А.М.Ногаллер


Пауль Эрлих /1854-1915/ - создатель научных теорий иммунитета и химиотерапии



     Пауль Эрлих / Paul Ehrlich / относится к крупнейшим ученым конца 19-го - начала 20-го веков. С его именем связаны важнейшие достижения в области медицины, биологии и химии. Особенно значителен его вклад в создание иммунологии, гистологии, онкологии, гематологии, биохимии и химиотерапии. Он был одним из первых лауреатов Нобелевской премии в области медицины и биологии. В его научном наследии сочетаются глубокие теоретические обобщения и важнейшие достижения в практической деятельности врачей-клиницистов. Благодаря созданию первого эффективного препарата против сифилиса сальварсана имя его стало известно во всем мире.
     Родился будущий великий ученый 14-го марта 1854 года в небольшом городке Штрелен /Strehlen / в Силезии на востоке тогдашней Германии. К тому времени у его родителей Розы и Исмара было уже три дочери, так что появление долгожданного сына было для них особенно радостным событием. Отец Пауля Эрлиха занимался торговлей, имел собственную небольшую лавку. Он отличался тяжелым и неуравновешенным характером, тогда как мать обладала многими женскими и хозяйственными талантами. Большое влияние на духовное развитие ребенка оказал его дедушка Гейманн Эрлих, имевший многосторонние интересы и находившийся в центре интеллектуальной жизни маленького городка. В его большой библиотеке были собраны книги по многим отраслям науки, особенно естествознания, техники и искусства.
     В 6 лет Пауль поступил в начальную школу, где он легко осваивал все предметы и считался образцовым учеником. Наряду с играми со сверстниками он увлекался чтением книг в библиотеке дедушки. В 10-летнем возрасте Пауля перевезли в город Бреслау / ныне Вроцлав в Польше /, где он поступил в гимназию Св.Марии Магдалины. Хотя гимназия была с гуманитарным уклоном, в ней преподавали также и естествознание. Один из его учителей писал впоследствии, что Пауль Эрлих, будучи лучшим учеником, никогда сам не напрашивался с ответом и скромно ожидал, пока его спросят, отвечал всегда правильно и спокойно садился на своё место. Наряду с успешным овладением древних и основных европейских языков Пауль Эрлих особенно интересовался естественными науками. Этот интерес с ним разделял его соученик и друг, в дальнейшем известный бактериолог Альберт Нейссер. С нетерпением юный Пауль ожидал школьных каникул, когда он имел возможность превращать свою комнату в родительском доме в лабораторию, где проводил опыты с красящими веществами. Он увлекался и биологическими наблюдениями над домашними животными и птицами, пытаясь даже повторять физиологические опыты Клод Бернара. Не всегда эти опыты оканчивались удачно и нередко вызывали возмущение родных , как это произошло при гибели двух белых домашних голубей или после окраски любимой блузки матери. Для проведения опытов Пауль пользовался не только библиотекой дедушки, но и тесным контактом с местным аптекарем, снабжавшим его реактивами. Возможно, от этих детских увлечений и игр возник у Эрлиха синтез биологии и химии, столь характерный для его будущей научной деятельности. После получения аттестата зрелости Пауль Эрлих поступил в Страссбургский университет. Один из его учителей, известный анатом Вальдеер писал о нём впоследствии: " он не ограничивался обязательной программой обучения, но часто засиживался допоздна за изготовлением различных гистологических препаратов и экспериментируя с их окраской ". В Страссбургском университете Эрлих углубленно изучал не только медицину, но и биологию, физику и химию. Он учился также во Фрейбурге и в родном Бреслау, а в 1878 году в Лейпциге сдал государственный экзамен и получил диплом врача. Среди его учителей было много выдающихся ученых, такихкак Куссмауль, Бирмер, Конхейм, Гайденгайден, Фишер, Байер и другие, имена которых знакомы и российским студентам.
     Уже в студенческие годы занимался Эрлих применением красящих веществ для практических целей окраски гистологических препаратов, изучал сродство различных тканевых структур к тем или иным красителям, главным образом анилинового ряда. В студенческие же годы он описал тучные клетки /лаброциты/ , огромная биологическая роль которых выяснилась лишь около ста лет спустя.
     В 1883 году женился Эрлих на Хедвиге Пинкус, дочери промышленника, жившей также в Силезии, с которой он прожил счастливо до самой своей кончины. Она много сделала для создания в семье благоприятных условий для творческой научной деятельности мужа, освобождая его от забот повседневной жизни. После прихода в Германии к власти нацистов Хедвига Эрлих вынуждена была эмигрировать в США, где и скончалась в феврале 1949 года.
     С 1878 по 1887 год проработал Эрлих врачем, а затем зав. отделением в известной берлинской университетской клинике Шарите. Одновременно он продолжал лабораторные исследования, в том числе с туберкулёзной палочкой Коха. Вероятно, в результате лабораторного заражения у Эрлиха возник легочный туберкулёзный процесс и он вынужден был оставить работу в университетской клинике. Почти два года он проводит в сухом климате Египта, что позволило ему остановить развитие болезни.
     В 1885 г. защищает Эрлих докторскую диссертацию на медицинском факультете Берлинского университета на тему " Потребность организма в кислороде ", в которой он под руководством профессора Фрерихс изложил результаты многолетних ииледований с применением красящих веществ. После возвращения из Египта Эрлих не получил возможность работать в университетской лаборатории, но сумел организовать небольшую частную лабораторию, в которой он продолжил морфологические исследования крови. Кроме того, он занимался изучением иммунитета против растительных ядов. Частная лаборатория Эрлиха просуществовала около трех лет и в 1890г. Роберт Кох предложил ему в недавно созданном Кохом Институте инфекционных болезней возглавить лабораторию по изучению туберкулина. Совместная работа трех талантливых ученых - Коха, Эмиля Беринга и Эрлиха - позволила выделить в качесте самостоятельного научно-исследовательского и производственного учреждения Институт серологии и серотерапии, располагавшийся в г. Стеглитц под Берлином. Именно здесь были созданы первые противодифтерийная сыворотка, столбнячный антитоксин, другие диагностические и лечебные препараты. В 1896 г. при поддержке Министерства здравоохранения, спонсоров и городских властей г. Франкфурт на Майне Эрлиху удается организовать и возглавить Институт экспериментальной терапии, в котором в полной мере развернулся его творческий талант. Вскоре вдова крупного банкира Франциска Шпеир пожертвовала средства на создание в память покойного мужа лабораторно-исследовательского центра, так называемый Georgii-Speyer Haus, который также возглавил Пауль Эрлих.
     Современники описывают Эрлиха как исключительно трудолюбивого и скромного человека, но весьма требовательного в работе к себе и своим сотрудникам. Он имел обыкновение работать в своём кабинете в институте или дома до глубокой ночи, обдумывая свои теоретические представления или читая книги. Он имел способность, по его же словам, читать наискосок сверху слева вниз справа, мгновенно осмысливая содержание всей страницы. В его кабинете были сложены множество книг, журналов, рукописей, располагавшихся не только на столе и полках , но и на стульях и даже на полу. Он не допускал никого к уборке своего кабинета в своё отсутствие и однажды, уезжая в командировку, оставил на столе своего домашнего кабинета большого размера записку, гласящую, что здесь имеются токсические вещества и что к столу опасно подходить. Огромная сосредоточенность на своих мыслях порождала порой впечатление забывчивости и рассеяности в повседневной жизни, но он поразительно четко ориентировался в своих лабораторных реактивах, склянках, книгах и бумагах. При беседах с коллегами или знакомыми, увлекшись изложением своих идей, он нередко рисовал схемы или формулы на ближайших поверхностях - стене, столе, дверях, манжетах рубашки и даже на подошве обуви.
     Как писала об Эрлихе его бывший секретарь Марта Марквардт, он мог часами любоваться разнообразием окраски цветов или наблюдать за жизнью насекомых и животных. Любил он также классическую музыку, а особенно в исполнении на фортепиано его женой, при этом он нередко прогуливался по комнате, погрузившись в свои мысли. В узком домашнем кругу он любил шутки и часто высказывал оригинальные, своеобразные оценки историческим и политическим событиям. Он отличался любознательностью и наблюдательностью, а по поведению находившейся в доме среди прочих животных и рыб лягушки определял прогноз погоды. В свободное время он любил играть в карты, увлекался чтением детективов и охотно переписывался с Артуром Конан-Дойлем. Он был заядлым курильщиком, чем, вероятно, поддерживал напряженную умственную деятельность.
     Эрлих был строгим критиком своих работ, в докладах и публикациях он отличался четкостью изложения своих представлений, тесной связью теоретических идей с запросами практики, умением обобщать факты и разрабатывать методики исследований в поисках ответов на интересовавшие его вопросы. Его сугубо оригинальные монографии и научные статьи / более 200 работ /, доклады на международных научных конгрессах и конференциях всегда вызывали большой интерес, а нередко и дискуссии. Его избрали почетным доктором многих университетов в Германии и других странах и наградили ещё в 1903 году Большой золотой медалью в области науки и искусства, которой до него был награжден из медиков только Р.Вирхов. Ему было присвоено также почетное звание Действительного тайного советника. Однако у Эрлиха было немало врагов и завистников, не только успехи и радости, но и множество тревог, неудач,огорчений.
     В одной статье невозможно даже кратко осветить все научные достижения Эрлиха и его сотрудников. Наибольшее, пожалуй, значение имеют его работы в области иммунологии.
    Они были в значительной степени связаны с его предшествующими исследованиями по дифференциации различных клеточных систем и их взаимодейсвии с химическими структурами. Эрлих работал в эпоху бурного расцвета бактериологии и открытия всё новых микробных возбудителей болезней. Однако Эрлиха заинтересовали защитные механизмы против бактерий и их токсинов, а также и против растительных ядов. Еще в 1891 году в работе " Экспериментальные исследования иммунитета " он установил усиление защиты организма при постепеном увеличении вводимых доз токсинов. Он создал представление об активной иммунизации и пассивной передачи защитных сил организма гуморальным путем. Эрлих разработал теорию образования специфических антител и биохимических рецепторов в клетках и тканях, взаимодействия антигенов и антител по принципу " замок - ключ ". Его идеи о циркулирующих в крови и других жидкостях специфических защитных веществах послужили теоретической основой серотерапии, способствовавшей спасению многих тысяч жизней от дифтерии, столбняка , ящура и других инфекций. Однако предпринятые попытки активной и пассивной иммунизации против туберкулёза до сих пор не дали положительных результатов. Эрлих разработал так называемую " теорию боковых цепей", обосновавшую механизм образования антител к чужеродным вещества экзо- и эндогенного происхождения как общебиологическую закономерность. Его представления об антиген-распознающих структурах на поверхности клеток-рецепторов, спосбность антигенов фиксировать специфические антитела помогли в дальнешем выявлению антигенного состава бактерий, вирусов, клеток и тканей. Если Эрлих изучал преимущественно гуморальные факторы иммунитета, то И.И.Мечников, работавший в пастеровском институте в Париже, главное внимание уделил исследованию клеточных факторов защиты, функции фагоцитоза. Обе теории не противоречили друг другу, как это казалось на начальном этапе изучения иммунитета, а взаимно дополняли. Присуждение обоим ученым одновременно Нобелевской премии в 1908 году было достойной наградой за их огромный вклад в изучение проблемы иммунтета. Работы учеников Эрлиха и других исследователей в 20-м веке доказали тесную связь гуморальных и клеточных иммунологических механизмов, специфической и неспецифической резистентности, роль интерлейкинов про- и антивоспалительного действия, обосновали их использование в клинической практике. Представления Эрлиха легли в основу современной иммунологии, учения об аллергии, аллергических реакциях немедленного типа и анафилаксии.
     Велики заслуги Эрлиха и его школы в развитии гистологии и гематологии. Он ввел окраску клеток и тканей гематоксилин-эозином, метиленовой синью и флюоресцеином, выделил разнообразие клеток эритроцитарного ряда - нормо,- микро,-макро, - и мегалобластов, их значение в диагностике пернициозной анемии Аддисон-Бирмера. Эрлихом были описаны пароксизмальная гемоглбинурия и внутрисосудистый гемолиз, введено понятие гемолизинов. Он открыл гемато-знцефалитический баръер, изучал механизм кроветворения. Он доказал различное происхождение лимфоцитов и лейкоцитов, описал базо- и эозинофилы крови.
     Эрлих был одним из родоначальников применения химических
    закономерностей в медицине. Цветная реакция с диазореактивом Эрлиха широко используется в гистохимии и клинической биохимии, в частности при определении желчных пигментов. Синтезированные в лабораториях Эрлиха красители нашли себе применение не только в гистологии, но и многих других областях.
     Относительно менее известны заслуги Эрлиха в изучении природы злокачественных новообразований. Ещё в 1901г. в Институте экспериментальной терапии во Франкфурте на Майне был создан отдел по изучению злокачественных опухолей. Особое внимание в нем было уделено исследованию морфологии, развития и пересадке сарком у мышей. Эрлихом с сотрудниками было установлено наличие сочетанных форм опухоли / рака и саркомы/ , естественного противоопухолевого иммунитета, роль в нём селезенки, а также сделаны попытки лечения опухолей соответствующими антисыворотками, т.е. с применением специфической иммунотерапии. Однако сам Эрлих подчеркивал необходимость большой осторожности при перенесении на человека результатов экспериментальных исследований у животных. В лабораторных условиях проводились исследования с лечением опухолей производными атоксила.
