Сетевой портал "Заметки по еврейской истории"

"Замечательные форумы" - "малая сцена" сетевого портала
       
 Читать архив форума за 2003 - 2007 гг >>                Текущее время: Сб июл 21, 2018 5:42 pm

Часовой пояс: UTC




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: АРМЯНИН И ЕВРЕЙ - ОБЩНОСТЬ СУДЕБ.
СообщениеДобавлено: Сб июн 30, 2018 1:57 pm 
ветеран форума

Зарегистрирован: Сб мар 08, 2008 9:19 am
Сообщения: 720
Написано давно. Не актуально ли сегодня?
М.Тартаковский.


В.В. Проще бы представиться, как положено: ты — Маркс Самуилович Тартаковский, я — Вардван
Варткесович Варжапетян. Но сегодняшний читатель, уже по звучанию имен распознав в нас армянина и еврея, обратит внимание прежде всего на это наше
«качество»...
М.Т. Но мы и в самом деле выступаем здесь прежде всего в этом качестве— национальном. Нас тревожат
судьбы наших народов — евреев и армян. Вот и назовемся — родовым именем, а не личным.
АРМЯНИН. Но мы собираемся говорить о геополитике и историософии — областях знания, касающихся, конечно же, не только армян и евреев. И вот еще что существенно. Если мы обращаемся на «ты» друг к другу, читателю ясно, что познакомились мы не вчера.
И уже давно во взглядах твоих сквозит нечто, для меня странное. Как-то ты выразился определеннее: незачем-де евреям именно в Кремле, под сенью православных крестов, праздновать свою хануку. А ведь плясали и пели не в храме, а во Дворце съездов. Вот строительство партийного дома и было святотатством. Партсъезды уместно было проводить...
ЕВРЕЙ. А вот национальный еврейский праздник — неуместно. Я говорю о такте — в данном случае, политическом. Кстати, гостю надлежит больше заботиться о такте, чем хозяину...
АРМЯНИН. Значит, мы с тобой, родившиеся здесь, люди русской культуры — гости? Ты когда-то заметил, что порывистой Ларисе Пияшевой можно было проповедовать «обвальную приватизацию» в России, либерализацию цен с ее неисчислимыми последствиями, а вот ее супругу — тоже известному экономисту, въедливому Борису Пинскеру — ни в коем случае! Понятно, что не черты характера имел ты в виду, а именно национальность — его и ее. Не значит ли это, что, скажем, не только напористому Виктору Шейнису не место в парламенте России, но и самому председателю, рассудительнейшему Руслану Хасбулатову — особенно теперь, когда Чечено-Ингушетия, выдвинувшая его депутатом, объявила о своем полном суверенитете?
ЕВРЕЙ. Кажется, Илья Ильф заметил, что есть звезды незаслуженно известные: например, Большая Медведица. Я в полной мере еврей, даже дети мои — евреи, хотя, наверное, удобнее было б им считаться русскими — по матери. Как литератора и историка меня не раз приглашали принять участие в антиизраильской свистопляске прошлых лет — я не соблазнился ни на какие обещанные блага. И мне особенно противно, когда люди, так или иначе соблазнявшиеся на эти блага, кричат мне, что я — «плохой еврей», потому что я признаю определенные права палестинцев и предлагаю свой проект решения ближневосточного конфликта — вероятно, не бесспорный... Меня как-то смущает излишний шум вокруг евреев, взлелеянное этим их собственное высокомерие. Какое-то патологическое неуважение так называемых русских патриотов к родному народу в том, что «0,69 процента» населения (сегодня, наверное, еще меньше) объявляются причиной бед огромной страны.
Процент русских в Израиле наверняка больше, чем евреев здесь, — ну и что?!
АРМЯНИН. Успокойся. И армяне «незаслуженно известны» — и во времена, когда Дорис-Меликов был царским министром, и тогда, когда Анастас Микоян был сталинским наркомом, и в наше время... Есть что-то фатально общее в судьбах наших народов, начиная с древности, когда почти синхронно возникли государства в Ханаане и на нагорье, которое позднее будет названо Армянским; раз за разом государственность эта вытаптывалась могущественными соседями — и возрождалась вновь. Сотни тысяч уводили в плен и казалось, что не осталось на земле ни армянина, ни еврея. «При реках Вавилонских сидели мы и плакали, вспоминая
о Сионе» — это евреи. А вот итальянец Джованни Анджолелло, попавший в рабство к туркам, рассказывает, как османы, взяв Токат и Сивас, двинулись на Эрзинджан: город опустел, только один
священник-армянин не захотел уйти, он сидел на пороге церкви с книгой в руках. Старик был убит и город сожжен. Я часто думаю об этом старике...
ЕВРЕЙ. Надо сказать, что армянам и евреям еще повезло. Где жившие в восточном Средиземноморье и Двуречье халдеи и финикийцы, где шумеры и хетты, вавилоняне и арамеи? Где подпиравшие их с востока мидяне и парфяне? А ведь это были могущественные народы, внесшие к тому же огромный вклад в цивилизацию? Вообще-то не мудрено было исчезнуть именно здесь — на оживленнейшем перекрестке мировой истории. Интенсивность исторических процессов на Ближнем Востоке чрезвычайно велика.
