"Нет ни эллина ни иудея"? - "И эллин и иудей"!


Содержание
Письмо Дмитрия Горбатова.
Первый набросок ответа.
Второй набросок ответа



Письмо Дмитрия Горбатова.

Дорогой Евгений!
Я сходил на Ваш сайт и обнаружил, что уже читал то, что Вы написали (хотя думал, что найду что-либо новое). Теперь, когда этот технический момент прояснился, мы, я надеюсь, можем кое-что обсудить. [Ваши реплики — синим курсивом.]
I.
Вы строите некоторую схему (модель, теорию), которая должна помочь разобраться в сложном вопросе: кто такой или что такое "еврей", отличается ли он от представителей других национальностей и есть ли какие-нибудь основания для выделения евреев среди других народов как в "положительном" (избранность), так и в отрицательном (сыны дьявола) смыслах. И цель ваша проглядывается вполне привлекательная — опровергнуть злые наветы, провозгласить приоритет общечеловеческих ценностей и понятий и снять излишнюю и неоправданную напряженность вокруг "еврейского вопроса". Если Вы с этим не согласны, я не настаиваю — это мое понимание Ваших текстов, так сказать "сверхзадача". Очень, надо сказать, симпатичная сверхзадача.

— Я не буду опровергать те Ваши положительные эмоции, которые вызывают у Вас мои соображения и которые Вы даже склонны считать "сверхзадачей". Разумеется, мне это очень приятно. Конечно, мою цель можно видеть и понимать подобным образом, но изначально она гораздо скромнее.
Меня очень давно занимает не столько сам "еврейский вопрос", сколько его злонамеренная запутанность; притом "злонамеренность" (в той или иной мере) я усматриваю здесь с обеих сторон, и ни та, ни другая упорно не хотят подойти к вопросу объективно. Мне же хочется сделать именно это.
Прежде всего я пытаюсь выяснить, не то, чем евреи являются, а то, чем они НЕ являются. Здесь я полностью согласен с А. Штейнзальцем:


¦ евреи НЕ являются малой расой;
¦ евреи НЕ являются этнической общностью.


Лично я бы остановился на этом этапе и сказал (это я уже говорил на «Лебеде»):

¦ следовательно, евреи по крайней мере(!) являются религиозной общностью.
Штейнзальц, однако, идёт дальше… и — тем самым — всё окончательно запутывает (Евгений, это я любя! :-)), говоря следующее:
¦ евреи НЕ являются религиозной общностью; однако
¦ евреи являются семьёй (понимаемой, конечно, очень обобщённо). Видите ли, Евгений, с одной стороны, я отдаю должное этой весьма остроумной логической находке Штейнзальца, поскольку она даёт ему возможность сделать два очень важных вывода:
¦ в семью можно войти, но из семьи нельзя выйти (минуя все очевидные оговорки); и
¦ можно быть евреем, не подозревая об этом.
Однако, с другой стороны, Штейнзальц незаметно делает здесь одну существенную подмену, ставя субъективное понятие ("семья") в один ряд с объективными ("религия", "этнос" и "малая раса").
И дело не только в этой подмене. Даже если мы (в технических целях) временно примем понятие "семья" как объективное, то окажется, что оно реально функционирует совершенно в иной плоскости, а именно:
¦ внутри одной малой расы бывают разные семьи — но и представители разных малых рас могут в итоге составить одну семью; равно как и
¦ любой этнос состоит из многих семей — но и одна семья может состоять из представителей разных этносов; не говоря уже о том, что не только
¦ разные семьи могут придерживаться одних и тех же религиозных взглядов, а члены одной семьи — разных религиозных взглядов, но и
¦ внутри одной религии могут сосуществовать разные конфессиональные формы (здесь я, как и Штейнзальц, имею в виду, главным образом, ортодоксальное и реформистское течения в рамках иудаизма).
Кроме того, современная ментальность добавила в религиоведение два новых естественных состояния сознания, а именно:
¦ атеизм — как форму религиозного сознания и
¦ агностицизм — как форму нерелигиозного сознания; при том, что
¦ и атеизм, и агностицизм — могут проявляться как в плане конфессиональном, так и в плане внеконфессиональном.
Далее. Соображение о том, что "в семью можно войти, но из неё нельзя выйти", верно лишь в житейском плане, но не в формальном. Формальная же логика предполагает в равной степени как вход в семью, так и выход из неё. При этом та же самая формальная логика выступает как абсолютный аналог логики житейской в применении к научным понятиям "этнос" и "малая раса": можно родиться в определённом этносе и в определённой малой расе, но не в воле человека ни покинуть свой этнос, ни покинуть свою малую расу. Тем не менее:
¦ понятие "семья" НЕ аналогично понятиям "этнос" и "малая раса"; или, иными словами, —
¦ функциональная аналогия этих понятий НЕ допускает их формального объединения в группу сходных.
Исходя из этих — и ТОЛЬКО этих — соображений, я (на «Лебеде») вскользь упомянул о том, что моя полемика со Штейнзальцем (если таковая вообще технически возможна) может проходить только в научных рамках. В противном случае легко может оказаться, что аргументы А.Штейнзальца, предназначенные для широкого понимания (в рамках житейской логики), будут противостоять аргументам Д.Горбатова, предназначенным для узкого понимания (в рамках формальной логики). В таком русле полемика будет нескончаемой и бесполезной.

II.
Но в деталях Вашей схемы сидит нечто, прямо противоположное. Вы сами выделяете евреев среди других наций — для всех остальных у Вас действует "лингвистическая дефиниция", т.е. национальность определяется по языку, а для евреев критерием берется религия. Уже здесь сидит "избранность по Горбатову". Получается, что евреи — не нация, не национальность, не народ, как другие, а что-то совсем особое. Секта, община или орден.

— Евгений, здесь у Вас наличествует явное недопонимание того, чту я пытаюсь сказать. Любопытно, что недопонимание у Вас — той же природы, что и недопонимание у моего "мучителя" MN, хотя оно имеет разную природу и разные цели: у Вас недопонимание совершенно искреннее (что лишь наводит меня на мысль о нечёткости собственных высказываний), а у MN — провокационное, с целью исказить мои мысли и публично меня обгадить. Итак, я попытаюсь ещё раз высказаться более чётко (а это, увы, значит — более пространно).
Я не "выделяю евреев среди других наций". Более того — я утверждаю совершенно противоположное: евреи — это НЕ нация вообще. Между прочим, и А.Штейнзальц говорит буквально то же самое. Самое очевидное подтверждение моего довода — прозелитизм:
¦ можно стать евреем, но нельзя стать русским.
Впрочем, стать можно не только евреем — в отличие от русского. Например:
¦ можно стать американцем, но нельзя стать англичанином; или
¦ можно стать сирийцем, но нельзя стать арабом; и, в этом же плане,
¦ можно стать израильтянином, но нельзя стать "ивритянином" (это мой собственный неуклюжий неологизм, аналогом которого служит более гладкий, но менее точный термин "сабр").
Наше взаимонепонимание, Евгений, кроется именно в том, что
¦ Вы считаете евреев — национальностью;
¦ Штейнзальц считает евреев — семьёй;
¦ а я считаю евреев — религиозной общностью.

Заодно — уточняю: религиозная общность — это НЕ секта, НЕ община и НЕ орден. Это — религиозная общность; и всё. Ссылки на существенные различия между ортодоксальным и реформистским иудаизмом меня нисколько не убеждают: различия между католицизмом и православием тоже весьма принципиальны (не по Штейнзальцу, который едко иронизирует над этой проблемой, но всё же!), тем не менее и то, и другое однозначно относится к христианству, и это не вызывает ни у кого особых затруднений.
Что касается "лингвистической дефиниции" евреев, то здесь мешает очевидный для всех факт: еврейских языков много, все они очень разные, и каждый еврей именно свой родной еврейский язык считает подлинно еврейским. Уж очень это трудно — горца-тата, израильтянина-сабра и моего местечкового дедушку из города Хмельницкого считать людьми одной национальности: есть в этом какая-то очень существенная натяжка. Так нужна ли она? И есть ли в ней вообще смысл?..
Но дело не только в этом. Моя, как Вы её называете, "лингвистическая дефиниция" "действует" не "для всех остальных", а "для всех БЕЗ исключения". Вы — так же, как и разобидевшийся на меня Илья Шнур, — совершенно невинно упускаете ключевой термин в моей так называемой "теории": "Национальность определяется по языку". У меня же эта фраза всегда звучит только так: "Национальность определяется по РОДНОМУ языку каждого отдельного человека"! (Подробнее об этом см. мои пространные рассуждения в упомянутой статье http://www.lebed.com/art2361.htm.) Это уточнение крайне важно, ибо из него следует, что даже одну семью могут составлять люди разных национальностей — как ни парадоксально это может показаться.
[И это действительно не теория. Это — способ моего мышления и подхода к людям. Расскажу Вам недавний случай в качестве превосходной иллюстрации того, как два интеллигентных человека, разговаривая на своём родном языке, иногда с трудом могут понять друг друга.

После долгого перерыва встречаюсь со старшим братом своей жены. Трепемся о том, о сём. Он рассказывает про своего сына, который уехал учиться в Израиль. Говорит, что недавно у него появилась girl-friend, очень симпатичная девушка из Риги. Любопытствую (подразумевая, что буду понят однозначно):
— А кто она по национальности? Шурин отвечает:
— Еврейка.
И тут я внезапно осознаю, что это совсем не тот ответ, какого я от него ожидал. Пытаюсь уточнить:
— Ну, в смысле, я имел в виду: она русская — или латышка?
Шурин смотрит на меня, как на "тормознутого":
— Да я ж тебе говорю: еврейка!
А я не "тормознутый" — я просто сижу и активно думаю: как же мне ему объяснить, чту именно меня так не устраивает в его ответе? Терминологически эта проблема мне совершенно ясна: называя девушку еврейкой и думая, что он имеет в виду её национальность, шурин на самом деле дал мне следующую информацию (на выбор):
¦ либо девушка ходит в синагогу и соблюдает все иудейские традиции (независимо от её антропологического типа);
¦ либо девушка по своему антропологическому типу принадлежит к арменоидной суб-расе (независимо от её мировоззрения и вероисповедания).
Однако ни то, ни другое не имело для меня в той беседе никакого значения!.. Вот тут-то мне и пришлось вспомнить о своём "основном критерии", и я у него спросил:
— Слушай, всё просто: какой у неё родной язык?
— А-а-а, — рассмеялся шурин, — ну ты так бы и спросил! Русский, конечно! Русская девушка!
"Ха, вот ты и попался! — подумал я про себя, но ему уже ничего говорить не стал. — Так кто же всё-таки: «еврейка»? или «русская девушка»?.."
Налицо типичный пример мнимой логической оппозиции:

¦ "русская девушка" может быть, так сказать(!), "еврейкой" по расовому признаку (арменоидная суб-раса), но "русской" по национальности (русский язык — родной). Либо:
¦ "русская девушка" может — наоборот — быть, так сказать(!), "русской" по расовому признаку (большая европеоидная раса, вне подгрупп), но "еврейкой" по вероисповеданию (иудаизм — "родная" религия).
Евгений: надеюсь, теперь Вы лучше поняли, в чём моя основная проблема и чту я хочу сказать?]

III.
Далее, в своем определении Вы напрочь отказываете нерелигиозному еврею чувствовать себя евреем.
— Что Вы, Евгений, я ни в коем случае не отказываю "нерелигиозному еврею чувствовать себя евреем"! (Об этом — чуть ниже.)
А в наше время нерелигиозный или "малорелигиозный" человек — это правило, а не исключение, как было раньше, и не только среди евреев.
— Абсолютно согласен — и об этом я уже исчерпывающе высказался раньше.
Ощущение себя евреем — это очень глубокое и сильное чувство, часто неосознанное, часто осознанное и воспринимаемое трагически, часто источник гордости и самоуважения — жизнь знает множество примеров. Посмотрите, например, на трагическую судьбу Отто Вейнингера.
Разумеется, всё это так. Но, Евгений, давайте задумаемся вот над чем: что это РЕАЛЬНО означает — ощущать себя евреем? Как это? Что для этого нужно? Из чего исходит человек, когда он ощущает себя евреем? Все эти вопросы я задаю вовсе не просто так: я-то сам никогда этого не чувствовал — несмотря на то, что мне всю жизнь пытаются дать это почувствовать! Не происходит ли здесь общей аберрации восприятия, когда человек
¦ либо чувствует себя евреем, потому что он хочет походить на людей, которые считают себя евреями и которых он уважает;
¦ либо чувствует себя евреем, потому что другие очень сильно дают ему это почувствовать?
Ведь и в том, и в другом случае мы имеем дело не с объективным фактом принадлежности человека к еврейству, а только с его субъективным восприятием этой принадлежности! Разумеется, чем больше людей склонны считать конкретного человека евреем, тем менее субъективным становится его самовосприятие; однако тем самым оно ВОВСЕ НЕ становится более объективным! (Не в этом ли трагедия и Отто Вейнингера, и прочих "самоненавистников", коих действительно всегда было и есть невероятно много?..)
Сколько бы мы ни взяли людей и людских мнений о еврействе, мы так и не приблизимся к пониманию объективной реальности этого явления! Здесь жизненно необходим некий независимый объективный источник, строгий научный критерий оценки!
Но! Большое "но". Говоря это, я вовсе не утверждаю, что такой строгий критерий существует, равно как и я вовсе не утверждаю, что подобный критерий должен существовать. Моя логика иная:
¦ если такого критерия НЕ существует, то и евреев — в строго научном понимании — тоже не существует (вот, где таилось Ваше, Евгений, первоначальное недопонимание моей идеи). Однако
¦ если такой критерий существует, то и существование евреев должно определяться исходя из этого критерия. А до тех пор, пока такой критерий НЕ найден, я — только лишь в рабочем порядке — предлагаю:
1) расу человека определять исходя из общепринятой классификации (европеоид, монголоид, негроид или метис);
2) малую расу человека (например, европеоида) определять таким же образом (например, вычленяя арменоидную суб-расу);
3) национальность любого человека определять по его родному языку;
4) гражданство любого человека определять по его паспорту (либо, если паспортов несколько, по той из стран, где такой человек проводит своё основное время);
5) конфессию любого человека определять исходя из того типа храма, который он регулярно посещает;
6) религию любого человека определять исходя из той совокупности убеждений, которая в каждом конкретном случае отвечает определённой религии.

Надеюсь, здесь хорошо просматривается, что первые три признака являются врождёнными, тогда как вторые три признака являются приобретёнными. Конечно, самый "скользкий" момент — это общепринятое нечёткое понимание отличия национальности от гражданства (во многом проистекающее, как я писал однажды в Гостевой книге, из особенностей языка). Тем не менее, отличия имеются, и я могу вычленить их совершенно однозначно:
¦ национальность возникает от рождения всегда — гражданство возникает от рождения НЕ всегда;
¦ национальность не меняется и не утрачивается — гражданство меняется и утрачивается;
¦ национальность может быть только одна — гражданств может быть несколько;
¦ национальность никак не связана с местом жительства человека — гражданство связано с местом жительства непосредственно.
¦ Юдофоб — НЕ обладает монополией на установление еврейства какого-либо человека: а если юдофоб так думает, то он ошибается. Но ведь и
¦ юдофил — точно также НЕ обладает этой монополией: поэтому где гарантия, что один человек, считающий себя евреем (потому что ему так нравится), считая евреями любых других людей (которые ему нравятся), прав?..

IV.
Поэтому сужать понятие "еврейство" к иудаизму — неправильно и по сути, и по форме.
— Евгений, а давайте посмотрим на этот вопрос с другой стороны. Вы утверждаете:
¦ НЕ всякий еврей является иудаистом.

Теперь я (в полном соответствии со знаменитым еврейским анекдотом ;-)) позволю себе задать Вам встречный вопрос:
¦ а всякий ли — с Вашей точки зрения — иудаист является — опять же, с Вашей точки зрения — евреем?
Я пока воздержусь от комментариев, ибо узнать Ваше мнение по этому поводу для меня чрезвычайно любопытно, — плюс к тому, это многое прояснило бы.

V.
Что же касается Ваших высказываний об Израиле, то, во-первых, они недопустимы и оскорбительны по форме, во-вторых, неверны по содержанию, и, в третьих, совершенно противоречат Вашему обязательству "в публичных дискуссиях выдерживать самый корректный тон".
— Евгений, это очень строгие обвинения, и здесь мне хотелось бы разобраться очень точно.

1. Всё, что я говорю об Израиле, — это моя личная точка зрения. Я не собираюсь её менять по чьему-либо указанию, но и ни в коем случае не выдаю её за истину в последней инстанции.

2. Метод установления еврейства, официально принятый в Израиле (по национальности матери), я действительно считаю фашистским. Объясню почему.
Евгений: не в Вашей ли собственной статье Вы подробно описывали ту унизительную "иерархию неполных евреев", которая устанавливалась в нацистской Германии? Не Вы ли сами писали о том, какой брак с евреем какого пола считался в Германии "привилегированным", а какой — таковым не считался? Не в нацистской ли Германии шли омерзительные дискуссии о том, какой "процент еврейской крови" допустим в человеке, чтобы он не подлежал немедленному уничтожению?
В Израиле, конечно, речь не идёт об уничтожении людей по национальному признаку. (Хотя… Я не был в Израиле, но мне кажется, что антиарабские настроения там должны быть очень сильны — вплоть до каких-нибудь законодательных актов, серьёзнейшим образом ущемляющих жизненно важные права арабов. Подтвердить не могу.) Но тогда почему до сих пор не отменяют унизительный принцип определения еврея по национальности матери? Каким образом этот принцип согласуется с тем, что Израиль считает себя демократической страной? Зачем вообще устанавливать национальность любого израильтянина? Ведь даже в относительно дикой России этой бессмысленно-унизительной процедуры больше нет!..
Поясню свою точку зрения ещё одним примером, который, надеюсь, будет Вам близок, ибо он перекликается с некоторыми Вашими статьями. Мой троюродный брат захотел в Израиле жениться. Но его будущая жена по паспорту её матери не считалась еврейкой, поэтому для заключения брака от девушки потребовали пройти гиюр. (Абсурд ситуации состоял именно в том, что девушка выросла в интеллигентной еврейской семье из Нижнего Новгорода и эмигрировала в Израиль из-за антисемитизма! Кроме того, она всю жизнь считала себя еврейкой, но никогда не предполагала, что этот факт ей нужно будет подтверждать гиюром, — как если бы для того, чтобы иную девушку признали русской, от неё потребовали бы креститься в православие. Бред!) Ребята подумали — съездили на Кипр и поженились там (говорят, все так делают). С одной стороны, — мелочь. Но с другой, — разве это не разновидность бытового, мелочного фашизма? Ведь фашизм — это не обязательно жёлтые звёзды на рукавах и газовые камеры в лагерях смерти. Не Вы ли сами писали об итальянских фашистах, которые не только спасали от смерти многих евреев, но даже стояли у истоков фашистского движения? Не Вы ли писали о том, какие напряжённые отношения были по этому (и не только по этому) поводу между фюрером и дуче?
Но. Большое "но". Фашизм остаётся фашизмом — даже без концлагерей и газовых камер. А любой фашизм — это ужасающая пошлость для культурного человека. И, честно говоря, я не вижу, почему для Израиля должно быть сделано исключение.
3. Метод установления еврейства, официально принятый в Израиле (по национальности матери), я считаю не только мелочно-фашистским, но и противоречащим Торе. Когда Всевышний предложил Авраму Жертву, Его, кажется, не интересовала национальность матери Аврама. Его, похоже, даже не интересовало, обрезан ли Аврам. (Пожалуйста, поправьте меня, если я что-нибудь путаю.) Его интересовало только одно — психологическая готовность данного человека совершить Жертву и тем самым доказать свою полную преданность. Вот почему — между прочим! — я так сильно склоняюсь к тому, чтобы определять еврейство именно по религии, т.е. по степени духовной преданности человека Ему, Всевышнему. Его Завету с Аврамом, ставшим — вследствие именно этого события — Авраамом.
Здесь, Евгений, я прошу Вас обратить внимание на один очень важный момент. Многие антисемиты склонны выхватывать этот эпизод из библейского контекста и посредством его объяснять мнимую еврейскую кровожадность. Я об этом хорошо осведомлён, и подобные спекуляции меня не интересуют. Но меня очень интересует единственное обстоятельство: о национальности матери там речь не шла вообще. Только и всего.
Дальше — обыкновенная логика: если для Израиля Тора является святыней, то почему же нарушается один из её сущностных принципов? Мне это непонятно! Возможно, — и даже наверняка — существуют какие-то обстоятельства, которых я не знаю и которые перевешивают внутреннюю политику Израиля в пользу галахического определения еврейства; однако пока мне никто убедительно не доказал, что подобные обстоятельства вообще могут существовать. (Продолжаю искренне верить, что когда-нибудь это недоразумение для меня прояснится.)
4. Вот дословно то, что я написал в заключение этой темы: "Я никогда не позволю себе критиковать Израиль. Причины следующие: во-первых, моя критика может задеть искренних патриотов этой страны; во-вторых, Израиль не причинил лично мне никакого вреда; в-третьих, я не гражданин Израиля, никогда им не буду — и уже хотя бы поэтому обязан в публичных дискуссиях выдерживать самый корректный тон".
Евгений, мне просто любопытно: как эти мои слова согласуются вот с этими Вашими: "Что же касается Ваших высказываний об Израиле, то, во-первых, они недопустимы и оскорбительны по форме, во-вторых, неверны по содержанию, и, в третьих, совершенно противоречат Вашему обязательству "в публичных дискуссиях выдерживать самый корректный тон"?
¦ Что здесь оскорбительного?
¦ Что здесь неверного?
¦ Что здесь противоречивого?
¦ Почему мой тон "некорректен"?
Добавлю ещё кое-что.
¦ Нацистская Германия — это Холокост.
¦ Современный Израиль — это Анти-Холокост. Вы вряд ли станете спорить с тем, что Холокост в Германии явился решающим доводом в пользу создания Израиля.
¦ Но ведь не может же еврейская история быть бесконечным маятником, совершающим один и тот же маршрут: Холокост — Анти-Холокост, Анти-Холокост —Холокост… Есть же в еврейской культуре очень многое, что с Холокостом просто никак не связано…

* * *

Далее выскажу некоторые личные соображения.

VI.
Кто действительно производит неисправимо отталкивающее впечатление, так это ТС, которому Вы посвятили свое выступление.

— Видите ли, Евгений, с ТС вообще происходит очень странная история — я её до сих пор не очень понимаю. Своё "выступление" я, во-первых, выступлением не считаю, а во-вторых, я тоже был уверен, что ТС — оголтелый антисемит, поэтому никогда прежде не писал ему. И я был совершенно честно ошарашен, когда получил от него такой искренне восторженный отклик о своём эссе. Потом он задал мне вопрос, почему я публично называю себя евреем. Знаете, мне было бы просто стыдно не ответить: если я сам не считаю себя евреем, то с какой стати я должен стыдиться своих еврейских предков? Вот — единственная причина, по которой я написал ответ ТС и снял маску Гулико Махнадзе.
Что было дальше в Гостевой книге, Вы хорошо знаете. Но Вы не знаете, что после этого ТС написал мне личное письмо по электронной почте и оставил все свои координаты. Евгений, Вы не поверите: в нашей приватной переписке ТС — это образец великолепного литературного стиля, глубокой тактичности и пристального внимания ко мне как к собеседнику. Он демонстрирует полнейшее отсутствие антисемитских выпадов(!), очень трезвый и вдумчивый анализ моей резкой критики его ложных интерпретаций еврейских первоисточников и полное признание существования альтернативных мнений…
Что же, в итоге, получается:
¦ "Зоологические семиты" Арье и MN меня "гноят";
¦ "умеренный семит" Altair меня слегка презирает (вспомните хотя бы его паскудное рассуждение о "подлинных" причинах моей неудачной иммиграции!); а
¦ "зоологический антисемит" ТС со мною вежлив, предупредителен — и вообще крайне дорожит моим добрым расположением. (Искренне не понимаю, почему на «Лебеде» он выступает таким вопиющим образом!..)
Евгений, я окончательно запутался! Неужели я действительно антисемит? Но если это так, то для меня это просто трагедия — ведь все мои предки — евреи, по всем генеалогическим линиям!..

* * *

Евгений, я наверняка сильно утомил Вас и спешу откланяться. Вышеприведённый текст — плод моих многолетних размышлений, которые, смею надеяться, будут восприняты Вами как совершенно искренние. Вы правы: я действительно "нуждаюсь в истине, а не в похвале", но сомневаюсь, что кто-то на сегодняшний день этой истиной в полной мере обладает.
Если Вы по каким-либо причинам захотите поместить этот мой текст или отрывки из него на Вашем сайте, я не буду возражать. Могу даже посидеть некоторое время и добавить необходимые "тэги" — чтобы сэкономить Вам время на форматирование.
Всего Вам наилучшего,
Дмитрий Горбатов

Первый набросок ответа.


Дорогой Дмитрий,
спасибо за интересное и обстоятельное письмо. Я сразу прошу у Вас прощения, что мой ответ сегодня будет кратким и немного фрагментарным: совсем нет времени - конец года, много дел на работе и еще хочется закончить один новый текст, который уже ждут в нескольких местах. Я обязательно отвечу вам по всем поднятым Вами вопросам, потому что они волнуют не только Вас - и меня тоже. Рассматривайте мой сегодняшний текст как эскиз будущего подробного ответа.
Прежде всего, любые споры об определениях бессмысленны, нельзя доказать или опровергнуть определение. Если я скажу, что евреем называется блондин в возрасте от 13 до 120 лет, весящий не менее 50 килограмм, то никто не сможет доказать, что это не так. Кстати, в евреи по этому определению можно "вступить", а можно и выйти. Единственно не до конца определенный признак - это "блондин". Но и его можно определить сравнительно точно. J
Это, конечно, грубая шутка. Единственное, что я хотел сказать, это то, что отталкиваясь от формального определения можно построить все, что угодно. Но будут ли Вам интересны выводы такой теории? Любая естественно-научная теория должна начинаться с объективно существующей реальности, данной нам в ощущениях. Далее мы начинаем строить модель этой реальности, начиная с определений и продолжая развивать следствия. При этом мы постоянно проверяем практикой верность выводов и т.д. Это банальные положения, скажите, если Вы не согласны.
Я утверждаю, что на свете есть такая общность (эквивалент слова "множество") людей, которую большинство других людей считают евреями и большинство самих членов этой общности считают себя евреями. Отрицать это можно, но практическая проверка на представительной выборке подтвердит этот экспериментальный факт. Возьмите, например, ГБ "Лебедя". Я исхожу из того, что мы примерно одинаково определяем, еврей ли данный человек или нет. Хотя и здесь возможны отклонения, которые надо согласовывать. И только после этого надо строить формальные определения.
Вы, правда, написали:
Я не "выделяю евреев среди других наций". Более того — я утверждаю совершенно противоположное: евреи — это НЕ нация вообще.
Нация или не нация - не это важно. Важно: есть на Земле евреи или нет, и если есть, то кто это? Далее Вы пытаетесь все же дать определение еврея. Т.е. Вы все же признаете наличие некоторой общности людей, называемых Вами евреями. Я тоже. Итак, согласимся, что общность евреев существует. Если вы по-прежнему утверждаете, что "нет ни эллина, ни иудея", то спорить не о чем. Но Вы, похоже, изменили первоначальное мнение. Тогда можно пытаться эту общность формализовать, т.е. формально определить. Временная это общность или вечная - вопрос метафизический. Вы хотите оставаться на научной почве. Я тоже.
Вы написали, что я считаю, что еврей - национальность. Это не совсем так, ибо понятие "национальность" требует своего определения, которое меня, честно сказать, сейчас не интересует. Да и Вам "нужны не шашечки, а ехать" J.
Мне показалось, что Вы пытаетесь найти точное определение, так сказать, построить четкое множество евреев. Говорят, что характеристическая функция такого множества бинарна: она принимает значение 1 "на еврее" и 0 на "нееврее". В математике в последнее время все более популярны нечеткие множества (fuzzy sets). Характеристическая функция такого множества может принимать и промежуточные значения между 0 и 1 - можно быть евреем на 70% и т.п. Это, конечно, противоречит Галахе, но не лишено житейского смысла. Я думаю, что рав Штейнзальц (неплохой математик, кстати) под семьей понимал именно некоторое множество и необязательно четкое. Но "за Штейнзальца" говорить не буду, все, что он хотел сказать, он сказал. Вы не согласны, что еврей - национальность, прекрасно. Это опять игра словами. И я сам не пытаюсь здесь дать определение. Я хочу показать, что Вы ошибаетесь (критиковать всегда легче J).
Итак, Вы предлагаете определить еврея по религиозному признаку. Этот подход вполне годился пару сотен лет назад. Тогда и "религиозная характеристическая функция" была бинарна (или иудей, или нет), и выводы из этой схемы давали почти стопроцентный верный результат. Бывали сбои - Спиноза, например, - еврей или нет? Но это в пределах погрешности. Но сейчас это не работает по ряду признаков. Характеристическая функция перестала быть бинарной - появились варианты иудаизма. Либеральный еврей из Бронкса, приезжающий в субботу в синагоге на машине - иудей? Его либеральный раввин считает, что да. Любой ортодокс скажет нет. Но либеральных (реформаторских, консервативных, прогрессивных и т.д.) евреев только в Америке миллионы. И окружающие их люди считают их евреями (мой сын живет в Питтсбурге именно в таком еврейском районе), и сами они не сомневаются в этом. И если им сказать, что некто сомневается в этом, то и побить могут J .
Будете ли Вы ради "чистоты своего определения" отказывать им в еврействе? Тогда вы исходите не из реальности, а из умозрительного и субъективного определения. И тогда оно ничем не лучше (и не хуже) моего. Но это еще не все. А офицер Шалит, про которого я писал, и который подал в Верховный Суд Израиля жалобу, что его дочку не считают еврейкой, - он еврей? Он не религиозен, поэтому по Вашему определению - нет. Но тогда, как говорил Гегель, тем хуже для определения. Нерелигиозных евреев в Израиле сотни тысяч, если не миллионы. И отказывать им в еврействе - не очень логично. Если спросить палестинцев - сомнений у них не будет. И у современных фашистов и антисемитов - тоже.
В 21-м веке религия становится все более интимным делом. Оставаясь на научной точке зрения трудно оперировать этой категорией так же просто, как двести-триста лет назад.
Вы определяет национальность по языку - замечательно. Но к определению еврея это не имеет отношения. Вы правильно считаете, что евреи в разных странах говорят на разных языках, но их окружающие считают евреями, сами они считают себя евреями и друг в друге при встрече узнают еврея.
Вы связали национальность с языком, отметили, что евреи не подходят под это определение, сделали отсюда вывод, что евреи - не национальность, и нашли другой критерий - религия. Я не возражаю против первых Ваших выводов и постарался показать, что последнее определение - ложно.
Вы пишете много правильных вещей, под которыми я готов подписаться. Но время от времени проскальзывает нелогичность, смазывающая результат.
Из того, что Вы (я, Штейнзальц) не можете дать ясного определения понятию "еврей", Вы выводите либо отрицание самого понятия: если такого критерия НЕ существует, то и евреев — в строго научном понимании — тоже не существует либо даете свое, чрезмерно узкое определение. Да, я считаю, что иудаист, считающий себя евреем, - еврей.

На этом я прерву рассуждения о Вашем определении. Боюсь, что ответ мой должен быть много длиннее вашего вопроса, а он не мал. Постараюсь продолжить детально далее, но, может быть, и у Вас что-то прояснится после сказанного.

Два последних замечания, которые я считаю важными.

Первое, об Израиле. Я был в Израиле, там живут многие мои родственники, там жил мой второй сын, он, кстати, как и Вы , вернулся в Москву. Я знаю ситуацию в Израиле и совершенно ответственно заявляю: фашизма в Израиле нет. Те требования к национальности матери, о которых Вы написали, предъявляются не государством, а религиозными органами - раввинатом. И происходит это при религиозных актах - свадьба под хупой, похороны по еврейскому обряду и т.п. К государственным актам это не имеет отношения. Никто не спрашивает Вашу национальность при приеме на работу, при выборах в парламент и т.п. И закон о Возвращении не требует этого. О проблемах религиозных - таки Вы мне будете рассказывать J - я знаю, но это совершенно не повод бросать такие упреки и кидаться такими словами. Маленький пример, а Вы не пробовали пройти венчание в православной церкви без крещения? Буду ли я называть церковь фашистской? Израиль - демократическое государство, может быть, слишком демократическое. Но живется в нем большинству его граждан (не только евреям, но и друзам, арабам и христианам) совсем неплохо. Если бы настоящие фашисты им еще не мешали…
Второе, относительно ТС. Я много читал о Гитлере. Подавляющее число людей, которые с ним общались, отмечали удивительную человечность, скромность, деликатность и вежливость.

Всего Вам хорошего

Ваш Евгений.

Второй набросок ответа. И эллин, и иудей


Дорогой Дмитрий!

Я послал Вам вторую часть моего ответа на Ваше большое письмо, но ответа не получил. Либо письма не дошли, либо у Вас пропало желание обсуждать эту тему. Ваше право, хотя короткое сообщение об этом было бы нелишним. На всякий случай, пользуясь Вашим разрешением, я помещаю конец нашей переписки в виде "шестого замечания". Я согласен с Вами, что вряд ли кто-то на сегодняшний день обладает окончательной истинной в этом непростом вопросе. Надеюсь, что мои примеры (в которых проблема сознательно заострена) откроют Вам чуть-чуть другую точку зрения.
Я не ответил полностью на Ваше письмо, постараюсь сделать это сейчас, хотя стопроцентной уверенности, что закрою тему, у меня нет. Нет и такого желания. Скорее я остановлюсь здесь на одной только грани проблемы самоощущения еврея. Это опять никакая не строгая теория. Строгих определений и я не знаю. Но, в отличие от Вас, я не считаю, что явления не существует до тех пор, пока строгая теория этого явления не построена. Было время, люди не могли объяснить электромагнетизм. Но от этого электромагнитное поле не перестало действовать на неподвижные и движущиеся заряды.
В своем письме Вы излагаете свою точку зрения на "запутанный еврейский вопрос":

Меня очень давно занимает не столько сам "еврейский вопрос", сколько его злонамеренная запутанность; притом "злонамеренность" (в той или иной мере) я усматриваю здесь с обеих сторон, и ни та, ни другая упорно не хотят подойти к вопросу объективно. Мне же хочется сделать именно это.

Я уже показал в предыдущем наброске ответа, почему считаю Вашу попытку неудачной. Я мог бы и еще процитировать Ваши рассуждения и показать, что они неверны, как, например, это:

Наше взаимонепонимание, Евгений, кроется именно в том, что Вы считаете евреев — национальностью; Штейнзальц считает евреев — семьёй; а я считаю евреев — религиозной общностью.

Я уже говорил, что не считаю евреев "просто национальностью", но то, что евреи - это не религиозная общность, легко убедиться на множестве опровергающих примеров. Вы прекрасно знаете, что доказать научное положение примерами нельзя, а опровергнуть вполне можно. Убедительные, на мой взгляд, примеры я уже Вам приводил. Оглянувшись на своих знакомых евреев (которые себя таковыми считают), Вы сами найдете примеры нерелигиозных или "малорелигиозных" евреев.

На этом можно было и закончить, так как Вы не ставите вопросов, а излагаете свою точку зрения. Но, возможно, Вам все же будет интересна моя точка зрения. Постараюсь ее показать, но не буду стараться построить теорию. На самом деле, такие теории в социальной психологии есть, но мы бы далеко ушли в "динамическую социологию" и "топологическую векторную теорию социальных групп", основоположником которых был знаменитый психолог и социолог Курт Левин. Вы найдете у него много полезных сведений по интересующему Вас вопросу с чисто научной точки зрения. У меня здесь нет под рукой библиографических ссылок, но Вы без труда найдете их в приличной библиотеке.
Мне кажется, что все проблемы с определением еврея, которые упоминаете и с которыми сталкиваетесь Вы, проистекают из желания выделить определенное множество по вполне четкому критерию. Этот критерий должен позволить отличить "еврея" от другого человека, например, от русского. Все приведенные Вами критерии (и Ваши, и критикуемые Вами) не дают удовлетворительного решения этой задачи. Дело в том, что задача поставлена неправильно. Человек может принадлежать к нескольким множествам ("общностям", "группам", как вам будет удобно). Перефразируя известное новозаветное высказывание, можно быть "и эллином, и иудеем". И так, кстати, в жизни чаще всего и бывает. По крайней мере в жизни евреев в диаспоре. В Израиле эта "раздвоенность" может уменьшиться, но может сохранять свою остроту.
Это допущение снимает множество проблем, о которых вы писали. И многое становится ясным и понятным. Конечно, надо бы и дальше развить этот подход, но может статься, что у Вас самого уже больше не будет трудностей и вопрос перестанет быть запутанным. Я же проиллюстрирую сказанное только несколькими примерами. Возьму их из близкой нам обоим области русской культуры. Я скажу сразу, что не одобряю списков "евреев в русской науке, культуре, спорте" и т.п. Мне это все кажется близким к антисемитским поисков жидов в тех же областях. Но приведенные ниже примеры мне представляются принципиальными для нашего понимания предлагаемого подхода. Я сознательно рассматриваю людей, далеких от традиционного образа еврея. В глазах многих людей (иногда и в их собственных глазах) - они вообще не евреи. И тем не менее проблема еврейской идентификации и в этих случаях остается.
Так получилось (не думаю, что случайно), что три лучших русских поэта двадцатого века (а, может, и всех времен, но спорить о местах не буду, поэзия - не спорт), так вот, Мандельштам, Пастернак и Бродский были евреями. Повторяю, они - великие русские поэты, но по происхождению они евреи. Вы могли бы сослаться на свое определение и сказать, что Мандельштам крестился и тем самым перестал быть евреем, но сам он всю жизнь колебался между ужасом "хаоса иудейского" и гордостью "почетного звания иудея". Пастернак ненавидел свое происхождение и признавался Горькому в этой своей ненависти в 1927 году, а после Второй мировой войны, после Холокоста, призывал евреев раствориться, исчезнуть, "разойтись", чтобы не мешать счастью всего человечества. Но забыть о том, что он еврей, он не мог. Психологические коллизии одновременной принадлежности к двум (и более) группам в этих случаях налицо. Но вот в случае Бродского это не совсем так.
Еврейских мотивов в творчестве Бродского почти нет. Я знаю только одно стихотворение, где еврейская тема видна невооруженным взглядом: второй номер в "Литовском дивертисменте" (1971 год). Стихотворение названо "Ленклос" по названию улочки в бывшем еврейском квартале Вильнюса:

Родиться бы сто лет назад
и, сохнущей поверх перины,
глазеть в окно и видеть сад
кресты двуглавой Катарины;
стыдиться матери, икать
от наведенного лорнета,
тележку с рухлядью толкать
по желтым переулкам гетто;
вздыхать, накрывшись с головой,
о польских барышнях, к примеру;
дождаться Первой мировой
и пасть в Галиции - за Веру
Царя, Отечество, - а нет,
так пейсы переделать в бачки
и перебраться в Новый Свет,
блюя в Атлантику от качки.


Надеюсь, Вас не утомил цитированием, мне было приятно переписать текст Бродского.
С точки зрения религии Бродский тоже не еврей. Правда, и христианином его нельзя назвать, по крайней мере, в его творчестве христианские мотивы исчерпываются Рождеством. Так можно и Шагала назвать христианином, так как ему принадлежат витражи в нескольких церквях.
Гораздо более очевидно, что Бродский себя считает эллином, точнее римлянином, по крайней мере, античные мотивы в его творчестве преобладают. "Я в Риме, где светит солнце!", " и в горячей полости горла холодным перлом перекатывается Гораций". Цитировать можно из всех пяти томов сочинений. Про "перекатывающийся перл Горация" говорится восторженно. Про свою же еврейскую картавость - спокойно:

Для бездомного торса и праздных граблей
Ничего нет ближе, чем вид развалин.
Да и они в ломаном "р" еврея
Узнают себя тоже, только слюнным раствором
И скрепляешь осколки.


В Бродском спокойно уживаются русский поэт и еврей - это пример идеальной подгонки самоощущения к объективной данности двух групп. Ни одну из них не нужно стыдиться, подавлять или дискриминировать. И не нужно объявлять ее несуществующей - ложь не дает спасения.
Когда Бродский прилете в Стокгольм получать Нобелевскую премию, прямо в аэропорту состоялась пресс-конференция. Один из журналистов спросил: "Вот Вы американский гражданин, прилетели из Америки, там и живете, и вы русский поэт, премию получаете за русские стихи. Кто же Вы - американец или русский?" - "Я - еврей", ответил Бродский. Это заявление делал Бродский не раз, в том числе и публично. И в этом не было никакой позы или рисовки. Это просто говорит о том, что в психологическом ощущении поэта не было конфликта между принадлежностью к двум (и даже трем, если учитывать его англоязычную поэтику и эссеистику) группам.
Наряду с "затуханием" еврейства во многих ассимилированных евреях (даже потомки знаменитого Моисея Мендельсона через одно-два поколения не имели ничего общего с евреями), имеются многочисленные примеры возврата к еврейским корням у потомков людей, которые себя уже евреями почти не считали. Часто при этом происходит возврат и к иудаизму. Хотя и не обязательно: есть много примеров активных нерелигиозных сионистов. Со сказанным тесно связана проблема "потерянных детей" - так Талмуд называет детей, попавших в рабство и не знавших, поэтому иудаизма. Их незнание основ религии оправдывает неприятие ими религии отцов. В советское время почти все поколение евреев были такими "потерянными детьми". Часто евреи увлекались христианством, особенно если рядом оказывался талантливый миссионер. Наиболее ярким "ловцом еврейских душ" был отец Александр Мень. И после его смерти многие его духовные дети опять перешли в иудаизм или просто отошли от религии. Но это уже отдельная и большая тема.

На этом позвольте закончить. Желаю Вам в Новом году, столетии и тысячелетии всех благ и душевного покоя.

Сердечно

Ваш Евгений