третьем письме?.. Теперь уже не узнаешь.

Продолжение воспоминаний Левыкина (бывший комиссар 3-го стрелкового (Балтийского) полка: В первых числах августа сводный батальон полка направился походным маршем в деревню Усть-Ижору, где изучалась тактика ведения боя в обороне и в наступлении. А 18 августа батальон на машинах перебросили на Гатчинское направление, в район станции Елизаветино, где несколько южнее деревни Шпаньково у подножья небольшой высоты начали готовиться к обороне.

 

Учеба окончена. Надо воевать. Щемит на душе. Знаю, что жить ему осталось две недели. Что за адреса торопливо писала мама прямо на этой открытке? Уже не узнаешь.

Я еще раз рассматриваю те небольшие листочки, которые отец переслал с какими-то ленинградцами. Особенно тот листочек, на котором он написал точное и полное название своей воинской части. Насколько я знаю, называть в письмах свою часть было запрещено. Как видно он воспользовался этой оказией, чтобы обойти Военную цензуру. Значит, ему было важно, чтобы мама знала точно название его части.

А ведь он знал, как много доносчиков его окружает и все-таки пошел на риск.

У меня нет другого объяснения, кроме следующего: он чувствовал (вряд ли знал что-нибудь достоверное, кроме «солдатского радио»), что надвигается ужасная буря, которая разметает по необъятным просторам СССР миллионы людей, единственное как он может противостоять этой буре, это связать родственников хотя бы знанием адресов.

В этой мысли меня убеждает его письмо старшей сестре мамы, которая жила в Москве вместе с еще тремя сестрами. Это письмо попало ко мне совершенно случайно. Оно является первым его письмом с момента ухода в армию, мы еще были в первой эвакуации вблизи Новгорода:

 

Борька это сын Ривы, Соня – еще одна мамина сестра.

Возможно, я преувеличиваю качества отца. Возможно. Для какого 9-ти летнего мальчишки папа не самый умный, самый сильный, самый… самый. И никто не докажет мне что это не так. Доказательства истлели вместе с его костьми в глине под Гатчиной.

В Лужском секторе прорвать нашу оборону противнику не удавалось, а на флангах Лужского рубежа все складывалось по-другому. На Кингисеппском участке группировке противника, которая наступала с так и не ликвидированных плацдармов в районе населенных пунктов Ивановское и Большой Сабск, 13 августа удалось прорвать фронт обороны 1-й гвардейской дивизии народного ополчения, и к 15 часам занять станцию Молосковицы, перерезав дорогу на Кингисепп и Красногвардейск. На левом фланге Лужского рубежа – новгородском направлении, 128-я стрелковая дивизия, и 1-я отдельная горнострелковая бригада 48-й армии, оборонявшиеся на направлении главного удара противника, в течение трех дней, с 10 по 12 августа, сдерживали атаки трех пехотных дивизий, поддержанные 8-м авиационным корпусом пикирующих бомбардировщиков. Не выдержав напора противника, наши войска с тяжелыми боями начали отходить на север, в направлении Батецкой, и на восток, вдоль шоссе на Новгород. Немецкие войска устремились в образовавшуюся брешь. На Кингисеппском участке танковые, моторизованная, и пехотная дивизии немцев, при поддержке авиации, настойчиво пробивались на север, и северо-восток, в сторону Финского залива, и Красногвардейска... 15 июля под Ивановским и Большим Сабском начались жестокие бои. Так на подступах к Ленинграду возникло новое угрожающее направление – (Новиков – На Северо-Западном фронте).

Гарнизон Красногвардейского УРа составлял:

А) 18 артиллерийско-пулеметных батальонов, слабо вооруженных: они имели 156 станковых пулеметов вместо 1224 пулеметов, положенных по штату; не хватало винтовок;

Б). 2 гв. рабочих дивизии, которые так же имели некомплект вооружения;

В) 291-я сд. Гарнизона УРа хватало только для обороны западного фаса, на котором на 22 сентября стояло: 13 артиллерийско-пулеметных батальонов (из них 8 – на переднем крае и 5 – в глубине) и все три дивизии. Южный фас был занят только пятью артиллерийско-пулеметными батальонами и полевых войск не имели. Гарнизон УРа считалось необходимым увеличить по меньшей мере на 4 СД: две – для занятия южного сектора и две СД необходимо было иметь в резерве УРа. Кроме того, необходимо было спешно довооружить 18 артиллерийско-пулеметных батальонов. Артиллерия Красногвардейского УРа имела 479 орудий, из них: 45-мм – 172, 76-мм – 142, 122-мм – 22, 107-мм – 16, 152-мм – 8, 130-мм морских – 19. В это число входят 100 зенитных пушек, из которых 60 предназначены для стрельбы по танкам. Кроме того, во взаимодействии с артиллерией УРа планировалось действовать 89 орудиям кораблей и морских батарей... Для усиления противотанковой и противовоздушной обороны Красногвардейского УР Военный совет фронта постановил выделить 150 зенитных орудий из 2-го корпуса ПВО. На оборону подступов к Красному Селу и Красногвардейску направили курсантов Военно-политического училища НКВД и слушателей курсов младших политруков.

Продолжение воспоминаний ополченцев

(Корабелы в боях за город Ленина Лениздат, 1971 – В РЯДЫ ОПОЛЧЕНЦЕВ ВСТАВАЛИ КОНСТРУКТОРЫ)

...Однако в первой половине следующего дня был получен приказ выдвинуться вперед и занять новый рубеж. В деревне, куда направлялся батальон, оказались гитлеровцы, с которыми ополченцы вступили в бой. В результате этого короткого, но жестокого сражения батальон, в состав которого входил и взвод добровольцев-конструкторов, понес очень большие потери. Сказалась недостаточность вооружения и боеприпасов, не хватало винтовок, не говоря уже о полном отсутствии автоматического оружия... Через несколько дней 3-й стрелковый полк занял оборону под Гатчиной на рубеже Романовка – Малая Пижма – Пустошка. К этому времени он состоял лишь из одного батальона и двух неполных пулеметных рот. Третий батальон в составе трех стрелковых рот и артиллерийской батареи был придан особому полку НКВД. [ЛПА, ф. 4000, оп. 10, ед. хр. 1249.] ....В период формирования, да и позже, батальон испытывал острый недостаток стрелкового и других видов оружия. Взвод лейтенанта Шарапова на 20 бойцов имел лишь пять винтовок и десять патронов на каждую. Некоторым ополченцам были выданы учебные винтовки, с которыми они дошли до Красногвардейска. Ручные гранаты РГД были выданы (только) тем, кто умел ими пользоваться.

...В двадцатых числах августа (точную дату не помню) нам объявили, что идем в бой в район Войсковиц. Это подтвердил и писарь при штабе — наш товарищ по цеху Иван Битков. Поздно вечером прошли Гатчину. Навстречу нам двигалось много людей. Встречались и свои заводские женщины, возвращавшиеся в Ленинград после окопных работ, уставшие, измученные. Проходили деревни, покинутые жителями. В одной из деревень нашу колонну обстреляли, но ранили только лошадей, люди не пострадали. На рассвете подошли к месту назначения. Рассредоточились: 1-я рота на правом фланге, здесь был и наш расчет, 2-я осталась в середине, а 3-я заняла левый фланг. Вскоре поступила команда «вперед!». Батальон поднялся в атаку. Впереди цепи шли четыре легких танка. Под плотным огнем немецкой артиллерии и минометов мы все же сумели приблизиться к поселку, занятому немцами. Наш расчет вел огонь по целям, находясь примерно в двухстах метрах от строений. Нас засекли фашистские минометчики. Быстро пристрелялись. Одна мина взорвалась на бруствере нашего окопа, разбила и отбросила в сторону пулемет. Погибли Смирнов, Николаев и командир расчета. Я уцелел по чистой случайности: находился на дне окопа, открывал коробку с пулеметной лентой. Это меня спасло. Я был лишь оглушен, не слышал звуков боя, но видел, что на поле все меньше остается бойцов батальона. К нам подошла группа красноармейцев во главе с лейтенантом. Он приказал отходить к лесу, так как немцы стали охватывать нас с правого фланга. Пошли. И тут попали под огонь немецкого пулемета, который оказался у нас в тылу. Нам с Гавриловым удалось подавить пулемет. Один немец был убит, второй убежал. Нам досталось вражеское оружие с боеприпасами. В лесу стояли повозки, мы стали подбирать и класть на них раненых. Двинулись по полю, так как дорога обстреливалась. Через некоторое время подошли к дзоту с ополченцами из Института имени Лесгафта. Здесь раненых перевязали, всех нас накормили. Поздно вечером мы добрались до поселка Тайцы, где находился штаб дивизии. Раненых отправили в медсанбат, нами же занялся капитан из особого отдела. Он изнурял нас вопросами: почему не остались партизанить там, а вернулись в часть, не подослали ли нас фашисты?.. Два дня нам дали отдохнуть, затем отправили под Гатчину в деревню Пижму, где шли сильные бои. Подразделению, в которое нас определили, поставили задачу освободить деревню, но немцы упорно сопротивлялись. Все же нам удалось их два раза выбить, но у них было превосходство в людях и технике, и они отбрасывали нас назад. (Цитадель под Ленинградом" В.Г. МОНАХОВ – бывший ополченец Балтийского завода.(1-й батальон 3 сп 2 гв.ДНО)...

Продолжение воспоминаний Левыкина – В. ЛЕВЫКИН, бывший комиссар 3-го стрелкового (Балтийского) полка

...На рубеже Московская Славянка-Колпино – Ям-Ижора по сложившимся обстоятельствам нам недолго пришлось быть. Нас перебросили на рубеж Гатчина-Тайцы. Штаб полка разместился в Тайцах (дер. Ивановка), а штаб дивизии – в совхозе «Тайцы». И здесь мы были всего несколько дней. Командование дивизии сформировало особую боевую часть в составе 1-го батальона (комбат – ст. лейтенант тов. Грунев), роты средних танков и артиллерийской батареи и направило ее в район совхоза «Войсковицы». На второй день после отправки батальон вступил в бой с частями немецко-фашистских захватчиков, героически дрался с ними. Многие товарищи пали смертью храбрых, отдав свою жизнь за Родину, за счастье живущих поколений, многие были ранены. Полк уже больше не пополнялся и в 20-х числах августа 1941 года был переброшен на новый рубеж – под Гатчину. Полк состоял из одного 3-го батальона, двух пулеметных рот и всех служб. Задача полка – остановить наступление врага на подступах к Гатчине. Отступать уже было некуда: позади – Ленинград.

3-й батальон в составе трех стрелковых рот, артдивизиона и двух рот войск НКВД был выдвинут на исходный рубеж под Гатчину в районе Малой и Большой Пижм и с 27 (24) августа завязал с врагом бои. Бои проходили с переменным успехом. Враг был задержан и отброшен назад, а затем, накопив превосходящие силы, заставил наши части оставить Гатчину и отступать с боями к Ленинграду. В этих боях под Пижмой, Гатчиной смертью храбрых пали многие балтийцы... В сентябре оставшиеся части полка балтийцев влились во вновь созданный 81-й полк Особого назначения и направлены в район Невской Дубровки. (конец воспоминаний Левыкина)

...Вести приходили все тревожнее – немцы наседали на Пижму. Гул, доносившийся на к.п. делался все сильнее, яростнее, к небу поднимались столбы черного дыма – горела деревня. Пришло донесение, от которого нахмурились брови полковника – будто бы, подавленный численным превосходством противника который «окружил» – некоторые очень любили употреблять это слово – один из батальонов отходит...

Гатчина затемнена. Подъезжая на грузовике к городу, мы не увидели ни одного огонька. Въехали в Ингенбургские ворота, и, едва свернули на улицу имени 7-й Армии, нас остановил патруль...

Мы выскочили из кузова, разминая ноги. Генерал, бодрый, энергичный, вместе со встретившим нас офицером вошел в дом. С нами приехали начальник оперативного отдела укрепрайона майор Любимов и начальник строевого отдела старший лейтенант Неверов. Так оперативная группа штаба Центрального сектора Красногвардейского укрепрайона прибыла к месту назначения... Стрельба становилась все ближе, все яростнее, можно было различить по звуку наш и вражеский автомат. «Дальше ехать нельзя» сказал полковник, – «можно испортить камеры – пойдем пешком». Мы вышли из машины. Действительно, противник видимо бросил все свои огневые силы. Гул стоял ужасный. Минометы немцев били не метко, разбросано, мало поражая наших бойцов; но мины ложились справа и слева, сзади, всюду, создавая в глазах некоторых видимость «окружения». Так же стреляли и автоматчики – наверное им платят с пустых гильз – пули свистели где попало.

В донесении была написана почти правда: наш молодой, ни разу «не нюхавший пороху» батальон – отходил. Оглушенные гулом, стрельбой автоматов, разрывами мин со всех сторон, бойцы растерялись. Растерялись и молодые командиры – это оказалось совсем не похоже на то, что они проходили в училищах, – совсем не похоже – кусты, противника не видать, кругом дикая пальба. Неправдой в донесении было только одно: не было превосходящих сил пр-ка, его вообще не было видно. Полковник сразу увидел и понял это... «На ближних подступах к Ленинграду» И.А. ЕВЛАХОВ начальник инженерной службы Центрального сектора Красногвардейского УР.

Таким образом, 4-я танковая группа (немцев) завершила прорыв нашей тактической обороны на кингисеппском, а 16-я армия на батецком направлениях. «Вынужденный отход нашей Кингисеппской группы войск, а также выход противника к переднему краю Красногвардейского укрепрайона у Колпино, прорыв через Чудово и Любань, ставили в очень тяжелое положение войска Лужского сектора обороны. На наши неоднократные просьбы разрешить их отвод из-под Луги мы получали нарекания и отказы. В результате, после очень запоздалых положительных решений на этот счет, многоразовых и неудачных попыток вывести эти войска из окружения организованно, с оказанием помощи извне, А.Н. Астанин (Командир одной из окруженных групп Лужского района) получил распоряжение: материальную часть уничтожить или закопать, а войскам выходить из окружения мелкими группами, по заданным направлениям. Это распоряжение Астаниным было выполнено».

Заместитель командира 24-й танковой дивизии полковник А.Г. Родин 18 августа принял под свое командование остатки 1-й (Кировской) дивизии народного ополчения, так как командир дивизии, комбриг В.А. Малинников, был отстранен от должности за потерю управления войсками. Дивизия к этому моменту потеряла три четверти своего состава, всю артиллерию и почти все боеприпасы. На станции Оредеж, где находились основные силы и штаб дивизии, было произведено переформирование. Генерал-майор А.Н. Астанин принял решение выводить войска из окружения колонными путями по маршруту на Вырицу. От поселка Луги выбранный маршрут проходил по бездорожью, по лесам и болотам – Хомяков И. История 24-й танковой дивизии РККА.

