©"Заметки по еврейской истории"
июнь  2011 года

Марк Фукс

Краткий репортаж

о четырехдневном отдыхе на Крайнем Израильском Севере с фотографиями, воспоминаниями, отступлениями от темы и комментариями

Интродукция

В Израиле любят и умеют поесть.

И выпить тоже.

И самое главное: есть что поесть и есть что выпить.

Но так было не всегда.

Старожилы рассказывают, что еще, каких-нибудь тридцать-сорок лет тому, действовала жесткая система распределения продуктов со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Огромных усилий стоило нашему народу достижение того положения, которое описано в третьей строке настоящего рассказа.

Об израильском сельском хозяйстве сказано достаточно много лестных слов, в тени, однако, остается израильская пищевая индустрия.

А между тем, именно она сумела в условиях торгово-экономической блокады недавнего прошлого, объединив усилия с мошавниками и кибуцниками насытить израильский рынок разнообразными продуктами питания самого высокого качества, вызывающими у израильтян чувство заслуженной гордости и, как говорили на доисторической родине, – глубокого удовлетворения. И это правда.

Израильтянам приходится нелегко, ведь помимо всех необходимых и обязательных требований стандартов и условий современного производства продуктов питания, бескомпромиссной конкуренции на мировом рынке, им необходимо строго и неукоснительно соблюдать еще один главный стандарт: кашрут. Рынок кошерных продуктов питания постоянно растет, к нему обращаются за рубежами Израиля все больше и больше покупателей, для которых потребление продуктов с надписью כשר кашер является едва ли не единственной связью с еврейским миром.

Тот, кто полагает, что настоящий рассказ ставит своей целью популяризацию кошерных продуктов питания и рекламу израильских пищевиков ошибается.

Израильские продукты питания в рекламе не нуждаются.

Вынужден разочаровать.

На пасхальные дни предприятия пищевой индустрии Израиля останавливают свою работу, тщательно очищают все уголки от всего квасного хамца, и отдают себя на все время каникул в руки ремонтных и сервисных служб.

Это, пожалуй, единственные дни, когда нам, службе эксплуатации, можно спокойно, в плановом порядке, не спеша, но, поторапливаясь, осуществить реконструкцию, модернизацию, ремонт, да и просто провести детальные и основательные осмотры техники.

В то время, когда работники основного производства отдыхают, наслаждаются наступившей весной и устраивают пикники в многочисленных местах отдыха на природе, позволяют себе беззаботную трату денег в роскошных торговых центрах, вылетают на несколько дней в Европу, выходят на круизных лайнерах в море, наш рабочий день удлиняется ровно настолько, насколько позволяет закон и здравый смысл.

Сразу, после окончания праздника, ночью, инспектора кашрута производят проверку и приемку производства, разрешают его запуск с тем, чтобы к утру на полки магазинов легли товары, произведенные после Песаха.

Чувства и чаяния, соблюдающих традицию – святое дело. Для них крайне важно и непременным условием потребления является то, что и как мы делаем, соблюдая требования кашрута.

Доверие потребителя нужно уважать, ценить и мéста для послаблений или компромиссов здесь нет.

Спустя недельку после послепасхального запуска завода, когда все закрутилось и заработало, можно немного расслабиться и уйти на отдых, в отпуск.

Так я и поступаю уже много лет.

Как правило, мы с друзьями вот уже много лет подряд садимся в самолет, затем пересаживаемся в машину и через пару часов оказываемся в Радопских горах, в Болгарии, где окруженные ароматом хвои и цветущей сирени, погружаясь в воды минеральных бассейнов, предаемся полному расслаблению и отдыху.

В этом году не сложилось, и вот, мы, в традиционном для нас составе, решили провести отдых недалеко от дома, у подножия Хермона.

Вот об этом, собственно, и идет речь.

Задумано на автомобилях доехать до друзской деревни Маджэль-Шамс, по пути делая остановки и посещая интересные места, в Маджэль-Шамс остановиться в отеле «Наркис» и оттуда совершать выезды по живописной округе, обозначенной на карте как «Катеф а-Хермон» – «Плечо Хермона».

Для тех, кто еще не знает: гора Хермон – самая высокая точка Израиля (около 2 200 метров). Так и поступили.

Туда

Несколько слов о наших старинных друзьях и неизменных спутниках.

В начале семидесятых я сменил место жительства и переехал с Буковины в Ташкент. Я был совсем молод и переживал то золотое время, когда легко и естественно заводятся друзья – товарищи. Многомиллионный город встретил меня теплотой и участием. Волей случая, а может вовсе и не случая, я стал работать в одной из самых уважаемых в Ташкенте машиностроительных фирм и быстро обзавелся там друзьями. Борис был одним из них. Так познакомившись в семидесятые годы, мы вместе и идем по жизни. Борис – человек очень интересный. И дело не в том, что он прекрасный инженер-конструктор и исследователь, доктор технических наук, таким в нашей организации удивить было трудно.

В Борисе интересно все: и интереснейшая история родни, включающая династию белорусско-литовских раввинов и врачей с одной стороны и старинная родословная горских евреев из Дербента с другой стороны.

Отец Бориса, автор ВУЗовских учебников и педагог, профессор, один из основателей хлопкоочистительной индустрии Узбекистана, а мать – известный в свое время педагог музыкант-теоретик, музыковед, правда, успевший в начале своего жизненного пути закончить энергофак политехнического.

В совсем еще юном возрасте Борис обнаружил у себя склонности и к технике и к музыке, и так и не придя к компромиссу, продолжает всю жизнь совмещать машиностроение с джазом. Характер у него, как и у множества других талантливых и интересных людей нелегкий, но это свойство уравновешивается самым гармоничным образом его женой Нелей.

Более чем за двадцать израильских лет Борис успел поработать в Хайфском Технионе, затем в инновационных компаниях-теплицах и на предприятиях точной механики.

Если Вам придется посетить сайт истории джаза в Узбекистане http://www.jazz.uz/history_jazz/42, то среди имен первых джазменов Ташкента вы найдете имя нашего Бориса.

Как говорит Борис, в решении задач механики у него джазовый подход и это очень помогает.

Долгое время мы с семьей Бориса жили по соседству, но шесть лет тому его потянуло на Юг, и он поселился в Ор-Акиве.

Теперь мы встречаемся реже, главным образом во время отдыха.

Итак, два автомобиля выезжают из Ор-Акивы и Кирьят-Хаима и должны встретиться в районе заповедника Хула в условленное время и условном месте.

Мы выезжаем из Крайот, поворачиваем на Восток, оставляем позади Кармиэль и выходим на шоссе, ведущее строго на Север «Галилейского пальца», в направлении Кирьят-Шмона – Метула.

В свое время еврейские пионеры халуцим, возвращаясь на землю предков, избрали этот район Эрец-Исраэль, лежащий севернее Кинерета как одно из приоритетных мест своей деятельности.

Первая остановка в Хацор а-Глилит (Хацор Галилейский). Здесь и происходит запланированная встреча.

Теперь, уже на двух машинах мы направляемся в Эмек Хула (долина Хула).

Протяженность долины свыше пятнадцати километров. А ширина около двенадцати. Это бассейн реки Иордан, впадающей в Кинерет. Три ручья Дан, Снир и Баниас несут свои воды на Юг, встречаются здесь и образуют легендарную реку.

Долина Хула. На горизонте хребет Нафтали

Базальтовые породы не способствуют поглощению воды во время стремительного весеннего таяния снегов в горах, окружающих Хулу, это, да еще характерный рельеф местности ведет к застою воды и заболачиванию.

Долина Хула. Кувшинки

Вся долина была когда-то непроходимым болотом, осушением которого в конце девятнадцатого – начале двадцатого столетия и занялись евреи-пионеры. К середине прошлого века задача осушения и мелиорации земель долины Хула была решена.

Учитывая то обстоятельство, что долина является важнейшей точкой по пути миграции птиц, был организован заповедник Хула, занимающий сегодня площадь более шестидесяти тысяч дунам, причем около трех с половиной тысяч дунам занимают водные поверхности: озеро и протоки.

Весенняя миграция птиц к нашему приезду уже закончилась, и мы довольствовались прогулкой сквозь заросли папируса, наблюдением за многочисленными обитателями озера, среди которых поражают, прежде всего, стаи сомов.

Долина Хула. Сомы

Заповедник оборудован смотровыми площадками, всевозможными деревянными мостиками, переходами и башнями наблюдения.

           

Долина Хула. Сквозь заросли папируса. Интересно, что среди спонсоров заповедника значится и немецкая «Люфтганза»

Долина окружена горами с трех сторон: на Востоке – Голанские высоты, на Западе – горы Нафтали, а с Севера – Ливанские горы. Только южная часть спадает вниз, к Кинерету.

Долина Хула. На горизонте Голаны

Знаменитый рефрен израильских экскурсоводов, раздающийся от Хермона на Севере и до Эйлата на Юге: «Сирийско-африканский разлом» здесь начинаешь ощущать физически.

Среди пионеров освоения «Галилейского Пальца», именно так называется территория, простирающаяся от Хацора Галилейского через Кирьят-Шмона до Метуллы было много славных имен.

В западной части «пальца» находится знаменитый Телль-Хай – место героического боя и гибели Иосифа Трумпельдора и его товарищей.

Но путь наш сейчас лежит не туда. Мы направляемся на «Ферму Дубровина».

 

Усадьба Дубровина. Въезд. Вход во двор

Андрей (Йоав) Дубровин – русский, астраханский мужик, принявший иудаизм, в конце девятнадцатого века совершил алию.

На Святую землю он приехал с семьей, отказавшись от положенного в таких случаях подарка в виде надела земли, он не верил в то, что полученное даром будет служить и плодоносить.

Он привез с собой все: накопленные деньги, сельскохозяйственный инвентарь, семена, домашнюю утварь и, разумеется, свиток «Торы».

Здесь, в долине Хула он обосновался в 1884 году, построил прекрасную фермерскую усадьбу, вырыл глубокий колодец, снабдив его надежной механизацией подъема и распределения воды, и теперь, в наши дни, поражающей своим устройством и надежностью.

 

Усадьба Дубровина. Колодец, наземная часть. Цепь с черпаками для подъема воды

Вместе со своими сыновьями он основал образцовое хозяйство. Достаточно сказать, что племенной скот Дубровина постоянно занимал первые места на сельскохозяйственных выставках Галилеи.

Усадьба Дубровина. Жилые постройки. Хозяйственный двор. Инвентарь

Йоав Дубровин не был заражен левыми идеями, твердо знал свое дело и если случались набеги кочевников, давал им отпор. Впрочем, говорят, они старались обходить его усадьбу стороной, на всякий случай.

Усадьба Дубровина. Двор

Пионеры Хулы страдали от малярии не меньше, чем от набегов недоброжелателей. Тяжелая болезнь унесла жизни обеих сыновей Дубровина. Но, он теперь, уже, девяносто пятилетний старик был тверд в своих убеждениях и на вопрос о том жалеет ли он о совершенном гиуре, отвечал, что рад тому, что внуки будут читать «Тору» на иврите и алию совершил он не в погоне за благами, но из-за любви к Всевышнему.

В свое время хозяйство Дубровина было выкуплено государством, и послужило основой для организации музея-усадьбы.

Вход свободный.

Заходи, гуляй, смотри, спрашивай, удивляйся.

Усадьба Дубровина. Смоковница

Часть построек фермы отведена под ресторан. Все чисто, вкусно и кашерно. Не очень дорого.

Усадьба Дубровина. Ресторан

Предупреждение: предусмотрена возможность заказа полуторных порций, которых вполне хватает на двоих.

Делаем очередные фото, Рассаживаемся по машинам. Покидаем заповедник.

Теперь нам надо следовать на северо-восток, к Хермону, к месту нашего пристанища.

Сначала уходим строго на Север, на Кирьят-Шмона, затем поворот на Восток и снова на Север. Дорога на Кирьят-Шмона новая, просторная, прекрасно оборудованная. Ехать – одно удовольствие.

Вокруг цветущие сады, дивные запахи. Дорога украшена флагами, завтра – День Памяти солдат ЦАХАЛа павших в войнах Израиля, сразу за ним последует День независимости.

Позади остаются кибуцы Дафна и Дан. Мы покидаем «Галилейский палец». Начинается подъем и серпантин. Слева остается национальный парк «Баниас». В него мы вернемся завтра, а покамест продолжаем по серпантину вверх и снова вверх.

Выходим на друзскую деревню Масаде. Мы уже на высоте более тысячи метров, конечная точка сегодняшнего путешествия еще выше. Уходим на Север и через четверть часа въезжаем в самый высокогорный населенный пункт Израиля – Маджэль-Шамс.

Там

Я написал самый высокогорный населенный пункт Израиля.

На самом деле здесь, в Маджэль-Шамс – самой большой из трех, расположенных на Голанах у подножия Хермона, (Буката, Масаде, и Мадж эль-Шамс) друзских деревень, действует израильская юрисдикция, однако население сохраняет сирийское гражданство. Положение, конечно, двусмысленное. Согласно достигнутым договоренностям, друзы этого района сохраняют за собой право получения образования в Сирии. Многие из них получили образование в бывшем Советском Союзе, так, что, зайдя в мясную лавку, можно наткнуться на хозяина – выпускника Киевского автодорожного или Ташкентского текстильного институтов.

Несколько слов о названии деревни.

Оно имеет арамейские корни и означает «Солнечная башня». Сравните с ивритским Мигдаль ѓа-Шемеш. Ну, что? Все встало на свои места?!

Маджэль-Шамс. Восход

Сегодняшнее население деревни – только друзы, когда-то ее населяли также и арабы-католики и арабы-алавиты. Турки в свое время в своей колониальной политике успешно использовали религиозные и национальные отличия между всеми тремя группами населения. В результате всех исторических и политических перипетий, и католики и алавиты из Маджэль-Шамс ушли.

Если друзы Галилеи – полноценные граждане Израиля, избираются в парламент, служат в армии, доходят до высот политической и военной иерархии страны, то здешние друзы, будучи внешне приветливыми, доброжелательными, гостеприимными хозяевами остаются вне указанной деятельности, сосредотачивая свои интересы в сельском хозяйстве, развитии туризма, медицине и местной промышленности.

Маджэль-Шамс. За деревней Хермон

Посещая израильские друзские городки и деревни: Далия Эль-Кармель рядом с Хайфой или Ярку в Западной Галилее вы отметите большое количество израильских флагов, государственной символики наряду с традиционной друзской символикой, портретов лидеров страны.

У друзов Голан этого нет. Символика друзской общины, реклама на арабском, иврите и зачастую на русском. Но все, что может быть истолковано и задокументированно, как расположенность к еврейскому государству, симпатии к нему и т. п. отсутствует начисто.

Местами деревенские улицы выходят непосредственно к границе с Сирией. Есть места, где улицы идут вдоль нее.

На восточной окраине деревни – одна из вершин «Гиват цаакот» – «Горка переговоров (перекличек)», место, где разделенные войной друзские семьи, живущие по обе стороны границы, периодически выстраиваются вдоль ограждений и посредством мегафонов обмениваются новостями. Это стало традицией. И хотя современная техника предоставляет им более комфортные виды связи, они зачастую предпочитают именно этот вид общения.

Наша гостиница находится прямо по дороге на Хермон и адрес ее прост: улица Хермон, 1.

Маджэль-Шамс. Наша «ставка» – отель «Наркис»

Местный совет деревни, насчитывающей свыше десяти тысяч жителей, считает развитие туризма в регионе приоритетным делом и всячески способствует этому.

Гостиница новая, построена полтора года тому и позиционирует себя как отель-бутик. Оригинальное здание. Четыре этажа. Двадцать один номер, включая номера «люкс». Все добротно, современно.

Отсюда считанные минуты до Хермона, в непосредственной близости озеро Биркат-Рам, ручьи – истоки Иордана, включая истоки Хермона, легендарный Баниас и крепость Нимрод.

Ставим машины на стоянку перед отелем. Нас ждут. Размещаемся в номерах. С лоджии прекрасный вид на поселение Нимрод, на отроги гор, усыпанные домами и дорогами.

Пьем кофе, заедаем оставшимися в запасе бутербродами, принимаем ванну и выходим погулять по городку-деревне.

Множество кафе, ресторанов, магазинов.

Дорогие автомобили. Приличные многоэтажные дома. Народ одет современно. Девушки совершенно не скованы в общении. На вопросы на иврите звучит вполне приличный иврит.

Маджэль-Шамс. В центре деревни

Гуляя, доходим до центральной площади. Ее украшает скульптурная композиция в лучших традициях социалистического реализма. Где-то я читал, что автор композиции, изображающей героев-друзов борцов с французскими оккупантами, окончил советскую академию изобразительных искусств. Во всяком случае, если отбросить характерные элементы друзской одежды героев скульптурной группы и слегка прищурить глаза, можно представить себя в центре Харькова или Челябинска.

Маджэль-Шамс. Памятник борцам с французскими оккупантами

Начинает вечереть, спешим в номер. Скоро начнется трансляция тожественной церемонии из Иерусалима.

Маджэль-Шамс. Вечереет

Наступает День Памяти.

Включаем телевизор.

В положенное время звучит траурная сирена. Мы, как и положено, встаем смирно. Отмечаем про себя, что сирена звучит не только по телевидению, но и «в живую» в Маджэль-Шамс.

Утром встаю по привычке рано, выхожу на лоджию. Из-за горы встает солнце. Зрелище, потрясающее по своей красоте. Становятся понятными истоки названия деревни. Делаю пару снимков. Готовлю и пью свой утренний кофе, устраиваюсь поудобнее и пытаюсь возобновить чтение книги Мартина Гильберта «Черчилль и евреи», начатое еще недели две тому.

Маджэль-Шамс. Дорога на Нимрод

Завтрак в девять.

Завтраки в израильских отелях традиционно богатые и обильные и не содержат ничего мясного. В нашем отеле ко всему этому прибавляются элементы друзской кухни, великолепные оливки домашней обработки, прекрасный душистый мед, традиционная пита, лабане.

Сегодня у нас по плану заповедник Баниас.

Размещаемся в моей машине. Мой автомобиль маленький снаружи и большой внутри. Вопреки опасениям моего довольно высокого друга Бориса, места ему вполне достаточно.

Начинаем спуск по серпантину.

По этим местам я путешествовал лет шестнадцать-семнадцать тому, и все время хотел вернуться и освежить впечатления.

Вам конечно известно слово «паника». Д.Н. Ушаков определяет его как сильный внезапный страх, внушаемый богом лесов Паном (от греческого panikos), который, как известно, среди прочих дел отвечал также и за моральный и аморальный облик окружающих. Вот влюбленные парочки, обеспокоенные внезапным появлением инспектора Пана среди дикой природы, окружавшей их идиллию, и впадали в панику.

У арабов со звуком «П» есть разногласия, и они его произносят, как «Б». Поэтому греческий Паниас или Кейсария Филиппова – место обитания бога Пана и превратилась в Баниас.

Заповедник Баниас – это огромный парк, спадающий с гор вместе с ручьями Баниас и Хермон.

Посещение Баниаса можно условно поделить на несколько частей.

Прежде всего, это все то, что мы связываем с греческим и римским периодом в истории Баниаса: раскопки, уцелевшие к нашему времени архитектурные детали, пещеры, вырубленные в скалах, храм Зевса.

Далее, я бы отметил, великолепные пейзажи, тенистый парк, обилие воды то текущей свободно и вольно, то внезапно с шумом обрушивающееся с высоты.

                    

Баниас. Исток ручья Хермон    Пещера Пана и ниша, где была установлена его скульптура 

                         

Баниас. Раскопки. Элементы греческой архитектуры

В трех с половиной километрах от парка, когда величина перепада высот приближается к двумстам метрам, находится еще один интересный объект – водопад Баниас. Далее Баниас сливается с Данном и вместе, как мы уже отмечали, образуют Иордан.

  

Баниас. Многочисленные группы туристов. Баниас второй по популярности в Израиле, объект, после Масады

Ну и третья, рекомендованная часть – расположенный там же ресторан ливанской кухни.

Нас интересовал еврейский след в Баниасе. И эта часть истории оказалось интересной и объемной.

Активная жизнь еврейских общин продолжалась здесь до одиннадцатого века. В городе было две общины: вавилонская и караимская. Войны между крестоносцами и мусульманами, прокатывавшиеся через Баниас не способствовали продолжению еврейской жизни и, в конце концов, евреи оставили это место.

  

Баниас. На месте водяной мельницы. Старые постройки

К шестнадцатому веку, при турках город пришел в упадок. После распада Османской империи, Баниас оказался на территории Сирии и использовался сирийцами, как наблюдательный пункт за еврейскими поселениями и кибуцами, находившимися внизу, в долине Хула.

В результате Шестидневной войны в ходе боев за Хермон и Голаны, Баниас был взят и с тех пор над ним развивается бело-голубой флаг Израиля.

Во время нашей прогулки по парку, в одиннадцать, раздалась траурная сирена в память о погибших. Все посетители парка, согласно традиции встали и замерли на две минуты.

Мне было крайне интересно наблюдать за туристами из Японии.

Как люди воспитанные и дисциплинированные, они прекратили всякое движение и замерли вместе с нами. Вместе с тем, я наблюдал, как многие из них хотели запечатлеть эти минуты. И все эти чувства: противоречие между установленным порядком, пониманием важности соблюдения традиций и уважения к народу, принимающему их и естественное любопытство, и желание остановить мгновенье и увезти с собой, в Японию кусочек Святой земли в минуты искренней скорби.

Баниас. Парк

В ливанский ресторан мы не пошли.

На обратном пути мы остановились у друзского минимаркета, купили всякой снеди и бутылку «Johnnie Walker Black Label».

Обед, перешедший в ужин, на лоджии гостинцы друзского поселения на Голанах в День независимости Израиля, запомнится, я думаю.

Когда содержимое бутылки заметно уменьшилось, кто-то из нас философски заметил:

– Конечно, «Blue Label» подошел бы больше.

И это правда.

И по цвету этикетки в такой день, и по качеству, конечно.

Но цена!

Следующее утро приносит нам Крепость Нимрод.

Стоят великолепные дни. Тепло, но не очень, ясное небо, цветущая природа, необыкновенно сильные запахи. Почти как в детстве.

Вид на крепость открывается за первым же спуском и поворотом, сразу же за выездом из нашей ставки.

 

Крепость (Замок) Нимрод. Вид с крепости на долину Хула

Крепость и гора, на которой она живописно раскинула свои крылья под нами. Мы ее просматриваем, словно из самолета, идущего на посадку.

На нашем пути самое высокогорное еврейское поселение Израиля Неве-Атив. Сюда мы еще вернемся.

Мы проезжаем Неве-Атив насквозь и начинаем резкий спуск. Дорога виляет, еще один поворот, подъем, и мы въезжаем в пределы крепости.

Нас встречает распорядитель паркинга – друз с хорошим русским языком. Он хитровато улыбается и сообщает нам, что у него литовский акцент.

Сегодня ожидается наплыв посетителей. «День независимости» – единственный праздник в Израиле, когда работает весь транспорт, магазины и когда религиозная часть населения может, смело садиться за руль и путешествовать.

Между прочим, в этот день все государственные и многие частные музеи открывают свободный доступ в свои залы и экспозиции.

Многие войсковые части также осуществляют свободный доступ посетителей – граждан страны на свои объекты.

Наша внучка в сопровождении младшего сына, служившего в ВМФ, регулярно посещает в этот день Хайфскую морскую базу.

И на этот раз мы получаем от нее восторженный телефонный звонок после посещения подлодки.

Мы приступаем к осмотру крепости.

Действительно много людей, действительно много религиозных с детьми, порой грудными.

Крепость была построена как форпост, призванный контролировать дороги и переходы на пути из Акко в Дамаск, защитить мусульман от крестоносцев и первоначально называлась на арабском: «Крепость на большой скале» – «Калаат аль-Субейда».

Скала, на которой стоит крепость, служит естественной границей между горой Херсон и плато Голан.

Крепость (Замок) Нимрод. Южная часть. Сторож. Вид на Юго-восток

В плане, комплекс, расположенный на высоте в восемьсот пятнадцать метров, напоминает вытянутую, слега вогнутую внутрь, трапецию с основаниями на Западе и Востоке. По периметру, вдоль сложенной из огромных каменных блоков стены расположились емкости-водохранилища.

В те времена воду умели собирать и экономить.

В стратегически важных и выгодных точках – башни с бойницами. У восточного основания трапеции – цитадель.

  

Крепость (Замок) Нимрод. Бойницы

Тайные переходы между строениями. Крепость строилась в несколько этапов, начиная с 1228 года. Окончательно крепостная стена была замкнута к 1260 году. Сохранились каменные блоки с арабской вязью и высеченный в каменной глыбе лев – символ одного из правителей.

Крепость (Замок) Нимрод. Переход. Вид на Восток

В результате постоянных войн крепость переходила из рук в руки, от мусульман к крестоносцам и обратно. В восьмом веке крепость теряет свое стратегическое значение, постепенно приходит в упадок, ее покидают обитатели, а сильное землетрясение в шестнадцатом веке приводит ее в то состояние, которое мы и наблюдаем сегодня.

Еврейская традиция связывает крепость с именем библейского охотника и зверолова Нимрода.

В конце девятнадцатого века крепостью уже владеют друзы, у которых территорию крепости и ее развалины выкупает барон Ротшильд. Друзы окончательно покидают эти места и уходят ближе к Хермону, в Маджэль-Шамс.

Я думаю, туристам из Североамериканских Соединенных Штатов, этот комплекс должен понравиться особенно, ибо даже такой американский придира к археологии и старине, как Марк Твен, оценил его и отметил как единственное интересное ему место на Святой Земле.

На всем протяжении нашего путешествия по крепости нас сопровождали даманы или, как говорят на иврите, «скальные кролики» – «шофаней слаим» – симпатичные, пушистые и несколько флегматичные зверьки.

Крепость (Замок) Нимрод. Даман

Из намеченного здесь, нам осталось посетить Хермон, озеро Рам и Неве-Атив. Но это на завтра.

До Хермона от нашего отеля несколько минут.

При въезде на подъем, ведущий на вершину, сразу за деревней – пост ЦАХАЛа и шлагбаум.

Время посещения ограничено с восьми утра и до пяти вечера.

Последние годы привели к революции в разведке: спутники, беспилотники, и еще всякая мудреная техника, но, несмотря на это, база на Хермоне остается ушами и глазами ЦАХАЛа, ведь отсюда до Дамаска всего 43 километра.

Снега уже давно сошли, только кое-где в ложбинах остаются белые языки. Лыжная база погрузилась в спячку. Снегоуборочная и дорожная техника проверена, подготовлена к следующему сезону и выстроена, как на смотре вдоль дороги. В такое время сюда, без лыж, приезжают только любители природы, да случайные туристы.

 

Хермон. Техника отдыхает до следующего снега

При подъеме на самый верх – еще один армейский пост и предупредительный знак.

 

Хермон. Дальше уже не всем

Подъемники не работают. Их включают только для организованных групп.

Встречаем интересную молодую пару. Студенты из Польши. Он из Вроцлава, она – варшавянка. Изучают иудаизм и иврит. Путешествуют по Израилю. Иврит беглый, но вполне. Русский похуже.

