Сетевой портал "Заметки по еврейской истории"

"Замечательные форумы" - "малая сцена" сетевого портала
       
 Читать архив форума за 2003 - 2007 гг >>                Текущее время: Пт ноя 15, 2019 4:09 pm

Часовой пояс: UTC


Правила форума


На форуме обсуждаются высказывания участников, а не их личные качества. Запрещены любые оскорбительные замечания в адрес участника или его родственников. Лучший способ защиты - не уподобляться!



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 19 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Страничка Леонида Блянкмана
СообщениеДобавлено: Вт мар 12, 2013 7:00 pm 
Site Admin

Зарегистрирован: Чт янв 28, 2010 11:38 am
Сообщения: 175
Леонид Блянкман. О себе:

Доктор технических наук. Специальность — водоподготовка. Место проживания — 25 лет назад Минск, сейчас Израиль. Если увидите пожилого человека с бородкой, до боли похожего на Шона Коннери, игрющего с подростками в баскетбол на открытой площадке, предупреждаю: это не агент 007, это — я.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Нужен ли рыбе зонтик?
СообщениеДобавлено: Вт мар 12, 2013 7:12 pm 
Site Admin

Зарегистрирован: Чт янв 28, 2010 11:38 am
Сообщения: 175
Нужен ли рыбе зонтик? Возможно так же нужен, как зайцу стоп сигнал или, как козе баян. Но у рыб никто не спрашивал. А нужен ли вообще в доме аквариум? Аквариум нужен, но лучше во дворе. В доме рыбы видят ваши унылые лица, слышат ваши бесконечные выяснения отношений. Они не могут вам сказать: "ребята, давайте жить дружно, ну посмотрите на нас. Вы нас купили для того, чтобы любоваться нами и жить мирно". Но совсем другое дело, когда аквариум вынести во двор. Во двор ссора обычно не переносится, во избежание прослыть скандалистами среди соседей. Во дворе можно поставить скамеечку напротив аквариума и наблюдать за их жизнью, уловить в их поведении логику. Можно даже полностью расслабиться, глядя на них. Можно покурить или поковырять в носу. Они это возможно и осудят, но промолчат, это уж точно. Как видите, это прекрасный повод уйти от ссоры, и приобрести здоровый цвет лица.

Не всем удается ввести в дом какое-нибудь животное и даже рыбок. Часто вето на это накладывают наши очень ранимые. В доме не должно быть посторонних запахов, волос шерсти на диванах и т.д. Но и во дворе собакам не место, если наши любимые одержаны страстью цветоводства. А кошки или коты? Эти могут жить во дворе. Из-за такого образа жизни и поставленной задачи --охранять двор, это уже не кошки, а "кособы", т.е. кошки-собаки. У нас во дворе жили два кособа: одного звали Барсик, другого Матроскин. Они были единоутробными братьями. А вот характер у них отличался сильно. Кособ Матроскин был нахалюгой и не верил в доброту хозяев. Хозяину (то есть мне) он больше нравился из-за темперамента. Кособ Барсик был пестуном у хозяйки (т.е. у жены). Был упитанным, если не жирным, но трусишкой. В турнирах не участвовал, а если его приглашали соседские коты, убегал и прятался за хозяйку. Зато причиндалы у него были не чета другим драчунам, поэтому он пользовался бешеным успехом у кошек нашего микрорайона. Это следует из того что наш микрорайон наводнили котята с окраской похожей на нашего кособа Барсика.

Кособы, конечно дело хорошее, но мне захотелось иметь другую живность, а если конкретно, рыбок. Выкопал в земле яму, забетонировал стенки и пол, заполнил водой и водоем готов. В водоем поместил золотых и пятнистых рыбок из семейства карасевых. Чтобы им было очень хорошо, бросил туда водоросли, из тех, которые не требуют особого ухода. А нашел я их в природных озерах на Голанских горах. Мои кособы и другие усатые-полосатые, гуляющие сами по себе, приходили смотреть на рыбок и даже пытались их выловить. Но водоросли мешали. Они покрывали всю поверхность водоема. И только нашего кособа Барсика осенило что нужно делать, чтобы водоросли не мешали. В одно прекрасное утро, я стал свидетелем очень странного его поведения. Барсик двумя передними лапами захватывал водоросли в бассейне, вытаскивал их из воды и складывал за бассейном. Если бы кто-то мне рассказал, я бы не поверил. Это была не игра, он с детства был неигривый кот, а осознанное действие. Клянусь хвостом святой коровы, как в детстве мы любили клясться, что это действительно было. Жена тоже это видела. Жалко, что Куклачев, дрессировщик кошек, это не видел. Причем, здесь не было никакой дрессировки: мышами или другими лакомствами я не подвигал его на эти подвиги. Он сам додумался до этого. Это даже покруче, чем обезьяна с палкой. Обезьяна видит банан и берет палку, чтобы его сбить. А Барсик понял, что нужно очистить бассейн, чтобы добраться до рыбок, которых он не видит, но чует их запах. Я очень сожалею, что не продолжил наблюдение за его талантливым экспериментом и не снял на камеру. Это ж можно было бы прославиться за его счет! Я хотел сохранить рыбок, поэтому поднял стенки бассейна на высоту, не позволявшую хвостатым и усатым дотягиваться до воды. К бассейну подлетали птицы, осы и шмели напиться. Осы не кусались, напьются и улетают.

Рыбы мирно обитали, размножались. Я обратил внимания, что новое поколение рыб имело более длинные, красивые хвосты, как испанские веера.

Потом пришло время перестройки дома. Она, перестройка, оказалось роковой для моих рыб. Так как водоем мешал стройке, и его нужно было убрать, то рыбы и их мальки были помещены в бочку объемом в 100 л. Как следствие, рыбы съели свих мальков потом стали засыпать по очереди и концу стройки осталось только три красивых рыбы. Соорудили для них новый аквариум водоизмещением 400 л., который установили во дворе. Передняя стенка аквариума выполнена из стекла. Через некоторое время осталась только одна красавица рыба, которая приспособилась к условиям нового аквариума. Я рассматривал ее, она рассматривала меня. Кормил ее в одно и то же время. Она уже узнавала меня и привыкла получать корм в одно и то же время и подплывала к тому месту, куда я высыпал корм. Так продолжалось несколько месяцев пока она не начала хандрить. Часто отдыхала на дне, мало передвигалась, раздулась. Однажды утром, как обычно, я вышел во двор посмотреть на нее и покормить. Было такое впечатление, что она ждала меня, чтобы попрощаться. Иначе чем можно объяснить ее следующее действие. Она резко всплыла вверх, совершила красивейший пируэт, затем легла на дно и уснула. Это была ее "лебединая песня".

Ранее считалось, что у рыб короткая память, где-то 4-5 сек. По моим наблюдениям они хорошо запоминают и надолго повторяющиеся события. И это подтверждено экспериментально многими исследователями. Так, в Израиле провели опыт и доказали, что рыбы помнят события 4-5 месячной давности. В ходе кормления рыбам проигрывали музыку. Потом их выпустили в открытый водоем. И там, при проигрывании этой музыки, они подплывали к берегу в ожидании корма. В Ирландии проводили опыты, заключающиеся в причинении рыбам боли с помощью небольших электрических разрядов. Экспериментаторы убедились, что рыбы не менее 24-х часов помнили места, где им причиняли боль и не подплывали к ним.

Сейчас у меня в аквариуме новое поколение рыб, они тоже ко мне привыкли. Из окна кухни я вижу, как утром они оживляются, ожидая корм. Когда я им его забрасываю, они моментально его заглатывают. Как-то у меня закончился рыбий корм, и я им дал попробовать кошачий, который покупаем другому кособу Ваське. Корм им сразу пришелся по вкусу. Они уже не хотят кушать их родной корм, а только кошачий. Рыбы стали сильнее и красивее: сверкают на солнце серебром и блестят золотом. Вот только по-прежнему молчат. А со дна бассейна на поверхность выстреливают листья и цветы лотоса.

Леонид Блянкман


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Ты скажи, барашек наш, сколько шерсти ты нам дашь
СообщениеДобавлено: Вт мар 12, 2013 7:19 pm 
Site Admin

Зарегистрирован: Чт янв 28, 2010 11:38 am
Сообщения: 175
Человек, проживший 60 лет в Спарте, мог быть избранным в Совет старейшин, Герусию, пожизненно. Спартанцы полагались на их жизненный опыт, мудрость. Древней Иудеей управлял Синедрион. Это тоже совет старейшин. Времена изменились. Многим знакомо высказывание вождя российского пролетариата о том, что любая домохозяйка может управлять государством. И в наших палестинах, управлять государством в составе парламента, то бишь Кнессета, может любой и млад и стар, достаточно преуспеть в трескотне в СМИ, до дрожи в коленках или до дрожи одной из икр ("дрожание моей левой икры есть великий признак". Наполеон) желать этого. И исполнится твоя детская мечта заполучить волшебный горшочек, готовящий по твоему велению сладкую кашу, хотя и за реальные деньги налогоплательщиков. И неважно, что если ты политик самоучка или остряк самоучка. Не страшно даже если у тебя папа православный поп, или, если твое лицо напоминает лицо неандертальца. Но возможен и такой вариант, что у тебя дома пылится диплом какого-нибудь ВУЗа, не обязательно купленный, а может быть диплом доктора наук, но ты решил или решила, что больше пользы принесешь, влияя на политику или управляя рычагами власти. Не страшно даже, если ты шалунишка и залез из любопытства смазливой девчонке под юбку или угостил ее французским поцелуем: мы же тоже люди и имеем такую вот слабость пошалить. Если признаешься, что виноват, то пожурят слегка, скажут еврейское "Ну-Ну-Ну!", то есть это нехорошо, не делай так больше. А если будешь отказываться, то могут и посадить, будь ты даже президентом. Так что лучше кайся, даже если ты не виноват раз не прислушался во время к предупреждению Бертольда Брехта: "Титанов мысли и гигантов духа до гибели доводит потаскуха. Смеются над несчастными. И что же? Насмешника хоронят шлюхи тоже". Не страшно, если ты будешь врагом государства, или другом террористов главное, что ты это не скрываешь, а говоришь всем открыто, т.е. своим коллегам - членам Кнессета с трибуны. Всех Кнессет готов принять и обласкать в своей многочленистой семье. Вообще-то как у кого, а у меня от лиц этих многочленов рябит в глазах. Не лучше ли не выставлять их портреты и имена для обозрения, а обсуждать и в бюллетени для голосования вносить только программы. И не важно, кто стоит за этими программами. Но если уж программы выбраны, то будь добр их выполнять. Контроль за выполнением программ поручить комиссии. Не выполняешь пункты программы, пошел вон, и верни волшебный горшочек. А сейчас эти "титаны мысли и гиганты духа" из трехгрошовой оперы размышляют о бюджете. Где сколько можно взять. Опять все взоры обращаются к нам, барашкам, сколько шерсти можно настричь в этот раз: "ты скажи, барашек наш, сколько шерсти ты нам дашь?".

А на местах интерполируется все, что творится наверху. На моих глазах один дядя с дипломом технического вуза учуял в себе лидера партийной ячейки буквально с первых лет пребывания в Израиле. Это не мешало ему вечерами перемещать кирпич из пункта А в пункт В. Пунктом А была строящаяся мостовая в одном микрорайоне одного города, а пункт Б, купленный им недавно дом, рядом с этой мостовой. Это была добросовестная работа большого муравья одиночки. Через несколько лет этот муравей превратился в борзую, т.е. оборзел настолько, что решил замахнуться на должность мэра и замахнулся. Пред выборами он прогуливался с дородной супругой по "русским" улочкам и заводил, точнее, навязывал разговоры о выборах в муниципалитет. Реального мэра, отработавшего много лет на этом поприще, не в чем было упрекнуть. Я плохо знаю мэров, может, за ними и водятся какие-нибудь грехи. Видел его как-то в овощном магазине, но подходила моя очередь в кассу, так что я не успел его спросить. Но город, в котором я живу, на глазах хорошел и благоустраивался. Появились парки, в парках установлены спортивные снаряды, детские площадки, площади, улицы утопают в свежих цветах. Можно и дальше продолжить список хороших дел, но я не об этом. Единственный недостаток, который он отыскал у мэра, так это то, что он засиделся, а это не есть хорошо. Никто с ним не спорил. Все улыбались, кивали головой, а на выборах его прокатили. Мэром он не стал. Но все-таки где-то в муниципалитете задержался. Он не был одинок, была еще попытка сместить мэра. На этот раз пышущая здоровьем и энергией тетя, вначале работавшая в мясной или колбасной лавке или имевшая эту лавку, потом она работала заместителем мэра. Решила двигаться дальше, наверно по "совету друзей". В результате не только не стала мэрихой, но и потеряла то, что было. Хотя, организовав ряд демонстраций представителей "русской улицы" прямо у входа в здание муниципалитета, она восстановилась в своей должности и, кажется, успокоилась. Есть еще примеры, но в другой раз. А сейчас нужно готовиться к Большой Стрижке.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страничка Леонида Блянкмана
СообщениеДобавлено: Вс мар 24, 2013 9:49 am 
участник форума

Зарегистрирован: Чт мар 21, 2013 5:40 pm
Сообщения: 28
Леонид Блянкман
В ОЖИДАНИИ ЧУДА
Часто в жизни происходят события, результат которых не иначе как чудом не назовешь. Одни верят в чудеса, другие нет. Например, поэт-трибун заявил, что "нету чудес и мечтать о них нечего". Я лично так не считаю, а если вы считаете, то можете отдыхать. Вначале мы удивляемся, как это все благополучно обернулось. Потом попадаем под влияние нового события, поражаемся ему, забываем о том, что что-то похожее с нами уже происходило. Взрослые обычно говорят, что это нас оберегают наши Ангелы-Хранители. Возможно это ангелы, возможно звезды, а возможно ТОТ, у которого мы все на виду, и у которого хранятся книги нашей жизни, но это происходило, происходит и будет происходить с каждым. Появление на свет нас с вами иначе как чудом не назовешь, часто, если задуматься, это такая ничтожная вероятность, что трудно в это поверить.
Не хватит пальцев, чтобы пересчитать все чудеса, которые случались со мной. Но я остановлюсь только на некоторых из них. Перенесусь в конец 50-х, когда я служил в Советской Армии. Так как за плечами был техникум, то меня с такими же как я ребятами направили служить в учебный взвод, где готовили командиров отделений для батальона. Нашим взводом командовал толковый лейтенант, поставивший себе цель поступить в военную академию и сделать военную карьеру. Лейтенант был женат, и жил в нескольких километрах от воинской части. Взвод состоял из трех отделений по 10-12 курсантов в каждом. Командир первого отделения, старший сержант, занимал должность заместителя командира взвода. Чуть выше среднего роста, крепкого телосложения (обратите на это внимание). По характеру служака и педант, поэтому назову его "служака". Потом, как оказалось, еще и с антисемитским душком. Из двух других сержантов, командиров отделений, один по натуре был садист, другой совершенный пофигист, так и буду их звать. Был еще один сержант – телефонист, который питался с нами, но держался в стороне. Этот, который садист, как увидит у курсанта руки в карманах, тут же приказывает наполнить карманы песком и зашить. Так бедный курсант и таскал в карманах песок несколько дней. За воинской частью просматривался великолепный пейзаж, поэтому, когда сержанты уж сильно доставали, я повторял ребятам немного измененную под наши обстоятельства фразу, прочитанную когда-то у Гашека в Похождениях Бравого солдата Швейка: достаточно выглянуть в окно, чтобы понять, что наши сержанты ничто по сравнению с великолепием природы.
Не прошел и месяц, как произошел случай, позволивший помимо моей воли, подмочить репутацию бравых сержантов. Однажды в столовой, которую мы называли почему-то Бухенвальд, возможно от грохота посуды, один старослужащий наткнулся на меня с миской супа. Видно, удалось-таки ему оторвать дополнительный паек. Как он стал орать на меня! Прибежали сержанты, и нет, чтобы заступиться за своего курсанта, куда там. Садист с перекошенным от злости лицом приказал вымыть после скудной трапезы пол всей столовой. А это где-то 400 квадратных метров! Но дело даже не в метраже, а в самом унизительном наказании. Я заявил, что отказываюсь выполнять их дурацкие приказы. У сержантов изменился цвет и даже форма лица, а у садиста еще было что-то с глазом не в порядке, то ли косил, то ли веко западало, я так и не разобрался до конца службы, было больно смотреть на его лицо. Мне могут возразить, что нет полностью плохих и полностью хороших людей. Чтобы успокоить оппонентов, скажу, что служака знал одно стихотворение Есенина (…"многим ты садилась на колени, как теперь сидишь вот у меня"….), а садист, пофигист и еще один сержант телефонист играли в ручной мяч, а садист еще и красиво нырял в воду ласточкой. Вернемся в столовую. Сержанты, среди них один старший (служака), если помните, переглянулись и сели за стол питаться, а мне приказали остаться и выполнить приказ. Потом они подняли взвод, и ушли в казарму, оставив меня одного. Помня поговорку: солдат спит, а служба идет, я растянулся на скамейке и сразу уснул. И вот снится мне сон, что крокодил тянет меня за ногу в какое-то большое болото. Я в ужасе просыпаюсь и вижу, как садист стаскивает меня за ногу, а лицо у него страшное такое! За окном уже темно, мои товарищи курсанты уже спят, а дело с мытьем столовой не продвинулось. В бешенстве выскочили вон мои сержанты, а я не знаю, то ли спать ложиться и приблизиться еще на пару часов к концу службы, то ли песни петь. И вдруг, отворяется дверь и служака, садист и пофигист приводят в столовую весь наш боевой взвод. Служака построил всех и объявляет: ваш сослуживец, курсант такой-то, не выполнил приказ, а приказ должен быть выполнен, поэтому вы все вместо отдыха будете мыть пол вместо него. После этого заявления они вышли вон. Такой поворот событий я не предполагал. Ну, думаю, попался, сейчас устроят мне темную. Я говорю: ребята, я не ожидал, что они так подло поступят, заставят вас работать вместо меня. Идите спать, я сам вымою этот проклятый пол. Но произошло чудо. Ребята, с которыми я был еще едва знаком, говорят: нет, ты посиди, мы вымоем пол сами, все равно нас подняли. Нужно проучить наших командиров, чтобы они впредь с нами так не обращались. Держись и не падай духом, мы с тобой. А? Ну как вам? А служака, садист и пофигист подсматривали и хотели насладиться зрелищем избиения бяки курсанта. Видя, что их номер не прошел (сегодня ваши не пляшут, сержанты!), они быстренько построили взвод и отвели его в казарму. Как я и предполагал, эта тройка не успокоится и предпримет очередную пакость. Так оно и произошло. Пришел дежурный, молоденький лейтенант, но не наш командир, с двумя солдатами, как принято говорить, лицами кавказской национальности, вооруженных автоматами. Вначале как всегда тары- бары- растабары, а я все отказываюсь. Потом угрозы, а я все равно отказываюсь. Потом он приказал лицам кавказской национальности насильно всунуть мне в руки тряпку, и моими руками вымыть хоть кусочек пола. Этот номер тоже у него не прошел. Он ушел, угрожая мне гауптвахтой. А я уже устал, нервы были на пределе. И вот через час появляется командир нашего взвода. Это его вырвали ночью из объятий красавицы жены, чтобы заставить меня выполнить приказ любой ценой, как гласит армейский устав. К счастью, у него была своя тактика. Он сказал, что сержанты не правы, нужно было защитить честь взвода, а не выставлять на посмешище. Он с ними завтра побеседует. Сказал, что ему нужна безупречная характеристика для поступления в военную академию. Давай поможем друг другу. Я вижу твои нервы на пределе. Ты только скажи мне, готов ли выполнить мой личный приказ? Я ему сказал "охотно", и он меня отпустил в казарму. Служака потом еще сделал мне пару мелких пакостей, заключавшихся во внеочередных нарядах на кухню. Но вот появился в нашем взводе еще один еврей по паспорту, он же на сленге евреев "француз" или "мэримой" (до сих пор не понимаю смысл этого слова), он же "инвалид пятой группы". Называйте его, как хотите, но у него была дурная привычка всегда оправдываться. Это дало повод служаке высказаться в том смысле, что, дескать, вот вы евреи такие люди, посади вас в ведро и тыкай палкой, не попадешь, увернетесь. Это было последней каплей. Я решил подраться с ним, но только после того, как закончим учебу и получим сержантские "лычки". Но как с ним драться? Он же сильнее меня, и по росту, да и по весовой категории превосходит меня. А, как говорил один мой приятель: "не имеешь массу не хами". Но я решил так: нанесу первым удары, а дальше будь, что будет. Я же обещал вам поведать об очередном чуде. Однажды в казарме собрались служака и мои друзья уже не курсанты, а младшие сержанты, т.е. уже при лычках (облычкованные, так сказать). Садиста, пофигиста и телефониста в казарме не было. Это был момент истины, момент возмездия. Я предупредил своих, что хочу с ним рассчитаться, и чтобы они не вмешивались. Они сказали, что он из меня сделает котлету, но это мой выбор. Получив обещание, я спровоцировал ссору и отчаянно бросился на него. И произошло чудо. Этого здоровяка, демонстрировавшего постоянно, как и что можно делать на спортивных снарядах, внезапно парализовало от страха. Он не смог оказать никакого сопротивления. Я ему врезал несколько раз, приговаривая: это тебе, сукин ты сын, за столовую, это тебе за евреев в ведре, а это - благодарность от всего нашего боевого взвода. Он заплакал от злости и бессилия. Впоследствии между нами возникли приятельские взаимоотношения. После его "дембеля", лейтенант оставил меня у себя и назначил замкомвзвода. Он помог мне записаться на курсы подготовки для поступления в ВУЗ. Я его встретил через 10 лет в Минске в чине полковника. Он с большими чемоданами ехал из Венгрии, где находилась его воинская часть, в отпуск на родину. Что касается курсантов, то некоторые из них, тоже сделали военную карьеру, один из них даже в чине полковника преподавал на военной кафедре в БПИ гор. Минска. Чудеса продолжали "иметь место". Не иначе как чудом не назовешь и факт приема в БГУ им. Ленина круглого троечника в школе. Даже когда я отвечал на четверку, учителя почему-то стеснялись ее ставить, ставили тройку, но при этом говорили: "ставлю тебе сегодня жирную тройку". А я тосковал по худым четверкам. Из троек, которые я получил в изобилии, за время учебы в школе можно было бы сшить костюм, да и на жилетку, и на кепку еще бы хватило. Однажды мне приснился сон, что тройки, как маленькие крабики, облепили всего меня и больно кусались. Тем не менее, все вступительные в "универ" я сдал на отлично, и даже мог претендовать на повышенную стипендию в первом семестре.
Потом еще было немало чудес, но самые главные произошли здесь в Израиле. Первые годы проживания в Израиле для моей семьи были нелегкими. Нас было трое. Я, жена и дочь 14-и лет. Мне же уже было за пятьдесят. Жили в караване (т.е. в вагончике, правда, американский вагончик комфортабельнее российского) в одном богатом поселке. Осваивали иврит в ульпане (на курсах) и занимались поисками работы. Выбор первого места работы оказался для меня, мягко говоря, не очень удачным по всем параметрам: как по зарплате, так и по характеру выполняемой работы. Но хуже всего было отношение сотрудников. Они чувствовали, что рано или поздно придется потесниться, а возможно и уступить такие теплые насиженные места нам, новым репатриантам. Один из сотрудников с обидой, а может быть и с издевкой, спросил меня: " почему это каждый оле хадаш ми русия (репатриант из России) инженер?". Я ему ответил на это: "почему каждый инженер? Есть среди нас и доктора наук". Высокомерие выражалось хотя бы в том, что было зазорным в столовой сидеть за одним столом с репатриантами, это был моветон. Проработал в этой клоаке почти два года без видимых перспектив. Найти или поменять работу было в те годы трудно. Народу было много, а вакансий не так уж и много. Другими словами, предложения намного превышали спрос. Тоска охватывала от безысходности. Но, как и раньше, случилось чудо. Однажды в караване мне снится сон. Я нахожусь в какой-то цветущей долине или в поле. Поднимаю глаза вверх и вижу мужской силуэт на все небо, парит неподвижно в воздухе… Из его огромных глаз выходят два проникающих в меня луча. При этом я испытываю полное умиротворение, и подсознательно в меня вселяется уверенность, что все будет хорошо. Просыпаюсь и рассказываю жене, какой мне приснился странный, но замечательный сон. Она говорит, что это был не сон, а моя душа витала где-то сама по себе. Буквально через пару дней я устроился работать в другую фирму. Перед уходом я не удержался и сказал дружному коллективу единомышленников: вы здесь оставайтесь, а я пошел к Бениной Маме. В новой фирме я проработал без перерыва 11 лет, разрабатывал и внедрял интересные проекты, побывал в разных странах, купил дом. А когда в новом доме с женой делали уборку и уснули на полу, нам обоим приснился сон, что пролился ливень, и была гроза. Мы это восприняли, как хорошую примету и полюбили свой дом.
А вот еще один невероятный случай. Однажды решили мы с зятем посмотреть Америку. Наши жены дали добро. И мы стали собираться в дорогу. И вот долгожданный день настал. Перед отъездом мне нужно было зачем-то зайти на работу. А жена и говорит: раз ты будешь на работе, сделай копии документов, на "всякий пожарный". Я прихватил паспорт и поехал на работу. Приехав на работу, прежде всего, решил сделать копию паспорта. Открываю паспорт и…о, ужас, паспорт просрочен. И тут началось… Потом я посчитал сколько было факторов, из которых хотя бы один не сработал, то накрылась бы совместная поездка. Их оказалось десять. Чтобы вас не утомлять, не буду их перечислять. Скажу только, что чудом обойдя все препятствия, мне удалось получить новый паспорт в рекордно короткий срок, за 35 минут. Обычно это занимает две недели.


Последний раз редактировалось Леонид Вт ноя 26, 2013 7:33 pm, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страничка Леонида Блянкмана
СообщениеДобавлено: Вс мар 24, 2013 10:51 am 
участник форума

Зарегистрирован: Чт мар 21, 2013 5:40 pm
Сообщения: 28
НИИ ЧАВО или как это было в ЦНИИКИВР
До того как попасть в объятия института Центральный НИИ Водных Ресурсов (ЦНИИКИВР), мною был пройден длинный и тернистый путь. Этапами этого пути были техникум, работа в совхозе агрономом, армия, учеба на химфаке БГУ, работа в институте Мелиорации и Водного хозяйства, работа в Белэнергоналадке. Попав в институт, я включился в марафон на выживание. Но прежде, чем стать полноправным сотрудником института две местные держиморды на приемных экзаменах в аспирантуру постарались из меня вытряхнуть душу. Это были зам. директора Романенко, "Держиморда", и ученый секретарь, розовощекий "Пупсик". На идише таких людей называют "шварцер", т.е. черный. Антисемитизм у таких людей это диагноз. Но со мной у них этот номер не прошел, и от своих потуг они, похоже, кроме геморроя ничего не заработали. Этот Пупсик однажды выкинул такой номер, что над ним смеялся весь институт. В кинотеатрах Минска шел какой-то американский фильм. В главной роли была то ли Мерлин Монро, то ли Элизабет Тейлор. Ему фильм не понравился, это бывает с каждым, но не каждый пишет рецензию на фильм, а он написал. В этой рецензии он написал, что американцы навязывают нам любование сомнительными прелестями главной героини. Кто-то из журналистов разгромил его в пух и прах и написал, в частности, что весь мир считает эту актрису идеалом женской красоты и любуется ее прелестями, а для Пупсика ее прелести кажутся сомнительными. Это в точности как в одном старом одесском анекдоте. Что касается Держиморды, то он стремился не отстать от директора института. В результате оба их зятья оказались в нашем институте и даже в одном отделе. Я тоже застрял в этом отделе. Создал и руководил им известный ученый в этой области. Отдел был самым многочисленным в институте и занимал почти весь первый этаж (из четырех). Ему принадлежали хорошо оборудованные лаборатории и экспериментальная база. За пять лет, и в этом большая заслуга руководителя отдела, в срок защитили кандидатские диссертации пять сотрудников отдела.
Я, пожалуй, был единственным ненормальным, который в хорошую погоду приезжал в институт на велосипеде, а зимой ходил пешком, а это немалое расстояние, 10 км от дома. Дружил я в те годы с молодым рыжеволосым сотрудником"Рыжим". Два раза мы с ним ездили в Узбекистан на вододеление.
Вода использовалась для полива обширных хлопковых полей. Высокие урожаи хлопка были необходимы председателям колхозов для получения звезд героев соц. Труда. Оросительные каналы кишели рыбой. Утром я будил Рыжего песней: "вставай, мой рыжий рыболов, айда со мной рыбачить. Таскать сомов и жерехов давно хочу я начать". Там же, в Узбекистане, мы спланировали, а потом и осуществили велопробег Минск-Вильнюс. Потом Рыжий женился и пропал, и вот он всплыл в Израиле и опять пропал этот неуловимый Ян. В институте кипела работа. Помните романс: "Ночной эфир струит зефир. Шумит, бежит Гвадалквивир?".
Это река в Испании, в Севильи. Я был на ней летом, река как река ничего особенного. Но вот что интересно, Гвадалквивир рифмуется с ЦНИИКИВР и тоже он когда-то шумел и бежал. Ставились эксперименты, выполнялись договорные работы, выезжали в командировки, экспедиции, защищали диссертации, получали авторские свидетельства, писали отчеты, статьи, книги. А в перерывы играли в шахматы, настольный теннис. Шутили. Помню несколько шуток. Одна про замдиректора по науке, толкового изобретателя, но косноязычного. Впрочем, он всем нравился. Может быть, поэтому его высказывания разлетались по институту как позже фразы Черномырдина по стране. Вот он сказал на собрании: "палка на двух концах, товарищи", и все весело ржали. Какое-то время он работал в ООН от Белоруссии. Потом вернулся к нам. Шутили по этому поводу так: " к нам вернулся Э.П. из Америки. Английский он еще не выучил, зато русский окончательно забыл". А был еще один чудик, это математик по фамилии, Вапп. Такой весь из себя маленький и хрупкий, смешной. Ввиду его малых габаритов и силе, кто-то предложил за единицу силы принять "один Вапп". И еще про него, не знаю почему, ходила фраза: "все г**но кроме м*чи и Ваппа".
Неожиданно нагрянула беда. В отделе образовалась небольшая группа завистников, которая решила развалить отдел и свалить ее руководителя. Возглавили эту группу две тетки. Пользуясь своим национальным иммунитетом, они состряпали донос в ЦК о том, что в отделе есть привилегированные сотрудники (понятно кто, да?), и другие, которые выполняют рутинную работу, и не имеют никаких перспектив. Приехала разбираться комиссия. Всех сотрудников отдела таскали на беседы. Держиморда очень надеялся, что снимут не только начальника отдела, но и директора института (у них постоянно было противостояние). Он в эти дни сиял от счастья, потирал руки в предчувствии репрессий. В результате отдел развалили. Зав. отделом ушел из института, а директор удержался но ненадолго. Не помогла Москва, связи, хотя институт был Всесоюзного значения. Уволили также несколько сотрудников института, а некоторые и сами перешли в другие отделы или институты. Заведовать остатками отдела поручили другому человеку, посредственному ученому и такому же администратору, но, впрочем, неплохому человеку. Нужно сказать, что группировка, которая развалила отдел, ничего от этого не выиграла.
Хотелось перемен (это прозвучало в песне Цоя), и они грянули в 70-е годы. Лица с инвалидной ("нехорошей") пятой графой стали потихоньку сваливать за бугор, в основном в Америку. А в 90-е годы начался массовый отъезд, главным образом на историческую родину, т.е. в Израиль. Я приехал с семьей летом 1990 г. До сих пор удивляюсь: как такая маленькая страна с пятимиллионным населением в короткий срок смогла принять, накормить, обеспечить жилищем, обучить ивриту, помочь в трудоустройстве миллиону репатриантов. Но для того чтобы избавиться от комплексов и стать свободными людьми потребовались годы. Лично у меня на это ушло примерно 10 лет. Из нашего института в Израиле оказались шесть сотрудников, несколько ученых мужей и инженеров предпочли Израиль Америке и Канаде. Например, один мой молодой приятель оседлал Америку и успешно обучает студентов в университете Небраска, а другой мой более чем приятель предпочел с женой десантироваться в Канаде. Местные издательства с тоской вспоминают о спокойных днях жизни, которые у них протекали до его приезда.
Я же прошел обычный путь абсорбции: ульпан (иврит), проживание в караване, устройство на работу, согласно своему статусу, покупка дома. С удовольствием вспоминаю проживание в караванном поселке с себе подобными. Американский караван это такой благоустроенный домик с двумя спаленками, кухней с небольшим залом, туалетом. У меня была возможность пойти работать в Хайфский Технион, но я предпочел устроиться работать в фирме. Через пару лет занял должность руководителя отдела исследования и развития
В 2009 году посетил наш бывший институт. Осталось такое впечатление, что побывал на заброшенном кладбище. Институт, где ощущалось движение, наполненный прежде звонкими голосами, смехом, поразил меня безлюдьем, затхлостью, темными обшарпанными коридорами. Встреча с несколькими сотрудниками усугубило это впечатление. В этот обычный рабочий день на работе было всего несколько человек. Один из них писал что-то за столом. Когда мы вошли, он быстренько залез в боковой карман, достал протез и поместил его на место, то есть в рот. Встретил сотрудницу, с которой трудились в одном отделе. Постарела, хотя ее корма раздалась еще больше. Л. К. остался верен своим привычкам, шлепнул ее по этому, выступающему месту, а она покраснела, как будто и не прошло 20 лет. Глядя на все это убожество и на прозябание бывших сотрудников, имевших когда-то свои амбиции, мне захотелось домой в Израиль. Я сказал пишущему что-то: " челюсти можно хранить и в кружке с водой, а вот сидеть долго вредно, т.к. согласно Билл Гейтсу между диваном и ж*пой доллар никогда не пролетит". Не спасло их всех, что мы уехали, оставив вакантные должности, зарплаты, свои будущие пенсии, квартиры, дачи (я даже лыжи и велосипед оставил). Раньше я считал, что все люди приносят счастье: одни своим присутствием, другие – отсутствием. Но, побывав в нашем институте, понял, что ошибался.
В Израиле многих ученых из наших репатриантов, имеющих отношение к экологии, собрала под свое крыло профессор Нона Манусова (ВОДГЕО, Москва). По ее инициативе была создана Всеизраильская некоммерческая организация ЭКОСТ - Центр Экологических Систем и Технологий. Благодаря проф. Манусовой, и ее мужу, д.т.н. Ефиму Манусову, ученые и инженеры собирались на конференциях 1-2 раза в год. На конференциях в общинном доме каждый имел возможность выступить, рассказать о своей работе, достижениях, новых идеях. Обсудить приемы решения проблем, связанных с экологией в Израиле. Доклады постоянно публиковались в сборниках. В конце 2012 года состоялась юбилейная 15-я конференция, на которой так же приняли активное участие все ученые, работавшие ранее в ЦНИИКИВР и проживающие ныне в Израиле: П.Олодовский, Л.Блянкман, А.Альтшуль, В.Хавич, В.Эльпер. После конференции Володя и Галина Хавичи любезно пригласили нас к себе на ужин. Это была незабываемая встреча. А Володя Эльпер прочел свое прекрасное стихотворение, посвященное 25-летию ЦНИИКИВР.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страничка Леонида Блянкмана
СообщениеДобавлено: Пт апр 05, 2013 7:25 pm 
участник форума

Зарегистрирован: Чт мар 21, 2013 5:40 pm
Сообщения: 28
Ты сказала хорошо…
В 2015 году можно отметить 25–летие самого большого притока эмигрантов в Израиль из уже бывшего Советского Союза, или как принято здесь говорить "Алии ми Русия". На сегодняшний день каждый четвертый израильтянин говорит или понимает по-русски или принадлежит к таковым семьям. Вступив на землю обетованную русскоязычное население, невзирая на возраст, бросилось изучать иврит. Кто-то преуспел в этом больше, кто-то меньше. Больше - те, кто стремился найти работу, меньше - те, круг интересов которых ограничивался магазинами и врачами. Разговорная речь, не знаю хорошо это или плохо, ненавязчиво обогатилась словами и выражениями смежных языков. Никто не скажет здесь получить "аттестат зрелости", но скажут сдать на "багрут", получить разрешение это получить "ишур". Таких замен много: уже не говорят подрядчик, а "каблан", страховой агент это "сохен битуах", начальник это "менагель", работа – "авода", квартира – "дира", поезд – "ракевет" и т.д. Не говорят "поехать по скоростной магистрали номер шесть", а скажут поехать по "квиш шеш".
Вполне естественно и некоторые русские слова и выражения вышли в обиход коренных израильтян. Если раньше для израильтян было шиком послать собеседника к бениной маме, то теперь лексикон расширился. И это происходит избирательно, в результате контакта с "русим" на работе, в армии, и на улице. Хотя и влияние очень незначительное. В 90-х годах даже шутили над израильтянами, спрашивая "кама зман ата ба арец?", т.е. сколько времени ты в Израиле, что до сих пор не знаешь русский. Вот эти слова и выражения, которые мне довелось услышать: "показуха", так выражался один начальник, у которого в подчинении были "русим". Похоже он понимал значение этого слова. Один парень вынес из армейской службы фразу "пойдем пошамаем", и повторял ее при каждом удобном случае. Другой ни к селу ни к городу повторял фразу "ты сказала хорошо". У одного нашего знакомого врача была жена выходец из Марокко. Прожили они более 15 лет, и она вынесла из общения только единственное слово борщ. На Песах она старательно избавлялась от квасного, а он болезный не мог жить без этого, так она его отсылала поесть квасное к "русим". Их дети тоже ни слова не говорят по-русски. Ущербная семейка. Но смешнее всего говорят дети "русим", которые начали ходить в ивритоговорящий садик. Дома они смешивают два языка и выдают вот такие перлы:
-Лия:есть у меня штей ногаим (т.е. две ноги),
-Лия: Я вас всех люблю. Вы моя мишпаха (т.е. семья),
_--Лия: Максик ах шели а-гадоль, а ани ахоточка (Максик брат мой старший, а я его сестричка. К слову ахот (сестра) добавлен уменьшительно-ласкательный русский суффикс).
--Лия: Деда, ты можешь отнести мой бакбук (бутылку) на кухню. Если не знаешь где кухня, я покажу.
--Лия: Мама, дай мне это (кашу) бли (без) котлета.
--Дед: Лия, ты сама покушала? Лия: Да сама. Дед: И я сам, бабушка меня не кормила. Лия: Ото давар, деда (то же самое, деда).
---Мама: Лия как шоколадка. Лия: Я не шоколадка, я не хум (коричневая). Я девочка. Я беленькая.
--Портативный приемник упал на голову дедушке. Максик: Деда, ты потерял знание? (сознание).
--Лия: Папа, ты такая смешная дядя.
--Лия уходит на урок танцев. Дед: Лия, а деда обнять. Лия: я тебя уже обнимила завтра.
--Лия услышала где-то слово гаденыш. Лия: Левин папа обидел Леву, гаденыш.
--Лия бабушке: Любимочка моя, очень-очень.
--Бабушка: кто это здесь зовет бабушку? Лия: это я, твоя внученька, твоя ласточка.
--Лия удивляется: Имале! (мамочка!).
--Бабушка уехала в Тель-Авив. Дедушка кормил Лию. Назавтра Лия говорит: Дедушка был бабушкой и кормил Лию.
--Максим: Мама, дай мне на ужин макарошки, мясо и сосисочку. Мама: сосиска тоже сделана из мяска, Максик: Неправда. Иначе бы ее звали мясисочка.
--Максик: Илья меня поднял и бросил в кусты. Я вылез и стукнул его по животу и выдавил из него "бек".
--Максик: Ох замучили меня эти дети. Только вышел на улицу подышать воздухом, а они кричат, Макс, Макс. У меня уже начинается истерика.
--Максик упал с велосипеда и запричитал: ой моя но/га-нога/.
--Максим: я уже большой и состоятельный ( т.е. самостоятельный).
--Максим: Не надо мазать меня йодом, само зажит. Папа, дай жить!
--Максим не хочет переодеться, что бы идти в гости. Ему говорят: сними костюм, он же домашний. Максим: А что тот, другой, дикий?
Максим: Бабушка, пошли играть в футбол.
Бабушка: Ой, я уже старенькая. Иди с папой. Максик: А папа новенький?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страничка Леонида Блянкмана
СообщениеДобавлено: Сб апр 13, 2013 3:48 pm 
участник форума

Зарегистрирован: Чт мар 21, 2013 5:40 pm
Сообщения: 28
Прикосновения
Прикосновение 1:
Речица – город на Днепре, город моей юности

На реке Днепр, на его правом берегу, уютно расположился город Речица. Город, в котором давным-давно жили и в беде и в радости и в горе мои дедушка Меир и бабушка Доба Эвентовы, где у них родилась дочь, моя мама, а затем пятеро сыновей, оставивших однажды родительский дом и разлетевшихся по огромной стране кто куда. Город, где повстречались и познали любовь мои дорогие родители, и где я сделал свои первые шаги, а было это еще до войны, и где прошли опаленные войной послеэвакуационные полуголодные детство и юность.
По Днепру проплывали баржи, пароходы, сплавляли длинные плоты. Для детей, ныряние с плотов было одним из главных развлечений. Мокрые бревна источали особый, незабываемый запах. Мальчики залезали на бревна, и это было нелегко, да и опасно т.к. они вращались, ныряли, подныривали, а иногда забирались под перевернутую лодку и кричали в свое удовольствие, пугая людей на берегу. Берег не был обустроен как сейчас, а представлял собой поросшие бурьяном и горькой полынью крутые склоны с полоской пляжа возле воды.
Фото:
Днепр. Вид с Речицкой набережной
Первые поселенцы появились здесь в 1213 году. Об этом свидетельствует памятник, установленный у входа в парк над Днепром. Нужно сказать, что это было очень даже подходящее место для проживания. Река кишела рыбой, в густых лесах обилие ягод и грибов. А климат чего стоит? Летом тепло и солнечно, все-таки это юго-восток Белоруссии, зимой морозно и Днепр покрывается льдом достаточно прочным для проезда на санях крестьян из левобережных сел. А летом крестьяне переплывали реку на челнах. Особым завораживающим зрелищем был ледоход, когда огромные льдины плывут вниз по течению, шуршат и трещат при столкновении. А на льдинах плыла всякая всячина, результаты посещения людьми реки зимой, т.е. «культурный мусор». После ледохода река разливалась и вода покрывала луга левобережья вплоть до расположенных вдали гор, густо поросших лесом. Что там в этих лесах, за этими горами и дальше? Одна из гор называлась Волчья Гора, значит, и волки там обитали. Уж очень хотелось побывать там однажды и увидеть лес и деревни с ее обитателями. И вот зимой, в солнечный и морозный день, мы с другом и погодком Эдиком Гузовым совершили туда свой первый лыжный поход и даже скатились с Волчьей Горы. Вышли рано утром. Экипировка отнюдь не спортивная: шаровары, тонкое пальто, ботинки с галошами, лыжи с мягкими креплениями. Один прохожий пошутил, глядя на нас: «галоши идут». Прошли на лыжах по запорошенному снегом льду на левый берег Днепра, прошли луга и достигли гор, покрытых снегом. Снег в том году был глубокий. Скатились несколько раз с горы. Эдик еще крикнул перед спуском: «двум смертям не бывать, а одной не миновать», а к вечеру пошли обратно голодные и замерзшие. Нашли возле бурта несколько мерзлых морковок, подкрепились и пошли дальше. Вернулись домой поздно вечером. Пальцы моих ног были-таки, слегка обморожены, и долго болели.
Сколько нам тогда было, 12-13? Казалось, перед нами простирается мир полный приключений. О чем мы только не мечтали. Хотели даже построить плот и отправиться в путешествие вниз по Днепру. Кстати сказать, те лыжи сохранились и лежали в кладовке Нины Даниловны, матери Эдика. А ведь минуло 60 лет! Эдик показал мне их, достав из кладовки, во время посещения Речицы летом 2007 года. Мать Эдика и Бориса прожила долгую жизнь и скончалась в 2012 году. Она очень хвалила новые времена и президента Лукашенко.
Во время разлива вода подступала к правому обрывистому берегу, подмывая его. Потом вода сходила, обнажались луга, поросшие луговой травой и небольшими желтыми цветками, с характерным горьковатым запахом, а в низких местах сохранялись все лето небольшие прозрачные озерца. В ясный летний день в таких озерцах можно было увидеть неподвижно стоящих в воде щук, имевших яркую окраску. И вот, в середине лета посреди реки появлялся пляж с чистым белым песком. В Речицу, домой, съезжались студенты на каникулы. А вечером, когда над Днепром всходила луна, и пляж замирал до утра, в парке над Днепром на танцевальной площадке звучала музыка. И было тихо, и волнующая мелодия испанской песни плыла в воздухе и обещала жизнь полную приключений и любви. ..
В тихом городе мы встретились с тобой,
До утра не уходили мы домой.
Сколько раз мы расставались
И обратно возвращались
Чтоб друг другу все сказать...
Мне б забыть, не вспоминать
Этот день и этот час
Мне бы больше не видать, не видать милых глаз.
Но опять весенний ветер в окна бьется и зовет
Он летит ко мне навстречу, песню нежную поет...
Однажды родилась и стала популярной “Речицкая лирическая”:
Вначале пели ее каждый день по радио. Потом перестали петь.
Билеты на танцы проверяла тетя Шура, которая обычно проверяла билеты и на папины спектакли. Так, что у нас с Эдиком иногда была возможность пройти на танцплощадку без билетов, послушать музыку и поглазеть как развлекается старшее поколение.
Фото:
Школьные годы. У друга Вити Данилова. 1953 год
Как-то мы приспособили большую круглую корзину для ловли рыбы. В таких корзинах хранят и перевозят большие бутыли. Корзина была прототипом топтухи, приспособления для ловли рыбы в виде треугольной пирамиды, обтянутой сеткой или выполненная из лозы. Техника ловли была очень простой. Мы заходили в воду по грудь, где росли водоросли, и вели ее по дну, находясь с двух сторон корзины. Потом мы сходились и топали ногами, загоняя рыбешку в корзину. Мужики же ловили рыбу с помощью оригинальных топтух, бреднями или сетями. В нашу же корзину попадались щурята, красноперка, небольшие лини и другая рыба. А однажды мы обнаружили в корзине противотанковую гранату, принесли ее зачем-то домой, и по совету Яши, который приехал на каникулы в Речицу, бросили ее в уборную, которая была в огороде и закрывалась на висячий замок. По-видимому, он решил, что граната учебная. К счастью, граната действительно была учебной, и все осталось на своем месте и задницы посетителей этой уборной. Потом дом деда, в котором мы жили после войны и соседние дома, в т.ч. и уборные, снесли и построили на этом месте и прилегающей территории городской кинотеатр и жилой дом, где и проживала Нина Даниловна Осовская. У Глускиных было три мальчика: Борис глухонемой, Эдик – мой ровесник и Миша младший. Мы вместе играли во дворе или ходили в парк, где играли в прятки.
В те годы у школьников популярными играми были игра в деньги, с помощью свинцовой биты или со стенкой, перышки, жестянка, прятки. Игра на деньги с помощью биты заключалась в том, что игроки ставили на земле столбик из монет и бросали по очереди биту стараясь попасть в этот столбик. Если кто-то попал и монеты переворачивались, то это его выигрыш, и он продолжал бить по другим монетам, стараясь их перевернуть. В игре с помощью стенки выигрывал тот, кому удавалось отбросить монеты так, чтобы расстояние между ними было не больше расстояния между большим и средним пальцами. Игра в перышки возможна была в то историческое время, когда еще не было шариковых ручек, а были чернильницы и металлические перышки. Их выпускали в стране несколько видов. Игра заключалась в том, что вначале перо с помощью второго пера переворачивали на спинку, а потом обратно, т.е. в два приема. Перышки носили в спичечном коробке. Проигравший мог купить у победителя перышки и продолжить игру.
Дети слагали разные, иногда смешные, стихи по теме изучаемых предметов или по другому случаю, а иногда даже нецензурные. Например: "часть речи, которая упала с печи и ударилась о пол называется глагол"; "часть речи, которая упала с печи и ударилась о веник называется займенник"; "артиллеристы, Сталин дал приказ поймать училку и выбить правый глаз", "пифагоровы штаны на все стороны равны"; "биссектриса это такая крыса, которая бегает по углам и делит их пополам"; "дано: девушка лезет в окно…" и т.д.
Когда умер Иосиф Виссарионович, нас, учеников 4-ой Сталинской школы, построили в коридоре в школе и парторг школы Алейникова, женщина со стальным блеском в глазах, сообщила нам об этом. Она преподавала историю. Некоторые дети говорили на переменке на следующий день: "ваш жидовский батька здох". Имелось в виду, что он для евреев был как бы отец родной. По-видимому, они росли в семьях коллаборационистов. Возможно, там можно было бы найти и тех, кто помогал немцам истребить в Речице 3000 евреев, не успевших эвакуироваться.
Из учителей помню только добрых. Это учительницы русского языка и белорусского языка и географа. К сожалению, фамилии их забыл. Как бы я не готовился к урокам, мне всегда ставили тройки. Одна учительница часто мне говорила: " ставлю тебе жирную тройку". Поставить же мне худую четверку рука у нее не поднималась. Учителя успешно взрастили во мне комплекс неуверенности в себе.
У всех детей в школе были клички, особенно в младших классах: "шакал", "лупатый", "глобус", "медведь". А одна кличка, ни в какие ворота не лезла. Нашу отличницу красавицу Султанову Ларису почему-то прозвали "сися сковородка". Вскоре в классе появился ее отец с классной, и потребовали перестать ее так называть. Через много лет я ее как-то встретил. Куда подевалась красота. Сутулая толстая тетка.
Друзьями по школе были Витя Данилов, по школьной кличке "клоун" и Вова Куравский. У Вити я иногда ночевал в летней пристройке к дому. Слушали станцию Маяк по детекторному приемнику, сконструированному его братом. Мать Вити, тетя Шура, сердечная женщина, подняла двоих сыновей. Старший Анатолий окончил сельскохозяйственную академию в Горках и женился потом на дочери генерала. Витя после армии тоже окончил ту же академию, женился и работал на огромном свинокомплексе под гор. Борисовом (Лошница). На этом комплексе я и Левчук Тамара, аспирантка, проводили опыты по очистке сточных вод. Тетя Шура еще при мне вышла замуж за Василия Коровацкого, работавшего на гвоздильном заводе и помнившего мастера цеха Моника (мужа моей сестры), который работал там какое-то время.
Фото:
Друзей моих прекрасные черты.
Встреча в Минске. Эдик, Ида, Борис
Отец Вовы Куравского был портным. Жили они неплохо по тем временам. У Вовы была еще сестра и брат, старше его. Вова окончил железнодорожный техникум и пропал с поля зрения.
Однажды в классе я боролся с одним мальчиком, кажется его фамилия Цибульский. Я толкнул его, и он выбил спиной окно. Через несколько дней он меня подкараулил с компанией хулиганов. Я возвращался с Витей Даниловым из кинотеатра, шли по Советской улице. Возле продуктового магазина номер три кто-то из них рубанул меня по спине железным прутом, потом они меня схватили и потащили во двор магазина и стали избивать. Причем двое держали за руки, а третий бил по лицу кулаком. Помню, что я не плакал и не звал на помощь. По окончании экзекуции, я не мог самостоятельно стоять на ногах. Кроме того у меня перекосилось зрение. Дома как бы уже стояли наискосок. По-видимому, это результат сотрясения мозга. Витя привел меня домой, счастье, что это было рядом. Яша был в то время в Минске, учился в институте. Не с кем было посоветоваться, что делать. Кажется, папе я даже и не пожаловался. Врачу не показали, в милицию не обратились. Я тогда пришел к выводу, что в любой жизненной ситуации я могу рассчитывать только на себя. В той ситуации я ничего не мог поделать, т.к. это была группа из пяти хулиганов старше меня. Прокрутил все варианты мести. Хотел даже подкараулить его ночью и убить, уже точил нож. Но потом понял, что убив его, убью себя. Но это был для меня жестокий урок. В дальнейшем, в нескольких ситуациях, когда нельзя было не драться, я бил первым и дрался отчаянно.
В школе произошел еще один эпизод. Послали наш, то ли шестой то ли седьмой, класс однажды теплым и солнечным днем в колхоз, что- то там убирать. Приехали. Было жарко. Захотелось пить. Выпил холодной воды из колодца. А вечером схватило горло, и поднялась температура. Ночь провалялся на полу, а утром уже не мог говорить. Трясло всего. Учитель, видя мое состояние, сказал "иди домой". Я и поплелся, уже ничего не соображая. А идти нужно было по дороге что-то около 10-15 км. Сам не понимаю, как я дошел домой. Не было ни глотка воды. Приполз и свалился. Пролежал две недели. Врача почему-то не вызывали. Чудо, что обошлось.
Я увлекался рыбалкой, но удача так и не улыбалась, ни рано утром, ни днем, ни вечером, ни даже ночью и кроме мелкой рыбешки, покрытой слизью, и называемой поэтому сопляками, а на самом деле это были обыкновенные речные ерши, мне ничего не попадалось. Папа шутил по этому поводу: мол, мой сопляк поймал двух сопляков.
Потом, через много лет, когда я приехал летом в Речицу с младшей дочерью Милой, и остановился у Нины Даниловны, мне больше везло, так как у меня уже был навык, я применял продвинутые приспособления, и мы с Милой уже наслаждались жареной рыбой.
Миле тогда было 14, как нам тогда, в далекой юности. Она была худенькой, стеснялась торчащих ключиц, и на пляже искала уединенные места. Но когда она входила в воду и начинала визжать, то сбегался весь пляж ее спасать.
Днепр не всегда был добр к людям, кто-то не преодолел течение и утонул, кого-то затянуло течение, чаще это были дети. В новом учебном году в школе вдруг узнаешь, что кого-то из мальчиков забрала река… Я тоже тонул, когда решился впервые преодолеть течение.
Фото:
Перед отъездом на учебу в техникум. 1954 год
Случались, хотя и изредка, бури. Очень опасно находится в этот момент на реке. Как-то летом мы, это были Яша, Неля, Анечка и я, катались на лодке. Было тепло, и мы были в купальных одеждах, как вдруг, внезапно, когда мы были уже посреди реки, подул сильный ветер и погода резко изменилась. Стало холодно, пошел не дождь, а град, причем не мелкий, на реке разыгралась буря во всей ее дикой красе. Большие градины, кусочки льда, больно били по неприкрытому телу, а волны швыряли лодку, и грести нам нужно было против ветра, чтобы попасть на свой берег, но это, как оказалось, было бесполезно, лодка не продвигалась вперед. На наше счастье какой-то парень, дай, бог, ему здоровья, подплыл к нам на моторной лодке и помог перебраться на нее.
Фото:
Речица 2007. Борис, Нина Даниловна, Эдик
Однажды в аналогичной ситуации погибло много молодых людей одновременно. Заводские ребята, косили траву на левом берегу реки. Когда же увидели, что вот-вот начнется гроза, то сели в лодки и попытались переправиться на правый берег. Но не успели, и буря их застала посередине реки. Они не смогли грести против шквального ветра, лодки перевернулись и все они утонули. В городе был траур.
Как-то записался в секцию легкой атлетики, в заводском районе. Тренер с мощной грудной клеткой вручил мне специальные тапочки для бега по гаревой дорожке. Пришел домой. Похвастался папе. Он стал звать меня вместо легкий атлетик, "легкий катлетик", ввиду моего малого веса.
Так и пролетело время. Яша уже работал преподавателем в техникуме. Папа попросил его забрать меня и пристроить куда-нибудь. Так я попал в сельхозтехникум.
В Израиле меня разыскал одноклассник Володя Славин. Он работал в Мозыре зубным врачом. Выйдя на пенсию, переехал в Израиль. Здесь же жила его мать, живет его сын с семьей и брат. Мать его скончалась в прошлом году в преклонном возрасте. Помнила хорошо многих речицких, в том числе моих родителей. Володя с женой и ее мамой проживают сейчас в Кармиеле, так что мы держим друг-друга в поле зрения.
Вова Славин разыскал так же других одноклассников. Из тех, кого я помню, Шуру Добрынского, который живет с дочерью в Афуле. Шура, кандидат медицинских наук. Работал врачом по легочным заболеваниям. Будучи на пенсии, продолжает немного работать.


Последний раз редактировалось Леонид Ср апр 17, 2013 7:16 pm, всего редактировалось 3 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страничка Леонида Блянкмана
СообщениеДобавлено: Пн апр 15, 2013 1:57 pm 
участник форума

Зарегистрирован: Чт мар 21, 2013 5:40 pm
Сообщения: 28
Прикосновение 2:
О еврейской общине города

Об истории города и судьбе проживавших там евреев подробно написали уроженцы Речицы историк Леонид Смиловицкий (Jewish Addresses in Rechitsa) и Альберт Каганович (Речица. История еврейского местечка Юго-Восточной Белоруссии. Иерусалим 2007).
Первое упоминание о евреях связано с резней, устроенной бандой Богдана Хмельницкого. Общее количество вырезанных ими евреев на Украине и в Белоруссии превысило 300 тысяч.
Извечными врагами казаков были поляки, и в период с 1648 по 1651 годы Речица переходила несколько раз из рук в руки, пока поляки не укрепили город защитными сооружениями. В 1780 году Речица вошла в состав Российской Империи. В 1886 появилось железнодорожное сообщение с гор. Гомелем и в эти годы здесь проживало свыше 5000 евреев, что составляло почти 57 % от всего городского населения! В городе было 7 синагог и две частные еврейские школы. Впоследствии, в советское время, синагоги закрыли, а помещения синагог отдали под клубы, дом культуры, различные мелкие производста, жилище, школу медсестер и даже кожвендиспансер. В 1926 году в Речице проживало более 7000 человек, что составляло больше 23 % от общего городского населения. Это были доктора, адвокаты, инженеры, агрономы, судостроители, сапожники, портные и просто рабочие. Промышленность города, прежде всего, связана с местным сырьем – лесом. Это: спичечная, деревообрабатывающая, дубильная фабрики, верфь. Потом появился гигант - гвоздильный завод и другие малые заводы и фабрики, такие как Кустметалл, обувная фабрика.
Не буду оригинальным в высказывании, что погромы, репрессии, ущемление прав евреев было обычным явлением в России при царском режиме, во время революции и в Советское время. Слегка изменялись лишь методы преследования. Моник рассказал недавно страшную историю уничтожения евреев на железнодорожной станции Абрамовская, что между Гомелем и Хойниками. Ему в свою очередь рассказали очевидцы. Поезд, следовавший из Гомеля в Хойники, останавливался на станции Абрамовская, евреев выгоняли из вагонов, а на выходе из вагонов стояли мужики из банды Стрекопытова с кувалдами и разбивали им головы. Это было в период гражданской войны.
В конце 1927 в Речице, в этом тихом провинциальном городе, появился драмтеатр. Его основателем был мой отец, профессиональный актер, Макс Яковлевич Блянкман, который поселился в Речице после женитьбы на Елизавете Марковне Эвентовой дочери владельцев кондитерской фирмы « Аппетит».
23 августа 1941 года Речицу оккупировали фашисты. Все не сумевшие эвакуироваться евреи, а их было свыше 3000, были согнаны в гетто, расположенное в заводском районе по ул. Фрунзе в двухэтажном здании напротив тюрьмы. Через три месяца, 25 ноября их пригнали к противотанковому рву и расстреляли. В Гомеле было расстреляно 14 тысяч, в Рогачеве 3500, в Жлобине 1200 евреев. В Белоруссии приняли насильственную смерть около 800 тысяч евреев, в том числе 200 тысяч детей.
На памятнике в Речице указано, что здесь расстреляны советские граждане. Некоторые местные охотно помогали немцам. Обычно на одного немца приходилось 5-10 добровольных помощников. Праведников (спасавших евреев) было значительно меньше, но тем они и значительнее.
Между тем, в Налибокской пуще и в лесах Дзержинского района Минской области, действовали еврейские партизанские отряды из бежавших из гетто евреев. Годами это дружно замалчивалось, подробности раскрылись только сейчас. Наиболее крупным из них был партизанский отряд Тувия Давидовича Бельского и его братьев, насчитывавший к концу войны 1230 человек. Героическая борьба отряда правдиво показана в фильме Вызов (Defiance) c Дэниэлом Крейгом в главной роли.
Из эвакуации мы вернулись в Речицу, в полуразрушенный дом дедушки и бабушки, но уже без них и без двух моих младших сестричек Галочки и Фирочки.
А в 90-х годах большинство евреев переехали в Израиль и Америку. Так что сейчас в Речице проживают едва ли десяток евреев.
Антисемитизм эта субъективная реальность, превратилась для евреев всего мира в объективную реальность, как вездесущая материя. Сбой в часах этой реальности не наблюдается, и их громкий стук и сейчас не умолкает.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страничка Леонида Блянкмана
СообщениеДобавлено: Сб апр 20, 2013 10:14 am 
участник форума

Зарегистрирован: Чт мар 21, 2013 5:40 pm
Сообщения: 28
Прикосновение 3.
Дедушка Меир и бабушка Доба Эвентовы.
К их рождению в Речице проживало более 50% евреев. Это был период реализации предпринимательства, соблюдались еврейские традиции, читали Тору, и давали младенцам еврейские имена. Бабушка как будто была из известной религиозной семьи. Матери бабушки принадлежал еще дом, в котором потом проживала ее дочь Пая, сестра Добы. Меир и Доба были красивой парой, о чем можно судить по фотографии. Оба, в особенности бабушка, имели библейскую внешность. Учились в еврейских частных школах. Молились в синагоге. Где-то в начале двадцатого века они обвенчались. Потом у них родилась дочь Лея, затем еще пять сыновей. Фамилия Эвентов (אבן טוב) в переводе с иврита означает хороший, добрый, камень.
Сестра бабушки Добы Пая вышла замуж за бухгалтера Рутмана, у них появились дети: Лиза и Кива – двоюродные брат и сестра моей мамы. Их уже нет в живых. Кивин сын Юра, мой троюродный брат, остался в Белоруссии и продолжает работать на Солигорском калийном комбинате в качестве инженера.
У дедушки была пекарня-кондитерская и магазин. Фирма называлась «Аппетит». По рассказам матери Нины Даниловны дед сам тяжело работал ночами, и мать Нины ему часто помогала. Я еще помню из далекого детства эту тихую пожилую женщину с добрым лицом. Как-то незаметно ее не стало. Когда Нина Даниловна наведывалась на её могилу, она также посещала могилу моей матери, с которой она дружила, и вместе училась в Гомельском пединституте. Мать и отец оба похоронены на еврейском кладбище. Русское и еврейское кладбища в Речице расположены рядом.

Семейство Эвентовых. 1912 год. Мама в первом ряду посередине.
Еврейское кладбище сейчас запущено, ограждение сломано, многие памятники разрушены алкашами. Не избежали этой участи и могилы родителей. Росшие на кладбище деревья распилены на дрова, на территории пасутся козы. Горожане добираются до своих гаражей и складских помещений, расположенных неподалеку от еврейского кладбища, через кладбище, по тропам, протоптанным между могил.
Тем не менее, там продолжают хоронить «последних из могикан». В числе последних, могилы Лизы и Кивы. У деда в годы Новой Экономической Политики (НЭП) дела шли неплохо, у него было два дома на центральной улице, в самом ее центре. Один дом стоял торцом к улице и смотрел на улицу тремя окнами. Второй дом был расположен рядом, но в глубине двора. Этот, второй дом, в голодное время был продан семейству Зильбертов и Глускиных, которые жили в нем и после войны. Улица вначале называлась Пробойной, потом Успенской, Соборной, а в Советское время была переименована в ул. Советскую. Семья Эвентовых проживала в доме номер 53 и 53А. Слева стоял дом Осовских, а справа - дом, в котором проживало после войны семейство Вильнеров. Вильнер старший продавал разные мелочи в небольшом магазинчике. Запомнилось, что сдачу мужчинам он отдавал презервативами, и те не возражали. И еще жила с ними старушка, возможно, его мать, которая все время жаловалась, грозилась покончить с собой и уговаривала нас, мальчишек, столкнуть ее в воду в Днепр. Вглубь от улицы стоял дом сапожника Быстренкова, который иногда выходил во двор и по пьяни произносил антисемитские лозунги, за что и был крепко бит крутым парнем с уголовными наклонностями и крутым нравом Герой Вильнером. У Геры была сестра Нехама и еще сестричка. За домами располагались огороды и сараи. Весной огороды дружно засевались, потом с нетерпением ожидали, когда же появится молодая картошка, огурцы и помидоры. Но это было в послевоенные годы.
На довоенной фотографии молодые Меир и Доба с тремя детьми: Лизой, Иосифом и Борисом. Дедушка с бородой и усами в добротной одежде выглядит весьма респектабельно и бабушка, красивая молодая женщина в шубке. Детки в длинных до пят (на вырост) пальто и серых каракулевых кубанках. Борис отставил ножку. Это мои дядья. Я познакомился с ними, когда они уже вышли на пенсию.
Внизу можно рассмотреть фамилию хозяина фотоателье в Речице Н.Савинич.
Яша рассказывал мне, что дед возился с какими-то колесами во дворе и что-то изобретал. Уже после войны мне, мальчику, попала в руки его записная книжка с уравнениями и химическими формулами. Жалко, не сохранил.
В 1926 году спокойствие старших Эвентовых было нарушено в связи с гастролями в Речице Еврейского театра и, в частности, с участием в них молодого красивого и талантливого актера Блянкмана Мойся Яковлевича. В зрительном зале он приметил местную красавицу Елизавету Эвентову. У них возникла, как говорят, химия, и судьба её была решена против воли родителей, которые хотели выдать её за местного парня из хорошей и обеспеченной семьи, который по рассказам Белы пронес любовь к нашей матери через всю жизнь.
В семье возникали ссоры, а мать находилась между двух огней и страдала. Настали голодные времена. Дом, который раньше предназначался для дочери, был продан большому семейству Зильбертов. Но жизнь продолжалась. Елизавета Марковна (Мироновна) работала в бухгалтерии, Мойсей Яковлевич создал в городе
драмтеатр из непрофессионалов. В 1928 родился Яша, потом в 1931 Бела. В1933 году Елизавета Марковна поступила в Гомельский пединститут на математическое отделение. При получении нового паспорта папа изменил имя Мойсей на Макс, что создало некоторую путаницу в документах Яши и Белы. Мама при рождении тоже имела более адекватное еврейское имя и отчество, Лея Меировна. После сдачи
последнего госэкзамена 27 июня 1938 года отец завез маму в роддом, где она родила меня. Наверно поэтому я всегда панически боялся всех экзаменов. А в 1940 родились двойняшки Галочка и Фирочка.
В период отъема собственности дедушка уже не владел фирмой, а работал зав. лабораторий хлебозавода. Дальше – хуже, кто-то (кажется по фамилии Горбатенко) оболгал деда, сообщив в органы, что он вынес буханку хлеба. Дедушку посадили в камеру к уголовникам. Они издевались над ним, отнимали еду, которую приносила бабушка. Но потом его выпустили. Яша рассказывал, что дед после тюрьмы как-то сник, стал молчаливым.
Фото:
Доба и Меир. Довоенный снимок
Из письма бабушки Добы сыну Иосифу, отправленному накануне войны 17 апреля 1941, следует, что дедушка болел, не было уже былого достатка и дети, главным образом Иосиф, по возможности помогали родителям. Это письмо, как впрочем, и остальные адресованы старшему сыну Иосифу. Дядя передал их мне, когда я однажды посетил его в Ленинграде, и это была единственная встреча с ним. Нужно отметить, что д. Иосиф по возможности помогал своим родителям, а потом немножко и нашей семье. Мама переписывалась с ним и часто советовалась. Он защитил в Ленинграде диссертацию по механизмам. Из детей у него была единственная дочь Софа. Ее сын, Игорь, внук д. Иосифа, проживает с семьей в Израиле. Я встречался в Ленинграде с Иосифом, это было после смерти его жены, и он был женат уже на другой, довольно приятной женщине. Бела тоже однажды гостила у д. Иосифа, где и познакомилась с Софой. А Яша побывал у дяди, когда он был уже плох. Воевал д. Иосиф где-то под Мурманском, судя по адресу полевой почты.
Во время моего посещения д. Иосифа я познакомился с его зятем Зиновием. Он мне показал Ленинград, а потом мы поехали в Петергоф к дяде Борису, подполковнику в отставке. Борис был в то время вдовцом. Это был небольшого роста, полный жизни человек, всегда находивший повод шутить. В его квартире звенели детские голоса внуков. Его сын пошел по стопам отца и тоже дослужился до подполковника. Где он сейчас, не знаю. Дядя Борис, когда был один легко обходился без прислуги, буквально до последнего дня. Умер внезапно и легко.
До войны в Ленинграде также жил и учился д. Натан, всеобщий любимец.
Одним из преимуществ небольшого города это малые расстояния между объектами. Поэтому жители передвигались обычно пешком или на велосипедах, а вечерами надевали свои лучшие наряды и выходили гулять на главную, Советскую, улицу. Я помню эти прогулки с бабушками. Меня одевали в белый вязаный костюмчик и брали на прогулку. Бабушки меня любили, и звали Ленчик-патефончик.
В молодости бабушка училась в еврейской школе, по-русски писала с ошибками. Дети были далеко, и бабушка стремилась держать их в поле зрения и все знать об их жизни.
Фото:
Дядя Иосиф с внуком Игорем. Послевоенный снимок
Фото:
Дядя Борис с женой
Натан – самый младший - оканчивал институт (кажется инженерно-строительный) в Ленинграде, Борис выбрал военную карьеру, дядя Шая жил и работал где-то в Свердловске
Дядя Илья жил и работал в Москве. Его жена, Анна Владимировна, переписывалась с бабушкой и мамой.
Фото:
Семейство Эвентовых. 1937 год.
Привожу письмо бабушки в оригинале, датированное 17 апрелем 1941 годом, за два месяца до начала войны. Письма эти – голоса из прошлого. Они достоверно сообщают мне, как они жили в те далекие предвоенные, военные и послевоенные годы. Продовольственная проблема была главной темой этого затяжного периода.
Из письма следует, что дети помогали родителям материально. Натан заканчивал институт. Дедушка болел. У Фирочки было воспаление легких. Аня, жена дяди Эли переписывалась с родными мужа.
Грянула война. Бежали на восток, покинув дома и все нажитое имущество. Отца еще не призвали в армию, и он сопровождал семью до гор. Котельниково, недалеко от Сталинграда, оттуда он ушел на войну. Был направлен в стройбат под Сталинград. В Котельниково Галочка и Фирочка умерли от воспаления легких. Им едва исполнилось по 2 годика. Мама с родителями и тремя детьми направилась дальше в Узбекистан через город на Волге Астрахань.
Вот как описывает этот переезд дедушка 15.08.42.
Фотокопия письма.
Роза это жена Иосифа, которая тоже была в эвакуации. Все сыновья Эвентовых были в армии. Иосиф, в частности, воевал где-то в Мурманской области.
На всех письмах того времени имеется штамп: Просмотрено Цензурой НКВД.
- Добрый день, дорогой сын Иосиф. Мы все живы и здоровы. Находимся в городе Астрахань. Едем дальше, куда не знаем. Когда приеду, тогда напишу. От Розы и Шаи имел письма давно. От Натана так же не имею писем Целую крепко – крепко.
Твой любящий отец.
Дядя Натан воевал на Ленинградском фронте. Был ранен и находился какое-то время в госпитале. Об этом писала мама. Потом он пропал. Мама пыталась его разыскать, но все тщетно. Я взял бланки в обществе ветеранов войны. Попробую еще раз сделать запрос.
Фото:
Дядя Натан. Пропал без вести.
Наша семья прибыла в забытый богом уголок земли, задрипанный, пыльный г. Гиждуван, оказавшимся роковым для многих беженцев, а для нашей семьи в особенности . Здесь скончались от голода вначале дедушка Меир в 1943 в возрасте 63 лет, потом и бабушка Доба. Мы, дети, не вылазили из болезней. У меня была дизентерия. Когда я был совсем плох, мама приготовила для меня морковные котлетки (сестра Бела говорит, что они были из морковной шелухи), а дедушка не выдержал и съел. Мама его ругала, а дедушка плакал. У Яши была астма. Бела страдала от малярии. Помню маленький домик, в котором жили мама и дедушка с бабушкой. Домик располагался недалеко от детского дома. За домом высохшая земля в трещинах. Туалетов не было, народ оправлялся за домами на открытом участке. В жарком климате все моментально высыхало, а под сухими лепешками прятались большие черные жуки. Изнуряющая жара, звенящая тишина, это я хорошо помню.
Чтобы спасти нас от голодной смерти, маме удалось меня и Яшу определить в детский дом. В детдоме скудную, но хоть какую-то еду мы получали. Я попал в группу малолетних детей. Помню такую картину, как рано утром малолетки тащили свои мокрые матрасики на солнечный склон возле глинобитного забора. Дети были истощены. Младшие постоянно поносили, у многих детей выпадала прямая кишка, и воспитательницы брали ватку и вправляли ее на место. Бабушке и дедушке совсем пришлось плохо в Гиждуване.
Вот письмо бабушки Иосифу, отправленное из Гиждувана в 1943 году, уже после того как дедушки не стало:
Дорогой сын Иосиф.
Я очень обижаюсь на тебя, что ты нам не отвечаешь на наши письма и заставляешь нас волноваться, а здоровье у нас уже не то – нет сил. И нас очень волнует твое долгое молчание, и что мы не знаем ничего о твоем здоровье. Прошу тебя, Иосиф, при получении нашего письма сообщить о своем здоровье. Мы так горюем, что бог у нас вырвал папу и сердце болит от большой раны. Бедный умер от голода, и мы остались тоже мучиться и голодать. Подумай о моей жизни. Я в чужой стороне на старости лет. Так страдаю и голодаю и не знаю ничего о моих милых детях. С первого дня войны они разлетелись как птички от меня, и не знаю где они. Трудно терпеть. Что мне делать. На работу меня не берут, говорят, что нам нужны здоровые на работу, нам такие слабые не нужны. Я и Лея чуть ходим. Она недоедает, она делиться со мною тарелкой супа. Я не имею писем... Целую тебя крепко, крепко твоя мама Доба.
Похоронить дедушку тоже было нелегко. Не было денег, никто не вызвался помочь и тем более никто не хотел это делать бесплатно. Об этом мама написала Иосифу в апреле 1943. Письмо складывалось в треугольник, наклеивалась марка и так без конверта отсылалось.
- Иосиф! Ты спрашиваешь. Как похоронили мы папу. Очень плохо. Денег у нас не было. Горсовет на похороны ничего не дал. Одолжить не у кого было. Одно, что мне директор детдома помогла тем, что она послала сторожа вырыть могилу и дала две простыни и то одну пришлось одному работнику при больнице отдать за то, что помог мне похоронить, на носилках отнести. Да еще 150 руб. я уплатила из своей зарплаты. Похоронен на узбекском кладбище. Поставили дощечку, которую оторвали и очень трудно теперь найти его могилу. Вот какая печаль. Что эта война сделала! Забыть его никак нельзя, чем дальше, он еще больше будет осуществляться в нашей памяти. Пусть бы хоть теперь пожил. В Гиждуване теперь имеется ягода «шелковица», персики и вообще появились продукты и по цене дешевле, нежели прежде.
Судьба вначале была благосклонна к дедушке в его молодости. Ему было дано родиться евреем, соблюдать еврейские традиции, иметь свое дело, тяжело работать, но быть свободным, нажить собственность, жениться по любви, иметь шестеро детей. Потом времена изменились. Отняли собственность, оболгали, посадили, выпустили. Ему пришлось полагаться и на материальную помощь детей. Потом война, голод, безысходность и печальный, тихий конец.
Бабушка умерла годом позже.
Когда я бываю в магазинах и на рынках в Израиле и вижу большое разнообразие относительно дешевых продуктов и фруктов, и могу купить, что душе угодно, я часто с болью вспоминаю это мамино письмо. Если бы они могли это изобилие видеть, они бы наверняка сказали: "дети, вы не цените, то, что имеете…"


Последний раз редактировалось Леонид Вс ноя 17, 2013 8:51 pm, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страничка Леонида Блянкмана
СообщениеДобавлено: Ср апр 24, 2013 12:57 pm 
участник форума

Зарегистрирован: Чт мар 21, 2013 5:40 pm
Сообщения: 28
Наблюдения и мысли...
Каждый день нужно проживать так, как будто он последний в твоей жизни


Последний раз редактировалось Леонид Вт ноя 26, 2013 7:29 pm, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 19 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron

___Реклама___

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB