За читателей обидно…
Иосиф Кременецкий
За читателей обидно…

    
     Миннеаполис.
    
    Хотелось бы сделать несколько замечаний по поводу микродискуссии, которая «развернулась» на страницах нашей любимой газеты «Новое русское слово». Речь идёт об известном исследовании Марка Штейнберга «Евреи в войнах тысячелетий» и о статье г-на Ярмолинца под названием «Цифры, факты, евреи». Книга Штейнберга выдержала пять изданий, что уже говорит о её ценности. Кроме того, автор известен как интересный и знающий военный обозреватель, часто выступающий в этой газете и других американских изданиях. Как мне представляется, сама эта книга и многочисленные статьи автора указывают на его высокую компетентность в истории, неутомимый кропотливый труд по собиранию разнообразных и нелегко доступных материалов об участии евреев в войнах на протяжении тысячелетий. Труд этот огромен, и автор, взявшийся за него, должен был иметь кроме недюжинной работоспособности ещё и бесстрашие, поскольку любое грандиозное дело чревато ошибками и недоделками. Что касается меня, то я выражаю горячую благодарность уважаемому Марку за этот поистине титанический труд.
    Я и сам интересуюсь историей и тоже иногда решаюсь публиковать свои работы, поэтому могу оценить всё значение труда Марка Штейнберга. Очень приятно, что эти исследования продолжаются и, я надеюсь, будут продолжаться пока хватит сил у уважаемого автора. Весьма интересны также и военные обзоры современного положения, публикуемые г-ном Штейнбергом.
    Я бы решился поставить его в ряд с такими еврейскими историками как Юлий Гессен и Симон Дубнов. Хотелось бы для полноты картины отметить здесь и литературные достоинства произведения Штейнберга, такие как чёткий и правильный русский язык, множество фактического материала, что, однако, не выглядит как перегрузка текста, чёткое построение книги, делающее её пригодной в качестве справочного издания. Весьма полезной и интересной является и приложенная к книге библиография. Оговорюсь, что у меня имеется первое издание этой книги, которое я приобрёл сразу после её появления, а о том, что вышло уже пятое издание я узнал из статьи Ярмолинца.
    Статью Игоря Аксельрода об ошибке в национальности адмирала Нахимова в НРС я воспринял вполне лояльно. Вопрос этот спорный и для его решения необходимо обсудить разные мнения. Я и сам мог бы указать на некоторые, на мой взгляд, недоработки в книге Штейнберга, вполне объяснимые в таком трудном деле, да ещё при скудости фактического материала. Поднятый им вопрос о происхождении адмирала Нахимова не впервые возникает в печати. Он обсуждался уже на первых страницах книги об адмирале, выходившей в советской серии ЖЗЛ, посвящённой Нахимову. Сама фамилия адмирала вызывает естественную неясность, и выступление на страницах газеты НРС потомка адмирала с опровержением не может закрыть этот вопрос. Автор этих заметок вовсе не думает, что на этом можно поставить точку.
    Сесть за киборд меня вынудила статья г-на Ярмолинца в НРС от 5 апреля 2002 года. Она показалась мне несправедливой и тенденциозной. В свойственном этому журналисту разгромном стиле публицистической школы времён СССР, г-н Ярмолинец, используя незначительный повод, поднимает второстепенные вопросы «на высокий принципиальный уровень». В памяти возникают статьи о «театральных критиках - безродных космополитах» из «Правды».
    Как явствует из текста рецензии, г-н Ярмолинец книгу Штейнберга не читал, а зря. «Просматривать» любую книгу лишь для того, чтобы иметь представление о ней явно недостаточно для суждения, тем более в газете. Не является поводом для едкой критики и ошибка в датах некоторых событий. Вопрос о прибытии первых евреев в Новый Амстердам, на который обращает внимание читателя рецензент, не относится к чётко документированным. Указания справочников далеко не всегда оказываются достаточными. Да, так ли уж это важно для темы, которая раскрывается в книге? Думается, нет. На этот вопрос можно было бы просто указать автору, а не поднимать его на «принципиальную высоту». Хотя, как следует из дальнейшего текста рецензии, – это лишь завязка.
    Теперь об отсутствующих ссылках на библиографический материал, использованный в книге. Бесспорно лучше чтобы эти ссылки были. Но представляет ли себе автор рецензии, что за труд для автора книги создать такой библиографический материал? Думается не совсем. Бесспорно, что ссылки всегда неплохо. Но нужны ли подробные ссылки в популярной книге, рассчитанной на массового читателя? Книга Штейнберга не сухое историческое исследование, а скорее, популярное введение в суть вопроса. Она написана для широкого круга читателей, которые вряд ли будут докапываться, откуда взяты те или иные факты. Огромный исторический период, рассматриваемый в ней, свидетельствует о том, что автор потратил на поиски и систематизацию материала очень много времени и сил. Проявил большую эрудицию. Книга написана живо и интересно. Без сомнения, он начал эту работу ещё в Союзе. В книге есть спорные суждения и факты, но они объясняются не злым умыслом или заблуждением автора, а сложностью темы. Указания на некоторые неточности уже появлялись ранее на страницах печати. Следует отметить, что книг по этой тематике, с такой широтой поднимающих этот вопрос, просто нет. Из рецензии выясняется, что г-н Штейнберг заверил г-на Ярмолинца в том, что в пятом издании многое доработано и исправлено. Вопрос, казалось бы, исчерпан. Беспокойство же автора рецензии о предыдущих изданиях выглядит надуманным.
    Что касается формы ссылок, то по чисто техническим причинам в такого рода книгах давать ссылки по каждому вопросу не принято. Другое дело в книгах и статьях, раскрывающих отдельный вопрос. В качестве примера могу привести широко известные обзорные книги по истории как: К. Типпельсткирх. История Второй мировой войны в 2-х томах. Полигон. СПБ.1994., Л. Поляков. История Антисемитизма в 2-х томах. Москва 1998., Краткая история США. Москва 1993., Алан Буллок. Гитлер и Сталин. Жизнь и власть. Смоленск. 1998., Арон Оксман. История евреев в Российской империи и Советском Союзе. Иерусалим 1996. Каждая из этих книг имеет раздел библиография без ссылок на те или иные утверждения в тексте.
    Но есть и другие книги, в которых даются подробные ссылки. Множество ссылок имеется в эпопее Дмитрия Волкогонова о вождях, но нужно учесть, что в распоряжении генерала во время его службы в Главном политическом управлении имелся большой штат военных историков. Подробные ссылки имеются и в известной работе академика Е.М. Примакова «Анатомия ближневосточного конфликта» Москва 1978. По собственному опыту мне известно, что в таких делах начальство всегда эксплуатировало своих подчинённых.
    В первом издании книги г-на Штейнберга дана ссылка на 174 источника. Дай нам Бог ознакомиться хоть с частью из них. А собирание и компоновка материала в виде небольшой книги представляет собой подвиг автора. Однако, я отнюдь не считаю, что на книге Штейнберга об участии евреев в войнах (даже в рассматриваемый им период времени) закончится описание прошлой военной истории евреев. В ней, безусловно, будут поправки и изменения. Но это уже труд целых поколений историков и, как я надеюсь, и самого автора. Ведь даже сейчас делаются поправки к древней истории на основании документов и материальных свидетельств. Можно надеяться, что последователи Марка Штейнберга создадут когда-либо Еврейскую военную энциклопедию.
    Вовсе удивительно, что у г-на Ярмолинца, как он сам выражается «отвисла челюсть», когда он узнал (из справочника) что Война за независимость началась не в 1777 году, как указано у Штейнберга, а в 1775. Это, конечно, ошибка. Вот что пишет солидный американский источник “An outline of American history” (есть перевод на русский под названием «Краткая история США». Москва. 1993.): « 10 мая 1775 года в Филадельфии собрался Второй Континентальный конгресс. 15 мая он проголосовал за войну с Англией». Однако, в июле 1775 года было составлено обращение к королю с просьбой приостановить военные действия, названное «петицией оливковой ветви». Лишь 1777 год стал переломным в ходе войны.