     Эрлиха справедливо считают основоположником научной химиотерапии. На протяжении многих лет им проводилось изучение воздействия на бактерии, трипаносомы, простейшие и другие организмы различных химических веществ с использованием мышьяковистых, нитробензольных и иных препаратов. Опираясь на многовековой опыт медицины о действии химических элементов / ртути, серы и др./ на организм, Эрлих создал стройную теорию химиотерапии. По его представлениям идеальное лечебное средство должно воздействовать на возбудитель болезни и не повреждать клетки организма. Этиологическая стерилизирующая терапия - Therapia sterilisans magna, по терминологии и мнению Эрлиха - должна быть основным методом лечения заболеваний инфекционной природы. Принцип избирательного воздействия на возбудитель болезни по типу " волшебных пуль " сохраняет своё значение и в настоящее время, хотя механизмы фармакотерапии оказались значительно более сложными с учётом влияния препаратов не только на микроорганизмы, но и на реактивность макроорганизма. Исходя из теории боковых цепей и целенаправленно изменяя молекулярную структуру лекарств, можно подобрать, по мнению Эрлиха, идеальное лечебное средство с минимальным воздействием на ткани организма и максимальным на родственные структуры рецепторов бактерий и паразитов. Поэтому не случайно, что после многочисленных опытов Эрлиху с сотрудниками удалось в 1907 г. синтезировать препарат, получивший название сальварсан 606, соединив в бензольном кольце мышьяковистые и аминогруппы / m - диамино-р-диоксиарсенобензолдихлоргидрат /. Через пять лет, в 1912 г. был синтезирован неосальварсан, отличавшийся меньшей токсичностью.
     Итоги многочисленных исследований были обобщены Эрлихом в совместной с Хата монографии " Экспериментальная химиотерапия спириллёза ", опубликованной в 1910 г. в Берлине. Вскоре начались широкие клинические испытания препарата во всех странах мира, в том числе и в России. Сохранилась переписка Эрлиха с известными микробиологами Г.Н.Габричевским и А.А.Владимировом об апробации сальварсана. Посетивший повторно в 1911г. Франкфурт Владимиров писал : " Несмотря на свои почти 60 лет и седую бороду, Эрлих был такой же энергичный, живой, подвижный и разговорчивый как и в молодые годы". Однако судьба сальварсановых препаратов сложилась непросто. Уже в первые годы его применения были опубликованы тысячи статей с разноречивой оценкой нового лекарства - от восторженных отзывов как идеального и эффективного средства до полностью негативного мнения из-за наличия значительных побочных явлений. Следует подчеркнуть, что проблема сифилиса в то время была весьма актуапьной. Многие специалисты выступили с критикой теоретических возрений Эрлиха и недопустимости применения сальварсана. В широкой прессе и устных выступлениях выдвигалось множество обвинений против создателя препарата с известной долей антисемитизма, как это отмечали последующие биографы ученого. Дело дошло до публикации в одной из франкфуртских газет статьи её главного редактора с обвинением Эрлиха и сотрудников больницы в шарлатанстве, принудительном якобы лечении проституток сальварсаном и опытах на людях как на подопытных кроликах. Дело дошло до суда и после 15-часового судебного разбирательства было вынесено решение о невиновности Эрлиха , а редактора газеты присудили к году тюрьмы за клеветническую публикацию с целью сенсации и рекламы своего издания. Однако это не прекратило нападки на Эрлиха. Против него, как создателя сальварсана было выдвинуто обвинение в гибели 280 человек якобы от лечения этим препаратом. Среди упомянутых как погибших от лечения было много сомнительных случаев вроде того, как один больной с третичным нейролюэсом и психическими расстройствами выбросился из окна. Противоречивая оценка препарата привела к так называемым " сальварсановым дебатам " в германском рейхстаге 10 марта 1914 года. Дебаты закончились решением о необходимости дальнейшего изучения препарата и призыву врачей к осторожности. Однако нападки на Зрлиха продолжались. Альберт Нейссер писал ему в 1915 г., в первый год 1-ой мировой войны : " Эта ужасная война имела хотя бы ту пользу, что способствовала прекращению борьбы за сальварсан". Лишь спустя семь лет после кончины Эрлиха, в 1922 г. научное общество дерматовенерологов Германии за подписью 97% его членов подтвердило " ценность препарата как наиболее эффективного в борьбе с таким народным бедствием каким является сифилис". Действительно, неосальварсан более полувека был средством выбора при лечении этого распространенного прежде заболевания и способствовал предупреждению вторичного и третичного периодов болезни с их смертельным исходом.
     Большая нервно-психическая нагрузка, отрицательные эмоции последних лет, курение благоприятствовали развитию атеросклероза . В 1914 г. у Эрлиха появились симптомы нарушения мозгового кровообращения, от которых он относительно быстро избавился и продолжал интенсивно работать. 20 августа 1915 года на курорте Бад Хомбург, куда Эрлих приехал для укрепления здоровья, он скоропостижно скончался от повторного инсульта. Несмотря на военное время на похороны Эрлиха во Франкфурт приехало много выдающихся ученых страны. Обращаясь к покойному на могиле, Эмиль Беринг сказал: " Ты был королем в созданной тобой науке и учителем бесчисленного количества учеников во всем мире". Подобно гениальным людям в искусстве Эрлиха называли гением в медико-биологических исследованиях. Его имя навсегда останется в истории мировой медицинской науки.
    
    

        
___Реклама___