Александр Левинтов


АЛИБАБА ИБРАГИМОВИЧ БИРДАШЕВ

    
     Алибаба Ибрагимович Бирдашев родился 14 марта 1879 года в Ульме в семье мелких буржуа, гешефт которых заключался не столько в торговле примитивными электроприборами, сколько в производстве потомства: Алибаба был последним, седьмым ребенком, не считая девятерых девочек. Семья вскоре переехала в Мюнхен, так как в Ульме было удручающее затишье в спросе на электротовары первой необходимости, а Мюнхен уже сиял огнями пивных и увеселительных заведений.
     Сказать, что Алик был чрезвычайно способным ребенком, превосходившим на голову сверстников, было бы непростительной ложью. Тихий и безотказный, он удручал родителей и учителей откровенной посредственностью, сочетавшейся в нем с феноменальной рассеянностью, забывчивостью и болезненностью. Единственное, что давалось ему легко, была игра на скрипке, и старый Ибрагим уже как-то смирился с мыслью о том, что его последыш будет всю жизнь пиликать на своей скрипочке, обходя беспрерывные свадьбы в их мюнхенском предместье.
     Тут следует сказать несколько слов о самом Ибрагиме Бирдашеве, потому что история его жизни и происхождения были весьма и весьма неординарны. Матушка Ибрагима, урожденная Берта Розенфельд, тринадцатилетней девочкой попала в Москву в 1821 году, вместе с отцом и всем семейством Розенфельдов. Тогда, после Венского Конгресса, в Россию, особенно в Санкт-Петербург и Москву, рвануло несметное полчище немецких евреев: восточная империя приоткрыла свой железный занавес, нуждаясь в инвестициях и инициативах совершенно партикулярного свойства. Требовались кондитеры и рестораторы, москатели и галантерейщики, шляпники и шумахеры, скорняки и ювелиры. То, что для евреев была установлена черта оседлости, в ту коротенькую эпоху форточки в Европу, мало кого беспокоило из евреев: как граждане Германии они проникали в запретные для них города под видом немцев, благо язык, имена и облик у них был вполне немецкий, а чесноком в те времена несло от всех иностранцев, пуще всего боявшихся в варварской стране чумы.
     Розенфельды обосновались невдалеке от Немецкой слободы, по другую сторону от Разгуляя, в Ольховке: здесь уже жило порядочное число еврейских семейств, да и цены на дома и лавки здесь были заметно ниже, чем на Басманной, правда, и торговля здесь была не такой бойкой.
     Старый Шлема Розенфельд и его, расторопная только рожать, Рива не углядели за Берточкой, которая на пышных московских хлебах и халах через два года вымахала в девку кровь с молоком. Полбеды, кабы она сошлась с кем-нибудь из своих, да даже если б она на русского гоя польстилась - и то б было горе несмертельное.
     Угораздило же ее свести с ума Сулейманку Рахманова, татарина с Астраханской слободки, известного на Москве мыльного торговца и владельца нескольких татарских бань. Сорокалетний Сулейман, только недавно в очередной раз овдовевший (жены под ним дохли на удивление быстро), воспылал к Берте страстью такой сильной, что купчина пошел на все: заваливал девушку персидскими шалями и хною, серебра и золота не жалел.
     Словом, не устояла молодая.
     Брак этот был необычный для тогдашней Москвы, да оно и сегодня бы смотрелось необычно: сошлось два капитала, две веры, две несмешиваемых крови.
     Свадьбу отгрохали - надолго запомнили ее московские татары и евреи.
     Как и положено в таких редких случаях, молодая приняла веру своего мужа. Как и положено, через год родился мальчик, которого назвали Ибрагимом и которому произвели в мечети обрезание по мусульманскому обычаю.
     А еще через год Берта овдовела: слаб оказался могучий Сулейманка супротив горячей как угли еврейки. Сгорел бедолага и перед смертью осунулся и постарел до неузнаваемости.
     Так бы и осталась Берта в Москве и жила б среди татар и затерялась бы меж них вместе со своим Абрамчиком.
     Но тут помер в Таганроге император Александр и на престол взошел его брат Николай Павлович.
     Кончились враз веселые времена и захлопнулась форточка.
     Под видом борьбы с европейской вольнодумной крамолой, чуть не обернувшейся революцией в северной столице во время коронации, Третье отделение начало выселять и гнать всю пришлую из Германии торговую братию. Тут же открылось как бы нечаянно, что никакие евреи не немцы, а просто христопродавцы.
     Времени, чтоб унести ноги самим, - в крайний обрез, а промедлишь - и без подорожных, в чем мать родила, с подушками и перинами, но без денег, марш-марш отсюда.
     Спасибо, татарская родня помогла Шлеме с Ривой: хоть за полцены, а купили его дело и с лавкой, и со складом и со складскими запасами и с домиком на Ольховке. Другие евреи просто бросали свое нажитое. А тут все-таки удалось обменять манатки на монеты.
     Перед Бертой встала мучительная задача: оставаться в Москве безбедной, но татаркой либо следовать обратно в Германию еврейкой. Уговаривали и те и эти. Младший брат Сулеймана, Рахман Рахманов, обещал жениться. Отец грозил проклятьем.
     И Берта подалась со своими на запад.
     Они вернулись в Ильм.
     Через два года Берта вновь вышла замуж. Более или менее удачно. Ее второй и последний муж, Генех Эйнштейн, которого Берта в семейном быту, полном еврейского юмора, частенько называла на татарский манер Бирташевым, усыновил Абрамчика, из которого с годами почти напрочь выветрилось его татарство. Единственное, что оказалось неистребимым - смышленность. И еще - страть к чистоте и порядку.
     Седьмой сын Авраама Эйнштейна долго не проявлял особенностей своего происхождения. Лишь к тридцати годам в нем что-то созрело и вызрело. Он стал публиковать статьи, которые писал чуть не украдкой, работая в патентном бюро. На него обратили внимание и даже однажды наградили Нобелевской премией. Потом он, вместе со многими, вынужден был бежать в Америку, где счастливо умер 18 апреля 1955 года.
     Его сводные братья, оставшиеся в Москве, дали славное потомство: из рода Рахмановых вышло много известных людей: Сергей Рахманинов и Андрей Берсенев, Василий Маресьев, Фагиз Гиддиятуллин, Таиров, академик Бархударов, Зиятулла Назретдинов, Галимзян Хусаинов, певица Зара Долуханова, а также несколько докторов и кандидатов физико-математических наук.
    
    
    
    
    



   



         
___Реклама___