Дан Михаэль

КОМИССАРЫ, УДАРНИКИ И ДРУГИЕ ЛЮДИ


     Людмила Кафра писала в «Мозаиках с израильским Ганди» о слухах, якобы цензура вырезала генерала Рехаваама Зеэви (Ганди) из исторического снимка времен Шестидневной войны 1967 г., где министр обороны Израиля Моше Даян, командующий Центральным военным округом генерал Узи Наркис и начальник генерального штаба Ицхак Рабин идут по занятому только что Восточному Иерусалиму. Писатель и историк Михаил Хейфец заметил, что на фотографии Ганди присутствует. Высокий офицер сзади Ицхака Рабина смотрит назад. Это и есть Ганди. Он не знал, что снимок станет историческим и еще не был политиком, жадно ищущим объектив камеры. Хейфец пишет «Он их оберегает - как советник по борьбе с террором. Позднее он скажет, что был на своем месте, и "если бы я был с Рабиным, его бы не убили!"
    Еще одно уточнение. Кафра пишет: «Появилось, верней стало известным публике, понятие «генеральские войны». Группа генералов вокруг Дадо используя политические связи боролась против своего сослуживца Ариэля Шарона». Надо уточнить, что генеральская клика боролась, чтобы не допустить назначения Ариэля Шарона на пост начальника генерального штаба армии. Шарон до сегодняшнего дня уверен, что будь он начальником генштаба, события Войны Судного дня развивались бы инaче. Клика тогда провалила и кандидатуру другого генерала Аарона Ярива на пост начальника военной разведки АМАН. Вместо него был назначен ставленник Моше Даяна военный атташе в Вашингтоне Эли Заира, хороший военный, не имевший, однако опыта в разведке, а еще не имевший смелости отстаивать свои взгляды перед начальством. В разгар военных действий Голда Меир призвала Ярива из запаса и назначила пресс-секретарем армии. Он и возглавил армейскую пропаганду, поскольку министр обороны Даян впал в первые дни в прострацию, поддался панике и предлагал на заседаниях правительства нажать переговоры о сдаче.
    Читатели «Мозаик» обратили внимание, что Бени Маршак назван комиссаром ПАЛЬМАХа. На самом деле он был офицером по воспитательной работе, а по сути - политработником. ПАЛЬМАХ строился по британским уставам и принцип единоначалия там соблюдался строго. В ПАЛЬМАХе никогда не было двойного командования, как в Красной Армии времен революции.
    Но Кафра не ошибается. Бени Маршака все называли комиссаром ПАЛЬМАХа и он сам, рассказывая о себе, с улыбкой заявлял, что был комиссаром. В начале 70-х годов Бени Маршак работал в аппарате Рабочей Партии Израиля (МАПАЙ), где занимался работой с молодежью, в частности, воспитанием лидеров среди начавших тогда прибывать советских евреев. Среди его выдвиженцев был молодой парень из Киева Боря Красный, в дальнейшем - «серый кардинал» русского отдела МАПАЙ, проводивший все предвыборные кампании парии Авода на русской улице. Другим фаворитом стал молодой человек из Каунаса Шабтай Калманович, сказочно разбогатевший потом на торговле с Африкой, отсидевший 8 лет за шпионаж в пользу СССР, а ныне владелец ведущих баскетбольных команд России и Литвы и хозяин «Тишинского рынка» в Москве.
    Читатели «Мозаики» напомнили также, что ПАЛЬМАХ – Плугот махац – ударные отряды организации самообороны еврейского населения Палестины (ишува) Хагана. Махац на иврите означает размозжить, раз Русские стереотипы были во многих названиях. Пальмах – не просто калька с устаревшего русского «ударник - военнослужащий, входящий в состав воинского подразделения, должного нанести удар по противнику». Здесь и память о советских ударниках времен индустриализации и ассоциация с советскими войсками, державшими оборону от наступающих гитлеровских войск. Хотя, кто знает? В 1941 г., когда создавался ПАЛЬМАХ, в Израиле жил Пинхас-Петр Рутенберг, бывший эсер, исполнитель казни над священником Георгием Гапоном, один из руководителей неудачной обороны Зимнего дворца. Он еще помнил женский батальон ударниц, защищавший Керенского и его министров. (см. Биографию в номере 9)
    В Палестине Рутенберг был известен не как русский революционер, а как автор электрификации, владелец монополистической Палестинской электрической компании. Но есть и еще одно, забытое значение слова «ударник», которое ближе всего к оперативным задачам возлагавшимся на бойцов ПАЛЬМАХ. Ударниками на жаргоне ОГПУ-НКВД в 20-30е гг. назывались боевики террористы, действовавшие в приграничный с СССР областях и подстрекавшие «справедливый гнев трудящихся» Западной Украины, Западной Белоруссии, балтийских стран, Финляндии и Бесарабии. Наиболее известные – Кирилл Орловский (впоследствии послуживший прототипом героя фильма «Председатель») Станислав Ваушпасов, Николай Кузнецов. Ударником был боевик Нафтали Ботвин, казненный польскими властями за убийство львовского полицмейстера. Вопреки мирным соглашениям, заключенными СССР со своими соседями, ударники вели партизанскую войну, занимались саботажем, террором и всячески подогревали «революционную ситуацию». В начале 30-х СССР уже стучалась в двери Лиги наций и партизанское движение пришлось свернуть. Словом «ударник» в НКВД продолжали пользоваться, но оно приобрело отрицательно значение неуправляемого террориста одиночки. Впрочем,, вскоре все «ударники» понадобились для Гражданской войны в Испании. Некоторые израильские военные тоже получали боевое крещение в рядах Интернациональных бригад. Таким был полковник Исраэль Бэр, главный историк Армии Обороны Израиля. Первый начальник МОСАДА Исар Харель выследил его и арестовал, как советского шпиона после несанкционированной встречи с суперзасекреченным в то время создателем западногерманской разведки генералом Геленом.
    Исраэль Бэр умер в заключении, никогда не признав вины. В тюрьме он написал замечательную книгу «Задачи безопасности Израиля», которая очень актуально читается сегодня. Он предупреждал против односторонней ориентации на США, против планов территориальных приобретений, призывал к поискам мира с арабскими соседями. Многое из того, что происходит сегодня описано в книге Бэра. Впрочем, Исар Харель, больше известный поимкой Адольфа Эйхмана, считает «Дело Бэра» одним из главных своих достижений. Не удивительно. Он подозревал пол-Израиля, а арестовать удалось только несколько человек.
    Впрочем, махац можно перевести, как стрела.
    

        
___Реклама___