Дмитрий Горбатов
Снова о демонизации Сталина
Возражения Феликсу


         В прошлый вторник произошло событие, о котором Сталин мог бы только мечтать, - и это повергло многих людей в эмоциональный ступор. Тогда я решил отложить публикацию этой заметки хотя бы на неделю. До этого я ждал ещё две недели, - думал, кто-нибудь ещё захочет высказаться на данную тему. Но, видимо, позиция Феликса кажется большинству читателей достаточно убедительной: так или иначе, до сих пор никто ему не возразил.
        Тем не менее возражений можно привести очень много. И тема эта слишком важна, чтобы "спустить её на тормозах". (Оговорюсь сразу: я совершенно согласен с хозяином сайта: место это неподходящее для глубоких и развёрнутых дискуссий о Сталине. Поэтому ещё раз будут расставлены акценты, крайне важные, на мой взгляд, для правдивого анализа трагической истории России в прошлом столетии.)
        Феликса "удивляет, что Дмитрий сравнивает сталинские преступления против собственного народа с чудовищными по своей жестокости событиями от 3000- до 200-летней давности, а не с нормами права (кстати, соблюдавшимися) в демократических странах 1920-1950-х гг.".
        Удивляется Феликс совершенно напрасно: самая общая стандартная базовая логика права не позволяет "сравнивать преступления с нормами права". Чтобы сильно не углубляться в эту тему, я предлагаю Феликсу всего лишь сделать аспект сравнения более адекватным: то есть, с одной стороны, - сравнить сталинские преступления с преступлениями, которые творились в других странах примерно в тот же исторический период (включая демократические), а с другой стороны, - сравнить нормы сталинского права с нормами права других современных ему государств.
        Другая мысль Феликса (лежащая примерно в том же русле) тоже заслуживает внимания: "Сравнивая подавление передовой мысли (казнь Бруно и преследование Галилея - о преследовании Коперника мне неизвестно) с травлей генетиков, экономистов, филологов, писателей и композиторов при Сталине, Дмитрий, возможно, того не желая, подводит к мысли, что годы правления Сталина во многом сопоставимы со Средневековьем - одним из самых мрачных периодов в истории человечества".
        Здесь можно поспорить буквально с каждым утверждением.
        Во-первых, Коперник, Бруно и Галилей, если и принадлежат к "передовой мысли", то весьма условно: ни один из этих мыслителей не высказал ничего такого, что не высказывалось бы когда-либо раньше. (Коперник действительно никогда не подвергался прямым преследованиям, однако книгу свою публиковать боялся до самых последних дней своей жизни - и боялся вполне обоснованно. Кара Церкви просто опоздала: Коперник умер почти одновременно с выходом сигнального экземпляра его книги из печати.) "Преступление" всех этих людей было только лишь "преступлением мысли": они осмелились иметь альтернативный взгляд на природу вещей - тогда как в Древней Греции те же самые взгляды (и даже более смелые) воспринимались совершенно нормально и никто никого за это не карал.
        Получается, Феликс верит в "поступательное движение" истории, при котором "удельный вес Справедливости" в человеческом обществе постепенно растёт, "удельный же вес Несправедливости", - наоборот, уменьшается. Такая вера весьма желанна, но она, увы, не имеет под собою никакой реальной почвы: в истории любой цивилизации период торжества Мысли сменяется периодом упадка, а период незаинтересованности в "тайной полиции" (любой формы, как религиозной, так и светской) сменяется периодом крайней заинтересованности в таковой.
        На самом деле реальная история выглядит даже ещё более запутанно, ибо те места и времена, где и когда в почёте находится живая Мысль, совершенно спокойно сосуществуют с теми местами и временами, где и когда торжествует мракобесие. В этом отношении весьма красноречива серьёзная историческая ошибка Феликса, который "подавление передовой мысли" (в Европе) приписывает Средневековью, в то время как то, что он имеет в виду, - конкретно: казнь Бруно и преследования Галилея, - никак не могло происходить в Средние века. Все эти трагические и постыдные исторические события - характерные детали эпохи Позднего Возрождения. Следовательно, если встать на позицию Феликса, то окажется, что сталинизм он зачем-то сравнивает с самой славной и яркой страницей европейской истории!..
        Впрочем, даже если бы этой ошибки у Феликса и не было - т. е. даже если бы "подавление передовой мысли" действительно наблюдалось в Средневековье, то никакой моей ошибки в сопоставлении сталинизма с любой из прошлых эпох человеческой истории здесь тоже нет: ВСЯ ИСТОРИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА - ЭТО ЕДИНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС! Поэтому порывать с любым так называемым "проклятым прошлым" автоматически означает отказываться и от современности, и от самого себя в ней. Цинь Ши-хуан, Нерон, Иван Грозный, Пётр Великий, Торквемада, герцог Альба, Кромвель, Робеспьер, Наполеон, Гитлер, Сталин, Мао Цзе-дун, Ким Ир Сен, Пиночет и Пол Пот - все они СОВРЕМЕННИКИ. Именно поэтому я, в отличие от Феликса, считаю сравнение древнекитайской ситуации во время строительства Великой Стены и древнеримской ситуации во время подавления восстания Спартака с ситуацией в сталинской России абсолютно правомерным и историчным.
        Ещё одна мысль Феликса, на которой мне хотелось бы заострить внимание, звучит так: "В любом организованном коллективе ответственность за успехи и провалы несёт руководитель".
        К сожалению, такое высказывание полностью дезавуирует Феликса. "Возможно, сам того не желая", Феликс, искренний и страстный борец со сталинизмом, сам же здесь и высказывает формулу, типичную для сталинского (и пост-сталинского) времени: что бы ни случилось, виноват всегда начальник. Именно в СССР нормой стала совершенно извращённая ситуация, когда люди, занимавшиеся реальной деятельностью, не отвечали ни за что, в то время как начальники, совершенно никакой реальной деятельностью не занимавшиеся, отвечали за всё. Только в сталинском СССР за брак, обнаруженный в заводском автомобиле, могли посадить в тюрьму не рабочего, а директора автозавода!.. Само собой разумеется, для цивилизованного общества это дико: поэтому "в любом организованном коллективе" западного образца ответственность между всеми его членами распределяется пропорционально - т. е. каждый отвечает только лишь за свой собственный участок работы. В этой ситуации если "напортачил" рабочий, то ни начальник цеха, ни (тем более) директор завода в тюрьме никогда не окажется!
        На мой взгляд, к деятельности Сталина пора бы уже применять не вульгарно-марксистский подход (предлагаемый Феликсом), а объективно-научный. Есть, например, смысл обвинять Сталина в организации преступного проекта под названием "Беломорканал" - но нет смысла обвинять Сталина во всех зверствах, которые творили над заключёнными конвоиры той "великой стройки".
        Ниже Феликс упомянул "травлю Сталиным композиторов", и этот пример я готов прокомментировать с точки зрения профессионального музыканта (см. также мою подробную статью на эту тему). Разумеется, Сталина можно и нужно обвинить в развязывании целенаправленной идеологической кампании против советской музыки в 1948 году. Однако при этом Сталин не дал ни одного указания по поводу преследования отдельных композиторов. Поэтому за травлю Прокофьева, Мясковского, Шостаковича и Хачатуряна должен отвечать уже не Сталин, а только те бездарные чиновники от музыки, которые эту травлю добровольно организовали. Простой пример: после 1948 года Шостакович некоторое время не мог ни издавать, ни исполнять своих сочинений. Но когда он рассказал об этом Сталину, тот был весьма удивлён: от него лично никаких запретов не исходило (это подтверждает и Тихон Хренников, постоянно получавший от Сталина прямые указания, касавшиеся идеологической политики советской музыки). Таким образом, ситуация в очередной раз оказалась типично российской: Большой Начальник только сказал "Цыц!", а мелкие начальнички сразу решили "проявить инициативу на местах". Рабская психология? Согласен. Но ведь не Сталин сформировал эту психологию! Тогда в чём же состоит его общая вина?.. (Конкретная вина, как я уже говорил, вполне ясна.)
        Феликс никак не может простить Сталину даже несчастного Павлика Морозова: "Лично Сталин не учил писать доносы. Но в его время павлики морозовы всех возрастов стали образцом для подражания".
        Здесь ключевой является фраза "в его время". Любопытно было бы задать Феликсу такой вопрос: если бы Павлик Морозов стал образцом для подражания не при Сталине, а при Брежневе или Черненке, тогда Брежнев и Черненко тоже были бы лично в этом виноваты? Каким образом лидер огромной страны технически может сделать кого-то образцом для подражания? Единственным образом - развернув мощную PR-кампанию. Но ведь для того, чтобы развернуть любую PR-кампанию с целью добиться успеха, необходимо заранее точно рассчитать, каким образом она будет действовать и за счёт какого социального механизма возникнет её эффект. Стало быть, всё российское общество в целом было уже готово к тому, чтобы образцом для подражания стал именно Павлик Морозов. Но если так, тогда какова же в этом ЛИЧНАЯ вина Сталина?..
        Увы, подсознание Феликса до сих пор находится под воздействием культа личности Сталина. В этом плане интересна такая оговорка: "Напрасно Дмитрий невысокого мнения об умственных качествах и организационных способностях Сталина. Мемуары хозяйственных и военных руководителей, общавшихся с ним, доказывают обратное".
        Не мемуары хозяйственных и военных руководителей доказывают высокий интеллектуальный уровень Сталина, а, наоборот, истинный (хорошо известный всем) крайне низкий интеллектуальный уровень Сталина (отягощённый к тому же глубоким комплексом физической неполноценности) доказывает, что уровень хозяйственников и военных из его окружения мог быть только ещё ниже. Сталин совершил ряд широко известных и совершенно непростительных ошибок, одна из которых ("хозяйственная") стоила государству полной экономической разрухи, а другая ("организационная") ввергла Россию во Вторую Мировую войну в самой проигрышной для страны и народа ситуации.
        Есть у Феликса ещё и такая оговорка: ""Царившая на протяжении столетий нищета" не оправдание Сталину, а серьёзное обвинение. Потому что большевики, захватывая власть, обещали покончить с нищетой". Мало ли кто кому чего обещает, захватывая власть! Кто бы это ни был, здравый смысл и жизненный опыт учат не верить ни одному слову подобных обещаний: и совершенно непонятно, почему в данном случае этот здравый смысл отказывает Феликсу. Заодно не совсем понятно: каким же это мистическим образом "нищету, царившую в России на протяжении столетий" (до появления на свет Сталина!), можно поставить в вину одному Сталину, который был у власти всего 29 лет? Не приложили ли к этому руку ВСЕ правители России, начиная с Рюриковичей?..
        По всем таким оговоркам хорошо видно, кáк Феликс относится к Сталину на самом деле. Комплекс "культа личности" здесь налицо: Феликс заранее хочет, чтобы Сталин был безупречным правителем и высокоморальным лидером нации (итальянский вариант - "дуче"). Именно поэтому, когда Феликс видит все ошибки и преступления сталинских времён, он подсознательно "мстит" Сталину, стараясь навесить лично на него не только то, в чём он действительно виноват, но также и то, в чём он не виноват нисколько (т. е. в точности так, как это сделали с "дуче" в Италии). Этот комплекс - сформированный в основном благодаря глубоко аморальным (а часто и прямо преступным!) идеологическим мероприятиям Хрущёва - уже был описан многими исследователями, потому я просто констатирую его как факт без особенного желания углублять дальнейший анализ.
        В заключение отмечу ещё одну важную мысль, высказанную Феликсом: "Даже политическое разоблачение практики и идеологии коммунистов не было доведено до конца. А жаль".
        Вот это действительно жаль, и ещё как жаль! Но я настаиваю на том, что именно до тех самых пор, пока рассматриваемая позиция Феликса в отношении личной ответственности Сталина будет получать достаточно широкую поддержку, подобного разоблачения - действительно так необходимого России уже давно - мы так и не дождёмся.
        Феликс даже поясняет: "Стремление разделить вину Сталина не только с ближайшими сторонниками, но и рядовыми исполнителями его приказов, означает на деле, что виноваты все. А значит, - никто".
        В том-то и дело: "Все - значит: никто" - это формула homo sovieticus'a! А формула любого человека, чьё подсознание не связано с какой-либо политической идеологией, звучит совсем иначе: "Все - значит: каждый из нас". В формуле Феликса налицо попытка переложить личную ответственность каждого - в том числе и самого Феликса - на Начальника, на Лидера... т. е. на Фюрера. А отсюда уже один шаг до фразы, ставшей нарицательной в ХХ веке: "Мы ни в чём не виноваты! Мы только выполняли приказ!" В этой "формуле Веры" уже вообще нет трагического "я" - оно полностью растворено в комфортном "мы". (Мы "все" - значит: мы "никто".)
        Вот это и есть то самое страшное, что породил в России сталинизм. Именно поэтому я буду упорно продолжать высказываться на данную тему, даже несмотря на то, что подобных высказываний появлялось уже бесчисленное множество.
        До тех пор, пока ДЕМОНИЗАЦИЯ СТАЛИНА является актуальной, российское общество будет продолжать находиться в тисках идеологии "культа личности" лидера, само существование Личности у которого (в традиционном, гуманистическом её понимании) подлежит серьёзному сомнению.
        Демонизация Сталина - одна из опаснейших мифологем Новейшей истории!
Хотелось бы верить, что Россия её в целом "переросла" - и будет теперь развиваться путём, хотя и мучительным, зато исторически естественным.