Хермон. Студенты из Польши

Богатая природа. Пробегают мангусты. При спуске, на обратном пути встречаем лису. Считается, что флора и фауна Хермона уникальна, например «хермонский дуб» встречается только здесь.

Прямо с Хермона, не останавливаясь, спускаемся в Неве-Атив.

Это самое высокогорное еврейское поселение. По дороге – цветущая акация. Редкость для Израиля и повод для ностальгии по молодости.

Поселение пересекает пополам, словно по оси, шоссе, при въезде и выезде шлагбаумы. Аккуратные улочки. Живописные коттеджи. При каждом небольшой семейный бизнес – маленький отель. Пик сезона, разумеется зимой. Сейчас, в мае, в середине недели – полное затишье. На северном выезде гостиничный городок сети «Римоним» – «Гранаты». Отдельностоящие аккуратные домики со всеми удобствами. В здании рецепции ресторан и бассейны.

 

Неве-Атив. Гостиничный городок «Римоним»

Интересна история названия Неве-Атив, основанного в 1972 году. «Неве» на иврите – «Оазис», а «Атив» – аббревиатура, образованная из заглавных букв, четырех солдат подразделения «Эгоз», погибших на Голанах при исполнении служебных обязанностей. В поселении – мемориал погибшим.

Детально ознакомившись с поселением и посетив гостиничный комплекс, мы приходим к выводу о целесообразности в следующий раз остановиться тут.

Неве-Атив

Из Неве-Атив наш путь к озеру «Биркат Рам», это на юго-востоке от нас, рядом с друзской деревней Масаде.

В мое первое посещение этих мест много лет тому оно произвело на меня впечатление.

Озеро расположилось в кратере потухшего вулкана, почти правильный эллипс по форме. Ширина – около километра. Вокруг озера – аккуратные сельхозугодия друзов. Вишневые, яблоневые и черешневые шпалерные сады.

Непосредственно к воде приблизиться не удается. Садовые карты расположены вплотную к кромке воды, а узкие дороги, ведущие к озеру, забиты сельхозтехникой.

Возле озера двухэтажное кафе. Пьем чай с восточными сладостями сидя на веранде с прекрасным видом.

Озеро «Биркат Рам»

Спешить уже некуда.

Все, что наметили, выполнили. Завтра в первой половине дня – домой. Хотя синоптики и обещали дождь с туманом, хотим на обратном пути посетить Метулу и Тель-Хай.

Погода начинает портиться. С лоджии наблюдаем, как облака и туман стремительно опускаются прямо на нас. Видимость почти нулевая. Не шутки!

Маджэль-Шамс. Облака под нами

Утром пасмурно. Сразу после завтрака трогаемся. Попасть в туман и ливень на серпантине крайне нежелательно.

Обратно

Покидаем район Хермона и Голан, спускаемся в долину. В Кирьят-Шмона поворачиваем на Север и через непродолжительное время мы в Метуле. Солнце и дождь одновременно. Очень красиво, живописно. Свежо. Дождь усиливается. Решаем не испытывать судьбы. Быстренько пробегаем по главной улице до границы с Ливаном, фотографируем и, не заходя в намеченный для посещения знаменитый мясной ресторан, садимся по машинам.

Метула «Цабарим» («Сабры»)

Метула. Витраж

Сюда мы еще вернемся.

 

Слева остается Тель-Хай, филиал Тель-Авивского университета, справа – центр высоких технологий. Снова Кирьят-Шмона и дорога на Юг, на Кинерет.

Через полтора часа, выбравшись из дождя и тумана, мы въезжаем в наш городок и окунаемся в повседневность.

Маленькое непланированное послесловие

Мы покинули Маджэль Шамс 12 мая.

На следующий день я отметил свой день рождения.

Через три дня, 15 мая средства массовой информации сообщили:

«Около 13:00 в районе Мадждаль Шамс, недалеко от границы с Сирией, произошла перестрелка. Примерно в 13:30 радиостанция «Решет Бэт» передала первое сообщение о пострадавших. Представитель местного совета Мадждаль Шамс сообщил что, от 400 до 500 палестинских арабов из Сирии попытались проникнуть в район Мадждаль Шамс (Голанские высоты), где проживают израильские друзы. «Примерно 50 из них это удалось», – заявил он.

Очевидец на северной границе сообщил, что границу через минное поле пытались пересечь несколько тысяч человек. Сирийские военные не вмешивались в происходящее.

Район происшествия был блокирован военными и полицией и объявлен закрытой военной зоной. В 13:30 поступили предварительные данные о нескольких погибших и десятках раненых. Сообщалось, что прорвавшиеся через границу «палестинцы» забрасывают израильских военных камнями.

Военные подтвердили: речь идет о проникновении на территорию Израиля группы палестинских арабов, проживающих в Сирии, которые сегодня отмечают «День Накбы» (день палестинской катастрофы, приуроченный к дате основания государства Израиль).

13:45. 2-й канал ИТВ сообщает о четырех погибших. Над Голанскими высотами кружат вертолеты ЦАХАЛа. Радиостанция «Коль Исраэль» сообщает, что в Мадждаль Шамс, друзском городке, жители которого имеют сирийское гражданство, царит паника.

14:00. На границе идет перестрелка между военнослужащими ЦАХАЛа и сирийскими палестинцами. Сообщается об одном погибшем гражданине Сирии и трех раненных израильтян. Есть также раненные на сирийской стороне границы.

14:10. Перестрелка на израильско-сирийской границе продолжается. На территорию Израиля проникли около тысячи палестинцев. Свидетели сообщают, что в районе проникновения находится лишь незначительное количество израильских военных без спецтехники.

14:20. Старейшины друзских деревень требуют от проникших на территорию Израиля палестинцев вернуться в Сирию.

14:30. Во всех больницах севера страны объявлено чрезвычайное положение. ЦАХАЛ выдвинул к месту прорыва границы два танка. На границе продолжают звучать выстрелы. Полиция перекрывает подъезды к Мадждаль Шамс. К центру Мадждаль Шамс стянуты крупные силы ЦАХАЛа.

Жителям окрестных еврейских поселков велено забрать детей из школ и детских садов и закрыться дома.

14:50. В поселке Неве-Атив, наиболее близко расположенном к Мадждаль Шамс еврейском населенном пункте, развернут оперативный штаб служб спасения и полиции. Боевые подразделения ЦАХАЛа окружили друзский поселок, однако не торопятся входить в центр города.

15:00. Израильские военные сообщают: палестинских арабов, проникших в Израиль из Сирии, удалось вытеснить за пределы забора безопасности. Ситуация, в целом, урегулирована. Военные подтверждают, что был убит один «сириец» и около 10 получили ранения.

15:10. Арабские телеканалы передают кадры, снятые любительской камерой в Мадждаль Шамс. На этих кадрах видно множество людей с палестинскими флагами, которые проходят по улицам Мадждаль Шамс. В комментариях поясняется, что речь идет о сотнях палестинских арабов, прорвавшихся из Сирии в Израиль в «День Накбы». При этом сообщается о десятках (до 50) пострадавших в результате столкновений с израильскими военными.

15:30. Сирийское государственное агентство передает, что в больницу «Мученика Мамдуха Абаза» в Кунейтре поступили свыше 60 пострадавших в результате действий израильских военных в районе друзского населенного пункта Мадждаль Шамс. В официальном сообщении говорится, что речь идет об «арабских гражданах, отмечавших Накбу на оккупированной территории сирийских Голан». Директор больницы «Мученика Мамдуха Абаза» доктор Али Канаан сообщил, что свыше 20 человек пострадали в результате стрельбы израильских военных (не уточняется, идет ли речь о резиновых пулях или стрельбе боевыми патронами), более 40 были госпитализированы в связи с отравлением слезоточивым газом. Израильские военные подтверждают, что были вынуждены применить спецсредства против палестинских арабов, проникших из Сирии на территорию Израиля в районе Мадждаль Шамс. Ранее сообщалось об 1-4 погибших и десятках раненых. Второй канал ИТВ передает, что израильские военные медики оказывают помощь не только пострадавшим израильтянам, но и арабам, прибывшим из Сирии.

16:00. Сотни палестинских арабов остаются неподалеку от израильской границы на территории Сирии. Израильское телевидение показывает кадры, на которых видно, что автобусы, на которых эти люди прибыли к границе, пока продолжают ждать на трассе, примерно в километре от границы.

16:30. Служба скорой помощи «Маген Давид Адом» передает, что в результате столкновений в районе Мадждаль Шамсс были легко ранены 6 граждан Израиля. При этом израильские медики констатировали смерть одного «сирийца» и тот факт, что двое «сирийцев» получили пулевые ранения.

17:00. Палестинские арабы, прорвавшиеся на израильскую территорию из Сирии, постепенно возвращаются на сирийскую территорию. По мнению военнослужащих, границу нарушили около 230 человек, несколько десятков продолжают разыскивать по территории друзской деревни. Наблюдатели ООН в районе сирийско-израильской границы (UNDOF) отказываются комментировать происходящее.

17:30. Количество палестинских арабов, убитых в Маджаль Шамс, выросло до 10 человек: 10 тел были переданы сирийской стороне.

До сегодняшнего дня израильско-сирийская граница считалась самой спокойной из границ Израиля».

Как тут не вспомнить классику: «Восток – дело тонкое»?!


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1416




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer6/MFuks1.php - to PDF file

Комментарии:

Лорина Дымова
Иерусалим, Израиль - at 2011-11-02 07:55:10 EDT
Марк, очень интересно, тем более что я почти нигде не была. Хотя наверное для тех, кто все это видел, интересно вдвойне: сравнивать со своими ощущениями.
Мадорский
- at 2011-07-02 19:18:13 EDT
Наконец, добрался до Вашей статьи. Получил большое удовольствие. Написано с умелым описанием деталей, что делать труднее всего,а, главное с любовью к стране. Когда буду в Израиле, постараюсь повторить Ваш маршрут. Теперь буду знать куда сметреть и на что обратить внимание. Спасибо, Марк.
Ontario14
- at 2011-06-14 04:06:38 EDT
Спасибо !
Любовь Паульсен
Москва, Россия - at 2011-06-09 01:39:09 EDT
Талантливый человек - талантлив во всем, это аксиома.Марк, я бы взялась за путеводитель по Израилю, они есть, но но твой какой-то теплый, неформальный, заставляющий немедленно все бросить, собрать наскоро чемодан и повторить увлекательное путешествие !
Марк Фукс
Израиль - at 2011-06-08 13:56:10 EDT
Я рад тому, что уважаемые читатели изданий Е.Берковича нашли время и прочли мой репортаж.
Если бы хотя бы на одного из моих дорогих читателей описанные пейзажи, достопримечательности и фото произвели впечатление, напомнили о его молодости, о прожитых в Израиле годах, если бы хотя бы один читатель после прочтения описания Израильского Севера изъявил бы желание посетить его, и в этом случае я был бы удовлетворен.
Поскольку, судя по реакции, таких друзей моей страны намного больше, то я могу считать свою задачу выполненной.
Относительный успех репортажа и хвалебные, сверх всякой меры отзывы, разрешите отнести не столько к автору фотографий и сопроводительного текста, сколько к земле Израиля и ее народу.
Спасибо.
М.Ф.

Aschkusa
- at 2011-06-07 11:37:38 EDT
При всех заслуженных дифирамбах...

Фотографии Ваши или вы взяли открытки?

Если собственные, то это просто классно.

Юлий Герцман
- at 2011-06-07 10:56:27 EDT
Поздравляю с превосходным материалом, в котором равно замечательны слова и изображения.
Элиэзер М. Рабинович
- at 2011-06-06 22:48:42 EDT
Мне кажется, что каждое слово у Марка Фукса, и здесь, и в его комментариях, вычеканено из золота. Очень интересно. Я много там ездил, и служил у Хермона и в Ливане, а трети этих мест не знаю - обязательно поедем при следующем приезде.

Репортаж о проникновении по часам. Сирийский режим всегда был бескомпромиссно злым, а вот граница была спокойной - правительство управляло страной и войны между войнами не хотело. Происходящее - также и вчера - только с разрешения правительства. В любой другой стране массовый переход границы считался бы объявлением войны.

Б.Тененбаум-М.Фуксу
- at 2011-06-06 21:03:48 EDT
Марк, в личной переписке уж я имел случай сказать вам "спасибо" за превосходную статью. Позвольте теперь сделать то же самое уже в более официальном формате отзыва на вашу работу. Вы, возможно, упустили многообещающую карьеру в качестве писателя таких путеводителей, после публикации которых в турагенствах, заказавших у вас материал, начинают обрывать звонки :)
Владимир Вайсберг
Кёльн, ФРГ - at 2011-06-05 09:43:15 EDT
Данное эссе - пример редчайшего единства изумительной красоты и глубочайшего смысла Само по себе повествование - высокохудожественное литературное произведение. Текст в сочетании с фотографиями позволяет читателю любоваться и наслаждаться красотами дивной природы Израиля. Одновременно читатель многое познаёт и понимает вновь. И это касается истории нашей Родины, и событий наших дней. Читая эссе, еврей, живущий в диаспоре, погружается в неимоверно сложный, но прекрасный мир Израиля, в мир его природы,истории и в мир его современных внутренних и внешних проблем. Автор эссе - человек талантливый во всём. Он превосходный аналитик, изумительный рассказчик и прекрасный фотограф. От всей души желаем автору здоровья, благополучия и больших творческих успехов!!!!!
Марк Аврутин
- at 2011-06-05 09:07:23 EDT
Прекрасный, легко и с изяществом написанный очерк. Прочитал с большим удовольствием. Очень захотелось воспользоваться в качестве путеводителя. Как знать, может, получится. Спасибо.
Елена Минкина
Израиль - at 2011-06-05 08:33:32 EDT
Марк, какой чудесный очерк! Еще раз убеждаемся, что красота открывается только тому, кто умеет и хочет увидеть! Какая жалость, что мы не смогли присоединиться, и даже не хочу пробовать ехать без Вас по этим же местам, не получится такого впечатления.
Борис Э.Альтшулер
Берлин, - at 2011-06-05 06:18:11 EDT
Чудесный очерк о Голанах и Хермоне, об удивительных ландшафтах. У меня до сих пор живы воспоминания о весенних запахах цветущих лимонов и апельсинов на Голанах. На Хермон ездили зимой кататься на лыжах.
35 лет назад мы проделали там свадебное путешествие и я, желая показать моей жене класс, прыгнул в Баниас искупаться. Это было большой ошибкой, потому что температуры воды была 7°-8°...
35 и даже 40 лет назад в Израиле уже не было недостатка продуктов питания. Карточная система приходится на время до Шестидневной войны.
Нимрод был не только звероловом, но и мифическим царём, основателем Вавилона. На Ближнем Востоке и в Турции сотни топонимов, названных его именем.

В общем и целом - прекрасный очерк.

svetlana
hadera, - at 2011-06-05 06:10:17 EDT
fuksovski stil ni skem ne pereputaesh.srazu zahotelos uvidet vse eto svoimi glazami.spasibo za to cto ti ne izmenyaesh sebe ,na dolgie godi amin.
Борис Дынин
- at 2011-06-05 00:45:40 EDT
Спасибо, Марк! Отдых не будни, но как проводят свой отдых труженики будней, многое говорит и о них самих и о стране. Спасибо за рассказ, за его тон, детали, фотографии. Посещаешь Израиль время от времени, но постоянно читаешь и слышишь мрачные новости о нем, мрачные прогнозы, мрачные анализы его ошибок и может показаться, что вся жизнь израильтян сводится к ожиданию откровения стратегов со стороны, а скорее предательств справа, слева, извне, изнутри, и что жизнь, если и есть в Израиле, так это "не жизнь". Спасибо за свидетельство, что у вас есть таки жизнь, которой вы можете гордиться и радоваться, несмотря на все цоресы мира.
A.SHTILMAN
New York, NY, USA - at 2011-06-04 23:05:27 EDT
Замечательный очерк! Как прекрасно всё описано и проиллюстрировано. Так жаль, что во время своих путешествий не довелось побывать на Хермоне. Конечно, нужно ехать туда с друзьями или родственниками израильтянами. Но как прекрасна Страна! Что-то похожее и в районе Кинерет, но вообще автор как-то ненавязчиво заразил энтузиазмом всё это посмотреть самому. Спасибо за прекрасный рассказ о волнующей поездке.
Маша Кац
- at 2011-06-04 19:09:51 EDT
Ай, как вкусно! Браво!