...На лужском плацдарме ефрейтор фом Брух (vom Bruch) из 1 батальона 4 стрелкового полка записывает 16 июля 1941 г: «Утром возобновилось наступление тяжелых танков (русских). Снова один из них выведен из строя. В полдень тяжелейший артиллерийский огонь, потом появились бомбардировщики. У нас значительные потери транспортных средств, многие сожжены. Тяжелый русский танк прорвался через нашу передовую линию и правой гусеницей раздавил патронные ящики и мою полевую флягу (бережливый немец, даже о фляге жалеет). Стена нашей норы прогнулась. 5-см ПТО было взято на передок и попыталось подъехать к танку сзади, [тем временем] кризис преодолен. Вражеский танк остановился в болоте, и был поднят на воздух при помощи канистры горючки.?? От деревни Ивановское осталась груда обломков. 17 июля 1941: Чуть свет пришла замена. Мы теперь занимаем резервные позиции севернее дороги в лесу недалеко от моста. До 15:00 можем поспать. Копаем в лесу щели от артиллерийского огня, который со всей силой начался во второй половине дня. Транспорт 3 роты горит. С наступлением темноты с громким ревом «Ура!» начали наступление пьяные заводские охранники из Ленинграда (ополченцы). Непрерывно стучат тяжелые пулеметы. Это значит, что уже прибыли [бойцы] из 114 [стрелкового полка] и помогают нам. Наступление отбито с чудовищными потерями у врага. Тем не менее, положение серьезное и запутанное. За 24 дня на лужском плацдарме потери (наши) оказались более высокими, чем за предшествующие 23 дня наступления .Критическое положение сложилось утром 18 июля, когда подразделения ленинградской заводской охраны (ополчения ) смогли захватить старый мост через Лугу, напав на слабое охранение. Попытка захватить также и второй мост не удалась. Находящаяся в полной боевой готовности бронетранспортерная рота обратила русских в бегство и уничтожила их соединение вплоть до последнего бойца. – Вольфганг Пауль. История 6 танковой дивизии.

Это письмо отца датировано 24 августа. Оно имеет для меня особое значение. Это письмо уже обстрелянного солдата. Верил ли он, что есть шансы уцелеть в этой кровавой каше??

Здравствуйте дорогие, имею немного свободного времени, спешу сообщить в о себе. Дорогие, я здоров, чувствую себя хорошо. Обучение… уже наше кончилось?? (неразборчиво). Над головой немного грохочет живу я то на поле, то в хоромах, собственной рукой сделанные, вот и все, был в небольшом переплете и как видите невредимым, немного обстреляли и, как говорит русская пословица, обстрелянный воробей два века живет. Родные мои, у меня к вам просьба, не знаю, где Роза. 14.08. получил от нее письмо. Сообщите мне, где она. Дорогие, прошу так же, если ее нет в Ленинграде, написать ей обо мне, можете отослать ей это письмо. Роза просила у меня справку, что я в армии вряд ли могу это сделать в ближайшее время (понимает, что в боях никому нет дела до какой-то бумажки) а посему рекомендуйте, если ей справка очень нужна, сделать следующее, обратиться в парт. комитет завода и военный стол должен ей выдать такую справку кстати напишите получает ли она мою зарплату. Как ваша жизнь мои дорогие как дела у Леечки продолжает ли она учебу?

Привет Давиду, Соне и детям Дорогие, будете писать, вложите конверт и бумагу.

Дорогой Марк Абрамович, вы наверное как и всегда много работаете Будьте здоровы, обнимаю вас всех Ваш Лева.

Пишу письмо на чистом поле, письменного стола пока еще нет, а посему извините что немного коряво получилось

Необходимые пояснения к письму. Началась блокада. Он не знал об этом и думал, что мы уже уехали и поэтому писал своему единственному родственнику в Ленинграде – Марку Абрамовичу Рабиновичу, жена его Рася Львовна Рабинович (Казачина) была папе двоюродной сестрой. Леечка это дочь Рабиновичей. Он предполагал через Марка Абрамовича установить связь с нами.

29 августа 1941 г. вышедшие из Ленинграда ранним утром два эвакопоезда последними успели проскочить разбитую вражескими самолетами станцию Мга. На другой день немецкие войска заняли эту станцию, перерезав, таким образом, последнюю железнодорожную линию, связывавшую Ленинград со страной. К этому времени из Ленинграда было отправлено 282 эвакопоезда, которые успели вывезти из города 636 203 человека: женщин с двумя и более детьми 219 691, взрослого нетрудоспособного населения 104 692 человека, рабочих и служащих, выехавших с предприятиями и учреждениями, 164 320 человек, беженцев из Прибалтийских республик и Карело-Финской ССР 147 500 человек

Задачей 2-й гвардейской ДНО, имевшей 11 тысяч бойцов, являлись создание и защита между уровскими узлами обороны полосы сооружений полевого типа. Нужно было сделать ее по возможности непрерывной, придать ей глубину.

Немецко-фашистским войскам удалось прорваться через кингисеппский участок обороны. 1-я и 8-я танковые дивизии двинулись на Красногвардейск, а 6-я танковая, 36-я моторизованная и 1-я пехотная дивизия, преодолевая сопротивление 1-й гвардейской дивизии народного ополчения, 281-й стрелковой и 1-й танковой дивизий, вышли к шоссе Ленинград-Нарва. 19 августа головные отряды противника завязали бой с разведкой и передовыми порядками советских войск в районе Красногвардейска (Архив штаба ЛенВО «Борьба за Ленинград. Краткий исторический обзор боевых действий под Ленинградом, 1943 г.».

«На ближних подступах к Ленинграду» – Е.М. ЧЕПЛЮКОВА – сандружинница 267-го ОПАБ (отдельный пулеметно-артиллерийский батальон)

22 июня 1941 года... Этот день должен был быть самым счастливым в моей жизни: я выходила замуж за любимого человека, с которым вместе училась и работала последние два года в Ленинградском речном пароходстве.

Но в нашу судьбу вклинилась война. Мы прожили вместе всего трое суток... Командиром нашей сандружины, в которой насчитывалось около 40 девушек, была назначена Елена Глущенко... Наконец наступил день, когда батальон покинул Ленинград. Это произошло 18 июля. Прошли походной колонной через весь город. Первый привал сделали на Московском шоссе... Уже в Колпине у придорожного кювета я увидела привалившуюся в вещевому мешку Лиду Червякову. Она тихо плакала, а Шура Соколова присыпала ей стрептоцидом лопнувшие волдыри на левой ноге... 4 августа мы приняли военную присягу и в ту же ночь совершили второй длительный переход, прибыв к утру в город Гатчину... Когда роты батальона были разведены по опорным пунктам, заняв рубеж обороны на юго-восточной окраине Гатчины, распалась и наша дружина... Командный пункт нашей третьей роты находился в деревне Химози. Большая часть подразделения заняла самый танкоопасный участок на окраине Больших и Малых Колпан. Здесь, на стыке шоссейных и железных дорог на Лугу и Кингисепп, еще до нашего прибытия был создан хороший оборонительный рубеж. В пяти километрах от окраины Гатчины, на Киевском шоссе, у деревни Малые Черницы (позади противотанкового рва), в трех дзотах разместилось наше боевое охранение.

Тревожное это было время. На Лугу шли наши войска, а им навстречу с большими узлами двигались беженцы, гоня перед собой домашний скот. Мы с Тамарой Ануфриевой с болью смотрели на этот людской поток. Тамара постоянно находилась при дзоте командира орудия Крапачева, я – ближе к противоположному рву, в дзоте командира орудия Волкова. Справа стояло еще одно орудие, которым командовал Владимир Хренов. Наши ополченцы продолжали осваивать полковые орудия. К сожалению, личного оружия у артиллеристов почти не было. Не так много было гранат и бутылок с горючей смесью. А ведь мы находились в то время на самой первой линии обороны... Утром 20 августа, как обычно, к нам прибыли политрук роты Иван Крынкин и парторг старый питерский рабочий Петр Степанович Сазонов. Они привезли письма и свежие газеты, вдруг... слышим крик наблюдателя Вани Новикова;

– Вижу танки, танки!..

В считанные секунды по команде Волкова орудийный расчет занял свои места и приготовился к бою. По прямому, гладкому шоссе со стороны села Николь-[40]ского прямо на нас вереницей шла большая колонна фашистских танков.

Трудно описать все события, которые произошли тогда у противотанкового рва. Дрожала земля от орудийных выстрелов и снарядов противника. От лобовой части нашего дзота летели в разные стороны бревна. Мы задыхались от дыма. На шоссе перед рвом горели два вражеских танка. Это отличился наводчик орудия Александр Абросимов. Но скоро и наше орудие вышло из строя. Появились первые раненые. Где-то рядом раздались частые выстрелы нашего тяжелого танка КВ. Запылали еще два танка противника. Воспользовавшись этим, мы по команде Волкова перебрались в дзот Крапачева. Здесь я встретилась с Тамарой Ануфриевой, и мы вместе стали готовить раненых к эвакуации в санчасть батальона... Как стало известно позднее, недобитая фашистская танковая колонна, не сумев с ходу преодолеть нашу оборону у противотанкового рва, свернула с Лужского шоссе на проселочную дорогу и устремилась к станции Суйда. О том, что произошло на этой дороге, рассказал впоследствии наводчик полевого орудия Константин Омельянчук. «Нашим орудийным расчетом командовал член партии, участник гражданской войны Василий Ефимович Финогенов.

Восемнадцатого августа орудие было вы-[41]двинуто на прикрытие дороги, которая вела от села Никольского к станции Суйда. Мы оборудовали площадку в овсяном поле, прикрыли орудие стожком сена. Утром 20 августа еще продолжали рыть окопы, ниши для снарядов, соорудили из березовых веток шалаш недалеко от огневой позиции, как вдруг услышали гул моторов. Он с каждой минутой нарастал. Мы немедленно изготовились к бою. Фашисты, видимо, не думали здесь, в овсяном поле, встретиться с нашим полковым орудием. Люки танков были открыты. Гитлеровцы, высунувшись в них, смотрели по сторонам. Стожок сена в поле ничем не привлек их внимания. И когда танки стали выходить из лощины и подниматься в гору, наш командир подал команду: «По головному бронебойным — огонь!» Первый танк был подбит с первого выстрела. Машины шли друг за другом почти вплотную. Секунды — и запылали еще два танка. Остальные было попятились, но нам удалось подбить еще один танк. И вот тут над полем закружились самолеты. От взрыва бомбы взлетел на воздух наш шалаш. Командир орудия Финогенов, бойцы Павел Щербаков, Сергей Фадеев погибли.... Нашу пушку взрывом бомбы перевернуло вверх колесами. Расчет отбросило в сторону. Я лежал оглушенный, засыпанный землей. Меня оттащили в сторону, в лес. Отсюда хорошо было видно, как очень осторожно четыре танка противника приблизились к станции Суйда и открыли огонь...». Поздно вечером мы с Тамарой доставили 12 раненых в нашу санчасть. В этом бою погиб командир орудия Владимир Хренов. Его сын Володя был тяжело ранен. Вышли из строя два наших орудия...Помнится еще один бой за Варшавскую железную дорогу у деревни Химози, где оборонялась наша рота. Один из последних дней августа начался с минометного обстрела противником наших позиций. Не успели еще затихнуть взрывы мин, как вражеские автоматчики начали вести огонь из леса. Но первая попытка захватить деревню Химози и овладеть железной дорогой была отбита. И, как всегда при неудаче, фашисты еще больше рассвирепели. Шквал минометного огня повторился с нарастающей силой.

В течение этого дня нами были отбиты три атака противника. Понеся большие потерн, фашисты прекратили попытку захватить железную дорогу. Кроме того, их выбили из леса, и они были вынуждены отойти к станции Суйда. Но и наши потери были значительными. Мы втроем: Маша Андреева, Тамара Ануфриева и я – эвакуировали с поля боя 57 раненых.

....(продолжение воспоминаний Байдакова)

Итак, наше первое боевое крещение, происшедшее 21 августа 1941г началось. Но началось не так, как мы предполагали и хотели, а при крайне неблагоприятных условиях: не осуществилась внезапность, дымовая завеса застилала видимость вперёд, и оказалось, что мы слишком слабы вооружением по сравнению с неприятельским. Первые минуты начавшегося боя уже дали узнать о том, что из себя представляет современная война... Да..., враг силён своим огнём! – сразу показалось. Противник, запустивший дымовую завесу, оказался в более лучшем положении. Правда и он, стреляя, не мог видеть цели. Но он располагал гораздо большими средствами борьбы и палил, пусть бесприцельно, зато очень сильно, и ему легче было руководить ходом боя, потому что дым шёл от него, в нашу сторону. А вот в наших условиях, при отсутствии видимости и при несмолкающем грохоте, визге, вое летящих пуль, разрывов мин и снарядов, дело обстояло гораздо хуже Я не знаю, сколько людей осталось в батальоне после боя 21 августа, но вот пулеметчиков, когда 22 августа остатки прибыли в Тайцы и воссоединились с полком, то их оказалось процентов тридцать, а вернее – процентов двадцать...

В этот же день, 22 августа 1941 года, полк сделал бросок из Тайц в южном направлении. Дойдя до дороги, идущей от деревни Романовки влево, мы устремились туда, и остановившись на поляне с южным склоном, начали производить земляные работы, готовясь к обороне... Переночевав в Романовке, утром 23 августа полк ускоренным маршем направился в Гатчину. В городе безлюдно, попадались одни лишь военные. Во вторую половину дня полк покидает город, выходит на западную окраину, пересекает линию железной дороги, проходит какое то расстояние, останавливается в зарослях ольшаника. Застаёт ночь. Во время ночи на полотне железной дороги и рядом, близко от нас рвутся снаряды и мины противника. Но всё проходит благополучно. Утро 24 августа. Полк покидает ночную стоянку. Движется в направлении на юг. Пройдя небольшое расстояние, остановка на завтрак. Подзаправившись, сориентировались, где находится противник, пошли в наступление. [– То был район вблизи так называемых, деревень Пижма и Пустошка. Вот тут-то, под Гатчиной, на левом фланге линии обороны 2-й Гвардейской ДНО, в районе названных деревень на долю полка Балтийцев и выпала честь вести упорную борьбу с немецко-фашистскими захватчиками на протяжении более, чем полмесяца. Здесь разгорелись жестокие бои,.. (конец воспоминаний Байдакова)

Продолжение воспоминаний Лебедя.

В середине августа 1941 года полк закончил своё кратковременное обучение и по оперативному заданию командования фронта в числе других соединений был выдвинут на рубеж Красногвардейского укреплённого района. Вначале наш полк занимал район Тайцы, здесь же в районе Тайцы полк наш получил первое боевое крещение. Командованием была поставлена задача: на подступах к укреплённому району разведать движение неприятеля, встретить его, сбить с курса, нанести ему как можно больший урон, дабы на подходе к самому укреплённому району враг был бы обессилен и мог быть окончательно разбит. Эту задачу решал наш 1-й батальон. Такой приём называется борьбой в предполье. Эту борьбу в предполье начал около деревень Туганицы и Скорицы первый батальон, которым командовал бывш. начальник штаба МПВО завода коммунист Грунёв. Состав этого первого батальона был целиком из балтийцев. Командир этого батальона тов. Грунёв получил задание и выступил навстречу неприятелю, но очевидно, не организовали как следует разведки, внезапно, ночью накануне 22 августа натолкнулись на неприятеля, силы которого оказались довольно велики, но всё же вступили с ними в бой...

После трёх дней боёв в предполье, когда фашистские подразделения вплотную подвинулись к укреплённому рубежу, командование нашей дивизии произвело некоторую перегруппировку: наш полк из района Тайцы был переброшен в деревню Пижма в 7 километрах южнее Красногвардейска, где шли жесточайшие сражения на подступах к городу Красногвардейску. С 26 августа 1941 года полк вступил в соприкосновение с противником на речке Пижма, оседлал шоссейную дорогу и преградил путь противнику на дороге к Красногвардейску. Бои эти полк продолжал непрерывно по 9 сентября включительно. Бои были наступательными. (см. стр. 151). Мы непрерывными атаками отбивали нахальные попытки немцев легко продвинуться к Красногвардейску и нанесли немцам значительный урон, как в живой силе, так и технике... В один из этих дней я был послан в Красногвардейск в штаб нашей дивизии с донесением о положении дел на нашем участке. В это время из ряда воинских подразделений, без специального разрешения, без команды на то, отдельными разрозненными группами, дезорганизованно, без командиров отступали бойцы. Наш 2 эшелон задержал этих дезорганизованных и перепуганных бойцов и доставил их в расположение командного пункта дивизии... (продолжение воспоминаний Лебедя на стр. 138)

Воспоминания быв. политрука пулемётной роты 3-го (Балтийского) полка 2-й гвардейской дивизии народного ополчения Байдакова. февраль 1965.

…Утро 24 августа. Полк покидает ночную стоянку. Движется в направлении на юг. Пройдя небольшое расстояние, остановка на завтрак. Подзаправившись, сориентировались, где находится противник, пошли в наступление. [– То был район вблизи так называемых, деревень Пижма и Пустошка. Вот тут-то, под Гатчиной, на левом фланге линии обороны 2-й Гвардейской ДНО, в районе названных деревень на долю полка Балтийцев и выпала честь вести упорную борьбу с немецко-фашистскими захватчиками на протяжении более, чем полмесяца. Здесь разгорелись жестокие бои, – бои не на жизнь. Они происходили ежедневно, и стихали лишь несколько в сильно ненастную погоду. А это, помнится, был один, лишь единственный такой случай, когда лил сильный, но непродолжительный дождь, во время которого наступило временное затишье. Так вот, 24 августа мы идём в наступление в составе всего полка, да ещё совместно и с другими частями. В наступление ведёт новый командир полка – подполковник Васильев (а что с Астрелиным, – не знаю). В отличие от Астрелина, Васильев был гораздо моложе, выглядел бравее, (гораздо грамотнее). Это воодушевляло. Воодушевляло и то что идёт в наступление не один батальон, как это было 20 августа, и не ночью, да и расстояние до противника – рукой подать, не изнурительное. Шли развёрнутым строем. А это в свою очередь говорило, что враг не за горами, а где-то расположен совсем близко. При виде огромной массы, отважно идущей в бой, дух захватывало от восторга! В одном месте на пригорке я специально приостановился, чтобы полюбоваться великолепным зрелищем... (просто плакать хочется насколько это были неопытные солдаты). Вспомним, как об этом писал профессионал Гальдер:

Русская тактика наступления: трехминутный огневой налет, потом – пауза, после чего – атака пехоты с криком «ура» глубоко эшелонированными боевыми порядками (до 12 волн) без поддержки огнем тяжелого оружия, даже в тех случаях, когда атаки производятся с дальних дистанции. Отсюда невероятно большие потери русских.

С маленькой группой пулемётчиков мне пришлось ещё несколько раз участвовать в очередных боевых вылазках, в результате которых моя «армия» уменьшилась дополнительно ещё на два-три человека. Шло время. Продолжались бои. Силы полка истощались. Становилось вести борьбу труднее и труднее. Теперь уж не приходилось думать о новых вылазках, нужно было держать оборону. Как было ни трудно, но полк держался, хотя поослабло прикрытие флангов, что позволяло врагу просачиваться в центр и даже в тыл удерживаемого полком участка обороны... И вот... в заключительный период моего пребывания в полку Балтийцев на фронте обороны под Гатчиной с маленьким остатком пулемётчиков в несколько человек при двух пулемётах наша служба свелась к охране КП полка,

....Хотя бы один наш самолет. Да и танков маловато, я их еще не видел. А ты слышал, что под Пижмой сам Ворошилов танковый батальон в атаку водил? Там, видимо, танки есть. – Слышал, – вяло ответил лейтенант Плиговка. – Не Ворошилов должен водить в атаку танки, Ворошилов должен командовать нами, управлять войсками (воспоминания Н.Г. ЕНИШЕВА)...

В каких условиях происходило вступление в бой только что сформированных, без боевого опыта, с недостающим вооружением ополченческих дивизий говорят следующие документы соседа слева для 2-ой ГДНО, 1-ой ГДНО:... Наличный состав дивизии на 8 августа определялся в 10341 человек, при некомплекте в 438 чел. Из 781 чел. ком. нач. состава было только 82 кадровых командира. Совершенно необученных бойцов, не служивших в Красной Армии и не проходивших никакого военного обучения, было 1 383 чел. 11 августа, прибыв несколькими эшелонами на ст. Волосово, части Дивизии получили боевые приказы на занятие рубежей обороны: 1 и 3 СП – Малые Хотиницы, пос. Прологи и Княжево, 2-й СП – Горицы, Летошицы, Руссковицы. Однако, по прибытии к месту назначения 1 СП получил новое приказание – сосредоточиться в районе Котино-Рагулово и 3 СП – Кряково-Выползово... Полк только к ночи 12-го августа вышел в свой район. Первый бой явился тяжелым испытанием для командиров и бойцов 1 и 3 СП. При массовом наступлении танков противника многие бойцы и даже отдельные командиры проявляли растерянность, танкобоязнь и отступали без приказа. Отсюда – утеря бойцами связи со своими подразделениями, нарушение связи и потеря управления....Донесение от 29.8-41 г. – ВОЕНКОМ ДИВИЗИИ Полковой комиссар КОЗЛОВ.

12.8.41 г. Исх. № 0104 Совер. секретно экз. №

ЧЛЕНУ ВОЕННОГО СОВЕТА ЛАНО тов. АНТЮФЕЕВУ

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА (Подчеркивание мое – Казачин)

По приказанию Начальника Политотдела, бригадного комиссара т. КОНОНЧУК, обследовал состояние частей 1-й Гвардейской Дивизии ЛАНО на ст. выгрузки. Результаты следующие:

1. Разгрузка производилась на ст. ВОЛОСОВО, а не МОЛОСКОВИЦЫ, как было указано приказом. Об изменении станции разгрузки командир дивизии узнал лишь на месте.

2. Непродуманное распределение частей дивизии по эшелонам привело к тому, что 3 С.П. и 2 бат. 2 С.П. прибыли четырьмя последними эшелонами (10, 11, 12 и 13) и начали поступать на ст. ВОЛОСОВО лишь в 15.00 11/VIII. Последний эшелон прибыл в 19.30.

3. На ст. выгрузки не было представителей штаба дивизии, командиры частей предполагали двигаться по старым пунктам назначения, в то время как обстановка резко изменилась.

В 10.45 м. н-ком штаба дивизии было оставлено коменданту ст. ВОЛОСОВО приказание с новыми пунктами назначения частей. Однако в ходе событий обстановка существенно изменилась, части получили новые пункты следования и постоянное присутствие представителя Штадива было совершенно необходимо

4. Боеготовность частей: – 1 батарея А.П., следовавшая самостоятельно со взводом управления полка (7-й эшелон) прибыли без снарядов. – минометный взвод II бат. 2 С.П. прибыл оборудованным под механическую тягу и выйти со ст. выгрузки не мог. – II бат. 2 С.П. имел всего лишь 40 боевых гранат. – Конные взводы II и III С.П. прибыли без седел. – С 12 эшелоном прибыли 12 пушек 76" 27 года для дивизии. Поднять их было трудно из за отсутствия амуниции. Куда следовать командир не знал. – 1 трактор 120" орудия оказался в неисправности.

– Большое количество различного имущества оставлено на ст. ВОЛОСОВО на разгрузочной платформе из за отсутствия транспорта.

5. Политическим Отделом дивизии выгрузка не обеспечивалась. Нач. политотдела был на разгрузке в 10 ч. утра и вместе с начштадивом убыл в 10.45 м. Инструктора Политотдела следовали с частями и по мере их прибытия убывали со ст. выгрузки. Специального лица обеспечивающего разгрузку, выделено не было.

Ст. Инспектор Политотдела Армии бат. комиссар [Подпись] (БРОДСКИЙ).

Доты и дзоты на западной окраине Тайцев, смотревшие амбразурами на юг и юго-запад, были обойдены противником с севера и оказались неспособными обстреливать его..(«Цитадель под Ленинградом» Г.М. КОВАЛЬ, Ю.К. СМИРНОВ – участники обороны Красногвардейского Ура

Из воспоминаний Новикова... К вечеру 11 августа части перемешались, связь нарушилась, и началась та путаница, которая называется потерей управления войсками.

М.М. Попов (командующий фронтом) и А.А. Кузнецов (секретарь обкома) приехали к генералу В.В. Семашко ночью. Между ними произошло довольно тяжелое объяснение. Я застал уже конец этого неприятного разговора. Речь шла о вводе в бой еще одной только что сформированной 1-й гвардейской дивизии народного ополчения. Валентин Владиславович Семашко, худощавый генерал лет пятидесяти, был взвинчен до крайности, глаза воспалены. Нервничали и его собеседники. Кузнецов, видимо отвечая на какую-то реплику командующего сектором, резко выговаривал ему:

– Поймите, товарищ Семашко, это рабочие Ленинграда назвали дивизию гвардейской. От вас и вашего штаба зависит умелое использование ее, а драться рабочие будут насмерть, на это можете положиться.

– Алексей Александрович, – возражает Семашко, – я не хочу бросить тень на рабочих людей! Но эта дивизия сформирована всего три дня назад. Она не имеет ни капли боевого опыта, совсем не обстреляна. К тому же ей еще идти до нас сорок километров, а мне уже дают приказ осуществить контрудар. Да ее сразу разгромят танки. Так получилось с четвертой дивизией полковника Радыгина... Мы вводим в бой необученные дивизии с ходу и по одной. Кузнецов нетерпеливо прерывает его:

– Необученные, необстрелянные... А кто же целый месяц сдерживает врага на лужской позиции, как не народные ополченцы? Кто за один сегодняшний день поджег полсотни танков? Братья Ивановы и другие рабочие с мясокомбината. Тоже необстрелянные, а бутылками с горючей смесью действуют, как заправские истребители. Так же и Фирсов, и Васильев, и Кочетов... Других дивизий, товарищ Семашко, нам взять неоткуда. Извольте управляться с теми, какие есть. Но дорогу Кингисепп-Волосово враг не должен перерезать. Это категорическое требование Военного совета.

Генерал Попов прекращает горячий разговор:

– Принимайте меры, товарищ Семашко, к локализации прорыва. Немедленно выдвигайте туда четырнадцатую артиллерийскую противотанковую бригаду Лебедева и вообще всю артиллерию. За этим заслоном поставьте танки Баранова. Ими и прикройте в бою первую гвардейскую дивизию. Кстати, сколько у Баранова осталось танков?

– Не больше пятидесяти, – отвечает Семашко. – А у немцев около двухсот. Баранов считает, что дня через два он может остаться вовсе без танков.

– Пусть танки дерутся из засад... ( ЦГАИПД, фонд 2281, опись 1, дело 18)

В ВОЕННЫЙ СОВЕТ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО НАПРАВЛЕНИЯ тов. ЖДАНОВУ АНДРЕЮ АЛЕКСАНДРОВИЧУ

Во время моего пребывания 12 и 13 августа в 1-й Гвардейской дивизии Ленинградской Армии Народного Ополчения из доклада Командира дивизии полковника тов. ФРОЛОВА, военкома дивизии полкового комиссара тов. ИВАНОВА, разговоров с Командующим Корпусом генерал-майором ЩЕРБАКОВЫМ и комиссаром корпуса КУРОЧКИНЫМ и из личных наблюдений выявилось следующее: Дивизия в момент выгрузки получила боевое задание, которое менялось для отдельных полков до 3-х раз, вследствие чего бойцы по докладу командира дивизии сделали за сутки до 70 километров. Сразу же с марша второй сп двумя батальонами вступил в бой, а первый и третий стрелковые полки в условиях соприкосновения с противником перешли к обороне и незакончив оборудование позиций также вступили в бой.

Части дивизии вступили в бой с минимальным количеством боеприпасов и до второй половины дня 11 августа (за исключением 2 сп, который использовал оставленный огнесклад 90 сд) терпели недостаток в патронах и снарядах и до 13 августа в гранатах (в том числе и 2 сп). Не обеспеченность частей боеприпасами преодолевалась с большим трудом из-за недостатка транспорта и горючего (дивизия не имеет ни одной заправочной цистерны и остро нуждается в бочках для горючего). В то же время из-за отсутствия упряжи и повозок дивизия оставила в Красном Селе 390 лошадей. Вывозка тяжелораненых с поля боя и транспортировка раненых в глубокий тыл была сопряжена с большими трудностями. Начсандив имел только 4 грузовых машины. На командный пункт дивизии и в полки прибывают (особенно 12.8.41 г.) всякого рода начальники. Каждый из них считает своим долгом дать приказание или совет. Характерно, что о задаче 2 сп на наступление и атаку командир дивизии узнал к концу дня 12.8 когда они были уже проведены полком по указанию генерал-майора, прибывшего из Штаба Группы. В беседе со мной генерал-майор ЩЕРБАКОВ и бригадный комиссар КУРОЧКИН также заявили: «Командуют все, а помощи ниоткуда». Плохо организована доставка продовольствия. Бойцы 1 и 3 сп и отдельных частей 12 и 13 августа, как правило пищу не получали из-за отсутствия транспорта. Особенно плохо обстоит дело с тарой для доставки воды. Срочно необходимо:

1. Снабдить дивизию исправными парными повозками или временно придать дивизии автороту с автоцистернами, а артполк дивизии снабдить крепкими парными повозками.

2. Направить на станцию ВОЛОСОВО санитарную летучку для вывоза раненых (Военный Совет ЛАНО направляет на помощь 8 автомашин с боеприпасами).

3. По возможности иметь в тылу дивизии подвижной полевой госпиталь, который дружинницами дивизия укомплектует сама.

4. Направить в распоряжение командира дивизии хотя бы небольшой резерв средних командиров и политработников (человек по десять), которые восполняли бы потери и могли быть использованы командованием дивизии в качестве командиров групп, составленных из отступающих и отставших.

Начальник Политотдела Ленинградской Армии Народного Ополчения бригадный комиссар Конончук

ЦГАИПД, фонд 2281, опись 1, дело 18 Вх. № 423

[Далее карандашом]

Нач. политуправления ЛАНО полковому комиссару т. Верхоглаз, [неразб.] бриг. комиссару т. Конончук.

Сообщаю о себе к-р комендантской роты 42 армии – ст. л-т Афиногенов С.С. чл. ВКП(б) с 1931 г. (Нач. пр. ор. сект. обороны). Сообщаю по существу вопроса. 1 и 3 полки 1 гв. дивизии – 13/8 [неразб.] отдельные бойцы были обнаружены на 15-20 км от фронта на участке Ильеши-Пружницы. 14.8. началось массовое бегство. Высланный на этот участок Бол. Хотенцы – Выс. 124,6 неболь. отряд имел задачу задержать отходящие части, к рассвету 15.8 имел около 100 чел из 1 с/п, а к 14-00 до 400 чел. Из опроса выяснилось, что после ранения к-ра 1-го СП – комиссар полка бат. к-р Николаев отдал приказ об отступлении, без указания рубежей отхода, сам удрал одним из первых. После того, как люди были остановлены моим отрядом – Николаев вернулся из тыла, но опять не показал себя комиссаром, а прятался, как заяц. Зная, что 7 рота находится в окружении не принял меры оказан[ия] помощи и вывода из окружения, политрук 7 роты находился с Николаевым. Я не мог закончить все дело сам т.к. был ранен, поэтому сообщаю сюда, пользуясь случаем пребывания в Лен-де. (Мнение к-ра 1 гв. див. =. расстрелять, если бы не было отличия [?] Ст. Л-т – К-р Ком. роты бат. охр. штарма 42  Афиногенов [надписи наискосок 1. красным карандашом: Направить ВК диву 1 гв. т. Иванову для расследования 23/8 [Подпись]

2. чернилами:

В Дело бриг. комиссаром дано указание В.К диву на месте [Подпись]

Какой бардак!! Ну разве не заслуживают все они ,что бы еще 100 лет срали на их кости!

ДИРЕКТИВА – 1 сентября 1941 г. 06 ч 40 мин

Ставки ВГК № 001513 Военному совету северо-западного направления о недостатках в военных действиях ленинградского фронта

Ставка считает тактику Ленинградского фронта пагубной для фронта. Ленинградский фронт занят только одним – как бы отступить и найти новые рубежи для отступления. Не пора ли кончать с героями отступления? Ставка последний раз разрешает вам отступить и требует, чтобы Ленинградский фронт набрался духу честно и стойко отстаивать дело обороны Ленинграда. – Сталин, Шапошников.

Следует сказать, что положение Ленинграда действительно было весьма критическим, это понимали и Ставка Верховного Главнокомандования, и командование Ленинградского фронта. Поэтому наряду с работами по укреплению подступов к Ленинграду были приняты специальные меры на случай прорыва врага в город. Военный совет фронта 15 сентября утвердил план мероприятий по выводу из строя важнейших промышленных и других оборонных объектов города, уничтожения кораблей Балтийского флота, торговых, промысловых и технических судов, а также план разрушения Ленинградского железнодорожного узла.

Уверенность фашистов в быстром захвате Ленинграда была столь велика, что они уже наметили день банкета в гостинице «Астория», назначили коменданта города и отпечатали специальные пропуска на автомашины для въезда в город.

Из воспоминаний генерала Федюнинского –- Я знал генерала Иванова (командир 42-й армии) как человека, отличавшегося завидной жизнерадостностью, очень энергичного, распорядительною, волевого. Но сейчас он сидел передо мной усталый, с небритым, осунувшимся лицом, угнетенный и подавленный. Иванов не выразил никакого удивления, увидев меня, точно мы встречались [46] всего несколько дней (назад). Он только спросил, впрочем, без особого интереса, просто из вежливости:

– Как это вы сюда попали? Кажется, ведь командовали корпусом на Юго-Западном?

Я ответил, что приехал как заместитель командующего фронтом, чтобы ознакомиться с обстановкой, и попросил Иванова показать на карте, где находятся войска армии.

– Не знаю, – раздраженно сказал Иванов, – ничего не знаю...

– А связь с соединениями у вас есть?

– И связи нет. Бои сегодня были тяжелые. Кое-где пришлось отойти. Связь нарушилась. – Иванов даже не пытался оправдываться.

Пришлось вызвать начальника штаба генерал-майора Ларионова и начальника оперативного отдела, чтобы в общих чертах уяснить обстановку. И чем больше я знакомился с ней, тем лучше начинал понимать, что оборона в полосе 42-й армии держится буквально чудом.

Мемуары Новикова – ...меня срочно вызвали к командующему Ленинградским фронтом К.Е. Ворошилову. Климент Ефремович был хмур, взвинчен и на мое приветствие раздраженно сказал:

– Под Красным немцы жмут вовсю, вот-вот выйдут в тыл Лазареву, а Иванов, видимо, ничего не предпринимает. И Ворошилов зло махнул рукой.

– Я еду в Красное, вы – со мной. Посмотрите на месте, как лучше помочь авиацией... Ворошилов покинул поле боя только вечером. К тому времени противник овладел Дудергофом, танки его, обтекая Красное Село с востока, подходили к Николаевке, создавая угрозу тылу 55-й армии и окружения наших войск, оборонявшихся в районе Красногвардейска (Гатчины). Ворошилов снова помрачнел. Да и было от чего — наши войска оставляли Красное Село. Правда, пока уходили только тыловые части, но попадались и строевые. Вся дорога была забита людьми, повозками, автомашинами. В воздухе стоял скрежет колес, злой крик отступавших, вой автомобильных сирен.

Мы никак не могли пробиться. Климент Ефремович молча наливался гневом. Наконец, не стерпел, выскочил из машины и стал расчищать дорогу. На помощь к нему подоспели Иванов и охранники. В Ленинград мы приехали, когда было уже темно. В ту же ночь на Военном совете обсуждался вопрос о судьбе крупнейших предприятий города и мостов. Было решено на всякий случай подготовить их к взрыву.

Если в 1937-39 гг. Ворошилов был сталинским любимцем, то война расставила всех по местам их заслуживающим, обратите внимание на конец переговоров Попова со Сталиным:

ЗАПИСЬ ПЕРЕГОВОРОВ по прямому проводу верховного Главнокомандующего с командующим войсками Ленинградского фронта

26 августа 1941 г.

У аппарата СТАЛИН.

Скажите коротко, что у вас делается в районе станции Любань.

ПОПОВ. Докладываем:

1. Переданная несколько дней назад в мое распоряжение 48-я армия, несмотря на некоторую нашу помощь, вчера, 25 августа, утром на участке Чудово, Любань оставила Московское шоссе и отошла к северу. Вчера весь день небольшие подразделения 41-й горнострелковой бригады вели бой на южной окраине Любани и вчера к вечеру оставили Любань и отошли на запад 5—6 км, вернее, на северо-запад вдоль шоссе. В течение сегодняшней ночи мы вывели в район Ушаки, Тосно приводившиеся в этом районе в порядок и еще не являющиеся полноценными части 70-й дивизии, усилив их танками и саперами, и с рассвета сегодня организовали оборону, оседлав шоссе между Любанью и Тосно. Сил для активного противодействия наступающему в районе Любани противнику пока нет; все, что находится в составе 48-й армии, требует длительной работы по восстановлению, так как дивизии насчитывают по тысяче штыков, и только 70-ю дивизию при помощи маршевых батальонов довели до 9 тысяч человек. Наряду с создавшейся угрозой нашему городу со стороны Чудово создалась также угроза нашим северным коммуникациям. Рассчитывать на 48-ю армию не приходится; маршевыми батальонами в ней дело поправить трудно, на это потребуются большие сроки. Вот кратко, что происходит в эти дни в направлении Любань, Чудово. Что мы делаем:

1. Как уже доложили, организуем оборону между Любанью и Тосно.

2. Временно усиливаем пульбаты слуцко-колпинского сектора нашего Красногвардейского укрепрайона.

3. Начали перевозку в район Слуцка 168-й дивизии, которую только что по Ладожскому озеру перевезли в Шлиссельбург; она имеет около 7 тысяч человек и неплохую артиллерию.

4. Концентрируем действия авиации по танковым и мотопехотным колоннам, продвигающимся с рассветом сегодня от Чудово к Любани.

5. Выводим нашу лужскую группу войск в район Двинская, Сивенская [очевидно, Сиверская – А.Т.]. К сожалению, абсолютно ничем не можем помочь 48-й армии для создания прочной обороны по реке Тигода для обеспечения наших северных коммуникаций. Напряженная обстановка на остальных участках фронта не позволяет сейчас чем-нибудь реальным помочь 48-й армии. Все....

СТАЛИН. Бронетанковую продукцию ваших заводов — трехдневную порцию мы уже передали вам. Можете взять еще 3-х или 4-дневную порцию. Хватит ли?

ПОПОВ. Большое спасибо за четырехдневную порцию сразу. Разрешите похвастать: бывают дни, когда мы бьем одними танками и артиллерией по 40-50 немецких танков. К сожалению, такие дни редкие. Все.

СТАЛИН.

1. Количество маршевых батальонов увеличим, но не могу сказать сейчас, на сколько.

2. Количество автоматов тоже увеличим.

3. Дивизий Клыкова передать не можем, они совершенно сырые, несколоченные, и было бы преступно бросать их на фронт, все равно разбежались бы, а технику сдали бы врагу. (Верховный Главнокомандующий уже знает уровень солдатского умения своих войск). Недели через две, пожалуй, сумеем две сколоченные дивизии передать вам. Если бы ваши люди умели работать по плану и недели две назад в порядке предвидения потребовали бы от нас 2-3 дивизии, сейчас они были бы готовы для вас. Но вся беда в том, что у вас любят жить и работать по-цыгански, изо дня в день не заглядывая вперед. Ввиду этого и получилось, что готовые дивизии уже распределены и втянуты в бой.

4. Я обязываю вас навести порядок в 48-й армии, особенно же в той дивизии, командир которой вчера трусливо отскочил с района Любани черт знает куда. Обязываю вас, чтобы Московское шоссе было минировано и чтобы по всему району севернее Любани была пущена в ход система минных заграждений. Обязываю, далее, чтобы основные силы авиации были использованы не для действий по тылам врага, а на помощь войскам. Считаю нужным, чтобы вы сосредоточили максимум авиации, особенно же штурмовиков, в районе Любани, на помощь нашим войскам. Наилучшее средство против танков противника – штурмовики Ил-2. Кстати, получили ли вы 4 полка авиации?

ПОПОВ. Отвечаю. Еще не получили, задерживает Москва из-за погоды. К приему все готово.

СТАЛИН. Вы их получите сегодня, должно быть, или в крайнем случае завтра, так как это ваши полки. Требую, чтобы любой ценой и какими угодно средствами район Любань, Чудово был очищен от врага. Возлагаю на вас лично ответственность за это дело. Все. До свидания. Желаю успеха. Ответьте коротко, Клим помогает или мешает?

ПОПОВ. Все ясно. До свидания, товарищ Сталин. Помогает. Искренне благодарим, Товарищ Сталин.

Не берусь судить, по каким причинам К.Е. Ворошилов обратился к И.В. Сталину с просьбой освободить его от этой должности и назначить командующим фронта кого-либо помоложе. Серьезный разговор на эту тему по телефону состоялся в моем присутствии, причем И. В. Сталин сначала не был согласен с этим. Но поскольку фронтовая обстановка вокруг Ленинграда продолжала осложняться, телефонный разговор с К.Е. Ворошиловым закончился решением Политбюро ЦК направить на Ленинградский фронт генерала армии Г.К. Жукова. (Воспоминания Василевского)

После двухдневного сражения на красногвардейском направлении противнику все же удалось ценой больших потерь проникнуть к внешнему оборонительному обводу укрепленного района. Но 2-я гвардейская дивизия народного ополчения не дала ему ворваться в этот важный узел обороны. Безрезультатно закончилась и попытка 8-й немецкой танковой дивизии обойти укрепленный район с юго-востока. Тогда противник предпринял маневр подвижными отрядами с целью перерезать железную дорогу, ведущую из Красногвардейска в Лугу. Ему удалось подойти к Вырице и Сиверской. Над Лужской группой Северного фронта нависла опасность быть отрезанной. Командующий фронтом отдал приказ отвести ее войска на заблаговременно подготовленный рубеж по рекам Луга и Оредеж. 24 августа наши части оставили Лугу.

Чтобы облегчить положение войск, оборонявшихся в районе Красногвардейска, 8-я армия и группировка кингисеппского участка предприняли совместное наступление с задачей отбросить противника от шоссе Ленинград — Нарва и железной дороги Красногвардейск — Кингисепп. Завязались ожесточенные бои. Немецкие части встретили наступавших массированным артиллерийским, минометным и ружейно-пулеметным огнем. Все же врага удалось несколько оттеснить и 21 августа выбить из Кингисеппа, но немцы ввели в бой свежие силы и при активной поддержке авиации вновь захватили город.

Угроза новых фланговых ударов со стороны 8-й армии и войск кингисеппского участка заметно беспокоила противника. Поэтому командующий группой армий «Север», ограничившись разведывательными действиями на красногвардейском участке, направил основные силы против советских войск, прикрывавших южное побережье Финского залива, с целью их разгрома. Кроме того, противник имел задачу — поставить под непосредственный удар Краснознаменный Балтийский флот и военно-морскую базу Кронштадт

История ордена Ленина Ленинградского военного округа. М., Воениздат, 1974 г

Письмо отца от 01.09.41. последнее письмо. Как видно он его долго носил в кармане гимнастерки, не имея возможности отправить, т. к. на четвертушке, тершейся о ткань, карандашный текст совсем стерся и невозможно его понять.

01.09.41 (он по-прежнему пишет Марку Абрамовичу Рабиновичу т. к. не знает, где мама и мы, его дети).

Переписываю текст письма:

Добрый день мои дорогие вернее скоро будет вечер. Думаю, что Вас

..............не разборчиво.................................................учили. Дорогие

.......................ничего не изменилось в нашем положении. Вот

....приходится писать??..... как-нибудь лежа

....................................ем месте

Над головой так же грохочет. Мои дорогие, у меня изменился адрес

Я его в   и сообщаю. Уверен, что вы сообщите Розе мой новый адрес.

Где же они, почему ничего не знаю о них, это меня изводит скорей бы узнать где дети, где Роза.

Обнимаю в мои дорогие Пишите, как вы живете. Как дела у Леечки…… Привет семье Д.М. Что пишут москвичи? Будьте здоровы целую Ваш Лева

Мой адрес: полев. почт. стан. 473 Почт. ящик 22 1-я рота 4-й взвод Кр-цу

Обязательно мои дорогие этот адрес сообщите Розе

ЗАПИСЬ ПЕРЕГОВОРОВ по прямому проводу генерал-майора Василевского с генерал-лейтенантом Поповым

28 августа 1941 г. 02 ч 35 мин.

У аппарата ВАСИЛЕВСКИЙ. Передаю ответ Ставки. Кто у аппарата? Скажите точнее, кто у аппарата?

ПОПОВ. Командующий фронтом генерал-лейтенант Попов.

ВАСИЛЕВСКИЙ. У аппарата Василевский. Передаю ответ Ставки на поставленные вами вопросы:

Командующему Ленинградским фронтом Попову.

Члену Военного совета Кузнецову.

Ваши сегодняшние предложения напоминают шантаж. Вас запугивают командующие армиями. Вы, в свою очередь, решили, видимо, запугивать Ставку всякими ужасами насчет прорыва, обострения положения и прочее. Конечно, если вы ничего не будете делать для того, чтобы требовать от своих подчиненных, а быть только статистом, передающим жалобы армии, нам придется тогда через несколько дней сдать Ленинград. Но Ставка существует не для того, чтобы помыкать шантажистским требованиям и предложениям. (Продолжение этих переговоров см. ниже)

Его прежний адрес был: полев. почт. станция 473,почт.ящик 20,4-я рота 2-взвод 4 отделение

Как видно после потерь свели оставшихся в одну 1-ю роту.

«привет семье Д.М.» – предположительно Давид, муж Сони, дочки Марка Абрамовича.

Сколько ему довелось прожить после этого письма и как он погиб?

Это знает только Бог.

Я почему-то думаю, что он погиб во время навальных атак на противотанковый ров за дер. Пижма (см. далее).

Продолжение переговоров. Василевского и Попова... Ставка разрешает вам отвести части с линии Выборга, но Ставка вместе с тем приказывает вам, чтобы части ни в коем случае не покидали подготовленного рубежа по линии Маннергейма. Ставка запрещает вам оголять Лужскую губу и отдавать ее противнику. Если даже придется 8-й армии чуточку отступить, то она все же во что бы то ни стало должна прикрыть Лужскую губу вместе с полуостровом. Ставка требует, чтобы вы, наконец, перестали быть статистом и специалистом по отступлению и вошли в подобающую вам роль командующего, вдохновляющего армии и подымающего дух войск.

Попов – Прорыв противника к Сестрорецку произошел в следующих условиях: 43, 115-я и 123-я дивизии 23А, под давлением противника начавшие отходить с выборгского участка к югу, были лишены управления со стороны командования армии. Вследствие этого противнику удалось выйти на пути отхода наших дивизий, а также перехватить морским десантом, силою в один полк, Приморское шоссе. Отход в этих условиях превратился в бегство с потерей всего артиллерийского, минометного вооружения и пулеметов. Командование 23А не знало истинного положения в этих дивизиях. Приказ об организованном занятии переднего края КАУр застал 43, 115 и 123 сд в положении, когда большая часть этих дивизий отошла [в] район Койвисто, открыв тем самым противнику дорогу на Белоостров и Сестрорецк.

В настоящее время дивизии спешно приводятся в порядок и снабжаются полковой артиллерией и минометами..... Положение в районе Лисино, Колпино может резко улучшиться с выходом 41-го корпуса Астанина (Лужская группа). Однако выход задерживается отсутствием горючего и боеприпасов у Астанина. Посланы специальные командиры в расположение Астанина для связи, выяснения положения. Сам Астанин, имея рации и временами сообщая коротко о себе, упорно не доносит намерения и положение его войск.

Попов: – На 1 сентября 1941 года Красногвардейский укрепрайон вместе с предпольем «пасут» восемь вражеских дивизий. На правом фланге и в центре 1-я и 6-я танковые, 36-я моторизованная, 58-я и 291-я пехотные дивизии. На левом фланге расположены 8-я танковая, 269-я пехотная дивизия и дивизия СС «Полицай.

ЗАПИСЬ ПЕРЕГОВОРОВ-3 сентября 1941 г. по прямому проводу генерал-майора Василевского с генерал-лейтенантом Поповым

ЦАМО РФ. Ф. 148а. Оп. 3763. Д. 97. Л. 29. Рукописный текст для передачи по телеграфу.

У аппарата ПОПОВ, кто у аппарата... Кингисеппское направление: части 8-й армии продолжают перегруппировку на рубеж р. Воронка. Противник продолжает активничать по направлению Копорье, Копорское Плато. Копорье занято противником. Одновременно противник продолжает концентрировать свои части против Красногвардейска и нашей 281-й дивизии. Следует отметить, что на путях отхода нашей Лужской группы везде вышел противник; для присоединения к нам ей приходится пробиваться. Сегодня организуем доставку ей необходимых боеприпасов, продовольствия и немного горючего, оценивая ход боев на Лужском рубеже, командующий 4-й танковой группой генерал Геппнер писал: «Насколько был труден бой с сильно укрепившимся противником, видно из того, что мы должны были взять 1 263 полевых укрепления и удалить 26 588 мин.

Дневник Лееба Русские части, окруженные севернее Луги, все еще продолжают попытки вырваться из котла. Питаются картофелем с полей и кониной но не сдаются. Это доказывает, что они явно стараются выиграть время, так как сопротивление в данных условиях стало бесполезным. Намерение бороться за выигрыш времени является если смотреть с позиции русских абсолютно правильным. В зимний период у них будет еще больше времени для восстановления боеспособности сухопутных войск

ЗАПИСЬ ПЕРЕГОВОРОВ по прямому проводу верховного Главнокомандующего и начальника Генерального штаба с командующим войсками и членом военного совета Ленинградского фронта

4 сентября 1941 г.

У аппарата Ворошилов, Жданов.

У аппарата Сталин, Шапошников. Здравствуйте.

ВОРОШИЛОВ, ЖДАНОВ. Здравствуйте, товарищ Сталин и товарищ Шапошников.

СТАЛИН. Я бы хотел, чтобы больше никого не было у аппарата, кроме вас.

ВОРОШИЛОВ, ЖДАНОВ. У аппарата, кроме нас и двух телеграфистов, никого нет.

СТАЛИН. 1. Нам не внушает доверия ваш начальник штаба как в военном, так и в политическом отношении. Найдите ему сегодня же замену и направьте его в наше распоряжение.

ВОРОШИЛОВ, ЖДАНОВ. Есть, будет сегодня же в точности выполнено.

СТАЛИН. 2. В Тихвине стоят две авиадивизии 39-я и 2-я, обе они находятся в вашем распоряжении, но они не получают от вас заданий. В чем дело, неужели вы не нуждаетесь в авиации?

ВОРОШИЛОВ, ЖДАНОВ. Для нас это неожиданная и приятная новость...

(1 речь идет о начальнике штаба полковнике Н.В. Городецком).

В ... темную сентябрьскую ночь в старинном парке возле совхоза «Тайцы» в одном из штабных блиндажей был подписан акт о приеме и сдаче участка и командования 2-й гвардейской дивизией народного ополчения бывшим командиром генерал-майором Ф.С. Ивановым и вновь назначенным командиром дивизии Героем Советского Союза полковником Б.А. Трубачевым... Трубачев сделал все, чтобы с наибольшей отдачей использовать образовавшиеся паузы в боях для укрепления обороны, для обучения личного состава. Он уже понял, что такое гвардия народного ополчения: максимум энтузиазма и преданности делу и минимум умения осуществлять все это на практике.

Л.С. ШМЕЛЕВ – «Цитадель под Ленинградом», подполковник в отставке, председатель совета ветеранов 2-й гвардейской дивизии народного ополчения) «На ближних подступах к Ленинграду» К.Н. МИХАЙЛОВА, боец народного ополчения. «У ПОЛЕВОЙ КУХНИ»

На войне совсем не легко. Потому что и опасно, и страшно. И несмотря ни на что, надо нести свою службу, выполнять все, что прикажут. Мне кажется, самое трудное быть на войне поваром. Пищу для подразделения надо готовить при любых обстоятельствах. Непременно три раза в день. Всех досыта накормить. А нам по-бабьи хочется, чтобы каждый боец и командир перед боем или между боями с аппетитом поел. Чтобы все было горячее и вкусное. Я служила в первой роте 267-го артпульбата. и участвовала в тех первых боях под деревней Пижма, которые мне никогда не забыть. Для меня тот период был самым страшным, хотя походная кухня и находилась в густом лесу....

Кругом рвутся мины, снаряды, пули сбивают ветки с деревьев. А ведь тут целое хозяйство: походная кухня с несколькими подводами с запасом продуктов на три дня, тяжелораненых семь человек, нас семеро, еще три подводы с имуществом...

Торопимся. А куда ехать? Впереди мелколесье, болото, торфоразработки. Просека к деревне Пижма уже отрезана. Там идет сильный бой. Одно на уме; как выполнить приказ командира и спасти раненых?..

Из одной машины выходит среднего роста человек в военной форме, с двумя «шпалами» в петлицах. Оглядев нас, он строго спрашивает:

– Кто здесь старший?

– Я старшая. Выходим из окружения. Поправляю гимнастерку и, волнуясь, докладываю о выходе нашего обоза из-под Пижмы. Он перебивает меня:

– Окружение! Наводите панику! Тамара Кибкало, как положено, вскидывает руку к пилотке и докладывает:

– Товарищ командир, сопровождаю ополченцев, тяжело раненных в первом бою под деревней Пижмой.

Он смотрит внимательно на Тамару, у которой санитарная сумка залита кровью, постепенно смягчается и приказывает:

– Товарищ военфельдшер, вам здесь больше делать нечего! – И повернувшись в сторону Пижмы, откуда слышится гул боя, добавляет: – Там вы будете нужнее....

Сдав в Гатчине раненых в нашу санчасть, я все не могу найти себе места. Меня одолевает одна мысль:

«Как там под Пижмой, что с нашими? Ведь сутки ополченцы без горячей нищи...» И вдруг я вижу возле санчасти связного, присланного командиром нашей роты. Я тут же закладываю в котел двухсуточный паек на весь личный состав роты, разжигаю топку котла на ходу, и мы с ездовым Иваном Беляевым спешим быстрее выехать на Лужское шоссе. Миновав город, сворачиваем в деревню Химози, а там проселочной дорогой двигаемся в лес к железнодорожной будке. Здесь нас встречает командир роты Косарев....

– Командир, который ругал тебя за панику, под Пижмой возглавил бой; повел ополченцев по открытому полю на Пижму, где в противотанковом рву залегли гитлеровцы. Они нас подпустили на близкое расстояние и открыли огонь. Потери наши были велики, погиб и сам командир, тяжело ранило Ивана Архипова. А цель не была достигнута.

Вот к чему приводят излишняя горячность и отсутствие опыта...

А я уже накопила некоторый военный опыт. В лощине на северной околице деревни Химози ночью я готовила завтрак, а чуть свет с горячей пищей появлялась в лесу. Там в это время наша рота сдерживала яростные атаки противника на железной дороге Гатчина-Суйда. И так день за днем, почти три недели героической обороны Гатчины... Никогда не забыть тревожные сентябрьские дни отступления. Утром 12 сентября под огнем противника я накормила измученных в тяжелых боях ополченцев, а обед так и остался в походной кухне. Поступил приказ отходить из Гатчины по дороге на деревню Романовку. Теперь мое положение было облегчено тем, что со мной не было раненых. Дымит кухня, а наша неторопливая лошадка даже не обращает никакого внимания на то, что от орудийных разрывов земля колышется...

Несколько суток потом томилась в неизвестности. Где наши, что с ними? А тут на Пушкин налетели фашистские бомбардировщики. Бомбы крошат дома, памятники, дворцы. Что делать? И подались мы с походной кухней в Пулково, а затем на Среднюю Рогатку (где же доблестные командиры Непобедимой Сталинской Армии?.) По-видимому, я «родилась в рубашке», потому что именно здесь, на Международном (теперь Московский) проспекте, в недостроенном высоком доме, я встретила своих. Сколько слез и радости было в этот день!

«На ближних подступах к Ленинграду»

И.А. ЕВЛАХОВ начальник инженерной службы Центрального сектора Красногвардейского УР

ИЗ ДНЕВНИКА ОПОЛЧЕНЦА

В наш век документалистики фронтовые дневники и письма приобретают особый смысл. Если же это касается вопроса, десятками лет остающегося невыясненным, то появление чего-либо нового считается находкой. В истории обороны Красногвардейска невыясненными вопросами продолжают оставаться действия 2-й гвардейской дивизии народного ополчения (ГДНО) и отчасти 276-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона Красногвардейского укрепрайона. В литературе имеются описания лишь отдельных эпизодов, например в сборнике «Ополченцы» (Лениздат, 1975). Но этого, увы, мало, а время, годы уходят... Исключением является книга ветерана 267-го ОПАБ Н.А. Прохорова «В суровый час», посвященная этому батальону. Занимаясь очерком о ленинградском архитекторе Борисе Николаевиче Журавлеве, я услышал от его вдовы, Нины Федоровны, неожиданное: – Сохранился его военный дневник... Хотите посмотреть? Он пошел ополченцем во 2-ю гвардейскую дивизию, воевал под Гатчиной...

1-й стрелковый полк занял рубежи в середине августа на юго-западной и южной окраинах Гатчины, располагаясь между узлами обороны 276-го и 267-го артпульбатов Центрального сектора Красногвардейского укрепрайона. В помощь 1-у полку были двинуты подразделения 2-го и 3-го полков, затем 3-й гвардейской и частично 4-й ДНО. С 21 августа появляются первые регулярные записи:

«23.8.41. <...> Два разведчика доносят: Воскресенское до 40 танков, за каждым 2-3 мотоцикла, 18 грузовиков, накрытых брезентом. От Воскресенского к Пижме 3 танка, на Воскресенское метров на 600. Приказ идти обратно, оставить в наблюдении 5 чел. Остальным возвратиться. 16-30. На Пустошку прошло 10 танков. Предупредить генерала Крылова, что нами заняты Пустошка, Большое и Малое Замостье. Пижму минировать поехала машина 18 часов.

25.8.41. Около 6-00 приказано командиру батальона 3-го стрелкового полка перейти в наступление. Оставлен командный пункт из-за обстрела. 7-15. Оборудован новый КП на железной дороге. Ружоч звонил 8-50. Противник занимает Малую Пижму малыми силами.

20-25. Приехал товарищ Ворошилов».

26.8 находим запись:

«Блехман Нахман Давидович, 267 артпульбат, 1-я рота, пулеметчик, член партии... (у противотанкового рва)».

Это похоже на анализ, сделанный после боя. По рассказам очевидцев, противотанковый ров был завален трупами оккупантов, попавших под огонь 1-го полка и 267-го ОПАБ. Получив отпор на Киевском тракте, противник пытался взять Гатчину штурмом с юга. цифрами обозначены ОПАБ

«30.8.41. 9-00. Артиллерийская и минометная стрельба. Наши удерживают высоты 85.0 и 85.3. В течение недели наши войска занимают оборону – около деревни Пижма». «В течение недели» – сказано гордо, ибо враг остановлен. Каждый день имел тогда для нас большое значение. Центральный сектор КУРа оперативно был подчинен 2-й гвардейской ДНО. Запись в дневнике от 4 сентября: «Наша основная задача – оборона Гатчинского сектора укрепрайона» – подтверждается подлинным боевым распоряжением командующего 42-й армией генерал-майора Ф.С. Иванова: на небольшом листке, вложенном в дневник, красным карандашом написано:

«Товарищам Денисову, Крылову. Немедленно подчинить уровские батальоны командиру полка, а уровскне роты – командирам стрелковых батальонов и немедленно увязать огонь. 5.9.41. Генерал-майор Иванов».

Описка, вкравшаяся в текст, показывает, в какой спешке написано приказание, сыгравшее, надо полагать, свою роль.

В дневнике упоминаются фамилии командиров: первого батальона – Ефимова, второго – Соколова, третьего – Дзюрковского, а также боевых групп – Никитина, Щукина, Кавецкого, Бармаша.

«30.8. 9-30. Дзюрковский передал: около 100 ранено, 50-60 убито. Шоссе не оседлано. Высота 85.3 окапывается. Два батальона пытаются справа и слева сойтись по дороге к Пижме, но не удается, сильный огонь пр-ка.

31.8.41. На фронтах сравнительно тихо. Группа Дзюрковского убито 168, раненых около 300.

1 сентября 24-00. По сообщению войск, Валасники около 100 танков...

3 сент. Вчера вечером немцы концентрировали силы в р-не Пижмы и ее окружения. Наш артиллерийский огонь разогнал несколько колонн, зажег эшелон. Ожидалось наступление немцев, его не последовало. Около 13-00 налет авиации на перекресток железных дорог (около дома КП), 9 убито и 9 ранено, 2 лошади, бомбы сброшены там же в парке.

4 сент. Спокойно. Пр-к окапывается, делает окопы. Создан батальон капитана Никитина. 2-я дивизия имеет фронт 32 км (нормативно 24 км).

5 сент. 7-45. Нами взята Южная Пижма. Захвачен пленный, в Северной Пижме немцы. Командиру 267 батальона передать 400 автоматчиков в распоряжение командира дивизии.

12-25. Дзюрковского атаковали с трех сторон, выбили из Пижмы с большими потерями. <...> Кудрявцеву явиться в 6-00. Сброшена листовка».

Читателю ясно, что бои ополченцев против отборных гитлеровских частей идут на равных. Пижма переходит из рук в руки.

Кудрявцев служил полковым инженером.

Книга Н.А. Прохорова «В суровый час» (с. 54-57) вносит ясность в запись Журавлева от 5 сентября, где командиру 267-го ОПАБ приказано передать в дивизию 400 автоматчиков: 267-й батальон получил случайное пополнение – 567 автоматчиков-вологодцев, прибывших с эшелоном и сразу попавших под удары авиации врага.

«На 6 сентября. Сегодня с утра Васильев, командир 3-го полка, должен соединиться с Дзюрковским и взять Пижму.

Около 12-00. Сильная стрельба со стороны немцев. Ими занята Северная и Южная Пижма. Около КП рвались снаряды. Порвана связь. <...> По донесению, пр-к к Пижме стянул до 50 грузовых машин, около 200 чел. пехоты, кавалерию. Рота идет на нас. Идут на Большое Замостье. Пустошка нами оставлена, ворвались до 100 немцев.

7.9.41. 10-00. От Южной Пижмы двигаются 300 немцев к Северной Пижме.

12-45. Пр-к с Пустошки наступает на север, против Южной Пижмы; концентрирует пехоту против Дзюрковского и мелкими группами просачивается на север. <...>

13-20. Пр-к занимает Пустошку. Принимаются меры к захвату Пустошки

обратно.<...>

8 сентября. 8-10. На Пустошку идут 4 танка, в расположение 3-го полка идет сильная артиллерийская стрельба со стороны пр-ка. (Ночью пр-к пускал 10 танков.) На всех фронтах тихо».

...Тишина перед бурей. Перенос противником 9 сентября, основного удара на Красное Село сопровождается усилением атак на Гатчину. Бои за Пустошку свидетельствуют, что враг не оставил намерений ворваться в город с юга и юго-востока.

09.9.41. 7-40. Налет авиации. 58 самолетов, 8 эшелонов, сбито 2. 3 бомбы на 500 кг, много мелких. Убиты 4 лошади. 4 пожара. 11-50. Налет авиации на район квартиры КП, воющие сирены.

12-30. Пехота отходит. Корпиково, Северная Пижма взяты немцами. Беспрерывная бомбежка. Потери огромные. Все откатываются. На КП иногда долетают отдельные пули. Бомба 500 кг 5-6 метров от жел-дор. будки. В районе Торфяного поселка непрерывная бомбежка.

В р-не Северной Пижмы наши части разбомблены, отходят к северу. Пулеметный обстрел КП. Пр-к двигается к КП. Батальон Никитина (южнее Замостья) нет связи. От Дзюрковского тоже нет связи.

К Северной Пижме подошел противник (высота 83.9).

Обстрел КП минометным огнем. Автоматчики немцы у КП. Бомбежка КП. 13-00. Пикируют, непрерывная бомбежка бипланами??. Воющие бомбы.

13-10. Левый фланг 1-го батальона отходит. Обстрел жел.-дор. полотна минами. По Гатчине – артиллерийский обстрел.

13-25. 11 самолетов пикируют и бомбят КП. Сыплется земля, погасла лампа. Ефимову приказано восстановить положение.

14-10. Ефимов – восстановил положение левого фланга..

5-45 [17-45?] Мы ушли из КП — совершенно разбит, связи нет, правый фланг батальона прочно держится. В деревне (Большая Загвоздка) у нас «кукушки» (Замаскированные вражеские стрелки.). Попов убит, Минин тяжело ранен, все спуталось. Часть людей отходит. Задерживаем и возвращаем. Зенитные пулеметы послали за жел. дорогу против пехоты. Мы на новом КП (в садике из 4-х труб).

23-45. 1-й батальон отошел метров на 700—800. Батальон Щукина. Левый фланг голый. Редкая стрельба, ракеты. С Никитиным связи нет. Из дивизии 100 чел., но без оружия.

10.9.41. 14-00. Никаких особых происшествий. Обстрел, летают самолеты, на переднем крае бои. На левом фланге группировка немцев до батальона. Сброшен парашют с листовками. Нам приданы 3 КВ (танки).

16-45. Танки идут с нашей пехотой в наступление, к станции Мариенбург послано 3 орудия ПТО.

11.9. 5-50. С рассветом наступление Дзюрковского, Никитина, 2 б-н тоже.

6-15. Щукин идет вперед, один танк выведен из строя.

6-30. Щукин ранен. 2-я рота отходит к опушке леса к жел. дороге от Париц, осталось 40 чел.

7-50. 1-й батальон восстановил положение. Пока нас не бомбят 2-й день. Нами подбито 2 танка и 1 орудие. Около нас мотодивизия СС, 36-я дивизия. Танковая дивизия.

15-30. Налет пикирующих воющих бомбардировщиков, 21 штука. Сегодня непрерывный минометный огонь. 16-20. На Ефимова идет наступление по всему фронту. Непрерывный обстрел КП воющими (через интервал 15-20 минут). Часто рвется связь.

6-45 [18-45]. Пр-к наступает. Артиллерийско-минометная стрельба. Авиация бомбит в сторону Гатчины. В спину КП «кукушки».

7-40 [19-40] полковник дает обстановку. В посёлке[84] Рошаля кто-то есть, люди бродят по городу. У 1-го батальона правый фланг открыт. 1-й батальон обходят. Удлинить ему фланг до Рошаля. В городе пр-ка нет. Во 2-м батальоне пока ничего. Танки немцев проходят через него. Пехоту удерживают. На правом фланге тяжелое положение. От Пижмы к поселку перебежка пехоты, слева движутся (в р-не торфяного болота) 5 танков. Еще 3 танка прошли жел. дорогу».

После больших потерь противнику удалось взять Дудергоф (ныне пос. Можайский) и Тайцы, потеснить правый фланг 2-й гвардейской ДНО и 276-го ОПАБ. Гитлеровцы более двадцати раз бомбят и обстреливают КП полка, пытаясь нарушить управление, но КП, перемещаясь, продолжает действовать. Нельзя не отметить мужества полковника Денисова, его связистов и адъютанта, находящихся под бомбежкой и обстрелом.

«20-15. «Кукушка» бьет в двери КП. Мы представляем из себя мыс, с флангов нет ничего. Пришло сообщение Соколова из 2-го батальона, что он держится.

21-00. Минометная стрельба стихла. Ружейная – к 13-50 [0-50?]. Я вернулся с разведки, привез пулемет, бинокль, документы убитого.

12.9.41. Всю ночь пулеметная стрельба и минометный огонь. Утром огневые налеты воющей машины на КП. В 7-00 заняли новый КП.

7-30. Донесение с кладбища. Там много «кукушек» и мало наших.

8-40. На кладбище наступают наши. По улице Чкалова бегут. Мы заняли оборону по улице Чкалова и по границе парка. Немцы у окраины Гатчины.

9-45. Немцы установили пушку у КП (будки) и бьют прямой наводкой по деревне Загвоздка. За станцией Гатчина (по сообщению саперов) наших нет никого.

9-50. Донесение 267 батальона – под ударами артиллерии отступили к церкви, у них 100-125 чел.

10-05. Соколов по телефону доносит, что рота окружена».

Командир полка Денисов ведет бойцов в контратаку. Нельзя равнодушно читать строки дневника, посвященные заключительным боям.

«11-50. Полковник организует контрнаступление. Из дивизии прибыло 60 чел. пополнения. Непрерывный артобстрел. Группа наступает около 120 чел.

14-00. Комбат Кавецкий наступает на Б. Загвоздку. УР обороняет северную часть Гатчины. Прибыли: 80 [85] чел. от батальона Дзюрковского; 10 чел. – от 1-го батальона. Колпаны оставлены. Кладбище брошено.

3-й полк – штаб – Романовна.

20-20. Задача пока не выполнена».

Л. С. ВОЛЧЕГОРСКИЙ, В.А. ГОЛЫШЕВ- БАЛТИЙЦЫ, ВПЕРЕД! (окончание воспоминаний)

10 сентября под натиском вражеских автоматчиков, поддержанных артиллерией и авиацией, полк был вынужден оставить свои позиции и перейти на рубеж колхоз «Новый свет» – Торфяной поселок, чтобы прикрыть левый фланг обороны Красногвардейска (Гатчины). 12 сентября ополченцы отошли в район деревни Романовка, где на берегу Ижоры имелись укрепления. На этом рубеже полк продержался четыре дня. [ЛПА, ф. 4000, оп. 10, ед. хр. 1249.]

Последним рубежом для полка стал г. Пушкин. Оборону держали здесь с 14 по 17 сентября. Когда прекратилась доставка боеприпасов, пришлось покинуть эти позиции. Ночью 17 сентября 1941 г. остатки полка пробились из окружения и вышли в расположение Шушар.

Дневник Лееба

Наряду с окружением города, необходимо в самые короткие сроки завершить уничтожение остатков 8-й русской армии в районе юго-западнее Ленинграда. (Ораниенбауский пятачок)

Слуцк и территория вокруг города взяты нашими войсками. Таким образом, весь район, включая сегодняшний дальний рубеж окружения, находится в наших руках. Теперь 1-я танковая и 36-я моторизованная дивизии, а также 96-я пехотная дивизия могут быть сняты со своих участков фронта. Планируется сразу же после замены соединений начать наступление на ближний рубеж окружения, чтобы получить возможность масштабно подвергать город воздействию артиллерии.

Аналогичным образом следует и далее продолжать наступление на Ленинград до ближнего рубежа окружения. Ибо, если Ленинград будет изолирован и лишен своей военной мощи, будет сломан хребет сопротивления в северном регионе.

Продолжение воспоминаний Лебедя – 10 сентября 1941 года под натиском танковых соединений, артиллерии и авиации наш полк также оставил свой рубеж по приказу командования и вышел к колхозу «Новый свет». Перед нами была поставлена задача: с рубежа «Новый Свет», «Торфяной посёлок» мы должны были оборонять левый фланг подступа к Красногвардейску.

11 и 12 сентября 1941 года немецкие части непрерывными атаками теснили нас назад, прижимая к району кладбища Красногвардейска и вынудили к последующему отступлению через Большое Замостье и Малое Замостье в район деревни Романовки, где по берегу реки Ижоры были трудящимися воздвигнуты укреплённые рубежи, противотанковые рвы, долговременные укреплённые точки. На этом рубеже мы задержались 4 дня.

Перешедшие в наступление на Ленинградском фронте немецкие войска с 10 сентября, намеревавшиеся с хода, штурмом захватить Ленинград, встретили ожесточённое сопротивление наших кадровых частей и дивизий народного ополчения. Однако под натиском превосходящих сил противника наши части отступили к Ленинграду.. До самого последнего часа, совместно с нашими остатками полка с бойцами и командирами находился заместитель начальника политотдела дивизии тов. Жидков, который при прорыве из Пушкина был тяжело ранен в обе ноги и грудь, вынесен на руках и эвакуирован на паровозе со станции Шушары в Ленинград. Здесь уместно сказать, с моей точки зрения, что Пушкин мог бы быть удержан нами при условии, если бы бывшее командование 2-й гвардейской дивизии во главе с полковником Трубачёвым, начальником политотдела Рудаковым и начальником штаба дивизии Александровым не проявили растерянности. Связь между остатками полков ещё с 12 сентября была порвана и не была налажена до 18-19 числа, поэтому каждая группа действовала самостоятельно, не зная, кто и где действует, из-за чего были случаи столкновения своих же групп при отступлении дивизии из района Гатчины через деревню Романовку, Горки, Вилози, Онтолово, Слуцк, во-вторых: тылы самовольно покинули места расположения и перебазировались на окраину города, на Международный проспект в район дворца Советов, чем лишили ещё дравшиеся передовые подразделения средств борьбы (патроны, боеприпасы, пища и др.), и в 3-х: несмотря на то, что почти полностью сохранилась рота разведки при штабе дивизии, начальник штаба Александров не имел никакого представления о том, какими силами действует враг, где он сосредоточил основное направление удара. В первые дни, когда возобновилось наступление немцев, представители штаба, не разобравшись как следует с обстановкой, панически убегали из расположения полка, боясь за свою личную судьбу. Благодаря такому настроению только в одно утро 14 сентября 1941 года наш полк потерял около 200 человек, получив команду занять станцию и посёлок Александровка и удерживать её тогда, когда там в это время в течение 2-х суток сидел немецкий гарнизон. 17 сентября в ночь остатки нашего полка пробились из Пушкина и вышли в расположение Шушар, где в это время размещался штаб дивизии. Эти остатки насчитывали всего 36 бойцов и одного командира в моём лице... (продолжение воспоминаний Лебедя ниже).

9 сентября, в день встречи (Сталина) с Жуковым, была отправлена телеграмма, из содержания которой видны обстановка и результаты работы комиссии (комиссия по проверке командования Ленинградского фронта).

Г. ЛЕНИНГРАД ВОРОШИЛОВУ. ЖДАНОВУ

Нас возмущает ваше поведение, выражающееся в том, что вы сообщаете нам только лишь о потере нами той или иной местности, но обычно ни слова не сообщаете о том, какие же вами приняты меры для того, чтобы перестать, наконец, терять города и станции. Так же безобразно вы сообщили о потере Шлиссельбурга. Будет ли конец потерям? Может быть, вы уже предрешили сдать Ленинград? Куда девались танки КВ. Где вы их расставили, и почему нет никакого улучшения на фронте, несмотря на такое обилие танков КВ у вас? Ведь ни один фронт не имеет и половинной доли того количества КВ, какое имеется у вас на фронте. Чем занята ваша авиация, почему она не поддерживает действия наших войск на поле? Подошла к вам помощь дивизии Кулика, как вы используете эту помощь? Можно ли надеяться на какое-либо улучшение на фронте, или помощь Кулика тоже будет сведена к нулю, как сведена к нулю колоссальная помощь танками КВ? Мы требуем от вас, чтобы вы в день два-три раза информировали нас о положении на фронте и о принимаемых вами мерах. СТАЛИН, МОЛОТОВ, МАЛЕНКОВ, БЕРИЯ

Противник продолжал продвигаться в сторону города, остановить его было нечем и некому. Ворошилов явно не был способен на это. Сталин понимал, что принятые им меры ни к чему не привели. Поэтому и пульсировали в его сознании эти неприятные, но точные слова: «Положение безнадежное». Жуков оставался последней надеждой, и Сталин почти не скрывал этого (Карпов В.В. – маршал Жуков и его соратники)

ДИРЕКТИВА

Ставки ВГК командующим войсками Ленинградского и Резервного фронтов о смене командования Ленинградского фронта

Копия: начальнику управления кадров Красной Армии

11 сентября 1941 г. 19 ч 10 мин.

1. Освободить Маршала Советского Союза товарища Ворошилова от обязанностей главнокомандующего Ленинградским фронтом.

2. Назначить командующим Ленинградским фронтом генерала армии товарища Жукова с освобождением его от обязанностей командующего Резервным фронтом.

3. Товарищу Ворошилову сдать дела фронта, а товарищу Жукову принять в течение 24 часов с часа прибытия в Ленинград товарища Жукова.

4. Заместителя начальника Генерального штаба генерал-лейтенанта Хозина назначить начальником штаба Ленинградского фронта.

Ставка Верховного Главнокомандования И. СТАЛИН, Б. ШАПОШНИКОВ

ЦАМО РФ. Ф. 148а. Оп. 3763. Д. 93. Л. 35. Подлинник.

Манштейн на Ленинградском фронте (Утерянные победы)

...Летом 1941 г., безусловно, существовала возможность захватить Ленинград внезапным ударом. Срочное овладение этим городом стояло в первоначальном плане Гитлера в числе первоочередных задач. Каковы бы ни были причины для этого, существовавшие тогда шансы не были использованы. Позже Гитлер надеялся на возможность вынудить Ленинград и его население к сдаче голодной блокадой. Но Советы перечеркнули его планы, организовав снабжение города через Ладожское озеро – летом с помощью судов, зимой по построенной на льду дороге.

На основе наблюдений нам стало ясно, что наша армия ни при каких обстоятельствах не должна быть втянута в боевые действия в черте города Ленинграда, где бы наши силы быстро растаяли. Точку зрения Гитлера о том, что город можно принудить к сдаче террористическими налетами специально для этого предназначенного 8 авиационного корпуса, мы так же мало склонны были разделять, как и умудренный опытом командир этого корпуса генерал-полковник фон Рихтгофен. Исходя из сказанного выше, замысел штаба армии заключался в том, чтобы, используя вначале сильнейшее артиллерийское и авиационное воздействие на противника, прорвать силами 3 корпусов его фронт южнее Ленинграда, продвинувшись при этом только до южной окраины самого города. После этого 2 корпуса должны были повернуть на восток, чтобы с хода внезапно форсировать Неву юго-восточнее города. Они должны были уничтожить противника, находившегося между рекой и Ладожским озером, перерезать путь подвоза через Ладожское озеро и вплотную охватить город кольцом также и с востока. В таком случае захвата города можно было бы добиться быстро и без тяжелых уличных боев, подобно тому, как это случилось в свое время с Варшавой.... Во время разведки местности на фронте южнее Ленинграда мы видели город, защищенный глубоко эшелонированной системой полевых укреплений, но расположенный, казалось, рядом. Виден был большой завод в Колпино на Неве, все еще выпускавший танки. Видны были Пулковские верфи у Финского залива. Вдали вырисовывался силуэт Исаакиевского собора и шпиль Адмиралтейства, а также Петропавловская крепость. В ясную погоду можно было различить на Неве также броненосец, выведенный из строя артиллерийскими снарядами (линкор «Марат»).

4 сентября вечером мне позвонил Гитлер. Он заявил, что необходимо мое немедленное вмешательство в обстановку на Волховском фронте, чтобы избежать катастрофы. Я должен был немедленно взять на себя командование этим участком фронта и энергичными мерами восстановить положение. Действительно, в этот день противник в районе южнее Ладожского озера совершил широкий и глубокий прорыв занятого незначительными силами фронта 18 армии.

И вот вместо запланированного наступления на Ленинград развернулось «сражение южнее Ладожского озера».

Севернее дороги, идущей из Ленинграда через Мгу на восток, противнику (русским) удалось захватить участок фронта 18 армии шириной 8 км и продвинуться примерно на 12 км в западном направлении, до района севернее Мги. Прежде всего, нужно было остановить продвижение противника имеющимися под руками силами нашей 11 армии. В последующие дни в ходе тяжелых боев нам удалось остановить противника... необходимо было уничтожить находящиеся в котле между Мгой и Гайтоловым значительные силы противника. Как всегда, противник не помышлял о сдаче, несмотря на безвыходность положения и на то, что продолжение борьбы и с оперативной точки зрения не могло принести ему пользы. Напротив, он предпринимал все новые и новые попытки вырваться из котла. Так как весь район котла был покрыт густым лесом (между прочим, мы никогда не организовали бы прорыва на такой местности), всякая попытка с немецкой стороны покончить с противником атаками пехоты повела бы к огромным человеческим жертвам. В связи с этим штаб армии подтянул с Ленинградского фронта мощную артиллерию, которая начала вести по котлу непрерывный огонь, дополнявшийся все новыми воздушными атаками. Благодаря этому огню лесной район в несколько дней был превращен в поле, изрытое воронками, на котором виднелись лишь остатки стволов когда-то гордых деревьев-великанов. Из захваченного нами дневника советского командира полка мы узнали позже, какое воздействие оказывал этот огонь. Из него мы узнали также, с какой суровостью комиссары принуждали советские войска в котле к продолжению сопротивления... Если задача по восстановлению положения на восточном участке фронта 18 армии и была выполнена, то все же дивизии нашей армии понесли значительные потери. Вместе с тем была израсходована значительная часть боеприпасов, предназначавшихся для наступления на Ленинград. Поэтому о скором проведении наступления не могло быть и речи. Между тем Гитлер все еще не хотел расстаться с намерением овладеть Ленинградом. Правда, он готов был ограничить задачи наступления что, естественно, не привело бы к окончательной ликвидации этого фронта, а к этой ликвидации в конце концов все сводилось.

Журнал боевых действий группы армий «Север», 15.00 11.9.41 г.:

«Поступило распоряжение от Главного командования сухопутных сил от 10 сентября о продолжении операций. Растущие успехи ударных соединений группы армий «Центр» и «Юг» на Днепре и Десне, а также группы армий «Север» против Ленинграда создали основу для решающих операций против группировки войск под командованием Тимошенко на московском направлении. Задача для группы армий «Север» заключается в следующем:

– она продолжает в соответствии с ранее отданными распоряжениями наступление с целью более тесного окружения Ленинграда;

– наносит удар по остаткам войск противника южнее Ладожского озера;

– входит в соприкосновение с финнами западнее Ладожского озера. Соединения с ними восточнее Ладожского озера следует искать, только когда высвободятся соответствующие силы и будет обеспечено уничтожение противника под Ленинградом;

– Кронштадтскую бухту следует во взаимодействии с ВМС и финнами изолировать артиллерийскими обстрелами таким образом, чтобы был затруднен выход сил противника в Балтийское море через проложенные с помощью ВМС минные поля».

Дневник Лееба – Четверг, 11 сентября 1941 г.

Оценка обстановки командующим группой армий «Север»: ...По-прежнему сохраняется чрезвычайно острая нехватка времени, так как Главное командование сухопутных войск требует передать ему с 15 сентября семь маневренных (танковые и моторизованные дивизии. – Ю.Л.) соединений. Если не удастся своевременно овладеть Красногвардейском (Гатчина) и тем самым выдвинуть вперед 50-й армейский корпус с его двумя дивизиями, то к тому времени совсем не будет сил, чтобы заменить хорошо продвинувшийся 41-й танковый корпус пехотой, возможно, частями 58-й пехотной дивизии, которых для этого будет совершенно недостаточно. Тогда не останется ничего другого, как отвести назад 4-ю танковую группу, заменив ее пехотой. А это равносильно проигранному сражению.

Среда, 17 сентября 1941 г.

…Сам Ленинград должен быть переполнен беженцами из Красногвардейска, Красного Села и Колпино. Хлебный паек, кажется, уже урезан. Я не исключаю, что мы после перегруппировки, связанной с отводом войск, продолжим быстрое продвижение к Ленинграду.

Как поступать с самим городом: следует ли принимать его капитуляцию, нужно ли его полностью разрушить или же он должен вымереть от голода? Пока на этот счет, к сожалению, нет решения фюрера.

Четверг, 18 сентября 1941 г.

....Аналогичным образом следует и далее продолжать наступление на Ленинград до ближнего рубежа окружения. Ибо, если Ленинград будет изолирован и лишен своей военной мощи, будет сломан хребет сопротивления в северном регионе. Напротив того, выполнение задачи по овладению Кронштадтским районом должно быть прекращено (хотя его захват был бы очень желателен), так как тогда высвободятся значительные силы. Но приходится опасаться, что эти бои примут затяжной характер. Основной упор вначале должен быть сделан на овладении ближним рубежом окружения, чтобы создать основу для обстрела Ленинграда. В 17.00 у меня был разговор с генерал-полковником фон Кюхлером. Он подчеркивает, что в боях под Ленинградом пехота уже очень измотана. Командир 28-го корпуса заявляет, что он не в состоянии продолжать наступление. Более оптимистичен командир 50-го корпуса (генерал Линдеманн. – Ю.Л.). Генерал-полковник фон Кюхлер также придерживается мнения, что окружение Ленинграда нужно сделать более плотным. Он жалуется на большой урон от огня тяжелой артиллерии русских боевых кораблей, которые ежедневно выводят из строя около сотни солдат. Из-за этого резко сокращается численность боевого состава.

Во время визита в группу армий «Север» генерал-фельдмаршала Кейтеля (с 11.30 до 14.00) обсуждался следующий вопрос: финны, скорее всего, пойдут вперед только в том случае, если мы перейдем в наступление, переправившись через Неву. Что должно произойти с Ленинградом в случае его сдачи? Право решения фюрер оставляет за собой. Это станет известно лишь после того, как мы в него войдем...

Обсуждался вопрос: окружение Ленинграда и его безоговорочная капитуляция.

Для отражения попыток прорыва генерал-полковник Гальдер рекомендует оборудовать рубеж окружения всеми средствами, то есть минами и средствами заграждения. Со всей определенностью следует ожидать, что противником будут предприняты самые ожесточенные попытки вырваться из окружения.
Капитуляцию Ленинграда без согласования с главнокомандующим сухопутными войсками ни в коем случае не принимать.

Окончание воспоминаний Лебедя

Последний рубеж, на котором задержался наш полк и наша дивизия, был город Пушкин и в частности Александровский парк и Александровский дворец. Парк и дворец оборонялись остатками нашего полка с 14-го по 17-е сентября 1941 года и только после того, когда город Пушкин был почти полностью занят немцами, а наши штабы и тылы отошли в расположение городской черты и району Шушары, когда прекратилась доставка нам боеприпасов и продовольствия и не было возможности эвакуировать раненых, нам пришлось покинуть парк и дворец, пробиваясь в направлении к Шушарам через кольцо немецких войск, блокировавших нас.

Вот и закончилась эта грустная повесть. Можно было бы поставить точку... если бы не еще одна глава – глава о том, как я искал хоть какие-то следы отца, хоть кого-то кто его видел или знал, кто-то кто быть может, видел как он умирал... и может быть... уж совсем несбыточное... найти место, где можно положить букетик красных гвоздик… Для написания этой главы я вновь должен вернуться в 1941 год.

Мать писала письма отцу в сентябре и октябре, в ноябре и декабре. Иногда они возвращались, большей частью – нет. Один из конвертов таких вернувшихся писем у меня сохранился.

Я хочу обратить Ваше внимание на почтовые штампы письма, хотя это и не относится к теме повести. Письмо ушло от мамы 12.10.41., просмотрено военной цензурой в каком-то штабе 16.10.41., отправлено обратно из штаба-09.12.41., пришло обратно в Ленинград на главпочтамт – 10.12.41., пришло в отделение связи (Петроградского района) –11.12.41. и где-то в этих числах вручено маме. А ведь это самые страшные дни блокады – норма хлеба – 125 грамм на человека в день, все лестницы залиты нечистотами т. к канализация не работает, а сил вынести помойное ведро на улицу ни у кого уже нет. А ведь тогда не было почтовых ящиков внизу на лестничных площадках, только на дверях самих жителей. И почту все-таки принесли маме....

Я не помню, чтобы когда-то во время войны возникал вопрос «что с папой?» Всем было понятно, что он погиб и единственное, что интересовало маму – это получение какого-то официального документа об этом, чтобы можно было отдать эту справку в т. наз. СОБЕС (районный отдел социального обеспечения) и получить пенсию на детей за погибшего отца – триста руб. (цены 1945 г) в месяц до достижения ребенком возраста 16 лет. Этот документ она получила только в 1944 году после многочисленных жалоб в Москву.

Вернувшись в Ленинград в 1945 г она получила несколько тысяч руб. (в ценах 1945 г.) – его невыплаченную ей зарплату. Там же ей подтвердили (в разговорах неофициальных), что ополченцы погибли в боях за Гатчину. С сознанием, что папа погиб под Гатчиной я и рос. Так же отвечал на все вопросы и писал во всех анкетах. Никогда у меня не возникало мысли поехать под Гатчину и походить по тем местам. Я рос тихим, хлипким, еврейским ребенком, главной мыслью которого являлось не расстраивать маму, которая и так надрывается как вол, таща на себе двух детей. Я с ужасом смотрел на Кольку-шпана, (моего соученика в 8 или 9 классе), который как-то заявился в школу с блестящим «Вальтером» в кармане и хвастался что нашел его где-то в окопах. Я немало наслушался и видел ребят подорвавшихся на минах и слова «пригороды Ленинграда» внушали мне ужас, особенно после того, как маме захотелось посмотреть что осталось от Петергофа (это было в 1945 или 1946 году) и она взяла меня с собой. В памяти осталось: узкая тропочка между двух веревок, белые бумажные плакаты, треплющиеся на ветру с черепами и костями и надписью «мины» почти через каждые пять метров, закопченное, страшное здание дворца (за дворец, на сторону фонтанов, людей не пускали), какие-то молчаливые, почти равнодушные люди кругом, инвалиды, распевающие пьяные песни в вагоне электрички.

Не было у меня никакого позыва узнать больше – во многом, потому что над всеми висело: «не положено, не суйся не в свое дело, мудрый Сталин за тебя думает».

Потом учеба в институте и только одна мысль – скорей кончить и слезть с шеи матери, затем женитьба, дочка, нет денег... джентльменский набор советского гражданина пятидесятых годов. От безденежья и бесперспективности просиживания штанов в проектном институте (что раньше геморрой или прибавка 30-40 руб. к жалованию инженера [100 руб. – уже Хрущевские деньги]) поехал в Якутию на строительство гидроэлектростанции откуда вернулся только в 1969 г. И это уже была другая страна. Пронеслись не только несколько десятилетий, пронеслось несколько эр. Оттаяли от Сталинских ужасов, поняли Хрущевский «субъективизм», почувствовали загнивание Брежневского «застоя».

Для меня лично перелом произошел, когда слушал цикл передач С.С. Смирнова «В поисках героев Брестской крепости». Впервые появились вопросы – что было под Гатчиной? Как воевали ополченцы? Что это вообще такое – ополчение? Почему от этого отдает пиками и саблями?

Стал покупать книжки (благо о деньгах мог уже не думать), сначала «Мемуары» прославленных полководцев, среди их причесанных мыслей и причесанных под литературу страниц попадались интересные факты. Стал копать в них (напомню – об интернете тогда не только не мечтали, не писали даже в фантастических романах). Когда в 1968 году вернулся в Ленинград, застал уже сформированное «движение поисковиков». Не помню, были ли уже тогда «черные» и «красные» копатели, но публикации уже стали появляться. Как ищейка пошел по следам, которые привели в «Архив Ленинградского областного комитета Коммунистической партии СССР». (Я уже стал ее членом). Помню свой трепет, когда милиционер похлопал меня по карманам, предупредил еще раз, что ничего записывать нельзя, тем более выносить хотя бы лист чистой бумаги и старенькая женщина-архивариус положила на мой стол несколько папок с заголовками, не помню точно, что-то о «Ленинградская партийная организация в борьбе с гитлеровскими захватчиками» перелистав их и убедившись, что кроме протоколов каких-то парт. заседаний нет там ничего для меня, я рассказал женщине-архивариусу свою историю и показал письма отца. Она ушла ни слова не говоря и я уже думал, что она не вернется и эту веточку придется обрубить. Но она вернулась с несколькими тощими папками, сказала: «Учтите – это только для служебного пользования» и в моих руках оказались «Документы фонда ЛАНО-Ленинградской Армии Народного Ополчения. Это были «Политдонесения за период формирования дивизий народного ополчения». Зная название отцовской дивизии (спасибо тем маленьким листкам отца) не представило труда найти их документы. Время посещения архива подходило к концу, я судорожно листал папки, стараясь запомнить хоть что-нибудь, и уже сразу понял, что документы кончаются датой выхода на фронт. С большими трудностями мне разрешили придти в архив на следующий день, так как полученное мною письмо-просьба поработать в архиве от моей парторганизации действовало только на дату получения (на один день). Не забудьте – это хоть и были 1960 годы, но дух Сталина еще крепко стоял в коридорах Смольного, где был расположен архив. Я прочел все, что там было, стараясь зазубрить некоторые сведения. До сих пор помню, хотя прошло уже больше полувека, политдонесение о проведении собрания на тему «антисемитизм как пособничество фашистскому врагу», результаты выполнения стрелкового упражнения – отлично – нет, хорошо – однозначная цифра, плохо – подавляющее большинство, мизерные цифры пушек на вооружении артиллерийского полка дивизии, общее впечатление бардака и отсутствия военного профессионализма. Папки были тощими и я кончил их просматривать к полудню. Когда встал отдать их обратно, женщина подошла ко мне и не говоря ни слова положила передо мной еще одну папку, такую же тощую как и другие. На ней была надпись «секретно» и заголовок «Воспоминания очевидцев». Это были воспоминания часть из которых приводится в этой книге (есть в Интернете): «Воспоминания. В. ЛЕВЫКИН, бывший комиссар 3-го стрелкового (Балтийского) полка, К.Н. МИХАЙЛОВА, боец народного ополчения «У ПОЛЕВОЙ КУХНИ» и Стенограмма сообщения тов. Лебедь Анатолия Назаровича – заместителя директора по кадрам завода № 189 им. Орджоникидзе (Балтийский).

Что уж нашли секретного в этих материалах наши «партайгеноссе» – одному Марксу с Лениным известно.

Окрыленный первым успехом я ринулся на бывший отцовский завод. Как водится меня встретила «Проходная» со стражником с пистолетом на боку(это был довольно добродушный дядька и я не уверен, не были ли у него в кобуре натолканные тряпки). Когда я объяснил цель своего появления он позвонил и я услышал, как он сказал кому-то: «Он батьку своего ищет». Вышел человек лет 45-50, сказал, что он председатель Совета ветеранов завода. Мне запомнилось, что выражение его лица показалось мне странным, и только когда я ушел, я сформулировал для себя, в чем странность – выражение лица его было виноватым. Он рассказал мне сколько у него на заводе ветеранов и сказал, что ему неизвестно ни одного бывшего солдата который начал войну раньше 1943 года, но он мне сообщит если, что-нибудь узнает. Подходило празднование дня Победы-9 мая (кажется, это был 1970 год). Я решил побродить по пивным (в то время они назывались «шалманами») Васильевского острова, может там встречу кого-нибудь из ополченцев. Помню только горечь обиды от этого «вояжа». Обрубки людей на грубо сбитых дощатых площадках на шарикоподшипниках, орание «Артиллеристы, Сталин дал приказ», водка пополам с пивом, злое – «не там ищешь, жид, поезжай в Ташкент».

Дал себе слово - на следующее 9 мая, я буду в Гатчине. И так было.

На одной из центральных улиц Гатчины есть бетонный куб, на котором высечено название частей оборонявших Гатчину в 1941 году и освобождавших ее в 1944. Там проходит митинг в честь дня Победы. Нашел надпись – 2-я Гвардейская дивизия Народного Ополчения. Развернул заранее приготовленный плакат с надписью – «Кто знает о его судьбе?» с фото отца, с названием части. Стоял до конца митинга, люди подходили, смотрели, некоторые качали головами, никто не сказал ни слова.

На следующий год – то же самое. Кажется в 1972 или 1973 году кто-то подошел ко мне и рассказал, что в районе деревни Пижма есть памятник ополченцам, который поставил Балтийский завод своим погибшим товарищам-солдатам.

На следующее 9 мая я с утра уже был там. В отличие от среднего советского гражданина я был мобильным, т. к. привез из Якутии, заработанный многолетним стоянием в очереди, новенький «Москвич-408». Вот что я там увидел: Бетонная стела-памятник ополченцам, несколько могильных плит с именами, плита заваленная цветами с надписью неизвестному ополченцу, горстка женщин повязанных черными платочками, стакан водки прикрытый куском черного хлеба, неплачущие глаза, визгливые безрадостные пьяные песни, горе, потерявшее свою остроту, стертое тяжестью жизни.

История такая: у деревни ПИЖМА (несколько км к югу от Гатчины) при производстве каких-то работ нашли останки солдат (несколько десятков), у некоторых установили фамилии и часть где служили 3 полк 2 Гв. дивизии народного ополчения.

Это был полк Балтийского завода он и поставил им памятник и каждое 9 мая проводил там траурно-праздничный митинг

 

На последней фотографии – остатки противотанкового рва, как они выглядели, когда я это фотографировал (год 1970-72). Ров проходил по въезду в деревню. Прямо на въезде во время фотографии был мостик через ров. Черная линия – это уровень воды во рву. Как ни странно, сохранились остатки крепления рва (тогда).

С тех пор и до самого отъезда в Израиль я там проводил 9 мая, держа в руках плакат с фото отца. (Как назло, несколько раз начало мая было не весенним, шла мелкая снежная крупа и тут же таяла. Поэтому фото отца в таком плачевном виде.) И только раз кто-то подошел ко мне и дав адрес рабочего Балтийского завода, сказал – «он был ранен где-то здесь» Кажется (ведь прошло столько лет) фамилия рабочего была Александров. Я шел на встречу с ним, как «положено», положив в портфель бутылку водки и сверток с колбасой. Уже не помню, где Александров жил. Встретил меня худой, болезненного вида, высокий человек. Сразу отвел мою руку с водкой, сказал, что ему нельзя. Поговорили. Оказалось, что он действительно воевал под Пижмой, был ранен в последних числах августа, отца он не знал, фотографию не вспомнил. Я спросил его: почему не видел его ни разу на митингах Балтийского завода и он сказал:

«Когда открывали памятник, привезли нас всех на автобусах, оркестры, пионеры, на трибуне какие-то шляпы, а я как из автобуса вышел, такое на меня накатило! (его подлинное слово), заплакал я и вернулся в автобус... больше ни разу не ездил... ты не представляешь, какой ад здесь был! С этим мы и расстались.

От старика – жителя ПИЖМЫ который ребенком оставался там, когда немцы захватили Гатчину, я слышал такой рассказ: рядом с деревней проходил противотанковый ров.

Старик рассказал, как в сентябре 1941 он видел, как за этот ров велись бои: немцы захватывали ров небольшими силами, затем отходили. Наши большими силами шли в атаку и гибли перед рвом от немецких артиллерии и пулеметов. Так продолжалось несколько дней пока немцы не захватили Гатчину. Ров и поле перед рвом были усеяны трупами, старик говорил, что невозможно было дышать. Затем немцы согнали население нескольких деревень и заставили собрать и похоронить трупы во рву. Старик говорил, что работали баграми, так как трупы были разложившимися на жаре.

Так сколько миллионов потерял Советский Союз в войне с Гитлеровской Германией? 27 миллионов или только 15?

Историки продолжают спорить. Маятник истории «кто виноват» уже качнулся – оказывается не Сталин, а его генералы и приближенные, а ОН «Во всем прав». О «системе» стыдливо замолчали – не укладывается в качества «великого и неповторимого» идущего своим путем русского народа. А тем временем на сайте «забытый полк» сменяются поколения ищущих, кто могилы, кто просто «знать кто был дед или прадед», а кто ищет ответа на два традиционных русских вопроса: кто виноват и что делать? Нет у меня желания вмешиваться во «внутренние дела не моего народа», «батюшка» Солженицын указал мне мое место. Вот только не дает мне покоя одна мысль: может природа сделала так, что на генетическом уровне чем больше численность народа, тем дешевле «стоимость» одного индивида?

Выписки из объявлений на сайте «Забытый полк»

Межерицкий – читая маршала Жукова

Но в России и до революции пушечное мясо было дёшево. Мысль, что воюют не числом, а умением, экзотична и, можно сказать, иностранна для русских военачальников. Привычный подход ништо, людишек много... Не было в Великой Отечественной войне ни одной успешной операции фронтового масштаба, в которой не создано было навальное превосходство в живой силе и технике. Так было под Москвой и Сталинградом, так было на Курской дуге, где лишь глубоко эшелонированная оборона помогла устоять против таранного удара вермахта, а обилие резервов сломило его упорство... Успешный командир Красной Армии безжалостный командир. И не только на уровне комфронта. Исключения были редки. Командиры военной выучки, щадившие людей, большей частью вышли из запаса. Образование, как бы то ни было, не лишне для основ гуманизма, отличных от основ ленинизма.

Немецкие генералы отмечают слабость командования Красной Армии, наипаче в среднем звене. (Вспомним 40 тысяч репрессированных командиров РККА...) Подавляющее большинство командиров среднего звена, от полка до армии включительно, не блистали ни выучкой, ни опытом и людей своих бросали напролом.

Не могу не прервать текст Межерицкого что бы не привести один, почти анекдотический, приказ одного из ГЕНЕРАЛОВ Советской армии (это отрывок из книги Гагарин «Мясной Бор»")... Положение усложнялось тем, что вел войска 2-й Ударной армии в наступление бывший заместитель наркома внутренних дел, генерал Г.Г.Соколов, (до назначения на эту должность небезызвестного Власова) изучавший суворовскую науку побеждать на допросах на Лубянке. Генерал-лейтенант Соколов был раньше заместителем наркома внутренних дел, и Шашков знал его до войны. Человеком тот был энергичным, чекистское дело знал, идеи и предложения сыпались из него как из рога изобилия, но что касается военного дела, то здесь генерал остался на уровне командира эскадрона, которым он командовал в гражданскую войну. Соколов не понимал, не в состоянии был постичь современные методы ведения войны; оперативные задачи, стоящие перед армией, были для него тайной за семью печатями. Но твердо верил, что в решительную минуту возникнет перед войском на белом коне и поведет армию в атаку. Суворов и Чапаев – с них брал пример генерал Соколов и считал, что достаточно подражать этим полководцам, и дело пойдет.

Невероятно, но, приняв 2-ю Ударную армию, Г.Г. Соколов отдал такой вот, словно бы из злой сатиры списанный, «суворовский» приказ:

«1. Хождение, как ползанье мух осенью, отменяю и приказываю впредь в армии ходить так: военный шаг аршин, им и ходить. Ускоренный полтора, так и нажимать.

2. С едой не ладен порядок. Среди боя обедают и марш прерывают на завтрак. На войне порядок такой: завтрак — затемно, перед рассветом, а обед — затемно, вечером. Днем удастся хлеба или сухарь с чаем пожевать хорошо, а нет и на том спасибо, благо день не особенно длинен.

3. Запомнить всем и начальникам, и рядовым, и старым, и молодым, что днем колоннами больше роты ходить нельзя, а вообще на войне для похода ночь, вот тогда и маршируй.

4. Холода не бояться, бабами рязанскими не обряжаться, быть молодцом и морозу не поддаваться. Уши и руки растирай снегом». (Приказ № 11 от 19 ноября 1941 года)».

В результате, под командованием этого генерала, словно бы сошедшего со страниц книг М.Е. Салтыкова-Щедрина, даже и переход до линии фронта дался 2-й Ударной армии нечеловеческими усилиями. «Шли только ночью, днем укрывались в лесу. Путь был нелегким. Чтобы пробить дорогу в глубоком снегу, приходилось колонны строить по пятнадцать человек в ряду.

Первые ряды шли, утаптывая снег, местами доходивший до пояса. Через десять минут направляющий ряд отходил в сторону и пристраивался в хвосте колонны. Трудность движения усугублялась еще и тем, что на пути встречались не замерзшие болотистые места и речушки с наледью на поверхности. Обувь промокала и промерзала. Подсушить ее было нельзя, так как костры на стоянках разводить не разрешалось. Выбивались из сил обозные кони. Кончилось горючее, и машины остановились. Запасы боеприпасов, снаряжения, продовольствия пришлось нести на себе».

Вот этим солдатам, смертельно уставшим уже по пути к фронту, и предстояло, согласно директиве Ставки, «прорвать... укрепленные позиции, разгромить... живую силу, преследовать неотступно остатки разбитых частей, окружить и пленить их...»...

Продолжение текста Межирицкого

...Немцы отмечают, что прямолинейность и навальность цепных, ряд за рядом, атак характерных для Красной Армии, свидетельствовала не об уверенности в успехе, а о страхе командиров быть обвинёнными в пассивности. Эфир пестрел командными радио- и телефонограммами с угрозами, в серьёзности которых не было сомнений. СМЕРШ до конца войны не оставался без работы.

Лёгкое отношение к потерям традиционно для русской армии. Это на Западе армия была наемной, профессиональной и дорогостоящей. За потери приходилось расплачиваться содержанием семей, за увечья пенсиями, и капитуляция не считалась таким уж позором. Перехитрил нас противник, переиграл, не платить же за свою ошибку кровью ни в чём не повинных солдат... (А слово «солдат» нерусское слово, оно от итальянского «сольдо», что значит гони монету!) Посмотрите полотно Веласкеса «Сдача Бреды». Побеждённый удручён, но победитель мил и галантен. Это потом настали революционные времена, а энтузиазм масс красной нефтью отапливал войну, по хлёсткому выражению Цезаря Куникова, да и войны пошли насмерть, поскольку какие компромиссы, если война не продолжение политики другими средствами, а способ искоренения инакомыслящих...

***

Далеко от заболоченных прибалтийских низменностей, в местах где дети не знают что такое снег и не умеют лепить снежные бабы, лежит город, которому история отмерила на своей линейке (до сих пор) только сто лет с небольшим. Он населен жителями государства которое еще моложе – всего лишь 60 лет они празднуют его основание, несмотря на то, что говорят на языке на несколько тысяч лет старше английского или русского. Нет в этом городе ампира колонн дворцов королей или царей, на гербе города какая-то странная надпись – нашли воду – подумаешь вода, ведь не золото и не алмазы и даже не руда или уголь, тем более не нефть. И не менее пятидесяти дней в году застилает там солнце мелкая песчаная пыль, которая приносится из соседнего Египта и красит солнце в багровый кровавый цвет. Нет там дворцов, но как и подобает городу, есть там кладбище. На нем есть скромная могильная плита, под которой лежит прах моей мамы. На мраморе плиты – алюминиевая табличка на которой выгравированы слова на древнем, недавно чудесным образом ожившем языке под названием: иврит.

Там написано в переводе на русский:

В память об отце Казачин Лейб-Арье

сын Танефа и Бейлы

Родился в 1904 году в Рогачеве убит на фронте сентябрь 1941

в окрестностях Ленинграда место могилы неизвестно

Будь благословенна его память

Папа, прости. Я не мог сделать больше. Твой сын Толик.

 


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 2242




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer6/Kazachin1.php - to PDF file

Комментарии:

Алексей
Ленингр&, Россия - at 2015-06-25 13:50:40 EDT
Спасибо.
Lobster10@yandex.ru
Ecли захотите-напишите.
У меня есть вопросы
С уважением

Марк Фукс
Израиль - at 2011-06-10 21:07:25 EDT
Дорогой Анатолий!
Вы проделали огромную по объему и важную по значению работу.
Главное - Вы пронесли свозь жизнь и донесли до нас воспоминания об отце, и о его поколении.
Для меня представляет ценность именно та часть Вашей работы, которая касается непосредственно Ваших близких. Обратили ли Вы внимание на почерк Вашего отца в письме к Вам. По написанию букв чуствуется то, что первоначально автор письма учился писать на иврите или идиш.
Если Вы хотите поглубже погрузиться в образы и мир детства Вашего отца, советую обратиться к творчеству Анатолия Каплана.
С уважением,
М.Ф.