Korogodsky1
Юрий Корогодский
(Преподаватель Международного Соломонова Университета)
Несколько слов об антисионизме


     В течение последнего года в отдельных украинских средствах массовой информации снова разгорелась дискуссия о происхождении и характере такого явления как «сионизм». Начавшись в достаточно маргинальных изданиях, она тем не менее вызвала отклик и среди некоторых представителей научной общественности. К сожалению, по сей день многие люди неправильно понимают слово «сионизм» и придают ему несвойственные значения.
     Данный термин слишком издерган различными политиками и журналистами. И не всегда в аудитории, обсуждающей «сионизм» можно найти человека знающего, что это такое. Несмотря на такую непросвещенность, о сионизме говорят и пишут люди довольно далекие от академической иудаики Зачастую происходит подмена понятий, и «сионизмом» называют обычные проявления еврейской общинной работы или просто появление евреев в искусстве, бизнесе или в общественно-политической жизни. То есть, о сионизме говорят и пишут в случаях не имеющих к нему никакого отношения. На практике это приводит к тому, что зачастую критика сионизма представляет собой завуалированные проявления банального антисемитизма.
     Что же такое сионизм? Существуют разные определения этого явления. Публицист Н.Бирнбаум в 1890 году (за семь лет до проведения первого сионистского конгресса) определил сионизм как движение, борющееся за возвращение еврейского народа в Эрец-Исраэль. Современный израильский автор Ш.Авинери считает, что сионизм – это не просто обычное политическое движение. По его мнению, сионизм связан с борьбой за перманентную национальную революцию. Как пишет Авинери : «…революции, которые уже завершились принадлежат к прошлому. Каждый, кого волнует будущее сионистской революции, должен помнить, что она лишь начинается и постоянное ее испытание будет заключаться в том, что она освободит еврейский народ от исторических тенденций, приковывавших его в прошлом к диаспоре…».
    Основатель брежневской квазинауки «сионологии» Ю.Иванов давал такое объяснение своего понимания сионизма: « Современный сионизм – это идеология разветвленных сионистских организаций и политическая практика крупной еврейской буржуазии, сросшейся с монополистическими кругами США. Сионизм исповедует воинствующий шовинизм и антикоммунизм». Институт палестинских исследований, базировавшийся в семидесятые годы в Бейруте и занимавшийся распространением идей руководства Организации Освобождения Палестины, характеризовал сионизм как «реакционное, империалистическое течение, направленное на подавление национально-освободительных движений».
     Такие полностью противоположные объяснения. Между тем, сионизм имеет достаточно простую и незамысловатую историю. Разобравшись с тем как это движение возникло, сформировалось и развивалось на протяжении прошедшего века, мы сможем понять как и почему оно стало объектом клеветы и преследований. С самого начала своего появления сионизм был в центре внимания великих держав того времени. Возможно в этом кроется одна из причин возникавших вокруг него спекуляций.
     Как известно, в конце 19 века возникли первые сионистские группы, пытавшиеся найти выход из сложной ситуации, связанной с ростом антисемитизма. Просвещенная Европа не была готова принять ассимиляцию евреев, хотя сами евреи были готовы это сделать. Как это ни парадоксально, но именно всплеск бытового антисемитизма и угроза его превращения в антисемитизм государственный, вытолкнули многих евреев из плена опасных иллюзий о наступлении эры всеобщего равенства и братства. И если Западная Европа дала миру идеологическую базу движения за возвращение в Эрец-Исраэль, то Восточная Европа стала людским резервуаром, пополнявшим ряды сторонников этой идеи.
     Итак шли годы, движение крепло и набирало силу. Образ местечкового еврея постепенно уходил в прошлое. Вместо него возникал другой тип человека. Тип земледельца-созидателя, не боящегося трудностей и врагов. Человека, добровольно переселившегося из Европы на Ближний Восток для проживания в условиях малопригодных к ведению нормальной жизни. Казалось бы, в этой ситуации должны были исчезнуть старые, сохранившиеся еще со средневековых времен, антиеврейские стереотипы. Про евреев уже нельзя было сказать, что они занимаются только торгашеской и ростовщической деятельностью. Но, миф о ростовщичестве не умер, а всего лишь немного видоизменился, а такое новое явление как сионизм тоже стало предметом нападок.
     Почему-то национальное движение еврейского народа, призывавшее к возвращению на историческую родину было воспринято некоторыми политиками как агрессивное и направленное на нарушение порядка в мире. Арабские националисты увидели в евреях естественных конкурентов в борьбе за контроль над Палестиной. Их озабоченность стали разделять многие европейские политики, как левого, так и правого толка. Левые симпатизировали борьбе арабов, поскольку видели в них угнетенные западными эксплуататорами массы. Правые хорошо понимали, что для успехов на выборах им нужна антиеврейская агитация, поводом для которой могло стать что угодно.
    
    Евреи и арабский национализм
    
     Всего через двадцать лет после своего возникновения еврейское национальное движение оказалось в центре серьезных противоречий. Дело было в том, что под воздействием национально-освободительных идей, бередивших умы либеральных мыслителей того времени, о своем национальном самоопределении поспешили заговорить народы всего мира, в том числе и арабы.
     Как известно, зарождение сионистского движения на организационном уровне произошло в 1897 году в Швейцарии. Причем первый сионистский конгресс состоялся через несколько десятилетий после того как в Германии прошли съезды европейских политиков, стоявших на антисемитских позициях. Первое слово в политической кампании вокруг «еврейского вопроса» сказали именно христианские противники еврейской ассимиляции.
     Через шестнадцать лет после съезда в Базеле состоялось другое немаловажное событие. В Париже прошел первый арабский национальный конгресс. Арабские пропагандисты мало любят говорить о причинах такого совпадения. Но факт остается фактом. Именно еврейское национальное движение было примером для арабов. Именно евреи напомнили своим семитским собратьям о том, кто они такие. И, если немного отойти от темы, то именно сегодняшнее присутствие Израиля на политической карте мира позволяет арабам называть себя единым народом. Исчезни, не приведи Господь, Израиль с территории Ближнего Востока, и арабы снова начнут воевать между собой, выясняя кто из них имеет больше прав на место под южным солнцем.
     Итак, за год до начала первой мировой войны арабы заявили о своих политических претензиях на земли, в которых они проживали. Просвещенная Франция, пережившая до этого четыре кровопролитные революции, восторженно рукоплескала молодым шейхам из Азии и Северной Африки. Для нас немаловажно помнить, что именно в Париже арабы получили весомую политическую поддержку. Потом это неоднократно приводило к антиизраильским выпадам со стороны французского руководства. Сейчас многие антисионистские стереотипы мирового общественного мнения также поддерживаются усилиями Франции.
    Так сложилось, что арабское национальное движение отвечало всем социально-культурным идеалам европейской цивилизации тех лет. Левая интеллигенция была в восторге от далекоидущих политических планов вождей арабских племен. Последние обещали мгновенную победу над дикостью, безграмотностью и экономической отсталостью. Тогда все эти проблемы считались следствием колониальной политики великих держав. Европейские интеллектуалы полагали, что стоит только дать отстающим в культурном отношении народам возможность самостоятельной государственной жизни и все уладится само собой. О традициях политической культуры и о влиянии этих традиций на историю различных народов мира тогда никто не думал. И как выяснилось потом, это было ошибкой.
    
    Мифы о колониализме и расизме
    
     Евреи не очень вписывались в когорту освобожденных народов. Британская поддержка, наличие сильной и богатой диаспоры, отсутствие массовых поселений в Палестине, склоняли наблюдателей к оценке сионизма не как движения национально-освободительного, а как движения колонизаторского. То есть, в сионизме видели движение, пришедшее на ближневосточную землю с одной единственной целью – подавить процесс арабского национального возрождения и социального раскрепощения. Так появился первый миф, долгое время игравший главную роль в антисионистской пропаганде по всему миру – миф о колониализме.
     Появились пропагандисты, настойчиво педалировавшие тезис об «искусственности» притязаний евреев на Святую Землю. Якобы, только арабы имеют «природные» права на политическую независимость в Палестине. В этом случае сионисты представлялись исключительно в виде шпионов британского короля, придумавшего такой хитроумный ход для реализации своей политики, ведущейся по принципу «разделяй и властвуй!».
     К сожалению для лидеров сионизма, внешняя сторона событий давала повод для таких рассуждений. Евреям трудно было доказать, что они вовсе не являются британскими шпионами. Еще сложнее было заставить мировое сообщество вспомнить о трехтысячелетней религиозной традиции еврейского народа, в центре которой всегда была Эрец-Исраэль. Наконец, непросто было обратить внимание европейцев на так называемый «старый ишув». Ведь евреи проживали в Палестине не только при Иосифе Флавии и Бар-Кохбе, но и все время после происшедшего в седьмом веке арабского завоевания.
    В четырех городах, Иерусалиме и Тверии, Хевроне и Цфате были общины евреев, соблюдавших традицию. Так что, слухи о полном отсутствии еврейских поселений в этом регионе были преувеличены. Но проблема была в другом. «Старый ишув» не имел и не мог иметь контактов с левацки настроенными сионистами. Подобное явление ослабляло аргументацию еврейской стороны. Проигрывать информационные войны наши соплеменники умели уже тогда.
     В 1950-е годы антиколониальное движение окрепло еще больше. Стремясь спасти свое господство в Африке, британские и французские политики в 1956 году развязали войну против Египта. Израиль тогда был постоянным объектом атак со стороны египетских диверсантов. Поэтому израильтяне поддержали действия западных стран и выступили против Каира. То есть, вступили в войну на стороне метрополии против борющейся за независимость колонии. Объективные предпосылки принятия израильтянами такого драматического решения не интересовали никого. Критики Израиля обращали внимание только на факт коалиции с колониалистами. Для еврейского государства это означало новый виток пропагандистской войны против сионизма как орудия в руках врагов национального и социального прогресса.
    Миф о колониализме стал источником другого навета, преследовавшего сионистское движение в последние десятилетия. Ведь, если государство в своей политике использует колониальные принципы, то его правители считают другие народы отсталыми и второсортными. Так на арену пропагандистских выступлений вышел миф о сионизме как о разновидности расизма и фашизма.
     В 1975 году Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию о признании сионизма формой расизма. Сейчас известно, что организаторами этой акции были советские дипломаты, осуществившие это руками арабских делегаций. Такая резолюция достаточно больно ударила по престижу Израиля, считавшего сионизм своей государственной идеологией. Впоследствии усилия израильтян были направлены на информирование представителей других стран о том, что такое сионизм на самом деле. Но статус и престиж Организации Объединенных Наций был тогда прочнее и выше чем сейчас и многие страны-члены ООН отвернулись от Израиля именно, потому что следовали букве и духу антисионистской резолюции. «Сионология»
     В Советском Союзе в семидесятые годы появилась целая квазинаука «сионология», обеспечивавшая идеологическое обоснование критике еврейства и Израиля. Одним из ее «основоположников» стал Ю.Иванов, написавший в 1969 году книгу «Осторожно, сионизм!». Книга появилась после возобновления властями выезда из страны, прекращенного после Шестидневной войны и разрыва советско-израильских отношений. «Сионология» преследовала несколько целей и пыталась решить ряд ответственных задач. Во-первых, необходимо было давать пропагандистские материалы для арабских «товарищей» по антисионистской борьбе. Во-вторых, власти хотели дискредитировать евреев, выезжавших из страны и представить их в качестве расистов или, в лучшем случае, националистов. В-третьих, таким путем Кремль хотел подавить рост как эмиграционных настроений, так и прочих оппозиционных течений внутри страны.
     После 1969 года любой «уважающий» себя советский писатель посвятил хотя бы несколько строчек из своего творчества борьбе с этим «злом». ЦК КПСС не просто боролся с сионизмом, а еще и использовал это средство как инструмент в своих антисемитских кампаниях. Здесь сходились воедино интересы советской дипломатии и требования внутренней политики.
     Особенность ситуации заключалась в том, что по мнению советских пропагандистов к сионизму относилось все, что так или иначе было связано с еврейством. Несионистом мог считаться еврей, отрицавший свою связь с еврейством.
     Количество антисионистской литературы было настолько велико, что к началу перестройки большая часть советских граждан искренне считала, что сионизм – это абсолютное зло. Неудивительно, что позднее при ухудшении социально-политической обстановки о сионизме снова стали говорить те, кого не устраивала тогдашняя власть и не устраивает власть нынешняя.
     С.Л.Авербух в своей книге «Насытились мы презрением» приводит много примеров антисионистского психоза, нагнетавшегося в стране в семидесятые-восьмидесятые годы. Он дает достаточно меткое определение происходившего, говоря, что : « В Советском Союзе выросло поколение людей, которое было воспитано на восприятии слова сионизм в ругательном смысле. У некоторых советских граждан благодаря многолетней идеологической обработке укоренилось в сознании понимание сионизма как исчадия зла. Нет в русском языке такого отрицательного эпитета, который бы ни навешивали сионизму».
     «Сионология» взрастила целую «плеяду» ученых, писавших исключительно на эту тему. Одним из них был В.Бегун, минский автор, получивший известность именно благодаря своим антисионистским трудам. С именем Бегуна связана одна довольно любопытная коллизия. Против его средневековых по форме и содержанию работ выступали даже другие «сионологи», включая председателя Постоянной комиссии по координации научной критики сионизма при президиуме Академии наук СССР, академика, крупнейшего советского специалиста по истории и филологии Древнего Египта М. Коростовцева.
     В ноябре 1975-го года Коростовцев направил секретарю ЦК КПСС М.Суслову письмо, осуждавшее появление в печати книги Бегуна «Ползучая контрреволюция». Академик писал: " Я называю ее (книгу Бегуна - Ред.) неудачной, более того сугубо для нас вредной, потому что наряду с некоторыми правильными утверждениями она под флагом борьбы против сионизма проповедует откровенный антисемитизм".
     Любопытно, что Коростовцев не просто раскритиковал книгу Бегуна, но также постарался внести ряд весьма нестандартных для того времени предложений. Он, в частности, предлагал : "создание авторитетной комиссии, состоящей из компетентных специалистов любой национальности, которая обсуждала бы рукописи этой тематики и могла бы обладать правом запрета публикаций, расходящихся с основами ленинской национальной политики".
     Однако, заместитель заведующего отделом пропаганды ЦК КПСС Ю.Скляров, отвечая на письмо академика, использовал заключение, сделанное специалистами из отдела теории нации и национальных отношений Института марксизма-ленинизма (ИМЛ). Согласно этому заключению книга Бегуна вполне вписывалась в русло ленинской национальной политики. Поэтому критические замечания академика Коростовцева были отвергнуты, о чем сам Скляров сообщил ему на беседе в ЦК в январе 1976-го года. Следующая книга Бегуна, называвшаяся «Вторжение без оружия», вышла уже не в Минске, а в Москве, в 1977-ом году. АКСО
     В восьмидесятые годы борьба с сионизмом в Советском Союзе вышла на новый качественный уровень. В 1983 году власти решили создать общественную, «полуеврейскую» по своему кадровому составу, организацию, ведающую антисионизмом как на внутреннем уровне, так и на международной арене. Организации придумали звучное название «Антисионистский комитет советской общественности», сокращенно АКСО. Запоминающаяся аббревиатура, мощная агитационная поддержка и известные фамилии людей, вошедших в руководящий состав комитета сделали свое дело. АКСО развил весьма активную деятельность, разворачивавшуюся на фоне Ливанской войны и напряженного советско-американского противостояния.
     В постановлении Секретариата ЦК КПСС говорилось, что комитет создается согласно предложению Отдела пропаганды ЦК КПСС и КГБ СССР. Советскому фонду мира было поручено обеспечить финансирование работы комитета. Его председателем был утвержден генерал Д.Драгунский, который был широко известен как внутри страны, так и за ее пределами. Драгунский должен был играть роль еврея - антисиониста, пропагандирующего свои взгляды перед евреями Советского Союза и других стран диаспоры.
     Пост первого заместителя председателя комитета занял советский пропагандист еврейского происхождения, своего рода «еврейский антисемит» С.Л.Зивс. Он, по всей видимости, имел больше полномочий при выработке идеологической линии комитета. Во всяком случае, именно подпись Зивса стоит под основополагающими документами АКСО. АКСО с самого начала своего существования был марионеточной организацией. Разработанные им проекты возникали в черновом виде за его пределами, и без участия его руководства. План работы комитета на 1983-84 годы включал международный симпозиум по «актуальным проблемам» антисионизма и агитационные поездки по странам Западной Европы.
     Но, как показывают архивные документы, главной целью активистов АКСО было событие гораздо более серьезного масштаба. С.Зивс сообщал в одном из писем в ЦК КПСС, что в комитете имеются планы по созыву в 1986-ом году Всемирного антисионистского конгресса. Все мероприятия о которых шла речь в плане, представленном на утверждение в ЦК КПСС, должны были служить как раз этой главной для советского руководства цели - проведению широкого форума антиизраильских сил.
     Мы не знаем сейчас, насколько большое значение придавалось в Советском Союзе этой идее вывода антисионистской кампании на более высокий, международный, может быть даже, мировой уровень. В любом случае, речь шла о серьезном изменении ситуации. Если раньше борьба с сионизмом велась внутри Советского Союза, и только ее отдельные отголоски были слышны за границей, то теперь советское руководство было готово скорректировать вектор агитационной активности. 6-го апреля 1984-го года Секретариат ЦК КПСС постановил: "согласиться с планом связей АКСО с организациями капиталистических, социалистических и развивающихся стран на 1984-1985-й годы". То есть, идея проведения всемирного конгресса антисионистских сил не была отвергнута, хотя уже в то время она выглядела достаточно авантюрным предприятием.
     В итоге, ни одно из серьезных мероприятий, указанных в плане работы АКСО на 1984-1986 годы не состоялось. Международная ситуация не благоприятствовала усилению антисионистских тенденций, внутренняя политика советского режима как раз в это время была нестабильной, да и сам кадровый состав АКСО не был слишком харизматичен. Советское руководство само превратило АКСО в мертворожденную организацию.
    
    Сионизм после 1948 года
    
    
     Статья о сионизме будет неполной, если в ней не будет ничего, кроме описания бесконечных антисионистских, а говоря точнее, антисемитских кампаний. Важно знать как само движение вело себя во время вышеописанных событий. Надо признать, что за эти годы сионизм сумел успешно пережить несколько метаморфоз. Первый кризис выпал на годы формирования независимого Государства Израиль. Выполнение программы-минимум сионистского движения, создание еврейского государства на земле предков, требовало структурной перестройки и изменений на концептуальном уровне. И сионистское движение смогло скорректировать свою позицию и существовать дальше. Если до 1948 года главным было добиться признания права на государственность, то после этого необходимо было обеспечить регулярное пополнение еврейского населения страны.
     Любопытная трансформация произошла со Всемирной сионистской организацией (ВСО). Часть своих полномочий ВСО передала правительству Израиля. Еврейское агентство, бывшее исполнительным органом ВСО и предвоенного ишува, стало общественной организацией, занимающейся вопросами репатриации. Увеличилась роль Всемирного еврейского конгресса, появились еврейские организации по имущественным претензиям к Германии, ставшие самостоятельными центрами аккумулирования финансовых средств и соответствующего влияния. Сионистские организации были вынуждены искать новое место в стремительно менявшемся мире еврейской диаспоры. Н.Гольдман, бывший некоторое время одновременно главой как Всемирной Сионистской Организации, так и Всемирного Еврейского Конгресса, предложил новое видение сионизма. По его мнению, сионисты должны были сделать все возможное для предотвращения ассимиляции в диаспоре. Выдвинутый им лозунг «Лицом к диаспоре!» сделал ситуацию внутри сионистского движения еще более туманной.
     Положение прояснилось в семидесятые годы. Начало массового выезда советских евреев в Израиль и политические трудности, сопровождавшие это явление, позволили сионистскому движению обрести «второе дыхание». Советский Союз в итоге дал целое поколение новаторски мыслящих сионистских лидеров и активистов, обогативших израильскую политику, науку и литературу. Особое место в этом списке заняли религиозные сионисты из движения «Маханаим», сумевшие создать оригинальный подход к решению современных религиозно-философских проблем. Этот подход сочетает как традиционные теологические методы, так и знания современных естественных наук.
     В ходе противостояния с советским режимом возникли и окрепли новые сионистские структуры (Национальная конференция в защиту советского еврейства, агентство «Натив») О последнем необходимо сказать отдельно. Бюро по связям с евреями Советского Союза и Восточной Европы («Лишкат –а-Кешер», или «Натив») сочетало в своей деятельности как разведывательно-политические функции, так и воплощение на практике постулатов сионистской идеологии. Многолетний глава этой организации Я.Кедми сказал в одном из интервью, что без его службы не было бы «Большой Алии» конца восьмидесятых годов. Возможно, эти слова были преувеличением. Но, в любом случае «Натив» и «Сохнут» своей беспрерывной работой сделали многое для стимулирования алии.
    
    Несколько слов о постсионизме
    
     В это же время в самом Израиле наблюдался кризис сионистской идеологии. После активизации мирного процесса, Израиль расколотый по линиям «левые-правые», «сефарды-ашкеназы», «евреи-арабы» и «светские- религиозные» мучительно переживал утрату былых позиций и идей. Необходимость поиска новых концептуальных форм остро ощущалась во всех прослойках израильского общества. Ливанская война, мятеж невооруженных арабских подростков («Интифада») и обвинения в повсеместном нарушении прав человека подорвали основы социальной стабильности. «Ливанский» синдром во многом был схож с проявлениями «вьетнамского» и «афганского» синдромов. Но, в двух последних случаях речь шла о кризисе в государствах имевших долгую историю. Израиль был слишком молод для того, чтобы спокойно и уверенно выдержать такие потрясения. На общество неминуемо должна была обрушиться волна мучительной самокритики. И ее первой жертвой, само собой, стала официальная идеология государства. Идеология, построившая это государство практически из ничего.
     Если государство не может справиться с террористами и обеспечить мир с соседями, то в этом виноват сионизм, предложивший построение в Палестине «еврейского государства». Такая постановка вопроса имела довольно весомые обоснования в начале девяностых годов. Ко всему прочему добавился еще и всеобщий крах коммунистической и либеральной идеологий. Весь мир переживал состояние некоего конца эпохи. Ответом на это стало агрессивное наступление глобализации и всплески этнонационализма по всему миру. Морально неокрепший Израиль пошел на поводу у адептов «Нового Ближнего Востока», мифологического региона без границ, войн и конфликтов. Ш.Перес стал одним из главных застрельщиков кампании, направленной против традиционных сионистских ценностей.
     Так на сцене израильской общественной жизни появился постсионизм. Идеология новой эпохи, «Нового Ближнего Востока». В ее центре вовсе не еврейский народ, нуждающийся в борьбе за сохранение своей исторической родины. По мнению идеологов постсионизма, Израиль вовсе не должен быть еврейским государством. Более того, Израиль остро нуждается в возвращении к утопическим идеям времен ишува. Тогда были партии, выступавшие за двунациональное государство, или как говорят сейчас, за «Израиль как государство всех израильтян». И так сложилось, что лозунги левых экстремистов из «а-Шомер а-Цаир» оказались востребованы шестьдесят лет спустя. Многие весьма уважаемые политики стали говорить о необходимости соблюдения прав национального меньшинства, составляющего почти шестую часть населения страны. Никто, правда, не подумал о том, что вышеуказанное меньшинство не считает себя частью этого самого Государства Израиль. Не возник в головах адептов постсионизма и вопрос о том, как должно государство относиться к этническому меньшинству, подрывающему его основы.
     Волна самобичевания охватила, в том числе, и научную общественность. Были созданы новые учебники истории, написанные вопреки традиционной сионистской историографии. К примеру, проблема арабских беженцев стала приобретать в них совершенно непонятные формы. Постсионисты стали утверждать, что сами израильтяне виновны в изгнании большей части палестинских арабов в 1948-49 годах. Они при этом забывали, что арабы ушли совершенно добровольно. И сделав это, они сами отказались от практического осуществления мечты всех постсионистов – построения Израиля не как «еврейского государства», а как «государства всех израильтян».
     Все точки над «I» в этом концептуальном споре сионистов и постсионистов расставила «интифада Аль-Акса». Теперь всем незаангажированным наблюдателям ясно, что в рамках ныне живущих поколений рано говорить о кризисе сионизма и необходимости его замены какой-либо другой идеологией. Заменять пока нечем. Постсионизм со своей задачей не справился, поскольку не сумел обеспечить лояльность арабского населения. Последнее просто не поняло что это такое.
    
    Сионизм в сегодняшнем мире
    
    
     Главным индикатором живучести сионизма продолжает оставаться уровень репатриации. Поэтому интересно проследить возможное развитие этого направления в будущем. Попытаемся рассмотреть ситуацию в каждой из существующих ныне крупных еврейских общин.
    Проблемной по многим параметрам стала в последние годы американская еврейская община. Стремительный рост ассимиляции, наличие большого количества реформистских и консервативных общин и высокия уровень материального благополучия не способствуют популярности сионистских идей. Однако, внутри пока еще гигантской американской общины происходят разновекторные течения. Каждый год некоторое, хотя и незначительное количество репатриантов, в основном религиозных сионистов, приезжает в Израиль именно из Америки.
     Думается, вскоре значительная часть американской общины встанет перед непростым выбором. Позиция «двойной лояльности» характерная для времен «холодной войны», когда можно было быть патриотом Америки и Израиля одновременно, постепенно уходит в прошлое. Америка все чаще склоняется к изменению своего ближневосточного курса. Американским евреям в случае, если Израиль потеряет поддержку Америки, придется выбирать с кем идти дальше.
     В сегодняшней Европе крупнейшая еврейская община проживает во Франции. Здесь есть небольшой потенциал для дальнейшей алии. В стране сильны антиизраильские настроения. Нет условий для быстрой ассимиляции, поскольку французы всегда четко отличали представителей титульной нации от всех прочих «инородцев». Кроме того, в стране стремительно увеличивается процент мусульманского, чаще всего арабского, населения.
     Наиболее значительный прорыв в сфере репатриации наблюдается сейчас в Латинской Америке. Прошлогодние события в Аргентине стали классическим примером поведения еврейской диаспорной общины в условиях тотального кризиса в государстве и обществе. До наступления экономического краха аргентинские евреи мало помышляли о выезде из страны. Все полностью изменилось в течение нескольких недель. Есть мнение, что аналогичным образом в случае социально-экономических катаклизмов могут поступить евреи из стран СНГ.
    
    Сионизм и страны СНГ
    
     Еврейство Восточной Европы, давшее не одно поколение носителей сионистских идей, может еще и сегодня сыграть свою роль на этом поприще. В первом номере журнала «Евреи Евразии» была помещена статья И.Зисельса, в которой приводятся данные о количестве репатриантов из Украины за последние 12 лет. За это время около 300 тысяч евреев перебралось из Украины в Израиль. Если оценивать весь бывший СССР, то данное число приближается к 900 тысячам. Хотя темпы алии замедлились, говорить о ее прекращении пока преждевременно. По Украине численность общины составляет, по разным оценкам, от 150 до 300 тысяч человек. В то же время, если говорить о Москве и Петербурге, то при сохранении существующего в Израиле Закона о возвращении, эти два города могут дать около миллиона потенциальных репатриантов.
     Даже если алия будет оставаться на прежнем невысоком уровне, общины стран СНГ все равно могут внести свой вклад в развитие сионизма. И здесь можно вернуться к словам Н.Гольдмана :«Лицом к диаспоре!». В бывшем СССР проблема двойной лояльности не стоит пока слишком остро. Человек, проживающий в Киеве, Петербурге, Минске или Кишиневе одновременно может быть сознательным гражданином своей страны и патриотом Израиля. В сегодняшних условиях это ни у кого не вызовет осуждения. Для общин стран СНГ важно, завершив свое внутреннее строительство, приступить к выработке четкой позиции на международном уровне. Надо понимать, что делу сионизма можно помогать не только организовывая алию. Диаспора тоже может быть сионистской. Вопрос только в том, что это означает на практике.
    Наши общины могут обеспечить косвенную поддержку сионизму и Израилю по следующим направлениям: формирование позитивного образа Израиля внутри страны, аналогичные действия за рубежами СНГ и ориентация общин на постоянную поддержку Израиля.
     Последнее может стать самостоятельным вкладом украинского или российского еврейства в новейшую историю сионизма. Это особенно важно в условиях когда Израиль проигрывает информационные войны по всему миру, а количество арабских общин в крупнейших городах планеты постоянно растет. Сильная община, влияющая на ближневосточную политику своего правительства – это не утопия, а вполне достижимая реальность.
     Понимание Израиля не просто как абстрактной исторической родины, но как действующего центра национальной жизни может стать цементирующим элементом в жизни общины. К сожалению, даже после прошедших за последние 10 лет изменений, религия уже не может сыграть консолидирующую роль. Если же исключить иудаизм, то возникнет вопрос о том, что считать символом национальной идентичности. Неуловимое на уровне точных цифр и неподдающееся контролю понятие «еврейского самосознания» не может быть надежным гарантом дальнейшего существования общины. В то же время ориентация на Израиль может наполнить абстрактное «еврейское самосознание» новым смыслом.
    
    Как бороться с антисионизмом – антисемитизмом?
    
    
     В завершение статьи необходимо вернуться к проблеме противостояния тем потокам клеветы, которые обрушиваются на еврейский народ в целом, и на сионизм в частности. Финансируемая арабскими нефтяными монархиями новая антисионистская кампания достигла недавно и украинской земли. Снова на нас посыпались волны средневековых обвинений в преступлениях, которые никто не совершал. Поэтому необходимо выработать ряд мер, предупреждающих подобные всплески лжи. Нам не нужны спорадические акции, доводящие ситуацию до полного абсурда и ставящие еврейскую сторону в положение постоянно оправдывающейся и ведущей дискуссию с теми, кто вряд ли этого заслуживает. Бороться с антисионизмом нужно целенаправленно, в то же время избегая при этом навязывания данной темы обществу, уставшему от бесконечной темы «еврейских страданий».
     В таком случае спонтанная и насыщенная эмоциональными тонами реакция на появление очередной антисемитской публикации может принести только вред. Вместо этого нужно просто и последовательно давать объективную картину событий, лишенную спекулятивных искажений. Попытаемся привести пример такой контрпропаганды и для этого воспользуемся наиболее распространенными антисионистскими штампами (последние выделены курсивом):
    1. Сионизм является националистическим движением. Допустим, что это так, но что в этом угрожающего для других народов? Сионизм в такой же мере претендует на любовь к земле Израиля, в какой украинский национализм воспевает Украину.
    2. Сионизм – это шовинистическое движение. С этим трудно согласиться, поскольку шовинизм предусматривает пренебрежительное отношение к другим народам, чего нельзя сказать о сионизме, призывавшем всего лишь к переселению на историческую родину. Никто из основоположников сионизма не был замечен в расистских высказываниях.
    3. Сионизм претендует на мировое господство. Вряд ли можно серьезно к этому отнестись, поскольку у авторов данного тезиса, как правило, никогда не находится убедительных аргументов в пользу своей версии. В претензиях на мировое господство можно заподозрить кого угодно, кроме маленького Израиля не способного пока что решить проблемы регионального уровня. В то же время апологеты исламского фундаментализма неоднократно призывали к глобальной войне против западной цивилизации.
    4. Сионизм всегда был милитаристским и агрессивным движением. Вопреки распространенному заблуждению, идеологи сионизма никогда не призывали к проведению завоевательных войн. Сионистское движение было готово идти на постоянные территориальные компромиссы, следствием чего стала резолюция Генеральной ассамблеи ООН о разделе британской подмандатной территории Палестины. В основном, войны Израиля носили оборонительный характер. Если же Израиль наносил удар первым, то было вызвано террористическими действиями соседних стран.
     5. Сионисты захватили власть в США, Канаде и Великобритании. Они развалили СССР. Трудно возражать на подобные шизофренические тезисы. Чтобы оценить степень еврейского влияния в тех же США, нужно просто посмотреть на ближневосточный курс этой страны. Курс далеко не всегда произраильский, а в последнее время откровенно антиизраильский. Если же говорить о распаде СССР, то здесь главную роль сыграли не мифические происки сионистов, а близорукие действия кремлевского режима.
    
    *********************************************************************
    
    
     Сионизм далек от своего ухода с общественной сцены. Его возможности еще не исчерпаны, а идеи будут по-прежнему востребованы. Еврейские общины Евразии могут сыграть свою самобытную роль в развитии этого движения. Здесь есть место как для поступательного продолжения алии, так и для построения отношений по горизонтали «сильный Израиль - сильная диаспора». В последнем случае общины Евразии должны стать источником внешней поддержки для оказавшегося в трудной социально-политической ситуации еврейского государства.
    


   


    
         
___Реклама___