ЭФРАИМ КИШОН


КАК МЫ ЛИШИЛИСЬ СИМПАТИЙ ВСЕГО МИРА




    Народы мира определили: Израиль - агрессивная страна. Евреи напали на Египет без всякой причины, только лишь во имя захвата пустыни. Египетский Давид против сионистского Голиафа. Действительно, нелегко с этими евреями: какая-то на них напала мания обороняться.
     Война вспыхнула в мае 1957 года.
     Вооруженные силы Египта, Сирии и Иордании, объединенные под единым командованием, проникли на израильскую территорию почти вдоль всей его границы. Израильская армия была готова отразить нападение, но из-за нехватки тяжелого оружия и надлежащей поддержки с воздуха она могла вести только трудные оборонительные бои против трех тысяч танков и 1100 реактивных самолетов советского производства, находившихся на вооружении у агрессоров. По какой причине эта маленькая страна не сумела заблаговременно приобрести оружие, столь нужное ей для обороны перед неумолимо назревающим нападением, - этот вопрос еще ждет своего выяснения. В октябре 1956 года, как еще всем памятно, ходили какие-то слухи о том, что некие западные страны готовы предоставить Израилю современное оружие, но говорят, что эта сделка была обусловлена какими-то операциями в районе канала, и поэтому ничего из нее не вышло. Из 24 реактивных самолетов, заказанных в Канаде, из-за административных неурядиц к весне 1970 года успели поступить только четыре. Первые удачи агрессоров побудили также Саудовскую Аравию и Ирак, а под конец и Ливан, присоеднииться к походу.
     Правительство Израиля обратилось, не теряя времени, в Организацию Объединенных Наций, но та разворачивалась со вполне понятной медлительностью, так как арабское нападение захватило мировое общественное мнение что называется врасплох. Всего лишь несколько недель тому назад Гамаль Абдель Насер, правитель Египта и Иордании заверял, что он сосредоточит все свои усилия во имя экономического развития района, а кроме того, никому не могло прийти в голову, что арабские армии будут оснащены так быстро таким гигантским количеством советского оружия.
     Даг Хаммершельд, генеральный секретарь ООН, без промедления направил своих двух личных представителей на Ближний Восток, но египетские власти отказали им в визах, так что они застряли в Копенгагене, откуда и наблюдали пристально за событиями. Соединенные Штаты Америки созвали, как только поступили нужные донесения, Совет Безопасности к концу недели и внесли предложение, включить в повестку дня вопрос о прекращении огня.
     Однако, Россия воспользовалась своим правом вето, подчеркивая, что она рассматривает арабскую инициативу как блестящую главу в борьбе колониальных народов за свое полное освобождение от ярма западного империализма. Представитель делегации Венесуэлы обвинил Советский Союз в том, что он принял активное участие в подготовке этого внезапного нападения, а израильский представитель в ООН Абба Эвен представил Совету Безопасности документы и фотоснимки, подтверждающие, что планы нападения разрабатывались с участием русских офицеров и специалистов. Министр иностранных дел Советского Союза назвал выступление израильского представителя "типичной еврейской провокацией". Папа римский обратился по радио к народам всего земного шара с призывом отстоять святые места.
    Тем временем арабы добрались до населенных израильских окраин и обрушили на них ракетный огонь. Совет Безопасности провел еще одно внеочередное заседание, но Советский Союз снова наложил вето. Пришлось США созвать экстренную сессию Генеральной Ассамблеи. На этой сессии американская резолюция о прекращении огня хоть и была принята, но окончательная редакция этой резолюции вызвала бурнейшую и продолжительную дискуссию, так как в первоначальном проекте резолюции говорилось о "немедленном" прекращении огня, тогда как индонезийская поправка настаивала на выражении "незамедлительном". После четырех заседаний был достигнут компромисс, и большинством голосов была принята резолюция о "скорейшем прекращении огня".
     Бои шли уже на улицах большинства городов. Америка пригрозила воюющим сторонам экономическими санкциями, если они не прекратят военных действий в пятидневный срок, а глава индийского правительства Дж. Неру направил личное послание президенту Насеру, в котором он просил отнестись с милосердием к израильскому населению. Саудовская Аравия внезапно национализировала все американские нефтяные компании на своей территории, в ответ на что президент Эйзенхауэр подписал приказ о частичной мобилизации флота и направил личное послание маршалу Булганину. Наконец объединенный арабский штаб согласился на безоговорочное прекращение огня. В приморских районах разрушенных городов Тель-Авив и Хайфа осталось в живых 82616 евреев. Их поместили в специальные лагеря под шефством ООН.
    
     Вот тут-то и проснулась совесть у всего человечества.
     Нравственное возмущение такой силы захлестнуло мировое общественное мнение, что его влияние сказалось даже за железным занавесом. "История трагичным образом смела с лица земли карликовое марионеточное государство, созданное западным империализмом", - на редкость умеренным тоном писала газета "Известия". - Израиль был реакционным и феодальным ублюдком, у которого не было и не могло быть никакого будущего из-за военно-деспотичного режима, господствовавшего в этой стране. Вместе с тем нельзя отрицать, что страдания израильских масс, не ответственных за преступления их правительства, вызывают сочувствие в душах простых людей, сплачивающихся вокруг лагеря мира, истинного друга и защитника малых наций.
    Израиль несет прямую ответственность за свою трагичную гибель. Это ничтожное искусственное государство превратилось в последнее время в гигантский плацдарм Запада. Вооруженные до зубов евреи все чаще и чаще совершали подлые нападения на своих миролюбивых соседей; однако, когда пробил час арабского освобождения, превосходство арабского бойца над еврейскими стальными чудовищами и реактивными самолетами проявилось очень быстро. Многострадальный еврейский народ снова вынужден просить убежища у народов всего мира. Советский Союз, верный своим гуманным принципам, обеспечит и впредь полное равноправие своим гражданам еврейской национальности".
     После напечатания вышеупомянутой статьи в "Известиях" Советский Союз не уделял больше никакого внимания разительным переменам, происшедшим на Ближнем Востоке. В Чехословакии печать и вовсе не привела никаких сообщений об арабском нападении, а в польских газетах можно было прочитать между строк, что их радость по поводу блестящей победы Насера все-таки не совсем полна. Маршал Тито поздравил президента Египта и Иордании воодушевленной телеграммой, а премьер-министр Имре Надь послал Насеру поздравления трудового венгерского народа.
     Запад, напротив, продемонстрировал со всей решительностью свою безоговорочную симпатию к Израилю. Самые выдающиеся государственные и политические деятели возвысили свой голос в пользу еврейского государства. Черчиль назвал ликвидацию форпоста демократии на Ближнем Востоке "позором века", а сэр Антони Иден, который до этого соблюдал излишнюю осторожность, недвусмысленно выразил свое мнение, сводившееся к тому, что "мрачные события, происшедшие на этих самых днях вынуждают нас укрепить еще больше Организацию Объединенных Наций". Мистер Гейтскель, лидер английской лейбористской партии, произнес проникновенную поминальную речь по Израилю. "Они были нашими друзьями, - воскликнул он, - эти герои и социалисты! Мы вечно будем хранить их дорогую память!"
     Президент Насер принимал парад в Тель-Авиве, а вокруг него сидело 90 высших советских военных чинов. В Ираке коммунистическая партия совершила политический переворот и захватила власть в свои руки. Король Сауд заявил, что его королевство отныне народная демократия. В государственном департаменте США возникло подозрение - а не обоснованы ли опасения, что советское влияние на Ближнем Востоке усиливается? Президент Эйзенхауэр проанализировал в своем выступлении по телевизору "нынешний кризис".
     "Все наши симпатии принадлежат героическому Израилю, - сказал он. - Правительство США, в традиционном духе дружбы между нашими народами, представит чрезвычайный законопроект, в котором попросит 25 тысяч иммигрантских виз сверх установленного лимита, для израильских беженцев!…"
     Заявление президента было встречено с большим воодушевлением во всем мире. Швейцария тут же предложила две тысячи транзитных виз, а Гватемала увеличила свою иммигрантскую квоту с пятисот до семисот пятидесяти. Рабочие и социалистические организации всего капиталистического мира проводили митинги протеста, на которых арабское нападение подверглось самой резкой критике как серьезнейшее нарушение международного права. В ряде западных стран студенты устроили демонстрации перед зданиями арабских посольств. Кое-где были даже побиты окна. Всемирный союз писателей осудил на торжественном заседании "варварские действия" арабских стран. ЮНЕСКО ассигновало сумму в 200 тысяч долларов в помощь израильским беженцам. Бразильский парламент провозгласил и провел минуту молчания в память "правого израильского дела". Япония и Южная Корея прислали лекарства. Правительство Новой Зеландии, под давлением общественного мнения, заключило договор вечной дружбы с памятью об Израиле. Мистер Мензис, глава австралийского правительства, назвал арабов "хулиганами". Заместитель государственного секретаря США выступил с речью на всеамериканском съезде всех еврейских организаций США, в которой он - с ведома президента! - торжественно заверил, что "правительство США уделит особое внимание проблемам малых наций и пустит в ход все свое влияние, чтобы не допустить повторения подобных компликаций". Однако, одновременно с этим представители государственного департамента хоть и выразили свое глубокое соболезнование, но подчеркнули, что доля вины лежит и на самом Израиле, не подготовившемся как следует пред лицом арабской опасности.
     Вопрос о политическом урегулировании первым поднял маршал Булганин, который предложил созвать в Каире небольшое совещание в верхах для решения проблем Ближнего Востока "с участием всех заинтересованных сторон". Правительство СССР демонстративно сделало еще один примирительный жест, обратившись с просьбой к президенту Насеру, чтобы тот не ставил свое согласие на выезд евреев, находящихся в лагерях для беженцев, в зависимость от непомерных денежных требований. Гуманная инициатива советского правительства вызвала положительные отклики во всем мире.
     Беженцам разрешили покинуть лагеря, и народы всего мира встретили их повсюду бурными аплодисментами и нескончаемыми проявлениями симпатии, словно человечество захлестнула новая волна энтузиазма, подобной которой не было со дня провозглашения независимости еврейского государства. В большинстве стран главные улицы были переименованы в "бульвар Израиля", а на траурном заседании Генеральной Ассамблеи ООН почти единогласно (!) было принято решение о том, чтобы стул израильского представителя так и остался в зале заседания не занятым, и чтобы израильский флаг по-прежнему развевался среди флагов государств, членов ООН. Всеобщий энтузиазм достиг своего предела, когда министр иностранных дел СССР в высшей степени неожиданно предложил учредить "День Израиля" во всех странах, состоящих членами Организации Объединенных Наций. Словно снова взошло в небе солнце мира во всем мире, а человечество с новой надеждой смотрело в более светлое и счастливое будущее. Что же касается государства Израиль, то оно стало международным символом справедливости и нравственности наших дней.



    ...Увы, всему этому никогда уже не быть. Маленький Израиль не стал дожидаться мая 1957 года, а поспешил разнести вдребезги военную мощь Египта, упустив таким образом прекрасную возможность завоевать симпатии народов всего мира. Как не пожалеть об этом? Такой был шанс!…
    
    
    
    http://heblit.bravepages.com
    http://heblit.al.ru

        
___Реклама___