А. ВИНОКУР
Из глубины веков




     Антисемитизм - это одна из форм расизма, то есть пренебрежительного и враждебного отношения к некоторым этносам. Расизм существовал уже в древности. У греков тысячи лет назад возникло понятие "варвар" для обозначения племен и народов, говорящих на незнакомом им языке
    
     1. После завоеваний Александра Македонского (IV в. до н.э.) варварами стали именовать тех, кто не находился в сфере влияния греко-римской культуры и чьи обычаи, традиции, религии вызывали у греков и римлян пренебрежительное отношение. Так, политик и оратор Цицерон (I в. до н.э.) о британцах, завоеванных Юлием Цезарем, писал своему другу Аттику, чтобы тот не использовал их даже в качестве рабов, ибо "они тупы и неспособны к обучению". Недоброжелательное отношение к евреям длится уже более двух тысяч лет, и поэтому важно и интересно уяснить, что ставилось им в вину в древности, когда формировались основные постулаты антисемитизма, и сравнить их с теми обвинениями, которые выдвигаются в наш адрес сейчас.
    
     До наших дней дошло немало суждений античных авторов о евреях и иудаизме, и они собраны в замечательном труде ученого Менахема Штерна, почти 30 лет преподававшего еврейскую историю в Еврейском университете в Иерусалиме и убитого палестинскими террористами в 1989 году. Работа М. Штерна называется "Греческие и римские авторы о евреях и иудаизме". Попытки создать такой труд предпринимались еще в XIX в. в Германии и Англии, а сейчас такая работа вышла в библиотеке "Флавиана", издаваемой Еврейским университетом в Москве в содружестве с Иерусалимским институтом еврейских исследований. Она представляет собой не только собрание ценных и часто малодоступных текстов, но и подробнейший комментарий к ним. Тексты даются на языках подлинников (греческом и латинском) и в переводе на русский. Тираж всего 1000 экземпляров. Что же писали древние авторы о евреях и иудаизме?
    
     2.
    
     Философ Феофраст (IV-III ее. до н.э.) с симпатией относился к евреям и называл их "племенем мудрецов", проводящих время "в беседах друг с другом о божестве".
    
     Историк Гекатей Абдерский жил во времена Александра Македонского (IV в. до н.э.) и уделил евреям и их истории в своих трудах много внимания. В частности, он сообщает, что, когда в Египте "в древние времена" случилась повальная болезнь, народ приписал эти несчастья божественному гневу и решил, что следует из страны изгнать иноземцев. Часть из них "отправились в Элладу и в какие-то еще страны... Но большинство народа отправилось в изгнание в землю, называемую ныне Иудеей... Вел переселенцев человек по имени Мозес, далеко превосходивший других как мудростью, так и мужеством... Он помимо других городов основал и самый знаменитый ныне, называемый Гиеросолимы. Он же воздвиг самое почитаемое у них святилище, научил чтить Бога и поклоняться ему". У Гекатея нет антисемитских настроений, он с уважением относится к большинству еврейских обычаев и законов и отмечает, что "позже, когда иудеи оказались под игом, будь то владычество персов или одолевших их македонян, то из-за смешения их с инородцами многие из исконных иудейских обычаев переменились".
    
     Историк Гермипп Смирнский (около 200 г. до н.э.), рассказывая о знаменитом философе Пифагоре, допускает, что "свою философию Пифагор принес эллинам от иудеев". Интересное свидетельство о евреях оставил живший во втором веке до н.э. Агатархид Книдский. Оно исполнено иронии по отношению к еврейскому суеверию, но не является антисемитским. Автор пишет: "Существует народ, называемый иудеями: обладая укрепленным и большим городом Гиеросо-лимы, они позволили Птолемею захватить его, ибо не хотели брать в руки оружие (в субботу. - А. В.) и предпочли из-за своей неуместной богобоязни терпеть над собой сурового властелина".
    
     Образованнейший римский писатель Варрон (II-I в. до н.э.) с уважением относился к иудейскому монотеизму, видя в нем образец чистого и достойного поклонения Богу, и враждебно относился к языческим изображениям богов, полагая, что "боги в виде бесчувственных болванов легко могли вызвать презрение".
    
     Знаменитый Плутарх (I-II в. н.э.) упоминает евреев главным образом в связи с соблюдением ими субботы и пищевыми запретами, но он не считает суеверность их особенностью. Враждебных евреям высказываний в его трудах не имеется.
    
     Философ-стоик Эпиктет (50-130 гг. н.э.) относится к евреям нейтрально. Он знает обычай погружения в воду при принятии иудейской веры, но не осуждает его и не иронизирует над ним. Вообще же над рядом еврейских обычаев, казавшихся греко-римским писателям суевериями, посмеивались многие. Например, поэт Персии (I в. н.э.) иронизировал по поводу зажигания евреями свечей и еврейского обычая подавать рыбу в пятницу на ужин. Вызывало насмешки и то, что у еврейского Бога не было определенного имени (в отличие от греко-римских "богов), и поэтому "писатель Лукан (I в. н.э.) называет Иудею "рабой своего неизвестного бога". Другой автор, Квинтилиан (I в. н.э.) называет Моисея "первым изобретателем еврейского суеверия". Помпеи Трог (I в.до н.э. - I в. н.э.) одобряет успешную государственную политику евреев и пишет, что "верность закону вкупе с верностью Богу придала евреям невероятную силу".
    
     Историк и географ Страбон (I в. до н.э. - I в. н.э.) считает, что евреи - народ египетского происхождения, а к египетской цивилизации Страбон относился с большим уважением. Очень интересно то, что пишет Страбон о Моисее и проповедуемом им учении. И вот одно место из рассказа историка: "Для поклонения божеству Мозес полагался не на оружие, а на святыни и на само это божество; народу же он обещал, что учредит такой культ и такие жертвоприношения, чтобы не было от них ни разорения, ни одержимости, ни других такого рода нелепых и досадных вещей. Этим он снискал себе уважение и построил небывалую державу, потому что жители окрестных земель охотно вошли в нее, видя, как с ними обращаются и что сулят в будущем". Дальше Сграбон отмечает, что преемники Моисея "некоторое время оставались верны его учению", а затем стали из-за различных суеверий нарушать их, и это привело к тяжелейшим последствиям. Но в Иерусалиме даже в труднейшие времена "благоговейно чтили свою святыню".
    
     Светоний (I-II ее. н.э.), автор знаменитой книги "Жизнеописание двенадцати цезарей", не высказывает своего отношения к евреям, но отличает их от христиан, которых характеризует как "людское племя, приверженное к новому и зловредному суеверию". О евреях же он сообщает некоторые интересные факты, в частности, как они были потрясены гибелью правителя Рима Юлия Цезаря, который хорошо к.ним относился. Вот что сообщает историк: иноземны "оплакивали убитого каждый по своему обычаю, и более всех иудеи, которые и потом еще много ночей собирались на пепелище", то есть месте, где тело Цезаря было предано огню. Римский автор Нумений Апамейский, живший во втором веке н.э., глубоко почитал восточные цивилизации и с восторгом относился к Моисею. Он считал, что знаменитый греческий философ Платон есть Моисей, "говорящий по-аттически" (т.е. по-гречески), а еврейского Бога называл "отцом всех богов".
    
     3.
    
     До сих пор в статье речь шла о суждениях авторов, нейтрально или доброжелательно отзывавшихся о евреях, их обычаях и религии. Теперь же обратимся к сообщениям тех, чьи рассказы о евреях и оценки этого народа легли в основу антисемитских взглядов многих поколений людей. Одним из таких авторов был живший в I в. до н.э. ритор Аполлоний Молон. По словам еврейского историка Иосифа Флавия, Молон "отчасти по незнанию, но главным образом из недоброжелательства лживо и несправедливо написал о законодателе нашем, возводя на него клевету, будто он колдун и обманщик, "а на законы - что, дескать, они не научают никакой добродетели, но исключительно пороку... К тому же он говорит, что мы самые бездарные из варваров, и потому одни только мы не сделали никаких полезных для жизни изобретений". Это обвинение уже в XIX в. повторил один из самых злобных антисемитов Е. Дюринг (я об этом писал в статье "Анти-Дюринг-2, или На пути к окончательному решению...", "7 дней", 28 июня 2001 г). Историк Диодор Сицилийский (I в. до н.э.) говорит о том, что Моисей "основал Гиеросолимы, объединил народ, а кроме того, был для иудеев законодателем в их человеконенавистнических и беззаконных обычаях".
    
     В I в. н.э. жил один из самых злобных антисемитов древности - Апион, египтянин по происхождению. Он был ученым, исследовавшим творчество Гомера и написавшим сочинение по истории Египта. Именно против этого человека И. Флавий направил свой труд "О древности еврейского народа". Такой выбор мишени еврейский историк сделал, по-видимому, потому, что Апион был популярным автором, к его мнению прислушивались, и, следовательно, он представлял для евреев значительную опасность. Обвинения Апиона в адрес евреев были многообразны. В частности, как пишет И. Флавий, "Апион имеет дерзость заявлять, что в этом святилище (Иерусалимском храме. -А. В.) иудеи поместили ослиную голову, поклоняются ослу и считают его достойным, благоговейного почитания". Гораздо более опасными для евреев были утверждения Апиона о том, что у них существует обычай приносить в жертву гоев и что они "клянутся Богом, сотворившим небо, землю, море, не питать добрых чувств ни к кому из иноплеменников". Эти обвинения сохранились до наших дней.
    
     Известный философ Сенека (I в. н.э.), по выражению Штерна, "был первым римским писателем, давшим выход накопившемуся недовольству иудейской религией и ее воздействием на римское общество". И вот, быть может, самое яркое высказывание Сенеки о евреях, которое получило особую известность и признание у антисемитов последующих веков: "...обычай этого преступнейшего народа возымел такую силу, что принят уже по всей земле: побежденные дали законы победителям". И Гитлер спустя две тысячи лет повторяет, по сути, мысль Сенеки, кстати сказать, воспитателя римского тирана Нерона. Гитлер утверждал, что евреи имеют "определенную четкую цель в голове - уничтожить ненавистные белые расы путем "гибридизации", столкнув их с культурных и политических высот, чтобы самим вскарабкаться на освободившееся место".
    
     Уже упоминавшийся Цицерон, несомненно, не любил евреев, и вот интереснейший текст, который, быть может, объясняет эту нелюбовь. Цицерон пишет: евреи "гнушались величием нашей державы, достоинством нашего народа, установлениями наших предков, и уже сейчас это племя, взявшись за оружие, яснее прежнего показало, что думает о нашей державе..." Это оскорбляло чувства гордого римлянина, и когда он видел рабов-евреев, приведенных в Рим Помпеем после взятия Иерусалима в 63 г. до н.э., то, вероятно, решил, что евреи - это "народ, рожденный для рабства".
    
     4.
    
     В связи с вопросом об отношении античных авторов к евреям стоит и вопрос об отношении приверженцев традиционного греко-римского язычества к формировавшемуся в первые века нашей эры христианству. Так, известный противник христианства Цельс Философ высказался о евреях потому, что хорошо понимал связь между двумя религиями - иудаизмом и христианством. И, борясь против последнего, он обрушился на иудаизм, в котором видел основу христианства, то есть корень зла. Он считает нелепой свойственную иудаизму идею пришествия спасителя - Мессии. Не верит он в ангелов и не признает библейскую космогонию. Не относясь дрброжелательно к иудаизму, он вместе с тем считает, что иудаизм - это редигия национальная, и, естественно, что евреи ее исповедуют.
    
     А теперь обратимся к суждениям о евреях самого знаменитого римского историка - Тацита. О них он писал часто и много, и то, что он писал, оказало большое влияние на мнение европейцев о древнем народе. Позиция Тацита по отношению к евреям последовательно враждебна, их обычаи он называет "нелепыми и гнусными". Тацит в своем знаменитом историческом труде обещал писать "без гнева и пристрастия". В какой-то степени это получилось. Сообщив разные версии о происхождении еврейского народа, Тацит рассказывает об обычаях евреев (воздержании от мяса свиньи и др.) и замечает, что "каково бы ни было происхождение этих обычаев, они сильны своей древностью". Говоря о "мощи иудеев", Тацит одну из ее причин видит в том, "что среди своих верность их непоколебима и готовность к состраданию неизменна, всех же остальных они ненавидят, как врагов".
    
     Тацит смеется над еврейским представлением о Боге и возмущен тем, что евреи считают невеждами тех, "кто из бренного вещества создает изображения богов в виде людей, ибо их божество.-высшее, вечное, неизобрази-мое и непреходящее". История показала, чья точка зрения в конечном счете была принята миром: языческое многобожие или иудейский монотеизм. Коснувшись событий, приведших к разрушению Иерусалимского храма в 70-м году, историк говорит, что до восстания евреев довели римские прокураторы: "терпение иудеев кончилось, когда прокуратором стал Гессий Флор; при нем началась война... За оружие взялись все способные его носить, и оказалось их больше, чем обычно для такого населения. Равное упорство было в мужчинах и женщинах, и страх жизни в изгнании был сильней страха смерти".
    
     Сделанный обзор некоторых из собранных в работе М. Штерна материалов показывает, что в далеком прошлом, как и сейчас, суждения о еврейском народе были разными: от доброжелательных, даже восторженных, до самых критических и откровенно враждебных. А то, что к евреям постепенно появилось враждебное отношение, имеет естественную и достаточно простую причину. Это результат рассеяния по миру после национальной катастрофы - вавилонского плена в VI в. до н.э. Народ, у которого была очень своеобразная религия, странные (так казалось окружающим) обычаи и быт, народ, становившийся опасным конкурентом в сфере экономики, особенно торговли, не мог не вызывать к себе недоброжелательства. И вызывал, и это чувство, наследство далекого прошлого, сохраняется у многих людей до сих пор. А набор сложившихся тогда обвинений в адрес евреев стал своего рода символом веры антисемитов.
    
    
    
     "7 Дней"

        
___Реклама___