    Наконец, мы добрались до главного источника «страстей». Далее г-н Ярмолинец, как он сам об этом пишет, «перечитал ещё одну главу подаренного ему тома» ( речь идёт о книге Штейнберга – И.К.). Глава называется «Лев Троцкий – выдающийся полководец нашего времени». Автор рецензии ничтоже сумняшеся утверждает, что «Гитлер по сравнению с Троцким – первоклашка». Не ясно, к чему относится это утверждение – к военным операциям или к жестокости. Тут видно, что критерии автора весьма расплывчаты. Может быть, это определённая установка редакции или стойкое заблуждение автора? Если уж говорить о Гитлере, то первые успехи его были ошеломляющими, но трагический и бесславный конец перечеркнул все его победы и вообще показал, что его деятельность была чистой авантюрой.
    Утверждение о том, что Троцкий своей деятельностью разжёг в России огонь антисемитизма, поражает «смелостью и оригинальностью». Оно также подчёркивает как мало знаком с предметом автор рецензии. Известный военный историк Д. Волкогонов в своей книге «Троцкий» подробно описывает и анализирует деятельность этого выдающегося человека. Естественно, что ничего даже близко напоминающего это утверждение в его двухтомнике найти невозможно. А вот что пишет другой весьма авторитетный историк и философ, современник событий Гражданской войны в России, не пожелавший жить в большевистской стране, Н. А. Бердяев: «Бесспорно, Л. Троцкий стоит во всех отношениях многими головами выше других большевиков, если не считать Ленина. Ленин, конечно крупнее и сильнее, он глава революции, но Троцкий более талантлив и блестящ…».
    Общеизвестна активная деятельность Троцкого во время Октябрьской революции. Особенно в военной области. Именно под его непосредственным руководством была создана Красная Армия, и им утверждались все её военные планы. Но для нашего современника, интересующегося историей того времени, отнюдь недостаточно пользоваться лишь справочниками. Весьма существенной для понимания смысла тех событий оказывается и атмосфера того времени. Известный деятель революции, меньшевик Суханов так писал о деятельности Троцкого в решающие моменты революции: «Отрываясь от работы в революционном штабе (Петроградском Совете – И.К.), он летел с Обуховского на Трубочный, с Путиловского на Балтийский, из манежа в казармы и, казалось, говорил одновременно во всех местах. Его лично знал и слышал каждый петербургский рабочий и солдат. Его влияние в массах и в штабе было подавляющим.»
    Марк Штейнберг в своей книге, на мой взгляд, очень скупо описывает военную деятельность Троцкого. Это и понятно. Книга может служить лишь кратким путеводителем по еврейской военной истории. Троцкий лишь один из героев этой тысячелетней эпопеи еврейского народа. Каждый интересующийся этим вопросом должен ознакомиться с более подробной литературой. Кстати, значительная её часть приведена в библиографии к книге Штейнберга.
    О жестокости Троцкого. Да, жестокость характерна для человеческой истории. Не только революции, но и все крупные общественные движения сопровождались жестокостями. Лишь человек недостаточно знакомый с историей антисемитизма может написать: «..Деятельность таких как Троцкий, Свердлов, Каганович и другие позволяет многим антисемитам утверждать, что именно они были самыми настоящими евреями, что они совершенно сознательно подчинили себе Россию и начали искоренять православие, выполняя библейский завет о мировом господстве». Конечно, у антисемитов можно встретить и такие утверждения, но повторять их, а тем более присоединяться к ним в респектабельной газете неэтично. С таким же успехом можно писать о том, что войны Израиля льют воду на мельницу антисемитизма. Уже одного этого достаточно, чтобы понять, что автор не знаком с историей, в частности, с историей антисемитизма. Троцкий, в отличие от Гитлера, не опирался на расистскую идеологию. Большая часть его жестокостей связана с условиями войны, которые всегда жестоки.
    Напомню, что во время Гражданской войны по свидетельству историка С. Дубнова в еврейских погромах было уничтожено около 200 тыс. человек. О бесчинствах добровольческой белой армии и многочисленных банд на территории России в период революции написано масса книг и имеется множество документальных свидетельств. Выдающийся русский философ Н.А. Бердяев в книге «Истоки и смысл русского коммунизма», изданной в Париже писал: «…Революция есть рок истории, неотвратимая судьба исторического существования. В революции происходит суд над злыми силами, творящими неправду, но судящие силы сами творят зло; в революции и добро осуществляется силами зла, т.к. добрые силы были бессильны реализовать своё добро в истории.»
    Ошибка г-на Ярмолинца, по моему мнению, в том, что он пытается с журналистских позиций анализировать историю. Та лёгкость пера, сенсационность суждений, быстрота отклика на события, которые свойственны хорошему журналисту В. Ярмолинцу, не работают при анализе исторических событий. Это же заметно и при изложении событий Второй мировой войны. С легкостью, свойственной известному герою русской литературы, г-н Ярмолинец заключает: « В начале Великой Отечественной сталинские генералы бросали под немецкие танки невооружённых солдат. Расчёт был простой (Как видим, у нашего автора всё очень просто. Это и является корнем примитивности его суждений – И.К.) – немецкие патроны, снаряды, горючее должны кончиться раньше, чем у нас люди.»
    Я свидетель Великой Отечественной войны, переживший блокаду Ленинграда, потерявший на войне многих родных людей и меня коробит от таких легкомысленных высказываний журналиста, работающего в столь популярной и авторитетной газете. Что такое война в двух строках не расскажешь, особенно человеку, для которого всё просто. Любой человек и, конечно, военачальник перед принятием решения мысленно составляет модель событий, за этим следующих. Если в обыденной жизни такие планы часто, но далеко не всегда, оказываются близкими к реальным, то в ходе таких сложных событий, к которым относится война, приходится постоянно вносить коррективы в планы. Да и противник не дремлет. Его действия зачастую неожиданны. В этих условиях главным критерием является результат. В условиях той «мёртвой хватки», в которой сцепились мировые силы в то время, у советских генералов, зачастую, не было альтернатив. Не было среди них и достаточно подготовленных кадров, уничтоженных сталинскими репрессиями. Советская стратегия начала войны строилась на том, чтобы выиграть время для развёртывания оборонной промышленности и для получения помощи от союзников. Тяжёлые потери, которые несли гитлеровцы в боях, тоже способствовали их разгрому. Срыв молниеносной войны, на которой базировалась стратегия Гитлера, – это был единственный шанс выиграть войну. Вектор войны изменился на противоположный только после того, как Красная Армия превзошла немцев в боевой технике. Были во время войны промахи и просчёты, но не те, о которых пишет Ярмолинец. Поэтому легкомысленные утверждения автора являются не просто ошибочными, но и оскорбляют память людей, отдавших жизнь, умение и здоровье за всех нас. И особенно это касается евреев. К сожалению, беды и страдания людей не закончились на Второй мировой войне.
    Не хочется тратить время на личные выпады г-на Ярмолинца против Марка Штейнберга. Они примитивны. Но вот, например, что пишет автор рецензии (или статьи, не знаю, как назвать этот опус), намекая на то, что у Штейнберга остались «представления о коммунистической морали и нравственности» как «у бывшего советского офицера, дослужившегося до чина полковника». Дальше цитировать слова автора просто неудобно. В доказательство этого Ярмолинец допускает совсем бестактный выпад: «Ждать от него перестройки в таком почтенном возрасте, видимо, не приходится. Хотя, – глубокомысленно констатирует автор, - вот ведь Дмитрий Волкогонов перестроился». Поистине живо изречение: «Не читал, но скажу»! Из этой цитаты ясно видно, что Ярмолинец произведений Волкогонова не читал. А следовало бы «просмотреть», но достаточно внимательно, двухтомник этого автора «Троцкий», чтобы понять, что собой представлял это выдающийся человек и как следует анализировать его деятельность.
    Видимо, не имея привычки читать солидные книги, г-н Ярмолинец даёт совет: «Достаточно было издать брошюру, где перечислить доблестное еврейское воинство, прямо по алфавиту. Маленький такой справочник, который, кстати, значительно помог бы избежать досадных фактических ошибок и эмоциональных оценок».
    Ну что же, всё зависит от уровня требований. Однако, надеюсь, что основополагающая книга Марка Штейнберга будет по-прежнему вызывать интерес читателей, уточняться и пополняться новыми сведениями, а аналитические обзоры этого «бывшего советского кадрового офицера», знакомить его благодарных читателей с состоянием военного дела.
    
    

        
___Реклама___