©"Заметки по еврейской истории
январь 2017 года

Эдуард Бормашенко

Эдуард Бормашенко

Университетский Кампус


בס''ד

"… будут великие войны и революции, и будет затем во всем мире многомиллионное стадо овец, и будет его стричь какой-нибудь единый пастырь, а овцы будут все блеять одинаково, и будет свобода в общей глупости, и равенство в общем невежестве – кончится искусство, кончится литература, и никому не будет дозволяться писать хорошо, но каждому будет разрешено писать еще глупее, чем другие, – называться же все это будет каким-нибудь ученым словом вроде коммунизма".

М. Алданов, Повесть о смерти

    

Ариэльский Университет – самый юный в Израиле. Нам отроду четверть века. Но у нас элегантный, ухоженный кампус. Генеральный директор, выказывая отменный вкус и знание дела, органично вписал в желтые самарийские скалы цветы и зелень. На входе в кампус вас многозначительно встречает сад камней. Уютно, чисто, сытно. Трудно себе представить, что заветное желание соседей из соседней арабской деревни – всю эту красоту взорвать, да вперемешку с ее обитателями.

Я много езжу, и пришел к выводу, что университетские кампусы – может быть, лучшее из созданий западной культуры. Отнюдь не перворазрядные университеты гордятся своими городками. Уж вовсе провинциальный университет в штате Maine расположился вокруг очаровательной речушки Stillwater, и при желании, из одного корпуса в другой можно перебраться на лодке. Из близлежащего леса в кампус захаживают мишки. В Квебекском университете сделаны запруды для бобров, и можно полюбоваться трудолюбием академических грызунов. Я подолгу и с наслаждением созерцал их небритые, озабоченные мордочки.

По чисто выметенным дорожкам шествуют любезные, одухотворенные и утонченные профессора и доценты, на лужайках кучкуется бунтарская, оголенная (все в рамках дозволенного) молодежь. Все, включая обслугу, приветливы, доброжелательны и милы. Профессора часто и живут неподалеку от кампуса, и бодренько едут на работу на велосипедах. А я вот и пешочком хаживаю. Рай земной, да и только.

***

Из райских кущей университетских кампусов вываливается в мир почти все хорошее и дурное, и уж во всяком случае, все новое, восхитительное и проклинаемое, чем живет человечество, включая компьютер на котором я набираю этот текст. Пища, одежда, лекарства все приходит оттуда. Университеты взяли на себя роль средневековых монастырей, задававших тон и градус духовной жизни. С монастырских времен изменилось многое, неизменным осталось одно: бесконечная пропасть, разделяющая насельников кампусов и остальной мир. В последние годы, благодаря смартфонам, пропасть, очевидно, углубляется: простой человек определенно разучился писать и говорить. Его речь, все более сводится к базисному комплекту людоедских слов-паразитов. Я недавно попросил студентку-первокурсницу выразить незатейливую мыслишку одним предложением, не содержащим "как бы". Бедняга набычилась, побагровела, разрыдалась и выбежала из аудитории. Не смогла.

А за этой пропастью миллиарды злобных, колючих глаз, ненавидящих и презирающих книгочеев. Кампус и монастырь не только впитывают ученых, но и прикрывают от злобы мира. И стены кампусов, куда как ненадежны. За этими стенами прячется не только знание мира, но и власть над миром. Как и всякая власть, профессора убеждены в том, что простой народ их обожает. Ведь они, профессора, дали людям хлеб, зрелища и лекарства. Как и всякая власть, профессора не подозревают о том, что народ их основательно и цельно ненавидит.

Эта слепота умных людей перед тем, что есть, заслуживает подробного исследования. Казалось бы, ученый должен уважать реальность, а на самом деле, он болен особой, просвещенной и просветительской слепотой. Летом я гостил у приятеля-математика в Техасе. Вечером по телевизору мы смотрели под виски поджог избирательного штаба Трампа интеллигентными, поджарыми, учеными поклонниками Хиллари Клинтон. Покрышки горели и воняли, штаб, вяло отстаиваемый полицией, пылал. Мой приятель – прекрасный тополог, и всесторонне и глубоко образованный человек, хлюпнув губами виски, заметил: "какой все-таки Трамп фашист".

От этой слепоты не излечивают победы на выборах Трампа, Натаниягу, Эрдогана и Путина, олицетворяющие, то, что ненавидят уже в кампусах, а именно: крестьянский здравый смысл, нашептывающий, что однополая семья не есть семья нормальная, что негра не следует именовать афро-американцем, и что он всегда прав, только оттого, что он негр, что исламисты не инакомыслящие, а враги, каннибалы, грезящие мировым господством.

Крестьянский здравый смысл основан на различении "свой"-"чужой", имеющем по-видимому биологическую подкладку. Умение выделять своих и опасаться чужих спасает жизнь в бессчетной выборке случаев. Обитатели кампусов претендуют на то, что они это умение потеряли и мужчину от женщины и негра от белого не отличают. Здесь мы имеем случай "так называемого вранья", ибо "чужих" интеллигенция мордует со вполне оголтелой, кондовой первобытностью. Газетно-интернетная травля Биби и Дональда Дака ничем не отличается от знакомого "мы, как один, доярки и кочегарки, Пастернака не читали, но знаем, что он мерзавец и очернитель". Хотя слово очернитель следовало бы искоренить, черный, это, что же непременно дурной?

Не приведи Б-г, в преподавательской усомниться в том, что все расы равно способны к теоретической физике, среди негров, как-то не оказалось приличных теоретиков. В мешок тебя, чужого, и в воду за такие речи. А вот герой "Скучной Истории", олицетворявший во многих поколениях интеллигентность, был очень недоволен предложением подсадить к нему за стол зулуса. А Антон Павлович вроде бы в интеллигентности разбирался; был вполне квалифицированным по этой части экспертом. Туго бы пришлось сегодня Антон Павловичу с его реакционными воззрениями держиморды.

***

Слепота интеллигенции перед тем, что есть – явление не новое. Совсем недавно профессора обожали товарища Сталина. По сей день носятся с Фиделем и Че Геварой. И горе было тем, кто подобно Оруэллу, Кестлеру и Теллеру пытался рассказать правду о том, что творится в России и на Кубе. Но помимо упорного нежелания видеть действительность, во взаимодействии интеллектуалов с массой появилось и нечто новое. Раньше хорошим тоном было "страдать за несчастный народ" (В. Соловьев умилялся народнической жертвенности: "человек, произошел от обезьяны, поэтому отдадим жизнь за народ"). Ни мужика, ни рабочего, правда, страдальцы не знали, но лишь самые честные, вроде Абрама Гоца, признавались в том, что народа вовсе и не нюхали, и в присутствии пролетариев и землепашцев чувствовали себя неловко. Но за этот самый неведомый народ шли и на каторгу и на виселицу.

Сегодня – не то. Интеллектуалы открыто презирают и ненавидят реднекеров, упорно не верующих в либеральную религию. Классовые битвы сегодня идут не между богатыми и бедными, не между аристократами и плебсом, но между интеллигенцией и народом. В этом удивительный конфликт нашего времени. Князь Андрей, говорит Пьеру, проповедующему стандартный кампусный набор (просвещение, больницы, свобода), следующее: "Ты говоришь школы, … поучения и так далее, то есть ты хочешь вывести его, сказал, он, указывая на мужика, снявшего шапку и проходившего мимо них, – из его животного состояния и дать ему нравственные потребности. А мне кажется, что единственное возможное счастье – есть счастье животное, а ты его-то хочешь лишить его. Я завидую ему, а ты хочешь его сделать мною, но, не дав ему ни моего ума, ни моих чувств, ни моих средств. А по-моему, труд физический для него есть такая же необходимость, такое же условие его существования, как для тебя и для меня труд умственный. Я ложусь спать в третьем часу, мне приходят мысли, и я не могу заснуть ворочаюсь, не сплю до утра, оттого, что я думаю и не могу не думать, как он не может не пахать, не косить, иначе он пойдет в кабак, или сделается болен".

Далеко же видел Лев Николаевич, но забыл прибавить, что вместе с косой, плугом, счастливой усталостью и следующим из нее покойным сном (сегодня полмира безнадежно глотает снотворное) Пьеры Безуховы отняли у простого человека две безделицы – чувство собственного достоинства и смысл жизни. У меня на глазах вымерли профессии: исчезли токаря, фрезеровщики, шлифовщики. Всех их прикончили станки с ЧПУ. Но чем будут заняты бывшие токаря? Об этом в кампусах забыли подумать. В одном весьма среднем американском романе мне попалась фраза: "Он был наделен спокойным достоинством американского мастерового". Заменить его оказалось нечем. Чем же заменишь человеческое достоинство?

***

На фронтоне кампуса по-прежнему сияют "Свобода, равенство, братство". Но братство из прекрасного нового мира выметено до соринки (в кампусах, кстати, клубится такое махровое интриганство, что куда там двору Ричарда III); а неравенство в мире, вопреки усилиям профессоров-экономистов и премьер-министров-социалистов непрерывно углубляется. В недавнем номере Nature появилась любопытнейшая статья, анализирующая проблему экономического неравенства (его и вообще не просто оценить, измерить – "неравенство"). Так вот, оказывается, что экономическое неравенство меняется циклически с периодом примерно в полвека, совершенно игнорируя старания Пьеров Безуховых. Очень способствуют сглаживанию неравенства войны и эпидемии. Причина проста: они резко понижают ресурс рабочей силы, наемным работникам приходится платить больше. Так что, если равенство – высшая цивилизационная цель, то следует выбирать не социалистов в парламент, а ястребов; они устроят войну, и рабочим придется повысить жалованье. Рецепт, впрочем, сомнительный: войны более вероятны, когда у власти – голуби, соседи в этот момент полагают, что самое время перераспределить неправедно нажитое кампусниками богатство.

Так что с равенством и братством дело обстоит худо. Что касается свободы, то темный еврейский народ, например, упорно предпочитает свободу зажигать субботние свечи, свободе осеменять все, что движется и теплое. И никак не склоняет жесткую выю перед тупостью ортодоксальной политкорректности, свободно выбирая комментарии раввинов к недельной главе Торы.

***

Обитатели кампуса народной жизни не понимают совершенно. Главное, чего они себе и представить не могут: глубины неинтересности, скуки современной жизни. Жизнь ученого – увлекательна и захватывающа. Счастливец, открывший эффект, поставивший задачу, обобщивший теорию, знает, что по остроте ощущений, по выбросу адреналина, научное творчество, мало с чем сопоставимо.

Жизнь тюкающего до одури по клавишам тестера программ, и продавца магазина готовой одежды – необоримо тосклива и рутинна. С пошлостью повседневности и рутины справляется только вера. Верующий легко смиряется с заурядностью собственной и жизни вообще. Но вера – главный враг левых профессоров. Она ведь устроена не по их, профессорскому разуму. Б-г наделил интеллигенцию многими добродетелями, напрочь лишив одной, – смирения. Мысль о том, что мир устроен не по доцентскому разумению оказывается нестерпимой.

Но мир ведь можно и должно подправить, не так ли? Левизна интеллектуалов – органична, ибо революции – интересны. Бунюэль, говорил, что революция для него – цепь интересных событий. То, что эта цепь интересных событий разрешается Зазубринской "Щепкой" и антропофагией, – вторично. Главное, чтоб дух захватывало.

Союз левой интеллигенции с люмпенами и бандитами, охлосом удивителен лишь на первый, весьма поверхностный взгляд. Уже Маркузе сообразил, что по мере вымирания квалифицированного мастерового, единственным союзником левых в деле обустройства интересной жизни, остаются деклассированные нахлебники, паразиты, чернь.

***

Доценты и профессора ненавидят рынок и рыночную экономику, в точности оттого, отчего и ненавидят верующих. Рынок – великолепно случаен, неразумен, иррационален. Его герои – божьи избранники, удачники, счастливцы. Его не упорядочить, а этого кампусный разум перенести не может.

***

Марк Алданов писал, что никакой диктатор не может длительное время править против воли народа. Опытный и талантливый людоед, вроде Наполеона, решает задачу: "чего они хотят", имея в виду народ. А вот не считаться с желаниями интеллигенции, диктатору легко и просто. Но так было во времена Наполеона и Алданова. Наука, проникнув во все щели современного общества, из аристократического хобби превратилась в массовую профессию. А ученые из кучки талантливых одиночек-чудаков, забывающих в самых неподходящих местах зонтики, и рассеянных, вплоть до вечно расстегнутой ширинки, – в толпу научных сотрудников; пошел процесс, столь беспощадно и точно описанный и осмеянный Абрамом Фетом в "Пифагоре и Обезьяне". И блеют овцы в этом ученом стаде добровольно, дружно, слепо, политкорректно и единообразно; на зависть армейским фельдфебелям, не без крови и пота выбивающих подобные результаты из рядовых.

Университет по самому своему имени должен заниматься универсальным знанием. Но универсального знания вы не найдете в кампусе со свечами. Специализация науки такова, что если и заговоришь в преподавательской о мировоззренческом, философском, на тебя глядят, как на полоумного. А на месте религии, философии выросла одна политкорректность.

Университет, вроде бы, обязан пестовать и нестандартное мышление, косой взгляд на мир. На самом деле, этого нет и в помине. Мы выпускаем в мир миллионы штампованных полу-образованцев, совершенно беспомощных за пределами своей профессии, и вполне доверяющих воркованию теле- и газетных гуру. Профессоров и студентов – миллионы, и они сила; за свободу интересной жизни стоять будут насмерть. Народ против них. Раньше простой человек ненавидел умников за то, что те прочитали много книг, а теперь еще и за то, что они власть.

  


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:3
Всего посещений: 337




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2017/Zametki/Nomer1/Bormashenko1.php - to PDF file

Комментарии:

Benny
Toronto, Canada - at 2017-02-06 17:30:14 EDT
Уважаемый Эдуард !

1) О моём подходе к этой дискуссии:
во имя небес и с трепетом перед небесами. Цель: общий поиск истины и постараться убедительно предупредить оппонента если он делает что-то плохое.

2) О моей личности:
по-моему, мне совсем не нужен "образ врага" и я знаю, что и добро и зло лежит внутри меня и МОЯ война это именно со злом ВНУТРИ меня. Я ОЧЕНЬ буду Вам благодарен, если Вы обратите моё внимание на любой случай, в котором это не так.
Но у меня к Вам просьба: если Вы это делаете, то делайте это на серьёзном уровне.

3) По существу вопроса, общие соображения:
жизнеспособная Ложь всегда смешана с Истиной и содержит "зёрна лжи", "зёрна истины" и много "потенциально полезной нейтральности". Поиск "зёрна лжи" это чрезвычайно эффективный способ для 3-ёх супер важных целей: моей войны со злом ВНУТРИ меня; улучшение / исправление мира ВОКРУГ меня; поиск истины.

4) По существу вопроса, конкретно:
Именно с этой целью я и написал свой комментарий [2017-02-05 21:35:08 EDT]: я написал о субъективном подозрении на существование "зерна лжи" в академии, я дал ему предварительное определение (... придумывают новые причины "дать ещё больше власти бюрократии" ...), которое я надеялся уточнить в процессе дискуссии.
Кроме того, в [Benny - Бормашенко - 2017-02-05 22:36:39(762)] я написал не только о "субъективных подозрениях", но о СВИДЕТЕЛЬСТВАХ существование "зерна лжи" в климатологии: не об отдельных случаях, но об ОБЩЕПРИНЯТЫХ нормах (мнений и действий) и ПУБЛИЧНО ДЕКЛАРИРУЕМЫХ ОБЩИХ целях ВСЕГО ЭТОГО СООБЩЕСТВА.
Вы же полностью проигнорировали мои "субъективные подозрения" - и Вы имеете на это полное право, у каждого есть своя задача в жизни.
Вы также совсем не заинтересованны в моих "свидетельствах" - а это уже "не совсем хорошо": и "вообще" и для Вас.
Но вы также убеждаете меня в существовании "зерна истинны" в климатологии - а кто бы в этом сомневался, КПСС тоже ведь много хорошего сделало, да и хороших людей там было немало. Это НЕ метод честной дискуссий, это совсем не безобидный метод охраны своей "зоны комфорта".
Кроме того, Вы ОСУЖДАЕТЕ саму идею отделить "зёрна лжи" от "зёрен истины" (в академии, в политике и т.д.) - и это ОЧЕНЬ ПЛОХО "вообще" и очень вредно для моих жизненных интересов.

Вывод: я ни в коем случае не требую от вас "участвовать в культурной войне на моей стороне", но я утверждаю, что Ваше активное ОСУЖДЕНИЕ моей позиции - во-первых интелектуально нечестно, а во-вторых УЖЕ сделало Вас активным участником "культурной войны" - и притом против меня, но на стороне тех, кто требуют замалчивать реальные проблемы.

P.S.: государственная бюрократия необходима и полезна, но для определённых целей. Я вижу, что гос. бюрократия "подгребает под себя" совсем другие цели (в данном случае мы говорим об академии и университетах), что она слишком слабо контролируется политиками и гражданнами - и я вижу, как УЖАСНО это уже влияет на мою жизнь и жизнь "моих" - и я понимаю, что в будущем это может быть гораздо хуже.

Я не ищу виноватых - но не все беды в мире вокруг меня сделал именно я сам. Я не ищу врага - но враг нашёл меня.

Бормашенко-Benny
Ариэль, Израиль - at 2017-02-06 07:19:56 EDT
Benny, Вы, полагаю, несколько раз в неделю заглядываете в прогноз погоды, не так ли? И самолеты меньше падают, оттого что появился более или или менее достоверный прогноз погоды. А эту труднейшую задачу, прогнозирование погоды, худо-бедно решили климатологи, создав сложнейшие физические модели.
Не кажется ли Вам, что Вы слишком легко, вслед за простым народом решили главную задачу бытия - нашли врага. Теперь это климатологи, социологи и бюрократия. Помнится, в горбачевскую перестройку очень громили бюрократов и песенку соответствующую пели. Поверьте, и царство Б-жие и враги наши - внутри нас. Это наши лень мыслить и чувствовать, принятие близлежащего ответа за истину, тщеславие, да мало ли. Не климатологи мешают вам жить. Мне так точно не мешают.

Moня портной
- at 2017-02-06 04:17:27 EDT
Бормашенко-Benny
Ариэль, Израиль - 2017-02-05 22:50:25(766)
Но поверьте, там где замешаны большие деньги и политика программисты, физики, диск-жокеи и простые люди ведут себя не лучше климатологов. Воланд, вот тоже наигранно удивлялся, что в Москве есть жулики. Лукавил лукавый.
--------------------------------------
Я вам скажу, уважаемый Эдуард что всегда читал ваши произведения с большим интересом, как очень интересную литературуи кто-то скажет, что причем тут портной.я вам отвечу что Эдуард правильно все написал про большие деньги и жокеев и физиков.ы простых людей немножко дрыгой покрой потону что они вопервых.Про большие деньги не знают и не мечтают. Вот например портной или повар, так он должен натуральный товар выдавать клиенту.И товар этот можно пощупать руками или покушать.на облицовку извиняюсь в туалете тоже все смотрят.Тут не пофокусничаешь, а лукавые климаксологи или не знаю кто,что они нам показывают одна извините херня, как говорят у нас. А за что тогда платить?
Вы думаете бруки хуже чем их задри--ые статейки.А одному даже нобеля дали.а надо было по шнобелю.Извините а вы тоже хотите как они полукавить?от вас не ожидал.

Cleverle
- at 2017-02-06 00:06:12 EDT
BennyToronto, Canada - at 2017-02-05 21:35:08 EDT

....сейчас многие "простые человеки" наконец-то осознали, что "гуманитарные умники" (экономисты, климатологи, юристы, социологи, теоретики педагогики и т.д) они вовсе и не полезные для общества "умники", а просто никчемные паразиты. Они только тем и занимаются, что придумывают новые причины "дать ещё больше власти бюрократии" - а бюрократия им это щедро оплачивает.

Очень многие "простые человеки" на своём опыте убедились, что всё это "умничество" им совсем-совсем не нужно - но вреда от него очень много: именно оно делает их жизнь всё хуже и хуже.
-------------------------------

Наконец-то и Бенни осеняем прозрением. Но весь список еще не оглашён.

Benny
Toronto, Canada - at 2017-02-05 21:35:08 EDT
... Раньше простой человек ненавидел умников за то, что те прочитали много книг, а теперь еще и за то, что они власть.
--------------------
Мне кажется, что автор не заметил самое главное: сейчас многие "простые человеки" наконец-то осознали, что "гуманитарные умники" (экономисты, климатологи, юристы, социологи, теоретики педагогики и т.д) они вовсе и не полезные для общества "умники", а просто никчемные паразиты. Они только тем и занимаются, что придумывают новые причины "дать ещё больше власти бюрократии" - а бюрократия им это щедро оплачивает.

Очень многие "простые человеки" на своём опыте убедились, что всё это "умничество" им совсем-совсем не нужно - но вреда от него очень много: именно оно делает их жизнь всё хуже и хуже.

А если учитывать псевдо-религиозный характер учений "прогрессивных" умников от гуманитарных наук, то наше время мне немного напоминает время начала европейской реформация XVI века.

Б.Тененбаум
- at 2017-02-02 00:41:20 EDT
Как всегда - исключительно интересно. И, я бы сказал, многопланово. Кстати, так существуют не только университетские кампусы, но и штаб-квартиры крупных кампаний хай-тека: замкнутый рай для праведников, занятых делом. А иногда и интригами, достойными двора Медичи :)

Если автору будет не в обиду: вот эта его сентенция кажется мне довольно спорной:

"... Профессоров и студентов – миллионы, и они сила; за свободу интересной жизни стоять будут насмерть. Народ против них. Раньше простой человек ненавидел умников за то, что те прочитали много книг, а теперь еще и за то, что они власть ...".

Разве это не старинная проблема, о которой говорили еще во времена рабби Акивы:

"... Уже будучи известным учителем, членом Санхедрина он говорил: "Когда я был ам а-арец'ом, я говорил: если бы попался мне мудрец, я укусил бы его как осел". Его поправил кто-то из учеников: "Следует говорить - не как осел, а как собака". Акива возразил: "Нет, именно как осел: собака только кусает, а этот ломает кость". Столь велика была ненависть простого невежественного крестьянина-поденщика к ученым людям ...".

Сообщества "простых людей" долго не выживают: всегда нужна элита специалистов. Это может быть "военная аристократия", или "жреческое сообщество", или "банкиры/торговцы/управленцы" - формы бывают разные - но некий правящий слой необходим. И коли так, то "создатели технологий" - неплохая замена браминов.

Националкосмополит
Израиль Воскрешенный - at 2017-02-01 12:29:38 EDT
Еще лет 20-25 тому назад Англия и Япония объявили о том, что они приняли программу практически всеобщего и непрерывного высшего – магисторского образования для всех своих граждан.

Скорей всего эта программа не была реализована.
Иначе бы об этом факте в амбициях интеллектуальной элиты этих стран не замалчивалось..

Я абсолютно убежден в том, что сегодня во всех развитых странах должно быть и всеобщее высшее образование, и всеобщая занятость любимым творческим трудом – «амлахой» –«царским делом» по нашему.

А что мы реально видим даже в нашем Израиле Воскрешенном?

Мы видим, что 50% еврейских детей не получают даже багрута – аттестата зрелости!!!

Кто за это отвечает?
В первую очередь сообщество школьных учителей и преподавателей колледжей и универститетов.

Это есть мерзкая государственная политика – разделить наш Избранный Постгалутный Народ на образовательные разряды: безбогрутный, багрутный, тор ришон, тор шени, тор шлиши, доктор.

Мне абсолютно ясно, что если взять любую сотню докторов выше 60ти лет, когда уже можно подводить итоги научной деятельности, то выяснится, что 99% из них не сделали ни открытий, ни внедренных изобретений, не создало научных теорий и гипотез мирового уровня.

Причина этого глобального фейка, на мой взгляд в ненужной иерархизации людей по образовательному статусу.
Этот статус, на мой взгляд должен быть и высокий и одинаковый.

Слово «академик» произошло от слова «академаим».
Можно ли представить иерархию между членами Академии Наук?!
Нет нельзя, ибо такая иерархизация оскорбит академиков.

Так вот иерархизировать академаим так же пошло, как иерархизировать академиков.
А академаем должны быть все психически здоровые взрослые граждане Израиля с 20 – 25 лет.

Борис
Брукингс, - at 2017-02-01 03:05:00 EDT
Вроде всё правильно, но как то скучно. Дыханья жизни не чувствую
М/ Носоновский
- at 2017-01-31 14:49:38 EDT
Хорошие размышления (хоть я и не на 100% согласен). Напомнило читанное лет 30 назад у Зиновьева в "Желтом доме" про "народ", "начальство" и "интеллигенцию" и поразившее меня тогда - интеллигенция делает вид, что она начальство, на самом деле таковым не являясь, за это "народ" интеллигенцию и не любит!

"Народ и интеллигенция

Русские люди делятся на начальство, народ и интеллигенцию. Никакой проблемы начальство и народ не существует; те и другие знают, что начальство есть начальство, что начальство положено, что начальству положено, а народ должен и обязан. Не существует также никакой проблемы начальство и интеллигенция: те и другие знают, что начальство есть начальство, что начальство положено, что начальству положено, а интеллигенция должна и обязана. Существует лишь проблема интеллигенция и народ. Проблема народ и интеллигенция есть та же проблема, только наоборот. Спросите любого интеллигента насчет проблем! Ему и в голову не придет мысль о начальстве. Он сразу же заговорит о народе, ибо он интеллигент.

У нас в квартире интеллигенция это я, а соседи народ. Начальства у нас, конечно, нет. Начальство есть некая высшая форма существования материи. Эта форма материи в коммунальных квартирах и подлежащих сносу домах не живет. На нашей маленькой квартирке можно изучить всю социологию проблемы интеллигенция и народ. Соседи искренне считают, что я паразит на шее трудящихся, и одновременно жалеют меня за то, что я часами протираю штаны и порчу глаза над книжками. Они опять-таки искренне полагают, что я, как ученый, гребу деньги лопатой, и одновременно категорически заявляют, что не пустят дочку в институт двадцать лет попусту учиться за гроши. Они от всей души угощают тем, что у них есть, и гневаются, когда я отказываюсь. Недавно мне пришлось срочно делать левую статейку. В это время завалился Сосед с поллитровкой. Я еле выпроводил его. Так он после этого неделю не разговаривал со мной, обзывая последними словами, и пообещал набить морду. Я спросил его за что. Он ответил, как в старом анекдоте ответил муж жене, которой он влепил ни за что по физиономии: кабы было за что, убил бы. Когда требуется скандалить со всякого рода коммунальными организациями и местными властями, на это дело вытаскивают Меня, поскольку я ученый человек. Но если властям требуется как-то нажать на меня, наш квартирный народ всецело поддерживает власть, а не интеллигенцию.

Короче говоря, установить тут некие строгие принципы Невозможно. Почему? Да потому, что народ воспринимает интеллигенцию как свою собственную часть (такое же дерьмо, как и мы), стремящуюся устроиться жить как начальство (ишь чего захотели!). Народ уважает интеллигенцию так как это почти что начальство, но презирает ее, так как это вовсе не начальство."