©"Заметки по еврейской истории"
январь  2012 года

Лев Кноринг

Своеобразие еврейской жизни царского Петербурга

Евреям Петербурга посвящено много работ. Мне показалось интересным проследить в них и обобщить те положения, которые свидетельствовали об отличительных чертах жизни петербургских евреев. В частности я опирался на работы, указанные в прилагаемом списке использованной литературы. В результате анализа этих публикаций и сложилась данная статья.

Предпосылки особенностей жизни петербургских евреев

Своеобразие еврейской жизни города в значительной степени определил следующий ряд обстоятельств.

Петербург являлся столицей огромной Российской империи, городом, где была сосредоточена высшая власть России. Поэтому многими евреями он воспринимался как особый город, еврейские жители которого, будучи близки к верховной власти, могут влиять на судьбы всего российского еврейства. В свою очередь петербургские евреи должны были считаться с возлагаемой на них евреями черты оседлости «представительской» функцией и выступать в роли ходатаев перед царской властью и заступников всех евреев России. Само же еврейское население города формировалось в результате строгих ограничений, накладываемых царской властью на допуск евреев в столицу. Проживание евреев в Петербурге не было свободным, оно регулировалось, как и само право на пребывание в этом городе, царской и столичной властями.

В Петербурге отсутствовало еврейское прошлое. Евреи Петербурга не имели глубинных корней и были далеки от тех вековых традиций, которые сложились в черте оседлости, в частности, в таких старых еврейских центрах, как Вильно, Люблин или Бердичев. Им приходилось, можно сказать, начинать все с белого листа. Все это сильно осложняло формирование еврейской жизни Петербурга.

В Петербурге евреи впервые оказывались включенными в русское общество и культуру – ведь в любом из больших городов черты оседлости их окружали украинцы, белорусы, литовцы или поляки. Петербург явился, можно сказать, передним краем русско-еврейской встречи. Евреям города предстояло пройти сложный путь адаптации в русском социуме, встраивания евреев в быт и культуру Российской империи. Евреи Петербурга должны были явить пример того, как судьбы русских евреев сливались с историей и культурой России.

И еще одно обстоятельство заслуживает упоминания. В Петербурге летом стоят белые ночи. Если учесть, что по еврейскому календарю новые сутки наступают не в полночь, а с наступлением темноты, с первой звездой, и, следовательно, в пору белых ночей нельзя определить время утренней и вечерней молитв, то это обстоятельство является весьма серьезным. Раввин Эпштейн уверял, будто само Провидение распорядилось, чтобы евреи не селились в Петербурге. Этим он, видимо, хотел подчеркнуть, что только высшая санкция определяет место пребывания евреев. Тем самым полагалось, что евреи, осмеливавшиеся покинуть черту оседлости и переселиться в Петербург, неминуемо должны были отойти от еврейских традиций, что многими евреями рассматривалось как преступление. Этот мотив преступного самого по себе пребывания евреев в столице империи в дальнейшем проявился на страницах произведений, написанных еврейскими авторами. В частности перу Гершона Лившица принадлежит «Исповедь преступника». Яков Штейнберг в поэме «Преступники», изданной в 1881 году, создал образ еврея - сокрушителя основ. По некоторым оценкам это был наиболее запоминающийся образ петербургского еврея – невольного преступника, преступника, разумеется, с указанной точки зрения.

Еврейское население Петербурга

Формирование еврейского населения

Еврейское население города формировалось поначалу за счет евреев, покидающих черту оседлости. По данным Саймона Кузнеца, лауреата Нобелевской премии, крупнейшего американского экономиста, во внутреннюю Россию, и прежде всего в Петербург из черты оседлости направлялись люди с высоким уровнем дохода и/или образования. Этих людей столица привлекала тем, что здесь для них открывалось широкое поле деятельности. Ведь Петербург был политическим, финансовым, культурным и образовательным центром. В этом отношении он резко отличался от других городов и местечек, где проживали евреи. Но не все желающие могли получить разрешение на проживание в столице. Состав еврейских жителей столицы был ограничен. Но ограничения были не территориальными, типа черты оседлости, а профессиональными. В Петербург допускались только лица определенных профессий, Дело в том, что в отношении евреев царское правительство проводило так называемую политику «выборочной» интеграции. Оно делило евреев на «полезных» и всех прочих. «Полезные» евреи – это те, в услугах которых нуждался двор и государство. Вот ради своей выгоды царская администрация и разрешала таким привилегированным евреям проживать в Петербурге. Эти два фактора (привлекательность города для образованных и деятельных евреев и царская политика в отношении их) в значительной степени обусловили особенности еврейской жизни Петербурга.

Заслуживает внимания тот факт, что до 1804 года, т.е. в течение более чем столетия со дня образования Петербурга, евреям запрещалось селиться в столице. Однако выгоды ради царское правительство нарушало свои же собственные указы и распоряжения. Первые евреи появились в Петербурге еще при Петре 1, это были крещенные евреи, к тому же иностранцы. Однако они во многом содействовали процветанию Петербурга и усилению политического, военного и дипломатического влияния России на судьбы мира. К тому же некоторые из них явились родоначальниками целой плеяды российских дворян, составивших славу России. Так, к примеру, среди потомков вице-канцлера (министра иностранных дел) П.П.Шафирова можно указать музыкантов братьев Вильегорских, государственного деятеля С.Ю. Витте, поэта П.А. Вяземского, семью Самариных, философа князя С. Трубецкого и других.

Евреи, открыто исповедующие иудаизм, появляются в Петербурге в первой половине XVIII века. Это были финансовые дельцы, купцы и врачи. С годами список профессий, обладателям которых разрешалось проживать в Петербурге, неуклонно расширялся. Динамика изменения расширяющегося перечня профессий, а следовательно, и состава еврейского населения столицы отражена в составленной мною, в основном, по материалам электронного издания «Евреи Петербурга. Три века истории» таблице

Годы

Профессия

Численность

Время Петра I

Выкресты: вице-канцлер Шафиров, первый генерал-полицмейстер Петербурга граф Дивьер, шут Ян д'Акоста, купец и дипломаты Веселовские, финансовые агенты царского двора Гирши и Липман, почт-директор барон Ф.Аш, камердинер царя Петр Вульф

 

Первая половина XVIII века

Финансовые дельцы, купцы и врачи

 

1773

11 семей евреев - купцов и подрядчиков - для снабжения российской армии.

 

Вторая половина XVIII века

Евреи - частые гости столицы: купцы, лица, желающие держать экзамен при Медицинской коллегии на звание врача, депутации евреев из провинции

 

Конец XVIII века

Купцы и образованные люди – еврейские депутаты, приглашенные из разных западных областей империи, ранее принадлежавших Польше, с целью ходатайствования перед правительством о смягчении репрессивных законов. Депутаты, как представители еврейского населения, приглашенные для участия в работе созданного в 1802 году Еврейского комитета, члены семей депутатов, служащие и домашняя прислуга.

 

 

1804

Промышленники, купцы и ремесленники, принадлежавшие к иудейской вере (временное проживание, решение Специального Комитета, в состав которого входили также еврейские депутаты от провинции)

 

1826

Промышленники, купцы первой гильдии и ремесленники (постоянное проживание). Евреи-подрядчики, купцы, ремесленники, обосновавшиеся в столице нелегально.

248 человек, по другим данным 400

1820-1850

Евреи, временно проживающие в столице, в связи с казенными поставками и подрядами, привозом грузов, а также в связи с хлопотами по судебным и административным делам, рассматриваемым в Сенате и других высших учреждениях империи. Позднее (постоянное проживание): отставные солдаты, купцы первой гильдии, некоторые категории ремесленников, обладатели ученых степеней, а потом и вообще диплома о высшем образовании.

 

1860

Солдаты-евреи, отставные нижние чины из евреев, служившие в гвардии, их жены и дети (разрешено Сенатским указом от 22 ноября 1860 года). Затем бессрочно отпускные.

К концу 1850 годов в столице на законных основаниях проживало уже достаточно многочисленное еврейское гражданское население

1861

Евреи, занятые торговлей и промышленностью. Евреи, имеющие ученую степень, получили право поступать на государственную службу (указ от 27 ноября 1861 года )

10 тысяч евреев

Конец 1860-х

Врачи, юристы, коммерсанты (в большом количестве)

 

1867

Все бывшие нижние чины

 

1879

Евреи, окончившие высшие учебные заведения, аптекарские помощники, дантисты, фельдшеры, повивальные бабки (акушерки), евреи, изучающие фармакологию, фельдшерское и повивальное дело. Это право распространялось на членов их семей и особо оговоренное число приказчиков и прислуги (разрешено 19 января 1879 года)

 

 

1870-1890

Студенты.

Состоятельные и образованные люди составили новую элиту петербургского еврейства: еврейские банкиры, предприниматели, оптовики, владельцы промышленных предприятий (Механического завода, Завода «коловратных машин», Завода колесных мазей и Мебельной фабрики). Помимо этого слоя к 1880-м гг сформировался еще один на редкость активный слой, это слой еврейской интеллигенции: юристы, писатели, врачи, инженеры, вошедшие в русскую культуру и оказавшие сильнейшие влияние на самосознание евреев черты оседлости. Из ремесленников-евреев в Петербурге традиционно выделяются часовщики, портные, скорняки и сапожники.

 

 

резко возрастает численность

1893

 

более 16 тысяч евреев,

 

1900

 

28 268 человек (возросло на 75%)

1910

 

35 тысяч евреев (менее 2% населения Петербурга)

начало 1917

Евреи Петербурга занимают лидирующие позиции в адвокатуре, медицине (почти каждый пятый врач и более половины всех зубных врачей столицы), в типографиях (более одной трети), в аптекарском деле, часовом производстве и часовой торговле (около 60%), а также играют значительную роль в банковском деле, оптовой торговле, петербургской журналистике, театральном деле и кинопредпринимательстве. Количество евреев-студентов составляет несколько сотен.

почти 50 тысяч человек

Из таблицы видно, что за финансовыми дельцами, купцами и врачами последовали коммерсанты, юристы, подрядчики и ремесленники. Причем список профессий ремесленников с годами также неуклонно расширялся. Среди них особо выделяются часовщики, портные, скорняки и сапожники. Затем разрешение на проживание в столице было распространено на солдат-евреев, отслуживших свой срок в армии, а в скором времени и на всех бывших нижних чинов и бессрочно отпускных. Затем было разрешено проживать в столице евреям, имеющим ученую степень, для занятий торговлей и промышленностью. Со временем к ним были присоединены все евреи, окончившие высшие учебные заведения. Так сформировался активный слой еврейской интеллигенции. Появляется и еще одна категория евреев, которым разрешено жить в Петербурге, - это студенты. Также обладателями права жить в Петербурге со временем становятся аптекарские помощники, дантисты, фельдшеры, повивальные бабки (акушерки) и евреи, изучающие фармакологию, фельдшерское и повивальное дело.

Помимо этого были евреи, которым разрешалось только временно проживать в Петербурге. К их числу относились посланцы, прибывающие из разных западных областей империи с целью ходатайства перед правительством о смягчении репрессивных законов. Также временное пребывание в столице допускалось в связи с казенными поставками и подрядами, привозом грузов.

Однако, в городе проживали не только легальные евреи. Большое число евреев обосновалось в столице вопреки официальному запрету.

Необходимо при этом иметь в виду, что указанные в таблице привилегированные категории евреев имели тенденцию к урезанию. К примеру, внезапно было принято решение, что льготой могут воспользоваться лишь те бывшие солдаты, которые служили до 1874. Купцам вдруг запрещали брать с собой приказчиков и слуг. Из числа привилегированных ремесленников были вдруг исключены табачники, настройщики роялей, мясники, ремонтники резиновой обуви, каменщики, плотники, штукатуры, садовники. То же самое можно сказать и о студентах. Евреи совершенно не допускались в такие высшие учебные заведения Петербурга, как институт гражданских инженеров, военно-медицинская академия, электротехнический институт, театральное училище, горный институт. Для всех евреев была закрыта любая государственная служба. В государственных учебных заведениях не было ни одного еврея-учителя. В университетах не было ни одного еврея-профессора, только небольшое число доцентов. Не было евреев в министерстве юстиции, не было следователей, был один единственный судья. Министерские циркуляры запрещали назначать евреев на полицейские должности. Евреи не допускались в суды, в попечительские советы больниц и приютов. К тому же получить само разрешение на проживание было делом весьма трудным. Для этого нужно было оформлять специальные бумаги, которые требовалось периодически обновлять. При процветающей в России коррупции выдача таких разрешений приносила существенный доход многим чиновникам.

Но даже лицам привилегированных категорий, которым разрешено было проживать в Петербурге, получение такого разрешения представлялось делом весьма трудным. Оно было связано с оформлением специальных бумаг, которые, к тому же, требовалось периодически обновлять. Коррумпированные чиновники (а коррупция в России пронизывала все уровни власти) превратили выдачу таких разрешений в чрезвычайно доходное дело.

Численность евреев Петербурга

Естественно, что со временем резко возрастает и численность петербургских евреев в целом. Причем, численный рост, как следует из всего сказанного, сопровождался качественными изменениями в ее составе. Несмотря на абсолютный рост числа еврейских жителей Петербурга, от пары сотен до 50000 в начале 1917 года, их доля от общего числа жителей города никогда не превышала 2%. Что касается отношения числа евреев Петербурга к общему числу евреев России, то оценить его практически не представляется возможным. Но вот какие интересные данные по черте оседлости за 1914-1915 годы приводит английский исследователь Пол Джонсон. Евреи составляли 1/24 часть населения России. Около 95% (!) их было сосредоточено в черте оседлости, занимавшей 1/23 часть империи, причем подавляющее большинство было заперто в городах и местечках (штетлах), которые занимали всего 1/2000 часть территории России.

Род занятий

 В результате указанной целенаправленной политики властей по отношению к евреям, определенного отбора лиц, получающих право на проживание в Петербурге, в городе возникло еврейское население мало похожее на евреев черты оседлости и отличающееся от своего народа по роду своей деятельности, социальному составу и культурному облику. В частности, в Петербурге был более высок процент евреев, занимавшихся бизнесом, финансами и интеллигентными видами труда. Основная часть приходилась на ремесленников и мелких торговцев. В городе отсутствовали неквалифицированные рабочие и люмпен-пролетарские группы, составляющие значительную часть населения городов и местечек черты оседлости.

 Бизнес. Количество евреев, занимающихся бизнесом, купцов и предпринимателей, в том числе крупных, всегда в процентном отношении было значительно больше, чем количество лиц тех же профессий у нееврейских жителей Петербурга. Ни в какой другой еврейской общине России не было таких неслыханно богатых и процветающих людей. Многие ее представители играли главную роль в нарождающихся сферах частного банковского дела, спекуляций на бирже и железнодорожного строительства. В поразительно короткий срок петербургское еврейство создало абсолютно новый тип российского иудея: модернизированного, космополитичного, необычайно удачливого в своих предприятиях. Одна из еврейских жительниц города Полина Венгерова в своих знаменитых мемуарах «Воспоминания бабушки» так охарактеризовала эпоху 60-70-х годов XIX века: «Никогда прежде евреи в Санкт-Петербурге не вели такой благополучной жизни, поскольку столичные финансы частично находились в их руках». Эти же годы одна из еврейских газет Петербурга назвала «лихорадочным десятилетием частного предпринимательства». По словам еврейского служащего банка, «в выходцах из черты оседлости происходила полная метаморфоза: откупщик превращался в банкира, подрядчик – в предпринимателя высокого полета, а их служащие – в столичных денди. Многие вороны напялили на себя павлиньи перья; выскочки из Балты и Конотопа через короткое время считали себя “аристократами” и смеялись над “провинциалами”». Среди евреев – банкиров и крупных промышленников были лица, получившие за свои заслуги перед государством титул барона и награждённые высшими российскими орденами. Они являлись также крупными благотворителями и оставили заметный след в истории такой деятельности. Еврейские финансисты, по крайней мере те, что жили в Петербурге, сколачивали свои состояния уже преимущественно в области государственного предпринимательства и поддерживали тесные связи с правительственными чиновниками.

Интеллигентные виды труда. Сформировавшаяся в городе еврейская интеллигенция также была на редкость активной. Этот слой составляли юристы, писатели, врачи, инженеры. Они хорошо вписались в русскую культуру, что позволило им сильнейшим образом влиять на самосознание евреев, проживающих в пределах черты оседлости. Лидирующие позиции занимали столичные евреи в адвокатуре, медицине (почти каждый пятый врач и более половины всех зубных врачей столицы), в типографиях (более одной трети), в аптекарском деле, часовом производстве и часовой торговле (около 60%). Значительную роль традиционно играли евреи в издательском бизнесе. Достаточно вспомнить широко известное издательство «Брокгауз и Эфрон». Первое еврейское издание на русском языке также появилось в Петербурге. Евреи были заметны и в оптовой торговле, петербургской журналистике, театральном деле и кинопредпринимательстве. В столице насчитывалось несколько сот евреев-студентов.

Ремесленники. Из ремесленников-евреев в Петербурге традиционно выделялись часовщики, портные, скорняки и сапожники.

Культурный уровень

Петербургские евреи выделялись среди своих соплеменников в других областях России общим уровнем образования. Велики были отличия и в знании русского языка. Евреи Петербурга всегда стремились быстрее включиться в жизнь столицы, поэтому они были нацелены на разрыв с национальной средой черты оседлости. Они легко отказывались от традиционной еврейской бытовой культуры и языка. В столице шел интенсивный процесс быстрой интеграции и смены языка, хотя темпы собственно этнической ассимиляции были медленными. Если в 1869 г. в Петербурге почти не было евреев, считавших родным русский язык, то 1910 г. их доля достигла 42 %, а во втором поколение евреев Петербурга, это начало XX в., доля русскоязычных евреев достигла практически ста процентов. Соответственно и еврейская культура развивалась в Петербурге на трех языках — древнееврейском (иврит), разговорном еврейском (идиш) и русском, но все же наиболее значительным было русскоязычное течение, что также было нетрадиционным.

Но хотя петербургские евреи существенно отличались от основного еврейского населения все же можно сказать, что они явили собой сообщество, которое послужило основой и прообразом будущего развития еврейского народа в России. Евреи Петербурга, как бы пробивали и пробили окно во внутреннею Россию. Именно в Петербурге впервые вызревали и требовали решения такие в дальнейшем актуальные для всего народа проблемы, как соотношение родного и русского языков, значение религии в этнической идентификации, способы национального существования евреев диаспоры, можно ли выкрестов считать членами еврейского сообщества и т. д. По этим вопросам неоднократно проводились дискуссии и искалось их решение.

Большое распространение среди петербургских евреев, как, впрочем, и среди российских евреев, получили идеи еврейского просвещения – Гаскалы. Они предполагали освоение евреями культуры и языка того народа, среди которого проживали евреи, в данном случае – русского народа. Тем самым подчеркивалась необходимость взаимопроникновения собственно еврейской культуры и русской культуры. Под знаменем идей просвещения проходило еврейское национально-культурное движение в XIX в. а с конца XIX в. акцент в нем сместился в сторону борьбы за национальное возрождение. Еврейское население Петербурга начав играть в пореформенное время (1860 годы) решающую роль в национально-культурное развитии еврейского народа сохраняет его и в дальнейшем. Связь этого движения с Петербургом были наиболее длительной и наиболее тесной. Выработка царского «Положения о евреях» 1804 г. проходила при активном консультативном участии представителей сторонников еврейского Просвещения. Общество распространения просвещения и Общество ремесленного и земледельческого труда также служили целям наиболее плодотворной ассимиляции евреев. Первое из них было основано в 1863 году бароном многолетним лидером Петербургской еврейской общины. Горацием Осиповичем (Евзелевичем) Гинцбургом. Оно находилось в его доме на Конногвардейском бульваре, 17 (бульвар профсоюзов). Второе общество с 1880 года помещалось в доме дворянина, тайного советника крупнейшего в России строителя и совладельца железных дорог Самуила Соломоновича Полякова на Галерной улице, 3 (Красная улица). Это был знаменитый дом Лаваля.

Для полноты картины необходимо сказать, что были и противники идей просвещения. Они опасались, что эти идеи ускорят ассимиляцию и эмансипацию евреев, приведут к тому, что евреи перестанут соблюдать традиции и предписания, забудут Тору и отойдут от иудаизма. Такое отрицательное отношение к просвещению было господствующим, характерным для подавляющего большинства евреев России.

Взаимоотношения

Что касается взаимоотношения евреев из разных слоев общества, то прежде всего надо отметить, что народившаяся петербургская еврейская интеллигенция часто относилась весьма критически к соплеменникам-богачам. Последние старались откровенно дистанцироваться от бедных слоев петербургских евреев, что и вызывало раздражение и негодование интеллигентных евреев столицы. Они осуждали роль, которую в общине играли купавшиеся в роскоши «новые» евреи Петербурга. Однако представители элиты обладали огромной популярностью за пределами Питера. В них евреи видели могущественных защитников и благотворителей, которых они постоянно осаждали, умоляя о денежной помощи и разного рода заступничестве. Особенно в этом отношении выделялся уже упомянутый мною Гораций Гиннцбург. Самые разные богатые и влиятельные евреи Петербурга, которым случилось носить фамилии Гинсберг, Гинзбург, Гинцбург или Гюнцбург, слились в народном сознании в одного «барона Гинцбурга», которому оно и приписывали все добрые дела. Справедливости ради надо сказать, что и петербургская еврейская беднота также видела в бароне Горации Гинцбурге своего благотворителя и заступника. Между собой они называли его не иначе как «папаша.

Кроме внутренней напряженности еврейского сообщества существовала и проблема связей между еврейским населением и царскими властями. Последние создавали всевозможные препоны и ограничения для проживающих в столице евреев. В конце концов правительство приняло решение приобщать евреев к жизни города. С этой целью создавались всевозможные общества по типу общества распространения просвещения среди евреев.

Что касается еще одной проблемы, а именно отношения русского населения к евреям, то прежде всего надо обратить внимание на то обстоятельство, что в Петербурге, в отличие от черты оседлости, не было погромов. Однако, контакты основной массы еврейского населения столицы с русскими были весьма ограниченными. Евреи жили довольно изолировано. И только еврейская элита являла собой исключение из этого правила. Ее представители имели доступ к высшим официальным лицам в государстве.

Так Банкирский дом Гинцбурга предоставлял государству огромные ссуды для многих правительственных нужд. Возглавлял это семейство и был душой и руководителем коммерческих предприятий и основателем сети просветительных и благотворительных еврейских организаций все тот же Гораций Гинцбург. За свои заслуги перед государством он был награждён высшими российскими орденами. Он вел себя как настоящий русский аристократ, ему были присущи аристократические манерами и он предпочитал русскому языку французский: изъясняясь на нем, он чувствовал себя более естественно. Среди его гостей можно было встретить знаменитых русских писателей и художников, генералов, юристов, крупных правительственных чиновников.

Еще одним примером представителя петербургской еврейской финансовой элиты, имеющим контакты с официальными государственными лицами, может служить Самуил Поляков, о котором я уже упоминал ранее. Он был строителем железных дорог Курско-Харьковской, Харьково-Азовской, Козлово-Ростовской и других и являлся совладельцем Курско-Азовской, Оренбургской, Фастовской, Царскосельской и др. железных дорог. Его филантропическая деятельность отличалась небывало широким масштабом. Он основал и содержал учебные, просветительные и богоугодные заведения, медицинские и ремесленные училища, женскую гимназию. Он жертвовал большие суммы на общежитие для студентов Санкт-Петербургского университета, на строительство Санкт-Петербургской синагоги, на частные еврейские школы. За большие заслуги перед отечеством в развитии промышленности и щедрую благотворительную деятельность он получил чин тайного советника, был введен в потомственное дворянство и награжден орденом Святого Станислава третьей степени. Пожалование дворянства было большой редкостью для евреев, а таким орденом купцов, а тем более евреев, в России вообще не награждали. При этом от иудейской веры ни один из них не отказался.

В России господствовала коррупция, и богатые евреи широко использовали это обстоятельство. Они давали крупные взятки чиновникам высокого ранга, в том числе и царским министрам, добираясь предотвращения или хотя бы смягчения новых репрессий против евреев. Им это часто удавалось, т.к. не редко эти репрессии самими министрами или другими высокими чиновниками и были организованы. Это еще одно направление, по которому осуществлялась связь еврейской элиты с высшими официальными лицами государства.

Места проживания евреев в Петербурге

Евреи расселялись по городу неравномерно. Они проживали, в подавляющем большинстве, на левом берегу Невы, поблизости от центральных районов города. На Выборгской стороне, на Васильевском острове евреев практически не было. Незначительное число их проживало на Петроградской стороне, в районе, охватывающем часть Большой Пушкарской и части Большого и Малого проспектов. Не селились они и на окраинах города. Здесь располагались промышленные предприятия, а среди евреев не было заводских и фабричных рабочих.

Основной еврейский район располагался там, где пролегали три Подьяческие улицы. Он протягивался от Сенного рынка до Никольского и охватывал кварталы, прилегающие к Садовой улице. Сюда же относится и Коломна. Этот район представлял собой торгово-ремесленную периферию, он был насыщен мелкими мастерскими, дешевыми лавочками, большинство из которых принадлежало евреям. Обслуживался ими бедный люд. В этом районе евреи чувствовали себя более уверенно. Ведь это была близкая им среда, т.к. основная их масса была представлена ремесленниками и мелкими торговцами. Люди, занимавшие более высокое общественное положение, здесь не жили. Первые евреи, приезжающие в Петербург, чувствовали себя чужими, они плохо знали русский язык и, естественно, предпочитали компактное жительство, при котором помогали родственные, религиозные, этнические и земляческие связями. По мере освоения русского языка и приобщения к жизни в русской среде евреи переселялись из этого района в другие более престижные районы города. Так в 1869 году здесь проживало две трети (66%) всех евреев Петербурга, причем ремесленники, торговцы и мещане, составляли из них 41 %, остальные 25 %, вероятно, состояли из отставных солдат. К 1890 году их абсолютная численность не изменилась, но теперь это составляло 48 % всех евреев, живших в столице, а в 1910 г. их число составляло уже не более четверти всех петербургских евреев. Именно в этом районе сохранялось общение евреев на идише. Здесь идиш считали родным языком по участкам от 63 до 80% евреев, в то время как в остальных районах таковых насчитывалось от 32 до 38 %.

Богатые евреи, занимавшие высокое общественное положение, жили в аристократических кварталах города. Их число с годами почти не менялось. Так в 1869 г, в Адмиралтейской части и прилегающих к Невскому районах до Фонтанки проживало 6% от общего их числа, а в 1890 г. 4%.

В других районах Петербурга были расселены купцы, почетные граждане, дворяне (16%) и часть солдат (13 % ), т. е. простой народ в этих районах составлял среди евреев незначительную долю. Это и понятно, ведь торговые и ремесленные заведения, принадлежавшие евреям победнее, не могли конкурировать с сосредоточенными в центральных районах первоклассными магазинами и ателье.

Общинная жизнь евреев Петербурга

Положение в еврейской религиозной общине

Еврейская религиозная община Петербурга, впервые возникнув в начале XIX века, уже в конце ХIХ - начале ХХ веков приобрела такое влияние, что Санкт-Петербург становится религиозным центром всего российского еврейства. И это несмотря на то, что не только городская администрация, но и высшие органы правительства с особым вниманием и подозрительностью относились к этому еврейскому учреждению столицы и держали ее под постоянным наблюдением. Однако евреи, впрочем, как и неевреи видели в ней прообраз того, какой может стать положение русского еврейства в целом, если еврейская петербургская община продемонстрирует на своем примере успешность взаимодействия с царской властью, и если эта успешная политика в дальнейшем будет распространена на русское еврейство в целом. Таким образом на петербургскую общину возлагалась, как бы, ответственность за судьбу всех евреев России, и эту свою представительскую функцию евреи столицы хорошо осознавали. Они была полны решимости добиться таких условий существования, которые не отличались, или хотя бы были близки к тем, что были характерны для их соплеменников в Берлине и в Париже.

Прежде всего их усилия были связаны с борьбой за равноправие евреев России. Правда, такая цель преследовалась петербургской религиозной общиной не с самого начала ее возникновения, а только с 1860-х годов, когда начала формироваться новая элита. Новые лидеры общины были решительными сторонниками еврейского просвещения. В результате ими были созданы еврейские институты, чуждые традиционной религиозной практике. Их оппоненты, евреи, приверженные более давним традициям и связывающие просвещение с ассимиляцией евреев, не приветствовали такие нововведения. Возникающие на этой почве внутренние конфликты были доведены до крайности, что не имело места в общинах черты оседлости.

Группа примерно из ста известных столичных евреев, сторонников эмансипации, создало специальное правление для ведения общинных дел. Это самопровозглашение правления также противоречило обычной практике, ведь в черте оседлости правление избиралось представителями общины. В результате проведенной реорганизации правления в 1869 г. буквально вся общинная жизнь в столице попала в полную зависимость от добровольных пожертвований нескольких процветающих еврейских семейств. Не вязалось с традициями еврейских общин черты оседлости и то обстоятельство, что Нейман, первый, приглашенный правлением раввин, провозглашенный к тому же главным и единственным раввином общины, вел службы на немецком, русским, каковым он к тому же плохо владел, и на иврите, а не на более понятном евреям идише. Уже через несколько месяцев после вступления Неймана в должность раввина стали появляться жалобы прихожан молелен, адресованные властям, на то, что им непонятны проповеди нового раввина, произносимые по-русски или на иврите, и просьбы вернуть старых раввинов, общавшихся с ними на идиш. Молодых просвещенных евреев, стремящихся стать полноправными гражданами обновленной России, тоже коробило неумение Неймана говорить по-русски.

Полина Венгерова, о мемуарах которой я уже упоминал, описывает то потрясение, которое она испытала, ознакомившись с религиозной жизнью петербургских евреев. В частности, она отмечает, что представители состоятельной еврейской элиты ограничили свою причастность к религиозной жизни только тремя днями в году: Йом Кипуром, первым днем Песаха и… Рождеством (последнее праздновалось якобы ради слуг). Некоторые отправлялись в молитвенный дом на субботнюю службу в экипаже, а не пешком, и в Йом Кипур ели в перерывах во время службы. Пасхальный седер был очень сильно сокращен и зачастую отмечался в память не об Исходе из Египта, а о прощании с чертой оседлости. Беседы за пасхальным столом быстро переходили в обсуждение свежих газетных новостей и биржевых тенденций. Правда, по ее наблюдениям, среди еврейской элиты, были и семьи, сохранившие верность традиционным религиозным предписаниям. Студенты тоже не были привержены традициям черты оседлости, скорее по причине эмансипированности и равнодушия к отправлению обрядов, чем в силу занятости. При этом они пользовались материальной помощью общины, но в жизни общины практически не участвовали.

Еврейская интеллигенция в свою очередь была также не удовлетворена положением в общине. Особое ее беспокойство вызывало то обстоятельство, что все дела в общине решались богатыми евреями келейно, без привлечения представителей других сословий. В открытом обращении к богатой верхушке редакторы «Рассвета» писали в 1880 году: «Мы вовсе не против того, чтобы наших финансовых известностей привлекать к участию в общественных делах... Мы только против исключительного участия в этих делах за счет их одних и никого более... Действительный успех могут иметь только общественные дела и начинания, которые будут делом не одиночных личностей, а общим, народным»

В своей деятельности община руководствовалась «Временными правилами для Петербургской еврейской общины». Проект этих правил был представлен в 1869 г., но утвержден был только через 8 лет в 1877 г. Они хоть и были временными, но продержались до падения монархии, т.е. до марта 1917 г. Они были использованы как образец для устройства всех остальных общин вне черты оседлости. Согласно этим правилам община, как находящаяся вне пределов черты оседлости, могла иметь только хозяйственное правление, на духовное правление община права не имела. Хозяйственное правление, как и выборщики для избрания раввина, избиралось общиной, а если уж быть точным, то верхушкой общины.

Сумма ежегодного фиксированного взноса на нужды общины определяла положение прихожан в иерархии общины. Минимальный взнос составлял 3 рубля в год, максимальный равнялся или превышал 25 рублей. Соответственно определялась и полнота прав. Лица с минимальным взносом к решению каких-либо вопросов в жизни общины не привлекались. И только те, кто вносил максимальный взнос, обладали всей полнотой прав при решении общинных вопросов. Наиболее состоятельные члены общины также покрывали в значительной степени все расходы общины.

Общинные учреждения

Полноценная община включает в себя ряд институтов: синагогу, школы, благотворительные учреждения. Петербургская община отличалась существенным многообразием этих учреждений.

Синагога. Разрешение Комитета министров на строительство в Петербурге Большой хоральной синагоги было получено 19 сентября 1869 г., но открылась она только через 24 года 8 декабря 1893 г. после торжественной церемонии ее освящения.

Возведению синагоги предшествовала оживленная общественная дискуссия о том, какой вид она должна иметь. Виднейший русский историк искусства и либеральный критик В.В. Стасов, ратуя за культурное многообразие России, полагал что она должна выглядеть «по-восточному, ей необходимо придать арабско-мавританский стиль синагог средневековой Испании и Германии более позднего периода, что и обеспечит ей узнаваемый еврейский облик. Известный скульптор еврейского происхождения Марк Антокольский в частном письме Стасову выразил сомнение в том, что мавританский стиль соответствует истинно еврейской синагоге. «Я очень боюсь, – отмечал он, – чтобы это не было подражание Берлинской синагоге, которая в плане есть подражание протестантской церкви, а протестантская церковь, в свою очередь, есть подражание католической». Следовать этому образцу, с его точки зрения, значило «подражать тому, чему меньше всего должно было бы подражать». Крупнейший еврейский писатель и общественный деятель Иеуда-Лейб Гордон считал, что евреям «совершенно безразлично было, какой внешний вид будет иметь их храм, лишь бы в этой внешности не заключалось ничего шокирующего для их религиозного чувства, ничего тенденциозно-антиеврейского». Только духовная суть самого Богослужения важна евреям – подчеркивал он.

В итоге созданное правлением общины специальное жюри во главе с В.В.Стасовым, единственным неевреем в ее составе, остановила свой выбор на проекте архитекторов Л.И.Бахмана и И.И.Шапошникова. По мнению жюри этот проект отличал как «арабский стиль», так и то главное, что «вообще восточный характер выдержан [там] гораздо лучше и даровитее, чем в остальных проектах; в общем ансамбле здание не имеет никакого сходства ни с... церковью, ни с... мечетью. Синагога приобрела мавританский облик, сочетая все требования религиозных канонов с выразительным внешним видом». Этот проект и был утвержден 6 мая 1883 года, правда, с исправлениями, которые потребовал царь Александр II, кратко начертав: «Переделать проект в более скромных размерах». Из общей суммы 800 тысяч рублей, в которую обошлось строительство синагоги, более 125 тысяч рублей выделили члены общины. Для этого более 170 жертвователей создали специальный фонд, собрав средства от 2 рублей до 70 тысяч, наибольшие взносы внесла еврейская финансовая элита: Гинцбурги, Поляковы, Ипполит Вавельберг, при этом самый значительный взнос, 70 тыс. рублей, внес Гораций Гинцбург. Строительство Большой синагоги завершилось 1888 году, но еще в течение пяти лет продолжались работы по отделке интерьеров.

Возведение синагоги в политическом и культурном центре империи связывалось столичными евреями с надеждами скорого достижения равноправия для всего российского еврейства. Оно указывало, по их мнению, на незыблемость положения евреев в империи и воплощало достоинства древнего народа в глазах российского общества и правительства. Это событие по своей важности не только для евреев столицы, но и для остальных единоверцев, превосходило, с их точки зрения, все предшествующие достижения.

Вопреки «восточному» внешнему виду синагоги служба в ней проходит по «западному» образцу с хоральным пением и именными пожизненно закрепленными лучшими местами на первых скамьях для состоятельных жертвователей. Каждое такое место стоило 2000 рублей. Такие же места для женщин, располагающиеся в силу ортодоксального характера синагоги отдельно от мужчин на специально для них предназначенной галереи на втором этаже, также оплачивалось состоятельными членами общины. Еще одна особенность заключалась в том, что власти запрещали руководству общины нанимать служителей для обслуживания в том числе и синагоги по собственному усмотрению.

Радость петербургских евреев по поводу открытия синагоги омрачалась рядом возникших в связи с ней неудобств. Прежде всего надо сказать, что то место, которое было отведено под строительство синагоги, оказалось не самым удачным. Дело в том, что власти чинили всяческие препятствия пи выборе соответствующего места. Они противились расположению синагоги вблизи еврейского района или в центральной части города, считая, как выразился, генерал Ф.Ф.Трепов, обер-полицмейстер Петербурга (1866-1873 годы), а затем градоначальник (1873-1878 годы),: «Еврейская синагога не должна быть построена в населенной части города во избежание накопления в ней черни и сопряженной с ней грязи», а также она не должна находится там, где часто проезжают важные правительственные лица, и «нехорошо, чтобы там собирались по субботам и еврейским праздникам массы евреев». Выбранное в конечном итоге место, после многочисленных попыток правления добиться более удобного расположения синагоги, все же превышало для прихожан, живущих в отдаленных районах, расстояние, разрешенное в субботу для пешего перехода, лишало их возможности добираться до нее пешком по субботам и по праздникам и, следовательно, они не могли отправлять религиозные обряды. К тому же с открытием синагоги постановлением Комитета министров были закрыты все существовавшие молельни. Все еврейское население города не могло вместиться в зал синагоги, рассчитанный на 2200 мест. Пришлось использовались под молельни помещения, спроектированные как служебные, и даже подвалы.

Школы. Обучение в гимназиях и городских училищах было платным, поэтому там получали образование дети состоятельных родителей. Туда правление общины направляло преподавателей иудейского вероучения. Дети из бедных еврейских семей обучались за счет общины в талмуд-торе, которая в конце 60-х годов была преобразована в Училище Лазаря Бермана. Особенность петербургских евреев в этом плане заключалась в том, что в их среде наиболее популярными были немецкие училища при лютеранских церквах св. Петра (Петершуле), св. Анны (Анненшуле) и Училище реформатских церквей.

Благотворительное учреждение. В 1911 году на 5-й линии Васильевского острова по проекту архитектора Я.Г. Гевирца было построено здание еврейской богадельни. Поскольку еврейские общины вне черты оседлости не имели права владеть недвижимостью, здание официально числилось собственностью Моисея Акимовича Гинсбурга, петербургского купца и щедрого благотворителя, на средства которого оно и было строилось. На протяжении многих лет в нем помещались различные еврейские организации, как благотворительные, так и научно-просветительные. В здании располагались также молельня и общая столовая. Жилые комнаты были рассчитаны на 2-3 человека. Призреваемых лечил профессор Г.И. Дембо. Частные жертвователи, благотворительные концерты и аукционы давали средства на содержание богадельни.

Кладбище. С 1872 г. единственным местом захоронения петербургских евреев становится Преображенское кладбище. В предыдущие годы община приобретала участки для захоронения на кладбищах, которые назывались Старо-Волковским и Ново-Волковским. Всеми кладбищенскими делами ведал избранный правлением специальный руководящий орган, который назывался Кладбищенским управлением (или кладбищенской комиссией), что отличало его от соответствующих традиционных для общин черты оседлости погребальных братств. В состав Кладбищенского управления, состоящего из шести человек, входили наиболее уважаемые члены еврейского общества столицы.

Согласно документу, разработанному Кладбищенским управлением и утвержденному общиной 11 октября 1872 г., под названием "Порядок вступления в пользование новым кладбищем" захоронения производились по одному из пяти разрядов (от самого дорогого 1-го до бесплатного 5-го, на что были разработаны соответствующие тарифы), в соответствии с этим делилась и вся земельная площадь. Введенный порядок разделения кладбищенской земли по разрядам был нетрадиционным, также как нетрадиционным было и отсутствие разделения на мужские и женские участки захоронений. Характерные для черты оседлости надгробные стеллы с полукруглым завершением встречаются. только на могилах бедняков, что также отличает Преображенское кладбище от кладбищ черты оседлости. Из других отличий следует также указать, что наряду с традиционными надписями на надгробиях на иврите, помещались рядом также надписи по-русски или по-немецки Делаются даже попытки поместить на памятниках изображения погребенных. Отдельные элементы на надгробных памятниках, такие как урны, опущенные факелы и т.п., свидетельствуют о влиянии культуры окружающих народов. Эти новшества нравились не всем еврейским жителям Петербурга. Они считали, что этим «нарушаются их нравственное и религиозное чувство», в связи с чем в 1882 году правление общины оговорило за собой право браковать некоторые подобного рода памятники и надписи.

Еще в этом документе отмечалось, что могилы готовятся работниками городской организации.

Общественные организации

В 1863 году было создано старейшее в России еврейское общество - общество просвещения евреев (ОПЕ). В 1872 г. при этом обществе возникла библиотека, а к 1912-1913 годам при нем сформировалось несколько дочерних научно-просветительных обществ - Еврейское историко-этнографическое общество, Общество еврейской народной музыки и другие. Ряд еврейских просветительных, культурных, благотворительных и художественных обществ возник после революции 1905-1907 годов, когда процедура создания общественных организаций была значительно облегчена. К их числу относятся Еврейское театральное общество или Общество поощрения художеств, Еврейское литературно-научное общество, Общество для научных еврейских изданий, Общество для урегулирования еврейской эмиграции, Общество любителей древнееврейского языка. Общество охранения здоровья еврейского населения, Еврейское общество помощи жертвам войны. Некоторые из этих обществ просуществовали лишь один-два года, другие продолжали свою деятельность в течении нескольких лет, среди них были и такие, которые не прекратили своего существования и после октября 1917 года.

Деятельность общественных организаций отличалась значительным разнообразием и тем самым становилась существенной составляющей общинной жизни петербургских евреев. Они в немалой степени осознавали и реализовывали свою принадлежность к общине именно через участие в научных, просветительных и культурных еврейских обществах. Это знаменовало превращение столичной общины в общину нового типа, что не могло в значительной степени ни сказаться на жизни евреев всей России.

Общественные движения

В общественных движениях, существовавших внутри общины, можно отметить два главных направления. Одни евреи связывали свои надежды с улучшением жизни на родине и поэтому главным в соей деятельности видели борьбу за равноправие евреев в России. Другие же евреи, считая, что ждать улучшения жизни на родине не приходится, являлись в своей деятельности сторонниками палестинофильского движения, которое примкнуло позднее к сионизму Герцля. Это направление ставило своей целью эмиграцию евреев на Святую землю.

Если же говорить об общественных движениях вне пределах общины, то нужно отметить, что члены еврейской петербургской общины участвовали в процессах, связанных с этими движениями. Так, они принимали участие в проходящих в столице сразу после победы февральской революции, которая ликвидировала внешний гнет, многочисленных съездах различных еврейских организаций. В числе таковых следует выделить съезды еврейских учителей, еврейских артистов, еврейский кооперативный съезд и другие. Наиболее значимыми были VII Всероссийский съезд сионистов и III Всероссийский съезд еврейской социал-демократической рабочей партия «Поалей Цион». В это же время состоялась Всероссийская еврейская конференция, в задачу которой входила разработка программы будущего Всероссийского еврейского съезда. На этом съезде должен был рассмотрен вопрос о будущем евреев России, которое связывалось с созданием еврейской национально-культурной автономии. Соответствующий проект и должен был утвердить съезд.

Заслуживает внимания и тот факт, что депутатом от Петербурга в IV Государственной Думе был член партии конституционных демократов Максим Моисеевич Винавер. Нужно сказать, что евреи имели значительное влияние не только в партии кадетов, но и в партии эсеров. Однако после февральской революции они предпочли отказаться от участия в работе Временного правительства. Тем не менее, среди защитников Зимнего от штурмующих его красногвардейцев большинство составляли еврейские юноши, воспитанники военно-учебных заведений. На посту у Малой столовой, где заседали министры, стоял юнкер Шапиро.

Подводя итог обсуждаемой теме, хочется подчеркнуть, что петербургская еврейская община, сформировавшись как община нового типа, оказала огромное влияние на жизнь евреев всей России. Этому в немалой степени способствовало, кроме всего изложенного, то обстоятельство, что к 1900 году Петербург становится центром еврейского издательского дела. Город обладал мощной полиграфической базой и являлся местом сосредоточения значительной группы журналистов и издателей. Различные периодические издания (газеты и журналы), выходящие не только на иврите и русском языке, но также и на идише, предназначались для различных слоев населения. Ряд из них адресовывался только к евреям черты оседлости, но были и такие, которые были рассчитаны как на столичного, так и на провинциального читателя. Увеличение числа типографий и издательств, выпускавших литературу и периодику для еврейского читателя, сопровождалось и ростом числа еврейских книжных магазинов. Из крупных изданий особо следует отметить 16-томную «Еврейскую энциклопедию», выпущенную издательством «Брокгауз и Эфрон» в 1908-1913 г.г. на русском языке. Она обозначила новый этап национального самосознания и культурного подъема российского еврейства. Ее научное значение не померкло и в наше время.

Список использованной литературы

1. Бейзер М. Евреи в Петербурге. http://www.jewishpetersburg.ru/userimages/Mikhail%20Beyzer_Evrei%20v%20Peterburge.htm

2. Большая хоральная синагога. http://peterburg2.ru/restplaces/3268.html

3. Вихнович В. 2000 лет вместе: Евреи России. Питер, 2007. М., СПб

4. Джонсон П. Популярная история евреев. Вече, 2003. М

5. Евреи Петербурга. Три века истории. Macromedia inc, 1996. http://www.jewhistory.spb.ru/cover.php и

http://razym.ru/naukaobraz/istoriya/74733-evrei-peterburga-tri-veka-istorii.html

6. Еврейское Преображенское кладбище. http://funeral-spb.ru/necropols/evreyskoe/
7. Заславская Е. Братья Поляковы – коммерсанты, дворяне, евреи. http://world.lib.ru/z/zaslawskaja_e_b/smuta-4.shtml

8. Локшин А. Окно в Россию: Евреи в Петербурге. http://www.lechaim.ru/ARHIV/154/lokshin.htm

9. От черты оседлости в столицу империи. http://webstudio.il4u.org.il/projects/osedlost/

10. Пирютко Ю. От барона Шафирова до юнкера Шапиро. http://www.jew.spb.ru/ami/A332/A332-131_1.html

11. Фрумкина Р. За чертой. http://www.polit.ru/article/2008/03/28/natans/

12. Шульц С. мл. Храмы Санкт-Петербурга, Иудейские синагоги и молельные дома. http://bukharapiter.ru/hristianstvo/hramyi-peterburga-59.html

13. Юхнева Н. Евреи Петербурга в период реформ 1860 годов. http://www.jewish-heritage.org/prep17.htm


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1881




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer1/Knoring1.php - to PDF file

Комментарии:

Марк Фукс
Израиль, Хайфа - at 2012-01-20 16:53:28 EDT
Интересный материал. Большая содержательная работа.
Спасибо.
М.Ф.

Виталий Гольдман
- at 2012-01-20 15:04:11 EDT
А это исследование неужели никто не прочитал? Странно. Весьма убедительно и основательно. Спасибо автору!