Позволю себе обратиться к своей работе, опубликованной еще в 1977 году. Называлась она «Вектор эволюции«, а эволюция — в природе и обществе — рассматривалась как процесс накопления информации: генетической в одном случае, сигнальной — в другом. Эти размышления привели меня к мысли об информационных потоках по лицу Земли, почти столь же явственных и стабильных, как течение рек. Потоки эти сливались, пересекались, разъединялись. Сама конфигурация материков подсказывала их примерное направление; рельеф поверхности детализировал этот процесс. Так вот Ближний Восток, сочленяющий сразу три континента, был естественным перекрестком информационных потоков. Тогда как, скажем, район нынешнего Берингова пролива послужил
единственно возможным сухопутным мостом между Старым и Новым Светом в эпоху, когда вследствие великого обледенения море несколько отступило. При заселении Австралии ту же роль сыграл Зондский архипелаг. Тогда как тупиками, само собой, стали южные и некоторые другие разобщенные оконечности материков...
АРМЯНИН. Это, вероятно, и оказалось решающим в исторических судьбах целых регионов. На перекрестках континентов сложились древнейшие цивилизации (и на перешейке между двумя Америками — тоже); эллинская эстетика соединилась с еврейской духовностью, как кислород с водородом, и возникло мировоззрение величайшей взрывной силы — христианство. Как за много веков до того здесь же впервые оформилось единобожие — иудаизм, а еще через несколько веков ислам. Тогда как тупиковые (в информационном значении) оконечности Африки, Южной Америки, Австралия в целом и особенно Тасмания явились заповедниками глухой первобытности. Здешние народы как бы вообще «выпали в осадок» мировых процессов.
ЕВРЕЙ. И вот еще что важно и пока не отмечено исследователями, — исчезли прежде всего имперские народы, великие уже хотя бы самой своей численностью...
АРМЯНИН. По Марксу, не может быть свободен народ, угнетающий другие народы. По Гегелю же, развитие принципа свободы, его внедрение в мирские отношения составляет самую суть истории.
ЕВРЕЙ. Не думаю, что завоеванные народы оказывались свободнее своих поработителей. Но есть горькое преимущество побежденных: они вынуждены приобщаться к поглощающей их культуре. Их духовный запас, бесспорно, умножается. Были бы у Израиля пророки, если б нашествия не следовали одно за другим: египтяне и ассирийцы, вавилоняне и селевкиды, римляне и византийцы?
Духовный опыт армян тоже приумножался несчастиями; они вечно были между молотом и наковальней: между Персией и Элладой, между Парфией и Римом, скифами и арабами, Византией и турками. Победители нечувствительны обычно к духовным приобретениям. Это характерно и для Нового времени. Многое ли приобрели англичане у шотландцев или ирландцев?
Тогда как без английского завоевания немыслим был бы ни гений эдинбуржца Адама Смита, ни гений дублинца Джонатана Свифта, ни художественные открытия Джеймса Джойса, Бернарда Шоу... Евреям и армянам довелось столетиями обслуживать иные
культуры, обогащая этим собственное национальное самосознание. И вклад в этом случае тем значительнее, чем свободнее чувствует себя художник.
АРМЯНИН. Ты, кажется, уже расписываешь «счастье» побежденных. В 1915 году, когда турки резали армян, семья моего отца бежала из Вана. Там погиб его старший брат, мать и еще двое детей потерялись в дороге. Мне рассказывала родственница, а ей - ее мать про армянку из Вана, которая бежала, успев схватить только спеленутого младенца и хлеб-лаваш, завернутый в холстину. Перебираясь через реку, женщина стала тонуть и, спасаясь, бросила хлеб, чтоб ухватиться за камень. А когда выбралась на берег, увидела, что не хлеб она бросила, несчастная, а свое дитя.
Спустя четверть века мои родители и я в утробе матери эвакуировались, когда немцы подступили к Москве. Родился я в Уфе, в сентябре 1941 — может, в одном роддоме с Сергеем Довлатовым, который тоже родился в эвакуации, в Уфе, в сентябре 41-го. Я верил, что мы встретимся, но вот не довелось... А в январе 1991 года уехал в Израиль мой сын. Вот такое столетие для нашей семьи — три поколения беглецов, беженцев, эмигрантов...
ЕВРЕЙ. Моему появлению на свет подсобили сходные обстоятельства. Если бы не погромы гражданской войны на Украине, мой отец (он из Черкас) и моя мать (она из Сквиры) никогда не встретились бы в третьем месте, в Бердичеве, где и поженились. Ну, а в июле 41-го, «как положено» (иначе мы бы с тобой сейчас не разговаривали), мы из Бердичева бежали и прошагали пешком за телегой ремесленного училища, где папа работал, километров
700 — до Донбасса... Главное — успели проскочить под бомбежкой Каневский мост через Днепр. Нет, пожалуй, еще большее везение в том, что вышли из Бердичева буквально накануне прорыва прямо на этот город 1-й танковой группы генерал-полковника фон Клейста, приданной 6-й германской армии под командованием фельдмаршала фон Рейхенау. Что было бы, если б танки эти не развернулись далее на юг — на Первомайск, в окружение «котла», а двинулись бы на восток, вслед за нами, пешими?..
Война, скажут... О себе ли тут рассчитывать? Если один этот «котел» в 41-м — свыше 100 тысяч советских военнопленных.
Когда после войны я вернулся в Бердичев и поинтересовался судьбой прежних соседей, на меня только руками замахали.
— Евреи? Тех всех согнали в ангары за ятками. Там же и закопали. Тут же немец стоял — что вы хотите!.. У него бухгалтерия! Если б мадьяр или румын, еще можно бы на что-то рассчитывать...
— Румыны лучше? (Тут уж заспорил кто-то). А курей кто крал? Кто девок триппером перепортил? Да помойное ведро за порог выставь — и нету ведра! А блох от них!..
- Какие тут уж претензии, если б немцы только девок портили...
Такие вот воспоминания...
А этот Вальтер фон Рейхенау — я по документам проследил — умер год спустя своей смертью, от инфаркта; Эвальд фон Клейст дал дуба уже после войны, в 54-м (правда, в заключении, как военный
преступник). А потомки их, надо думать, и сейчас процветают.
АРМЯНИН. У тебя к немцам, знаю, особое отношение. А тебе никогда не хотелось вынести из пережитого практический урок, и уехать в Израиль. Ведь у тебя четверо детей. Тебе не страшно за них?
ЕВРЕЙ. Ты забыл моего первого ребенка — дочь, она и сама мать. А муж ее — русский, и из России никуда не стронется. Но главное даже не это... В «Независимой газете», где не раз публиковались мои соображения насчет ближневосточных дел, как-то напрямик спросили: «Почему вы не едете в Израиль? Что вас здесь держит?» Как ответить? Что, мол, люблю русский язык, само его звучание? У меня какое-то, бесспорно патологическое, отвращение к другим языкам (кроме украинского, я окончил украинскую школу). И, конечно, сегодня уже не поймут мою благодарность русскому народу, который, спасая себя, спас и меня тоже. Странно, но до сих пор не могу простить французам, которые в 40-м году не продержались и месяца, а в 45-м самоуверенно разделили лавры с победителями.
АРМЯНИН. Вероятно, у поражения французов много причин, но главный виновник - равнодушие политиков, наблюдавших, как Германия набирает силу, заглатывая одну страну за другой. Выступая в августе 1939 года на секретном совещании в Оберзальцбурге, Гитлер, готовя «окончательное решение еврейского вопроса», особо подчеркнул: «Кто же теперь, в наше время, помнит об истреблении армян в Турции?..» А ведь к тому времени после резни прошло всего четверть века!
Судьбы евреев и армян прочно связаны в общественном сознании. Мандельштам очень точно назвал Армению младшей сестрой земли иудейской. Армян считали «евреями Востока», шутили: «один армянин двух евреев переторгует». И то сказать, армянские купцы дошли аж до Китая, причем задолго до Марко Поло. Интересно, что и в русском языке (см. «Толковый словарь» В.Даля) есть названия: «армянский камень» и «еврейский камень».
ЕВРЕЙ. Есть даже пласт фольклора у самых разных народов, посвященный предприимчивости как армян, так и евреев: анекдоты, пословицы, поговорки, сказочные истории. Это не только характерный, но и уникальный культурный феномен. И уж, конечно,
никакая нация не занимала столько места в сознании иных народов как евреи. Вспоминается случай, казалось бы совершенно далекий от наших рассуждений. В конце прошлого века английский
археолог Флиндерс Питри вел раскопки древнеегипетского храма. Помимо прочего была найдена огромная стела с письменами. Но чтобы прочесть их, пришлось прорыть под ней землю и, лежа на спине в образовавшемся туннеле, разбирать иероглиф за иероглифом. Сотрудник Питри вылез из-под плиты и сказал, что в надписи перечислены названия различных сирийских городов «и одно,
которого я не знаю, — Исирар»...
Историк И.Крывелев описывает произошедшее дальше. «Полез под стелу сам Питри — и вдруг оттуда раздался его неистовый крик: «Да ведь это же Израиль!»... Он сказал своим товарищам: «Эта стела будет известна в мире больше, чем все, что я нашел до сих пор». Так говорил человек, многочисленные открытия которого к этому времени уже сделали его знаменитым во всем мире. И он был в значительной мере прав: находка затмила многое, что было им до тех пор сделано.
Обнаружено было первое в египетских памятниках упоминание Израиля».
Александр Македонский разнес искры эллинского пламени во все уголки тогдашней ойкумены, но в самой Элладе оно тут же стало гаснуть. Что извлекала Испания из своих необъятных американских колоний? Лишь золото, серебро и экзотические товары.
Я бы даже сказал, что именно после открытия Америки Испания прежде всего «обогатилась» инквизицией. Пятьсот лет назад, именно в год открытия Америки, был принят варварский указ, предписывавший евреям переходить в католичество или покинуть Испанию. Но этого показалось мало. Инквизиция преследовала даже маранов — выкрестов, обвиняя их в тайной приверженности иудаизму. Такие вот «достижения» страны, открывшей и завоевавшей целые континенты культуры на западе и на востоке... Тогда как культура расцветала в возрожденческой Италии, лишенной глобальных амбиций.
Может быть, самый наглядный пример — монголы, завоевания которых по обширности не сравнимы ни с какими другими. А вернулись они в пределы родной Монголии почти такими же первобытными, как и вышли из нее. Завоевания ничуть не обогатили их духовно. Точно и не было никакого соприкосновения с десятками культурных народов, так, самая малость материальных приобретений...
Тогда как, скажем, покоренная Русь, испытав все
ужасы нашествия, не только обогатила словарный запас множеством иноземных понятий, не только унаследовала ямскую службу, некоторые технические достижения, но и саму идею государственности. Монголы как бы оставили русским всю их будущую империю...
АРМЯНИН. Но есть и другие «приоритеты» у, так сказать, «малых сих». Инородцу труднее «выбиться в люди», хотя бы просто стать вровень с представителями титульной нации в социальном
отношении. Идет жесточайший отбор и вместе с тем выковываются особые качества — еврея в бывшей «черте оседлости», армянина в Стамбуле или на Ближнем Востоке. Вспомним, что и Эйнштейну и Фрейду даже в цивилизованной Европе при случае в молодости напоминали, что они «всего лишь» евреи и «должны знать свое место». А давление рождает ответное сопротивление, формируется личность.
ЕВРЕЙ. Мы коснулись сейчас самой зыбкой константы...
АРМЯНИН. Константа не зыбкая, а постоянная величина.
ЕВРЕЙ. Скажем так, определение национального характера — величины, беспорно, постоянной в пределах эпохи — чрезвычайно зыбко. Многие уверяют, что это вообще фикция; в этом их, кажется,
в первую очередь убеждает то обстоятельство, что Сталин в свое определение нации включил и национальный характер. До сих пор мы оба наперебой выпячивали позитивные черты своих народов. Но всякое явление имеет и оборотную сторону. Я вспоминаю евреев на бердичевском базаре, на ятках, — и мне опять становится почти так же стыдно, как тогда, в далекие довоенные годы. А ведь я был совсем ребенком, родился и воспитывался в той среде; и если мне было тогда стыдно, значит нарушались какие-то коренные, общечеловеческие, едва ли не естественные нормы морали. На ятках яростно торговались, это понятно. Но в самих этих криках, спорах, ругани звучало и нечто еще — пренебрежение к земледельцу, крестьянину, хуже того — к «гою», иноверцу. Еврей был пропитан высокомерием «избранничества». Еврей уверовал, что это он «сделал революцию» (официально воспринимавшуюся как благо). Еврей полагал себя «образованным», хоть была это жалкая, местечковая «образованность» ремесленника, торгаша, квалифицированного рабочего. Тогда, в «сталинскую эпоху», в моде были политически безобидные шахматы и музыкальное исполнительство. Сообщение о том, что где-то какой-то пионер выиграл партию у профессора, тем более у академика, тиражировалось центральными газетами как свидетельство наступления новой социалистической культуры. Под тем же соусом преподносились выступления на международных конкурсах юных советских вундеркиндов. Хочешь верь, хочешь нет, но меня, ребенка, коробило, когда мой папа (ничуть не глупый человек) бывало подчеркивал, что Буся Гольдштейн (скрипач-виртуоз) — еврей, и Михаил Ботвинник — тоже еврей!
АРМЯНИН. В фильме «Мимино» водитель-армянин (Фрунзик Мкртчян) гордо заявляет, что армянская вода занимает в мире... «Первое место?» — ехидничает его приятель-грузин (Вахтанг Кикабидзе). «Нет, второе. На первом месте знаешь кто? Сан-Франциско!»
Всего лишь забавный эпизод? Но когда я, побывав на развалинах Ленинакана, добирался до Еревана (в грязной телогрейке, в монтажном шлеме), таксист, сразу сообразив, откуда я, восхищенно зацокал: «Клянусь, нигде такого землетрясения не было!»
Оказывается, идиот может гордиться даже бедствиями своего народа.
Вообще, если вспомнить, то все народы если не «от Адама», то «от Ноя». Это он выпустил в свет Сима, Яфета и Хама — прародителей трех ветвей человечества. Так что когда ковчег его в 1056 году от Сотворения Мира (по иудейскому летоисчислению) пристал к горе Араратской, это ничуть не знаменует первой встречи (пусть легендарной) евреев с армянами. И праотец Ной еще не еврей, и гора Арарат еще не армянская. Мир еще девственен, и в самом ковчеге львы поневоле возлежат рядом с овцами. Должно же было случиться, хотя бы ненадолго, когда доброта царила на Земле! Я сейчас думаю не только о том, какими лютыми врагами могут стать соседи, которым и дальше жить бок о бок, а том, что высказал
Шота Руставели: «Как вредим себе мы сами, даже враг нам не вредит».
Не так давно я проезжал один город. Поезд замедлил ход, шел совсем медленно, как похоронная процессия. Коробки унылых домов, дымные трубы, вспученный жарой асфальт, запах нефти, покрашенный серебрянкой памятник Ленину на привокзальной площади. Город как город, только его мостовые, его стены забрызганы несмываемой кровью армян.
ЕВРЕЙ. Сумгаит?
АРМЯНИН. Да Но изгонять азербайджанцев из Армении — зачем? Жгли, резали, насиловали — одни, мстим — другим. Всего-то, наверное, сто тысяч азербайджанцев было в Армении -- пахари и чабаны на каменистых плато Зангезура. Вспахана ли эта земля сейчас? Пасутся ли по склонам овцы? А, главное, с чем мы, армяне, идем к миру? С тем, что и мы, выходит, способны карать невиновных? Хотя, вроде бы, не убивали, не жгли живьем — хорошо хоть это.
ЕВРЕЙ. А вот теперь мы укоряем собственные народы. Раньше это позволяли себе, кажется, только русские.
АРМЯНИН. А разве мы только гордиться обязаны нашими народами? И никогда не стыдиться за то, что творят армяне и евреи? Года два назад я задумал писать повесть о величайшем азербайджанском
поэте Низами Гянджеви. Хотел ехать в Гянджу, но жена воспротивилась, испугалась за меня. Да и знакомые армяне осудили мою идею: «Низами — турок, в XII веке азербайджанцев и в помине не было».
ЕВРЕЙ. В XIII веке путешественники из Китая мар Ябалахи и раббан Саума скитаются, в частности, по «Адорбайгану» — стране к востоку от Армении. Что это, как не Азербайджан? Правда, уже в XIII веке.
АРМЯНИН. Азербайджанцы тоже резко выступили против моей затеи: мол, опять армяне суют нос в наши дела. Тогда я напечатал в «Независимой газете» открытое письмо азербайджанскому писателю: «Брат, вот моя повесть о Григоре Нарекаци, — от всего сердца дарю ее тебе. Пусть вместе с твоей книгой о Низами Гянджеви наш труд станет одной книгой — НАШЕЙ...»
Конечно, я понимал, что никакая книга не способна примирить людей, считающих себя врагами — даже Библия, тем более Коран. Но я хотел напомнить армянам и азербайджанцам о том, как в 1417 году в Алеппо содрали кожу с азербайджанского поэта Имадеддина Насими, а спустя несколько десятилетий такой страшной смерти предали армянского поэта Хачатура Жигранагерцн — за то, что он читал газели Насими.
ЕВРЕЙ. И кто из азербайджанских писателей откликнулся на твое письмо?
АРМЯНИН. Никто. Но я не считаю его напрасным. Мне было важно сказать азербайджанцам, что убийцы армян не принадлежат к народу Низами и Насими. Убийца, а не народ, должен отвечать за убийство.
16 декабря 1988 года я с эшелоном московских строителей приехал в Ленинакан. Ничего более страшного я в своей жизни не видел: развалины и гробы. И трупный смрад. Конечно, землятресение
было ужасным, но город обязан был устоять. «Смотри, даже следов сварки нет», — показывал мне на стыки панелей сварщик Женя. «Сдадим досрочно, с меньшими затратами!» — вот такую эпитафию написали на могилах своих близких те, кто воровал цемент, делал раствор из гравия и песка, поставлял дрянные бетонные плиты, которые можно пробить ударом кувалды. Да, этострашно, немыслимо, чудовищно, но руки армянских строителей по локоть в армянской крови. Многие из них и сами нашли гибель под развалинами. А ведь древний Ширак — колыбель армянского зодчества; здесь испокон века жили искусные архитекторы, каменотесы, строители, воздвигшие дивный град Ани. В 989 году землетрясение разрушило Софийский собор в Константинополе, и византийский император пригласил армянских, как мы бы сейчас сказали, реставраторов.
Помню, как люди карабкались по руинам, вытаскивали из-под развалин фотографии, осколки посуды, тапочки — хоть что-то в память о погибших близких. Пожилой мужчина в сломанных очках бережно выбирал раздавленные книги, складывал на крышку гроба. Я никого там ни о чем не распрашивал, но его, по-моему, учителя, все-таки спросил: «Как же случилось, что народ-строитель разучился строить?» Он удивленно посмотрел на меня. «Строить?.. Да мы жить разучились. Жить! Вот что самое страшное».
Тогда, в Ленинакане, знаешь, что меня еще поразило? Больше, чем о землетрясении, говорили о Карабахе. Потому, мне кажется, что тектонические разломы нельзя ненавидеть, а азербайджанцев — можно. Это ужасно, когда люди испытывают потребность в ненависти. И когда я заикнулся, что обстоятельства могут заставить армян уйти из Карабаха, на меня смотрели, как на предателя. А недавно я был в Армянском постпредстве на встрече журналистов с баронессой Каролиной Кокс — заместителем спикера палаты лордов парламента Великобритании, вернувшейся из Карабаха. В прессконференции принял участие и Зорий Балаян — журналист, депутат, политик. Я задал ему вопрос: «Думаете ли Вы, что Азербайджан когда-нибудь признает независимую Карабахскую республику?» Балаян ответил: «Речь идет вовсе не о том, признает или не признает Азербайджан Нагорно-Карабахскую республику». Да, для многих армян Карабах — родина, но абсолютное игнорирование интересов противной стороны просто исключает саму возможность диалога с Азербайджаном, вскрывает вены Карабаху вместо того, чтобы наложить на рану жгут.
ЕВРЕЙ. Ультрапатриоты «хороши» всюду. В Израиле они грозят развалить правительство при малейшем намеке на какую-то уступку палестинцам. Но без уступок друг другу, хотя бы минимальных, вообще не о чем договариваться! Сегодня неуступчивость выгодна, казалось бы, израильтянам: Россия не подпирает больше арабских экстремистов. А завтра? Пусть Израиль не лодчонка в арабском море, сравним его с ракетным катером. Но море — это море... Сколько бы евреев ни эмигрировало в Израиль, демографическая ситуация в пределах исторической Палестины рано или поздно сложится не в их пользу. Рождаемость у евреев в полтора раза ниже, чем у арабов, смертность — из-за общего старения населения — в полтора раза выше. В начале века едва ли не весь мир с энтузиазмом повторял слова песни: «Трансвааль, Трансвааль,
страна моя, ты вся горишь в огне...» — сочувствовали бурам Южной Африки, воевавшим с англичанами-колонизаторами. Сегодня колонизаторами считают самих буров, сочувствуют черному большинству Южной Африки, самому сытому на всем этом континенте, но подвергшемуся унизительному апартеиду. Даже голландцы, кровные братья буров, выходцев из Нидерландов, равнодушны к их судьбе. Белое правительство меньшинства вынуждено было уступить место правительству большинства — черному, представляющему униженные (пусть — в прошлом!) и, значит, озлобленные массы. Уже многие буры с семьями заблаговременно переселяются на северо-запад страны, за реки Оранжевую и Вааль, в пустынные места, где почти нет черного населения. Куда прикажешь переселяться евреям лет через сто? А ведь народы — не люди, они собираются жить вечно. Так вот, ультрапатриоты в Израиле предлагают немедленное и «окончательное решение палестинского вопроса». Это называется— «трансфер», а попросту говоря, насильственная депортация палестинцев из страны. Вот строчка из опубликованной «идеологической платформы» ультрапатриотического движения «Моледет» («Родина»): «Необходима наиболее полная репатриация евреев в Израиль, а арабов Иудеи, Самарии и Газы — в арабские страны».
Страны эти, разумеется, не спрашивают, согласны ли они на это.
Подпись под карикатурой в ежемесячнике «Моледет»: «Трансфер советских евреев может ускорить трансфер арабов». Изображена качающаяся доска, на которой обычно играются дети. На один ее конец приземляется еврей в шубе и с чемоданами (за спиной его звезда на кремлевской башне), с другого, внезапно подскочившего, слетает палестинец в мешковатой галабее и летит куда-то за черту горизонта... Куда? Можно бы ответить, что евреям до этого нет дела.
Но у «Моледета» с географией вообще сложные
отношения. Лидер движения Рехаваам Зеэви провозглашает: «Мы скажем миру, что мы жаждем мира может быть больше, чем другие народы, но мира настоящего, основанного на безопасности. Мира с Иорданией ВДОЛЬ РЕКИ ИОРДАН. Мира, согласно которому Эрец-Исраэль будет принадлежать народу Израиля и только ему!»
Как бы то ни было, зато четко и ясно? Не совсем. Уже через страницу в тот же ежемесячнике «Моледет» голубой краской в синей рамке выделена, на манер рекламы, цитата из Зеэва Жаботинского, идеолога сионизма (подозреваю, что фамилия лидера «Моледета» — псевдоним, выбранный из почтения к Жаботинскому): «Эрец-Исраэль — это вполне определенное понятие. РЕКА ИОРДАН НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЕЕ ГРАНИЦЕЙ, ОНА РАССЕКАЕТ ЕЕ ПОСЕРЕДИНЕ».
Скажешь ли ты теперь, куда лететь арабу с перекидной доски? Можно ли вообще о чем-либо договариваться, если не определены сами понятия, а географические карты начертаны хвостом осла?
АРМЯНИН. При всех несчастьях Армении огромная удача все же, что почти 95 процентов ее населения — армяне, и практически все они знают свой язык.
ЕВРЕЙ. Ладно, рассудим предельно цинично, из расчета «прямой еврейской выгоды». Израиль сегодня способен был бы погрузить всех палестинцев в автобусы и вывезти за пределы страны — скажем, к мостам через Иордан. Смог же Сталин в разгар войны в относительно малыми силами депортировать поволжских немцев в Сибирь, а с десяток кавказских народов — в Казахстан и Среднюю Азию. Тогда мир этого просто не заметил, не до того было, сейчас бы поднялся крик, последовали бы одна за другой резолюции Совета Безопасности, ну и что? Мешали ли эти резолюции взаимной резне в Югославии — христианских народов, говорящих к тому
же на одном языке? Израиль мигом стал бы мононациональным — как Армения. Выгоды очевидны, мораль мы уговорились вынести за скобки, невыгоды же столь глубоко скрыты, что придется прибегнуть к аналогии. Ты не задумывался, почему японцы, коварно, без объявления войны, напавшие на Соединенные Штаты, все же потребовали возвращения своего острова Окинава, который до 1972 года находился под управлением победившей страны? Почему японцы требуют возвращения Южных Курил, хотя вовсе не так уж безгрешны по отношению к нам (не пропускали,
например, морские конвои во время войны в Охотское море)?.. И почему Германия до сих пор официально даже не заикается о возвращении ей Силезии, Померании, Восточной Пруссии, наконец, самого Кенигсберга — «города королей», где родился, жил и умер немецкий гений Иммануил Кант?..
АРМЯНИН. В самом деле, не улавливаю разницы...
ЕВРЕЙ. Потому что японцы развязали на Дальнем Востоке коварную, жестокую войну, но все-таки «лишь» войну. В октябре 1973 года, в «Судный день», когда многие израильские солдаты были отпущены на побывку, египетские танки внезапно форсировали
Суэцкий канал и буквально раздавили передовые укрепления линии Бар-Лева. А спустя несколько лет президента Садата торжественно принимали в Иерусалиме, — не без горечи, конечно, но — «на войне, как на войне». А после войны, как и положено, настал мир.Можно было еще как-то понять — опять же, если напрочь отбросить мораль, — когда нацисты грабили еврейские магазины, когда гитлеровская пропаганда разжигала юдофобию в целях «сплочения немецкой нации». Вульгарной толпе необходим понятный и зримый образ врага. Ты не вспомнишь, когда Рауль Валленберг спасал венгерских евреев?
АРМЯНИН. В Будапешт он прибыл в июле 1944 года.
ЕВРЕЙ. Уже была заблокирована советскими войсками в Будапеште все та же 6-я армия (я уже упоминал о ней в нашей беседе). Оборону города возглавлял генерал-полковник фон Фриснер. Последующая его судьба мне неизвестна; его детей, во всяком случае, не расстреляли у него на глазах. Зачем же было так по-немецки педантично выполнять безумный приказ Гитлера, который и сам уже был загнан в берлинский бункер, гоняться за стариками, детьми, женщинами, как-то выжившими при фашистском режиме в Венгрии? Ведь и самую варварскую войну развязывают в каких-то практических целях! Сегодня в Германии ультрапатриоты, не желающие «поступаться
впринципами», вопят: «Не было Освенцима! Это пропагандистская выдумка!» Ладно уж, вероломные нападения на дюжину европейских стран — были, варварские бомбардировки — были, грабеж населения — был, а вот Освенцима, Хатыни, Треблинки, бердичевских ям — не было! Были! Над этими засыпанными ямами до сих пор кажется, будто земля шевелится...
АРМЯНИН. Пожалуй, Германия действительно не хочет ворошить память народов территориальными претензиями. Но она хотя бы проиграла войну, ее жертвы хоть как-то отмщены. Армянам в этом отношении куда горше. На гербе республики — снеговая вершина Арарата, она видна из окон ереванских квартир — по ту сторону границы.
И геноцид армян в 1915 году пытаются изобразить фикцией, «выдумкой армянских экстремистов». Для этой цели был привлечен даже современный французский тюрколог Жорж де Малевил. Он признает: да, случилась трагедия, но спонтанно, армяне сами виноваты, турецкое правительство к этому не причастно. Процитирую его слова, в бакинском издании книжки вынесенные прямо на обложку: «С растущим беспокойством мы наблюдаем, как все чаще проскальзывает тенденциозная параллель между трагедией 1915 года и геноцидом, осуществленным нацистами против евреев... Правительства всех современных тюркских республик (сам автор говорит лишь о турецком правительстве. — В.В.) с негодованием отвергают армянскую кампанию клеветы — кампанию, оправдания которой не существует и намерения которой являются бесчестными».
ЕВРЕИ. Мне кажется, ты о турках говоришь с той же интонацией, с какой я — о немцах. Так вот, не дай бог, чтобы арабы так же вспоминали евреев. Не только потому, что так или иначе жить им вместе, что они — по Библии — сводные братья, у них один праотец — Авраам. У меня сильное подозрение, что нынешние палестинцы — те же евреи «по крови», что и я сам; что они-то и есть исчезнувшие когда-то колена (роды) израилевы, доставляющие по сей час историкам много хлопот. В вавилонский плен была угнана, как мы бы теперь сказали, интеллигенция, цвет нации, вероятно, тысяч двадцать. В древнем тексте говорится об этом: «И мать царя, и жен царя, и евнухов его, и сильных земли отвел (Навуходоносор) на поселение из Иерусалима в Вавилон. И все войско, числом 7000, и художников и строителей 1000, всех храбрых, ходящих на войну, отвел царь вавилонский на поселение в Вавилон».
В Вавилоне же — в изгнании! — и происходит канонизация Пятикнижия, священной Торы. Потому что только так можно было сохранить национальную память. Отсюда и страстное заклинание, прошедшее
сквозь тысячелетия и восстановившее нынешнее еврейское государство на земле предков: «Как нам петь песнь Господню НА ЗЕМЛЕ ЧУЖОЙ? (Выделено мной. — М.Т.). Если я забуду тебя, Иерусалим, — забудь меня десница моя; прилипни язык мой к гортани моей, если не буду помнить тебя, если не поставлю Иерусалим во главе веселия моего...»
То есть «при реках Вавилона» пленники не только «сидели и плакали» — дело делали! Ну, а не «сильные», не «ходящие на войну» — земледельцы, пастухи, ремесленники, избегнувшие плена, но напрочь утратившие связь с культурной элитой народа?.. У этих было время эллинизироваться в эпоху Селевкидов — эпигонов (буквально: «родившихся после») Александра Македонского и в составе Римской империи,затем исламизироваться под напором арабов и отчасти христианизироваться под натиском крестоносцев. Не думаю, что так уж радушно приняли они вернувшихся из изгнания единоплеменников с их Торой...
АРМЯНИН. Действительно, трансфер напоминал бы братоубийство, историю Каина и Авеля.
ЕВРЕЙ. Скажу проще — словами Махатмы Ганди: «Честность — единственная политика». Или даже так, циничнее: «Гуманность — практична». И худшие враги собственного народа — везде и всегда — ультрапатриоты. Если «наши» пришли бы в России к власти — страна бы погибла.
АРМЯНИН. Ну, с Россией никогда ничего окончательного не случится. Есть на сей счет прекрасное поэтическое размышление Николая Рубцова:
"Поезд мчался с полным напряженьем
Мощных сил, уму непостижимых,
Перед самым, может быть, крушеньем
Посреди миров несокрушимых.
Вот он мчится с полным напряженьем
Где-то в самых дебрях мирозданья,
Перед самым. может быть, крушеньем,
Посреди явлений без названья...
Вместе с ним и я в просторе мглистом
Уж не смею мыслить о покое, —
Мчусь куда-то с лязганьем и свистом.
Мчусь куда-то с грохотом и воем,
Мчусь куда-то с полным напряженьем
Я, как есть, загадка мирозданья.
Перед самым, может быть, крушеньем
Я кричу кому-то: «До свиданья!..»
Но — довольно! Быстрое движенье
Все смелее в мире год от году,
И какое может быть крушенье,
Если столько в поезде народу?"
Вот мироощущение русского человека, за которым полтораста миллионов его соплеменников; думаю, совсем иное у карела: их всего-то полтораста тысяч, а собратья их — ижорцы, вепсы, манси, ханты — вовсе исчезают с лица земли. Положение армян далеко не столь трагично, но в политике им следует быть предельно осмотрительными. Армения, по сути, анклав в чужеродном окружении. Даже грузины, тоже христиане, в лингво-этническом отношении
совершенно другой народ. Современная Турция — цивилизованная страна, но армяно-турецкие отношения чрезвычайно эмоционально окрашены; народы разделены не просто пролитой кровью, но — невинной кровью, это качественно иная ситуация. Наконец, азербайджанцы — шииты...
ЕВРЕЙ. Но азербайджанцы, еще недавно «советские», такие ли уж истовые мусульмане? Вероятно, не больше, чем русские — православные. Странно мне было видеть Ельцина с Поповым, некогда правоверных коммунистов, в церкви — держащими смущенно по свечечке и не знающими, что другой рукой надлежит креститься.
АРМЯНИН. Как ты думаешь, Джахар Дудаев, генерал от авиации, крепко подкован в исламе? Но присягал он на президентство, держа руку на Коране, и уже одним из первых указов запретил практиковать мужчинам-гинекологам. А как быть врачам дерматологам? А хирургам-онкологам, если обнаружена опухоль груди? Но главное — как быть больным? И далеко ли все это от чадры, а то и чачвана — волосяной сетки, закрывающей лицо? «А что? — вызывающе заявила какая-то таджичка — юрист по профессии! (об этом было в газетах). — Надо будет — и чачван надену!»
Ислам кажется ей наиболее пригодным для того чтобы «внедрять мораль», приличествующую восточной женщине... Все это должны были знать мои сверхпатриотичные соплеменники, когда рьяно принялись за немедленное освобождение Арцаха,
немедленное присоединение его к Армении... Ты, помню, как-то произнес слово, довольно необычно звучащее по-русски — «муниципализация»...
ЕВРЕЙ. Колониальные державы оставили в Африке государственные границы, нарезанные, так сказать, поперек племен и народностей. Не удивительно! Когда Африка осваивалась европейцами, все негры казались им на одно лицо. Когда же африканцы суверенизировалиеь (то был поистине «парад суверенитетов»!), тут же встал вопрос о границах. Но прежде, чем разрешать этот вопрос, лидеры молодых государств схватились что называется за голову. Хорошо, что схватились до, а не в процессе
решения этого вопроса, который сулил повсеместные и бесконечные войны. Лидеры были самыми разными: христиане, мусульмане, атеисты и даже язычники, монархисты, либералы, социалисты и просто сволочи... Но все они, собравшись вместе в 1963 году на конференцию Организации Африканского Единства, решили, что границы, какие бы то ни было, трогать не следует. Бог с ней, с прошлой несправедливостью; не наворотить бы нынче куда более ужасных дел! И это, было поистине соломоново решение.
Но скажу и о другом. В 1975 году, после свержения тоталитарной диктатуры в португальской метрополии, Мозамбик одним из последних в Африке провозгласил независимость. Примерно тот же результат, что и у нас после августовского путча. Спасаясь от «черных социалистов», возглавленных так называемым Фронтом освобождения, португальцы стали покидать бывшую колонию. Мозамбик стал социалистическим и поистине черным Производство резко упало, начался голод. В соседнем Зимбабве (бывшей Южной Родезии) относительно либеральное правительство черного большинства покровительствует 20 тысячам белых
«плантаторов» — и те обеспечивают стабильность сельскохозяйственного производства в стране.
А ведь португальцы, сосредоточенные в бывшем Мозамбике на крайнем юге в районе Мапуту (тогда — Лоренсу-Маркиш), в треугольнике между государственной границей и рекой Лимпопо, могли организоваться здесь в муниципию с преобладающим белым населением всего на четырех процентах территории страны.
Разумеется, это лишь теоретическая возможность. Но оттого, что она не была реализована, пострадало прежде всего подавляющее черное население страны, где посейчас государственный язык, кстати, португальский. Муниципия остается составной частью всей страны, лишь пользуется самоуправлением. Целостность страны, ее суверенитет, которым так принято гордиться, ничуть не задет...
АРМЯНИН. Вот по этому пути могли бы пойти и патриоты Арцаха. Скажу больше: была ли Армения менее армянской тогда, когда там правили Багратиды — династия еврейского происхождения?.. С точки зрения права претензии азербайджанцев на Нагорный Карабах были бы куда менее весомы, если бы он являлся муниципией в пределах самого Азербайджана. И ООН — если эта организация подтверждает свою приверженность именно объединенным нациям (а не государствам) — обязана была бы защитить права карабахских армян...
Реальная политика как государств, так и народов, должна строиться с учетом реальных этногеографических факторов.
ЕВРЕЙ. Этим и занимается ГЕОПОЛИТИКА.
АРМЯНИН. Реальная политика должна учитывать также уроки всей мировой истории, ставшие существенным фактором общественного сознания...
ЕВРЕЙ. А этим уже занимается совершенно новая наука, воспользовавшаяся готовым именованием, — ИСТОРИОСОФИЯ.
СОФИЯ, как известно, означает МУДРОСТЬ!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron

___Реклама___

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB