©"Заметки по еврейской истории"
январь 2017 года

Леонид Комиссаренко

Леонид Комиссаренко

Два мэра из одного мира


I. Фрайбург

 

Фрайбург – городок очень неплохой и стремится стать ещё лучше. Самоназванная зелёная столица страны, над чем вся эта страна и хихикает. В архитектуре при этом преуспевает не очень, но строительство и благоустройство ведётся интенсивно. В начале лета 2016 года дошла очередь и до десятилетие назад задуманной реконструкции площади Старой синагоги. По числу площадей с таким названием Германия – абсолютный чемпион мира. Вот и у нас стояла в самом центре города, на участке, выкупленном Еврейской общиной, такая красавица.

 

 

 

Но к утру 10 ноября 1938 года выглядела она вот так:

 

 

После войны, как положено, назвали площадь именем Старой синагоги, поставили памятный знак и жили себе спокойно до начала реконструкции.

 

Справа от зелени – второй корпус университета, позади неё – университетский новострой 70-х, синагога стояла там, где под деревьями видны 2 белых авто.

В соответствии с проектом плошадь будет выглядеть так:

 

 

Так сказать, скромненько, но со вкусом... ли? Тем более, что по давней городской традиции через пешеходную зону должен обязательно проезжать трамвай, а ещё лучше, если и автобус. Есть тут трамвай, есть, как раз площадь переполовинивает – вон рельсы видны.

Нет, чтобы сотворить что-нибудь, подобное этому:

Рим, площадь Капитолия

 

Но куда там! И куда нам? А новых Микеланжело нет и не предвидится.

А на нашей площади справа вдали ещё и бассейн виден. Вот он поближе:

 

 

 

Очертания его якобы повторяют очертания стоявшей якобы на этом месте синагоги. Но сдаётся мне, что синагоге просто повезло, если о ней вспомнили. Дело в том, что в нашем климате открытая площадь без зелени превращается летом в настоящую раскалённую сковородку, о чём в процессе обсуждения многажды упоминали. Бассейн должен слегка охладить атмосферу, а заодно и выполнить историческую функцию памятного знака. Вокруг него и сыр-бор.

По счастливой случайности в самом начале земляных работ мимо проходили работники общины, увидевшие в земле остатки стен. Сообщили в общину, оттуда – запрос в мэрию. Городское строительное управление и земельное управление по охране памятников уверили Преседателя правления местной еврейской общины Ирину Кац, что найденное – фрагменты старой городской стены, можно копать дальше. Копнули. И тут же натолкнулись на фундамент. Общине сообщили, что остатки фундамента Старой синагоги останутся в почве, а возвышающиеся над землёй остатки стены будут снесены, так как на этом месте должен быть бассейн.

 

 

Председатель Еврейской общины Фрайбурга Ирина Кац

в недоумении: «Как так можно?»

 

19 октября в присутствии нескольких городских руководителей состоялась беседа с руководителем общины у обербургомистра (ОБ) Дитера Саломона (Dieter Salomon) по поводу дальнейшего хода работ. После этой беседы Ирина мне призналась, что никакой надежды на сохранение остатков синагоги нет. Саломон твердит одно: «Каждый день простоя и каждый метр изменения проекта стоят мне миллионы. Ничего менять не будем, никакого плана Б у нас нет».

Единственная договорённость, достигнутая в ходе беседы, состояла в том, что план реконструкции площади будет представлен членам общины. Да и сами члены общины, а есть среди них и инженеры, и архитекторы, представили на рассмотрение городским чиновникам несколько вполне осуществимых за совсем небольшие деньги предложений. Основная идея большинства из них – прикрытый прозрачным куполом освещённый колодец, обеспечивающий видимость небольшого фрагмента фундамента. Ничего удивительного и ничего нового – так делают по всему западу Германии и в соседней Швейцарии с наследием Римской империи, всё это можно увидеть всего лишь в 25-и километрах от нас, в Баденвайлере (где Чехов умер). Но все наши предложения отвергнуты, практически не глядя. 27 октября состоялось обещанное ОБ представление на собрании общины. Проголосовали единогласно: «С предложенным городом проектом община не согласна. Остатки стены и фундамента должны быть видны». ОБ это решение «с сожалением принял к сведению».

2 ноября был начат снос фундаментов. На помощь общине выступила фракция муниципального совета «Независимый список» с ходатайством о приостановке строительных работ до 15 ноября. Снос удалось временно приостановить, дюжину пронумерованных камней уложили на поддоны и отправили на склад городского стройуправления.

 

 

 

 

 

10 ноября состоялась демонстрация протеста против действий городских властей на площади Старой синагоги. Ещё до демонстрации более 1200 человек подписали две петиции против необдуманного и безответственного обращения городской администрации с фундаментом.

На 15 ноября назначено заседание Городского совета, на котором, по ходатайству председателя фракции «Независимый список» Михаэля Мооса, предстоит рассмотреть его предложение о возможной переработке плана реконструкции с учётом сохранения остатков фундамента.

Накануне заседания ОБ Саломон дал по этому поводу интервью, в котором вновь и вновь отстаивал необходимость завершения реконструкции по первоначальному плану. С его лёгкой руки в дискуссию вброшен термин «сакральность здания синагоги». По его мнению обхождение с остатками стен и фундамента синагоги от сакральности только и зависит. Т.е., если синагоги нескральны, то их камни можно выбросить в строительный мусор. А это уже то, что называется релятивизацией преступлений нацистов. В полном соответствии с высказываниями евангелического кумира Лютера. В его "шедевре" "О евреях и их вранье" стоит чёрным по белому: "сжигайте и уничтожайте их синагоги".

Спешно найдена парочка ренегатов, на которых возложена задача вынесения приговора: «Синагога не есть сакральное здание». Надо же, выбор определителей святости пал на людей, для которых вообще нет ничего святого: сомнительно конвертированная немка, не стоящая упоминания её имени и давно не у дел раввин без смихи Суссан, о котором я уже писал. У меня нет собственного мнения по этому вопросу, но та парочка, которую спросили, отлично зная, как будет использовано её заключение, могла бы добавить: «Да, несакрально, но это всё, что нам осталось на память, будем к ней бережны».

Ещё и жалуется господин ОБ: «К сожалению, в течение последних дней имели место персональные нападки, неделовые аргументы, приписывание мне ложных утверждений. Я получил письма, в которых стояло, что ОБ Саломон и Городской совет завершают работу, начатую нацистами. Я понимаю боль тех, кого это касается, но боль не оправдывает безвкусных сравнений, тем более идущих мимо цели. Задача нашего поколения – создание памятных мест, которые будят воспоминания об ужасах нацизма. Это моральный императив, которому мы должны себя предоставить, что мы во Фрайбурге уже десятилетия и делаем. Потому что вследствие нашей истории мы отягчены ответственностью, от которой уйти не можем».

Во звучит! Золотые слова. Но в контексте разрушения памятника слова эти – хрестоматийный образец изощрённой демагогии.

И ещё одно наблюдение по интервью. В начале его, ссылаясь на авторитетных защитников памятников, он заявляет, что если камень удалить, законсервировать какой-нибудь синтетикой и вернуть на место, то это уже не оригинал, а нечто искусственное. И вот это нечто он же в конце предлагает использовать для нового памятного знака, Где логика?

 

 

OБ др. Д. Саломон

 

Мы с Ириной и ещё тридцатью представителями общины были в гостевой ложе на заседании Городского совета 15 ноября. У Саломона большинство, так что ходатайство Михаэля Мооса обречено на отклонение, что и произошло. На следующий же день, 16 ноября, экскаваторы, бульдозеры и отбойные молотки вновь загрохотали на площадке.

Два пикантных момента:

1.  В вопросе «сакральности» все на него ссылавшиеся опирались на «заключения» двух вышеназванных особ, но никто не упомянул главного на сегодня религиозного арбитра Бадена, Земельного раввина Михаэля Фломенмана. Пошто так? А потому, что он однозначно выступил в защиту камней, исходя из их символической ценности. Он сказал о том, что соображения о сакральности синагог не имеют в этом случае никакого значения.

2.  В этом вопросе выявился и прямой подлог со стороны городских служб, да и самого ОБ. Как оказалось, ничего неожиданного в возникновении «как из-под земли» фрагментов фундамента не было – о них знали все (не)заинтересованные ещё на начальной стадии проектирования. Думали – рассосётся, поэтому и планом Б не обзавелись. А оно не рассосалось..

Но лично для себя извлёк я из этого заседания ещё один урок, касающийся уже нашего еврейского сообщества в Германии. В ходе прений я услышал из уст председателя фракции «Фрайбургские жизненные ценности» др-а Винклера (Wolf-Dieter Winkler) о том, что он консультировался с Председателем Высшего совета Израэлитского религиозного сообщества Бадена (OR IRG Baden) г-ном Рами Сулиманом (Rami Suliman), и тот ему однозначно ответил, что синагога у евреев сакральным строением не является, и, таким образом, найденные камни религизной нагрузки не несут. Так что можно фундамент рушить. Я был этим заявлением удивлён до крайности. Углубившись в вопрос, понял, что это чистой воды подлог: Сулиман, хотя против воли общины и поддержал решение города, но в тему сакральности вообще не вдавался.

Но это ещё не всё. Подводя непосредственно перед голосованием итоги дебатов, ОБ Соломон тоже сослался на того же Сулимана: «Приведенное здесь в качестве аргумента несогласие Еврейской общины Фрайбурга никакого значения не имеет. Я вчера беседовал с Р. Сулиманом, и он мне сказал, что решения OR IRG имеют приоритет перед решениями общин, а он за продолжение строительства по плану А» (слова Д. Саломона в вольном изложении, т.к. в протоколе я их не нашёл, но слыхал лично). А это уже удар со стороны своего же функционера. Протокола их разговора, конечно же, нет, что ему говорил Сулиман, никто не знает, но соглашательская позиция Сулимана таким заявлениям способствует, тем более, что идею такого приоритета он вынашивает давно. Но, для непосвящённых, в речи ОБ дело было представлено так, как-будто его решение одобрено OR IRG Baden, где оно вообще не рассматривалось.

Положение на сегодня: несмотря на многочисленные обращения как из Германии, так и из-за её рубежей, в том числе и от прибывшего из Франции на протестную демонстрацию Франсуа Блюма, пережившего Холокост потомка первого Председателя Еврейской общины Фрайбурга, всё засыпано землёй и будет забетонировано при строительстве бассейна.

Своё возмущение поведением однопартийца выразил депутат Бундестага от партии «Зелёные» Фолькер Бек (Volker Beck), который начинает письмо словами «Дорогой Дитер! Последние события, связанные с площадью Старой синагоги,... глубоко меня озадачивают. Обхождение властей города Фрайбург с остатками разрушенной 9.11.1938 синагоги, а также поведение властей города по отношению к Еврейской обшине я считаю безответственным и абсолютно неверным». И заканчивает: «...прошу Вас в корне переосмыслить действия властей города и принять меры к видимому сохранению остатков кладки».

Аналогичное обращение (только без «Дорогой Дитер!») поступило от Координационного совета Обществ христианско-иудейского сотрудничества в Германии.

А вот цитата из Манифеста Европейской конференции раввинов, подписанного её раввинским руководителем Моше Лебелем (Mosche Lebel): «От имени членов Европейской конференции раввинов настоящим выражаем протест против этой отвратительной и злонамеренной идеи и утверждаем, что она противоречит как еврейской hалахе, так и общим принципам гуманности».

А результат всех протестов и обращений таков: отправленные на хранение несколько камней ОБ обещает встроить в какой-то гипотетический памятный знак, о котором и речи никогда не было, понятия о нём никто, включая самого ОБ, не имеет. Да и камни уже «разжалованы», и, по его же словам, историческую ценность потеряли (см выше).

В качестве компенсации им обещано переименовать площадь в «Площадь разрушенной синагоги». Но тут уж светится явное желание увековечить себя самого, как довершившего начатое нацистами дело разрушения.

История с остатками фундамента Старой синагоги во Фрайбурге достаточно широко освещалась в немецкой прессе, вызвала интерес многих еврейских (но только не Центрального Совета Евреев в Германии) и нееврейских организаций. Одна из них, Общество содействия либеральной синагоге в Дармштадте, буквально потрясённая печальным финалом фрайбургской истории, прислала приглашение Ирине Кац. Им-то было что ей показать. Поэтому переместимся на 13 лет назад во времени и на 240 км на северо-северо-восток в пространстве.

 

II. Дармштат

 

23 октября 2003 года, глядя из окна городской клиники на стройплощадку во дворе, одна из пациенток увидела вскрывшиеся под ковшом экскаватора камни. Женщина знала, что клиника построена на месте, где до погрома 9-10 ноября 1938 года стояла либеральная синагога, и подняла тревогу.

 

Либеральная синагога, архитектор Эдмунд Кёлер, освящена 24 февраля 1876

 

 

Она же после погрома

 

Дебаты во Фрайбурге вызывают параллели с событиями в Дармштадте после 2003 года. Синагоги были построены в один и тот же год и в сравнимом стиле, в одну и ту же ночь разрушены, да и остатки фундаментов неожиданно обнаружены в начале большой стройки. В Дармштадте это было расширение городской клиники.

Но на этом параллели заканчиваются. Тогдашний ОБ Дармштадта, Петер Бенц (Peter Benz), вопреки сомнениям и опасениям архитекторов, сопротивлению врачей и руководства клиники и поношениям антисемитов решительно выступил, не запрашивая никого о сакральности, за сохранение находки на своём месте в качестве памятника.

 

Петер Бенц

 

Он инициировал «Круглый стол», за которым собрал представителей еврейской общины, города Дармштадт, клиники, архитекторов и службы охраны памятников. Пришли к выводу о том, что вокруг фундамента должно быть сооружено достойное открытое общественное Место памяти, не препятсвующее при этом расширению клиники. 13.04.2004 года Магистрат утвердил решение о строительстве памятника.

Кроме разработки концепции и проекта памятника пришлось полностью переработать и проект расширения клиники. Строительство клиники было остановлено на два с половиной года.

В интервью радиостанции Radio Dreyeckland Мартин Френцель (Martin Frenzel), основатель и председатель Общества содействия либеральной синагоге в Дармштадте, бывший тогда спикером Петера Бенца, рассказывает, что пришлось тому перенести за эти годы: от самых «безобидных» звонков и писем типа: из-за евреев умирают наши дети, до угроз жизни со стороны неонацистов. Но ОБ выстоял, и 9 ноября 2009 года Место памяти было открыто. Ещё один момент из интервью. Все затраты по строительству и оборудованию взял на себя город. На связанные с этим вопросы ОБ отвечал: «После «Хрустальной ночи» нацисты издевательски выписали евреям гигантский счёт за расчистку и уборку развалин. Теперь настало время по этому счёту заплатить нам самим».

Общая стоимость строительства составила 1.800.000 € плюс 285.000 оборудование, итого более 2-х миллионов.

Плошадь находки составляла примерно шестую часть площади синагоги. Остатки стен были тщательнейшим образом вручную очищены и законсервированы. Для защиты на время строительства клиники они после этого были полностью засыпаны песком, закрыты сверху бетонной плитой и со всех сторон стенами. Образовался закрытый куб с площадью основания 15 х 15 м.

 

 

Этап консервации на время стройки клиники

 

Уже на входе во внутреннй двор Менора и отдельные нетронутые фрагменты стены указывают на Место памяти. На стеклянном фасаде – фото синагоги (ок. 1919) с видом на тогдашний больничный сад.

 

 

 

Внутри помещения архитектура отступает на задний план, внимание сосредоточено на освещённых фундаментах Арон акодеш и одной из башен.

 

 

В пространственном изображении открываются – мультимедиально направленные на различные точки осмотра – художественно-дидактические сцены того, чего уже нет, на жизнь еврейского Дармштадта, самый значительный храм которого стоял на этом месте. Понимание и оценка того, что здесь произошло, является результатом поиска следов через камни, картины и слова.

 

 

 

Вот такие две истории из двух сравнимых по величине городов.

Один мэр, чтобы облегчить себе жизнь, ничего не меняя, собирает вокруг себя совет из не самых достойных евреев и в течение месяца всё решает.

Второй мэр собирает «Круглый стол», отдаёт проекту 5 лет, наверное, не самых лёгких в его жизни, и вопреки всем препятствиям задачу решает тоже.

Чтобы сравнить результаты, достаточно взглянуть ещё раз на предпоследнее фото главы первой и последнее – второй.

 

Выражаю глубокую благодарность Председателю еврейской общины Фрайбурга Ирине Кац за помощь при работе над материалом.

 


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:5
Всего посещений: 143




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2017/Zametki/Nomer1/Komissarenko1.php - to PDF file

Комментарии: