©"Заметки по еврейской истории"
февраль  2011 года

Михаил Чабан

Идиш в Одессе – 2

И што я с этого буду иметь?!

(продолжение. Начало в №1/2011)

 

Оглавление

А макэ

Бикицер

Гешефт

Гурништ

Парнусы

Холоймыс

Цурис

А макэ

С маком и изделиями из него это слово ничего общего не имеет. Хотя, если сильно задуматься, то можно и найти. Только не перетрудитесь. «А макэ», или как это просто произносили непросвещенные одесситы – «амаки» – это болячки, беды, невзгоды. И тут сразу же возникает законный и насущный вопрос по существу – а какая разница или две между цурисами и амаками. Что почем и что лучше и что дешевле? И где дают?!

Если смотреть сверху, то цурис более подходит для неприятностей морально экономического плана, а амаки – для телесных болячек. Но никто и никому не может запретить красиво жить и думать так, как он считает себе нужным. Поэтому, снизу, от народа рассуждая, хрен редьки не слаще. И цурисы, и амаки лучше не иметь, пусть лучше наши враги их имеют. Мы им отдаем свои за бесплатно. А чужие нам совсем не нужны, спасибо, как-нибудь обойдемся!

Если верить в Бога или, на худой или толстый конец, в коммунистическую партию, то амаки и цурисы – это то, что ждет тех, кто не слушается папу-маму и советское правительство. Причем и на этом, и на том свете. И тут вопрос – а что тогда делать тем, кто не верит ни в то, ни у другое, ни в третье. Лично у меня ответа нет. Оставляю вас наедине с самими собой. Но, не переживайте, амаки и цурисы все равно никуда не денутся.

Бикицер

Что такое «бикицер» в Одессе никому объяснять не надо было. И так понятно «без слов». Если перевести «бикицер» на язык Шекспира, то это будет вторая половина знаменитой фразы И. Смоктуновского “To be, or not to be”. И произносилось это уже не в виде вопроса, а как окончательный приговор. Бикицер означает – прекрати, перестань, хватит, кончай, короче. Бикицер, и все, делов не будет! Not to be! Отвали!

Тем самым вас как бы уведомляли о прекращении всяких дальнейших дипломатических отношений. Возможно, оппонента не устраивали предлагаемые вами условия, или, что чаще, У него уже не было никаких силов выносить ваших аргументов без фактов и вы ему просто смертельно надоели. И он уже хотел только одного – вашего отсутствия на месте присутствия. Все, бикицер, сделай так, чтобы тебя искали!

За ради справедливости следует признать, что «бикицер» мог быть и несколько помягче, содержав частично вопрос. Вам уже изложили все условия и выслушали ваши возражения и перед вами ставили окончательный вопрос. Бикицер – больше уже базарить нечего, выбирайте – или – или. Так вам могли сказать на Привозе, потратив полчаса на живое обсуждения специфики нашей жизни, международного положения и заодно выторговывая цену. Бикицер – так вы берете или нет!

В Одессе еще говорили – это будем делать по системе бикицер. Если это собирались делать для вас, лично, ну, например, ремонт вашей квартиры, то на ихний бикицер надо было сразу же сверху накласть свой бикицер. Вам этих удовольствий надо – косо-криво, лишь бы живо. Совсем не исключается, что вашей квартире после этого ремонта пришел бы бикицер.

Как видите, бикицер мог быть и предметом, и действием, и началом, и концом, существовать как в материи, так и в бытии, не говоря уже о сознании, применяться в прямом и переносном смысле. Он приходил и уходил, как будто имел ноги. И все в мире имело свой бикицер, логический или нет.

Гешефт

Если по-простому, то гешефт – это сделка. А если посложней, то это сделка с подоплекой, не просто с прибылью, а, возможно, с обманом и, естественно, в обход закона и порядка. После хорошего гешефта принято было довольно потирать руки. Но уже, естественно, в отсутствии другой стороны. Вообще раньше такого понятия как «сделка» не существовало. Вы ж не забудьте! Это же был социализм! А какие могли быть сделки при социализме?! Только гешефты! Гешефт это была обязательно выгодная сделка, иначе это не гешефт. Но если кому-то выгодно, значит кому-то – нет.

Вот я вас и спрашиваю, как вы могли делать гешефт при советской власти?! Любая инициатива, тем более частная, была сильно и больно наказуема. Я уже не говорю, не дай Бог, о создании собственного производства! Производство могло быть только социалистическим, с планами, выпуском никому не нужного товара, соцсоревнованием, повышенными обязательствами, партийной и профсоюзной организациями и низкими зарплатами, ни в коем случае и не дай Бог, заинтересующими работников в хорошей работе.

И вот куда вы здесь всунете свой гешефт, тем более частный бизнес?! И что Вы можете сделать против политики партии и правительства с ихними «компетентными органами» с длинными руками, постоянно моющими друг друга и никак не могущими отмыться. Поэтому гешефт мог быть только мелким. Маленький гешефт, чтобы немного заработать и во время смыться.

Что-то такое небольшое – отремонтировать утюг или туфли, пошить платье или пальто, сделать аборт на дому, вырвать-вставить зуб. Сделал и спрятался, сиди и дрожи пока сосед не донесет от зависти или по злобе. А что! У нас все равны, чем я хуже его, и почему один должен жить лучше другого?! Социализм – это же равенство всех людей, независимо от пола (не считая женщин), национальности (не считая евреев) и чего-то там еще, уже не помню, но тоже, не считая евреев.

Делать гешефты при социализме и быть на свободе – надо было иметь хорошую еврейскую голову и нееврейское счастье. В те годы сажали регулярно и всех по очереди, у них же тоже были планы и встречные соц. обязательства: директоров магазинов, ювелиров, врачей и необязательно врагов, но и друзей народа – мясников, сапожников, парикмахеров.

И вот, скажите, как при всем при этом делать гешефты. Но, вы видели, как трава пробивается через асфальт? А люди – всегда люди и они ухитрялись, изворачивались. На тогдашнюю зарплату можно было только плакаться. Что-то надо было придумывать. И люди придумывали маленькие гешефты и это нормальное слово таким образом имело несколько незаконный оттенок. Раз гешефт, значит оглядывайся по сторонам.

И вот как только «оковы вечные спали» народ сразу же поднялся и гешефты стали законными и крупными. А многие поехали делать гешефты по «за рубежам» и сильно в этом преуспели. Быстро появились «новые русские», большинство из них – евреи. Гешефт вырвался на свободу.

Гурништ

Когда говорили «гурништ», то это значило полное отсутствие присутствия чего-то нужного, например, денег. Если в ответ на вопрос: «А что ты имеешь с этого дела?» следовало коротко и однозначно: «Гурништ!», то это и значило отсутствие прибыли и бесполезные хлопоты. Меньше, чем гурништ уже нельзя было иметь, хотя философски рассуждая, там за этим горизонтом гурништа еще были цурисы и амаки – наши достижения с отрицательным знаком.

Так что в шкале материальных ценностей гурништ стоит посредине, как ноль среди положительных и отрицательных чисел. Гурништ – это все равно, что ничего, но «по-еврейски». Вместо того чтобы сказать, что у вас нет ничего, вы говорили, что у вас есть гурништ. В итоге получалось, что вы все-таки владелец, но гурништа.

И вот после того, как мы просклоняли гурништ по падежам, выясним его философско-общественный смысл. Напомню, что одни известный математик сказал, что ноль богаче всех остальных чисел вместе взятых. Он, конечно, имел в виду математический смысл. Но ведь, как ни странно, математика самая жизненная наука, «королева и служанка» других наук.

А что мы с вами всегда имели кроме гурништа?! Квартира была не наша, а государственная, кое-какая просиженная мебелишка, тряпки, зад прикрыть, закопченные кастрюли-сковородки – чего сварить-пожарить. Что еще? Ах, да, забыл – портреты членов политбюро. «Пролетариату нечего терять, кроме своих цепей, а приобретёт он весь мир!» Кто-то на этом деле действительно кое-чего «наприобретал», а вот пролетариат приобрел гурништ. Так и все пламенные лозунги стоили голый гурништ.

Парнусы

«Парнусы» – это на идише что-то вроде прибыли, дохода. Откровенно и философски говоря, человек должен иметь со своей деятельности какие-нибудь «парнусы». С навара от яиц, как в известном «еврейском» анекдоте, не проживешь. Если не знаете анекдот, я вам потом расскажу. Только напомните! Обычно при встрече со знакомыми в Одессе спрашивали: «Ну, как «парнусы?» Причем здесь был акцент, оттенок, возможно даже еврейско-одесский.

«Парнусы» не имели смысла зарплаты по месту официальной работы. Это были дополнительные, будем мягко говорить, неофициальные, доходы. Такие тоже были широко распространены в Одессе, не смотря на «очередные успехи советской власти» (заметим в скобках, что по злому умыслу автора первоисточник здесь цитируется неверно, по-ихнему следует читать: «очередные задачи советской власти», хотя по логике, тоже ихней, там, где есть «задачи», там непременно должны быть и «успехи»). А куда они со своими успехами приехали, мы уже знаем.

На прямо в лоб поставленный вопрос о «парнусах» в Одессе принято было также прямо жаловаться на жизнь. Чем больше и более жалостливей – тем лучше. Мол, о каких «парнусах» идет речь?! Это уже не парнусы, а одни цурисы. Хотя никто вам все равно не верил, но роль надо было играть. Только самый большой дурак мог рассказывать о своих скрытых и высоких доходах. «Парнусы» – дело строго интимное и поэтому секретное. Враг не дремлет! А друг тем более!

А жизнь в Одессе била ключом. Люди «крутились», где-то что-то постоянно подрабатывали, «доставали». «Выносили» с заводов и фабрик, оказывали ремонтные и врачебные услуги и многое-многое другое. Были неофициальные (подпольные) сапожники, модистки, парикмахеры, зубные врачи, гинекологи по запрещенным тогда абортам, продавцы всего чего угодно «вынесенного» или «доставаемого». Тогда даже принято было говорить не купить, а «достать».

Естественно, тех, кто мог «достать» что-то «дефицитное» (тут никак не могу удержаться от вставки зловредного замечания: «а дефицитным было все»), высоко ценили в тогдашнем обществе. Гораздо выше, чем простого инженера, тем более, интеллигента, не дай Бог, гуманитария. Интеллигент – это только звучит гордо, но в реальной жизни ничего не стоит. Здесь и далее «доставалы» имеются в виду в хорошем смысле. А кто не знает что такое хорошо и что такое плохо, читайте одноименную поэму «горлана-главаря». С «доставалами» старались завязать знакомства, выдать дочь замуж. А как же, он же может все достать! И с восторгом: «А вы знаете, какие у него «парнусы»?!? Правда, потом с ним спать было страшно. Но не потому что вы подумали. Просто ночью могли «прийти». Те или эти! За его парнусами!

Холоймыс

Когда мы говорим «холоймыс», мы подразумеваем нашу жизнь, когда мы говорим о нашей жизни – мы подразумевали холоймыс. Потому что в те советские времена холоймыс и наша жизнь были близнецы-братья. Как вы уже догадались, если раньше не знали – холоймыс означает что-то вроде бесполезного занятия, чепухи, пустышки, напрасной траты времени и усилий, участие в бесполезном и безнадежном деле, из которого ничего выйдет. Холоймыс – это все равно, что ничего. Если Вам делали явно невыгодное предложение, из которого, без микроскопа видно, что никакого толку не будет, то вы давали всему этому простую оценку – «холоймыс» и соответственно отказывались в нем участвовать. Что я с этого буду иметь? Холоймыс (ничего)?! Или еще хуже – цурес (неприятности). Если заниматься чепухой, то и в результате получишь холоймыс – ту же чепуху. Из холоймыса не может выйти ничего хорошего, кроме холоймыса. Холоймыс рождает холоймыс. Так, я вас спрашиваю, это разве не наша жизнь «там» и в «те времена»?!

В Одессе слово «холоймыс» применялось, как в устном народном творчестве, так и в повседневной экономической практике. Что вы хотите, если вся страна была построена на холоймысе. Все выполняли и перевыполняли планы, принимали повышенные социалистические обязательства, производили никому не нужную продукцию, а в итоге получали холоймыс. Сколько не работай – все равно не заработаешь. То ли снизят расценки, то ли повысят норму выработки, а в итоге в кассе получишь тот же холоймыс. А зачем тогда рваться?! «Они» делают вид, что нам платят, а мы делаем вид, что работаем! Страна дураков и холоймыса. Ты работай, дурачок, мы дадим тебе значок. А что толку с того значка – холоймыс на босу ногу.

Если вас спрашивали при выходе из магазина: «А что они там дают?» с намерением занимать или не занимать очередь. То вы отвечали: «А, холоймыс!» и люди понимали, что нечего зря тратить время. Или на вопрос: «Как дела на работе?» вы тоже могли ответить: «Холоймыс!», что означало, что никаких делов, как и ничего хорошего там нет.

В условиях как бы развитого как бы социалистического и как бы общества, которое в те не славные времена господствовало на широких просторах нашей родины, для холоймыса было широкое поле деятельности. В принципе все было «холоймыс» – пустые хлопоты. Что мы все имели от всего этого?! Ничего!! То есть вышеупомянутый холоймыс. Страна всеобщего победившего холоймыса! Поэтому она и развалилась.

Цурис

Цурис или цурес – это парнусы наоборот. И они друг без друга ну прямо жить не могут. Вот такая у них любовь! Если у вас есть парнусы, так ждите цурисов. Чем больше у вас парнусы, тем больше будут цурисы. В нашей жизни мы имеем себе не только постоянные успехи и достижения, как в соц. соревновании. Бывают, и довольно часто, обыкновенные жизненные трудности, неудачи, болезни, в конце концов стихийные и не стихийные бедствия. В Одессе все эти неприятности назывались одним простым «еврейским» словом – цурис. В некоторых источниках высоко-иврито-знающие люди пишут «цорес». Но в самой Одессе я, лично, слышал всегда и везде только одних «цурисов». Кстати, можете склонять или не склонять «цурес» по падежам, родам и числам, их от этого меньше не становится.

Это слово было прямым и непосредственным заимствованием из идиша. Причем, без всякой компенсации. Но, правда, никто и не протестовал и не настаивал на соблюдении авторского права. Что, нам жалко, берите себе наши цурис! Для хороших людей ничего не жалко!

Вообще-то слово «цурис» большей частью применялось при «задушевных» беседах. Вот, к примеру, встретились в Одессе две знакомые и начинают делиться своими новостями и, естественно, «цурисами». Что в остальной России называлось – поплакаться в жилетку. От этого становится легче, как ни странно. Не было принято рапортовать о трудовых достижениях – еще будут завидовать. Да и могли потом прийти «незваные гости» с требованием тоже поделиться, то ли бандиты, то ли милиция, причем, что интересно, в тот же самый день. Вот за цурисами они почему-то не приходили. Ни те, ни другие!

Но при плаче в жилетку не надо было перегибать палку цурисов. Порассуждаем логически. От кого все Ваши цурисы зависели?! Не от соседа же! И не от тети Фроси, что напротив!.. Ага, уже догадались! Если Вы там слишком много нажаловались своей «лучшей подруге», то к Вам могли опять «прийти», но уже не бандито-милиция. А даже страшно произнести кто... И вот тогда Ваши цурисы становились антисоветской пропагандой. У них же там тоже были планы и соцсоревнование и премии за выполнение и перевыполнение. И свои внутренние цурисы! Не считая того, что они сами и были самыми крупными специалистами по цурисам. Они с ними были близнецами, братьями. И не дай Бог, вы бы где-то сказали: «Им бы наших цурис!» Они мгновенно понимали, кто такие «им» и также мгновенно приходили «в гости». Вам эти цурис надо?!

(продолжение следует)


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 9549




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer2/Chaban1.php - to PDF file

Комментарии:

василпий лазарев
россия - at 2013-10-27 01:02:12 EDT
спасибо за науку
Михаил Чабан (автор)
Торонто, Онтарио, Канада - at 2011-03-03 08:15:07 EDT
Иврит в Одессе
03.03.2011
Ответы автора
Уважаемый "С-тарой-одессит"
Я уже устал отвечать на Ваше искажение моей фамилии. Обратите внимание, там же есть мое фото! Посмотрите внимательно! Разве я похож на "Чебана"?! Я понимаю Ваше рвение, мы оба с Вами хулиганы. Естественно, в хорошем смысле этого слова. Вот, кстати, я сейчас, в итоге, как раз и понял, что Вы, лично, вообще, не с Одессы. А с Лимана! И нечего себе присваивать эту почетную кличку "старый одессит". Правильной кликухой будет "Старый Лимон". Вы там на Лимане, все были "слегка" непонятливо-упертые и приходилось несколько раз ехать кучей и объяснять Вам, что Одесса - это Одесса, а Лиман - это Лиман. Но Вы, судя по Вашим словам, так этого до сих пор и не поняли. Так что будете на своем Лимане, передавайте привет Жоре-копыту, Сеньке-млявому и Коляну-сопатому. Сейчас Вы мне скажите, что Вы их не знаете и даже по фене не ботаете. И еще Вы захочете, чтобы я Вам поверил! Азохин вэй! Ну. а все остатальное, что Вы написали, я, так и быть, приемлю.

Уважаемый Марк, друг мой!
Я конечно могу покопаться в интернете и с сайтами на руках доказать обратное противоположному, чтобы сделать Вам шах и мат. Но в своих "творениях" я больше ориентируюсь не на всемирную сеть и где, кто, когда и что сказал, а на собственную память и ощущения, данные нам в чувствах (не учитывая склероза, естественно). А как я помню (не исключаю, что другие помнят другое), в Одессе в те послевоенные времена многие говорили на "еврейском" языке. И это было его название. Вас могли так просто и спросить: "Так Вы говорите по-еврейски или как?" Причем "чистого", книжного еврейского мало кто знал. Все говорили как могли. У кого был насморк, а у кого еще не удалили гланды, а кто вообще с детства шепелявил. Так они и говорили, розмовляли, гуторили и спикали. В еврейской речи в нужном месте, если не хватало экспрессии, часто использовались русские и украинские слова и выражения. И не только те, о которых Вы сейчас подумали. И, тем не менее, все это вместе называлось еврейским языком. Такого слова как иврит я тогда даже не знал. Только значительно позже я узнал, что это был иврит, хотя я до сих пор и не уверен. И только сильно потом (недостаток воспитания) выяснилось, что оказывается есть два "еврейских" языка. И я думаю, что приблизительно такой же багаж знаний был у всех или почти у всех моих единоверцев по возрасту. Я конечно могу написать занудливый академический трактат на эту же тему. И я это делаю в других и некоторых случаях. Но здесь мне захотелось написать как я помню и понимаю этих дел. Так почему же Вы мне запрещаете?! Марк, не нервирувай меня!

Старый одессит
Одесса, Украина - at 2011-02-16 14:41:41 EDT
Уважаемый М. Чебан! Рад снова встретиться с Вами здесь!

Благодаря Вам я вспоминаю то, что, казалось, уже не вспомнится! Например после "а мак" и "цурес" я вспомнил "близко прилегающее" к ним по смыслу слово "ангезинкет". Это, как бы капитально заболеть. Тоже часто использовалось в "пожеланиях". Особенно вождям...
Ихиэль Аркадиевич Усаковский про Механический завод, что находился на Прохоровской, вспоминал, что до этого он носил название "Красный Профинтерн". До этого названия там изготавливали детские причиндалы, а потом перешли на изготовление кроватей. Всвязи с этим было такое пожелание:

- Завод "Красный Профинтерн" - ангезинкет зол ди верн!
Замисть соскес для детей махст кровати для бл...й!

Насчет "а мак" - в парке Ильича слышал такое в то время:

В парке культуры и отдыха имени Ильича, на аллее между кинолекторием и каруселью сидит пожилая пара. Мимо них проходит какой-то человек в тенниске и парусиновых туфлях, начищенных зубным порошком.
- Шуля, гиб а кик аф им! От гейт а швыцер! – говорит жена. Муж отвечает – Нэйн, эр из а бандит, а антисемит, а красноармэец! Мыстом а культмассовы работник, а мак им афын пуным!

И в дополнение на это слово - одесское пожелание нехорошему человеку:
«И шёбы я видел тебя на костылях, а ты меня на один глаз»,«ун тузынт макес» в придачу тебе у пазуху!».
Да, тяжелые слова!

Слово "бекицер". Тоже вспомнил ужасную историю, которую поведал мне Александр Ефремович Мочман. Это история из жизни синагоги одесских биндюжников.
В синагоге биндюжников умер староста (а габе). Новый староста первый раз обращается с речью о состоянии дел к общине:
- Бекицер, идн, эрцах цу! Дер олтер габе из гешторбен – мать его …! Ун их бин аер ноер габе – мать вашу…!
Ин шиль ниту кын штыкель олц, а х… печку не растопишь! А фис ин кейвер зайнем элтерн, ин кассе об ныт жоден грош!
Ди тойре от а шреклих вид, ныту бумагэ афын ксивэс. Вен ныт цыбринген завтра жэ, зол шрайбен ксывес афн тухэс!
Дер сойфер от цвей линкер ент, ун цы мезузим клейпт ды макес. Дер хозн ойсгешпайт ды цейн. Мыстом эр довент мыды тухэс! (и так еще долго можно продолжать)
Бекицер идн, гиб зах гелт ун гейт к е…не мать отсюдэ!
Ну вот, що маю, то везу. Дальше идут приятные слова парнусэ и халоймэс, но о них чуть позже...
Спасибо Вам!

Виктор Гуревич
- at 2011-02-13 08:17:16 EDT
Марк Фукс
Израиль - Sunday, February 13, 2011 at 04:57:11 (EST)
…Слово «хазария» - на иврите "כוזריה", «хазары», соответственно - "כוזרים" («Кузария», «кузарим» - мнж.).
… это уже дело и забота специалистов по русскому.
-----------------------------------------
Спасибо.
Раз уж зашел разговор о русском, отметим, что древнерусское «кузарин», от которого, как утверждает Б.-О. Унбегаун, происходит русская фамилия Казаринов – явно из того же источника.

Марк Фукс
Израиль - at 2011-02-13 04:57:13 EDT
Виктору Гуревичу – Марк Фукс
-----------------------------------------
Слово «хазария» - на иврите "כוזריה", «хазары», соответственно - "כוזרים" («Кузария», «кузарим» - мнж.).
Слово «свинья» - на иврите "חזיר" «хазир», «хазирим» (мнж.)
Как видите, ничего общего, кроме похожего звучания на русском, но это уже дело и забота специалистов по русскому.
Всего.
М.Ф.

Виктор Гуревич
Россия - at 2011-02-12 15:45:20 EDT
С большим интересом прочитал две (надеюсь, не последние) части Вашего языковедческого труда. Будь это в моей власти, присвоил бы Вам за него звание заслуженного любителя еврейской старины.
Мой личный, непродолжительный, одесский стаж был прерван войной, но все же несколько слов на идиш я с детства запомнил, как раз те, о которых вы пишете: мишигене, шлимазл, бекицер. Или вот «фриш, гезунд унд мишиген» и «вус хейс?» – это уже любимые присказки моей мамы. Если транскрипция неточная, не взыщите.
Поверите ли, но уже много лет меня интересует вопрос: слово «а хАзар», слышанное когда-то в Одессе, имеет ли какое-то отношение к хазАрам?
Желаю успехов, В.Г.
P.S. Этимологический комментарий М. Фукса – хороший довесок к Вашей работе.
P.P.S. В Ленинграде последний раз я слышал разговор пожилой пары на идиш где-то в середине 70-х годов

Григорий Лисогорский
Гедера, Израиль - at 2011-02-12 03:46:16 EDT
Уважаемый г.М.Ч.

Уточнение : шейгец или шкуцим во мн., это в прямом смысле было мальчик не еврей : шо ты сидишь на столе как шейгец . Так же как и шиксэ , происходит от ивритского слова шикуц что означает что-то отвратительное , гадкое .

Добавление : Как подкрепление к выражению гурништ добавлялось а-файг - фига в смысле дуля. Шо ви с этого имели ? Гурништ мит гурништ , а-файг.

Марк Фукс
Израиль - at 2011-02-12 00:24:00 EDT
Рад новой встрече с идишем и господином Чабаном.
Из семи живо и с юмором разобранных и проиллюстрированных примеров, пять принадлежат ивриту.
Для тех, которым идиш пока еще понятней иврита постараюсь пояснить, скажем, корни возникших понятий и слов.
Мой предыдущий опыт общения с автором позволяет надеяться на то, что он благосклонно отнесется к этому.
«Мака» (макот – множ.число) – удар.
«Бекицур» (бикицер) – вкратце, короче, сокращенно. Короткое замыкание – кецер хашмали.
«Парнаса» (парнусы) – заработок. Не путать с «зарплатой» - маскорет и «доходом» - ревах.
«Холомот» (холоймес) – сны, мечты.
Ну, и, наконец,
«Царот» (множ. число, цара – ед. число) (цурис) – беды, несчастья.

Маленький анекдот-иллюстрация.

«Очередь за туалетной бумагой в середине семидесятых.
Подошедший спрашивает у стоящего:
- Что дают!?
- Цурыс…
Не поняв юмора,
- Вифл ин ди хенд? (Сколько в одни руки?).
- Вифл ди вист… (Сколько пожелаешь…)

С добрыми пожеланиями,
Марк Фукс

Борис Э.Альтшулер
Берлин, - at 2011-02-11 18:53:33 EDT
Продолжение предыдущей статьи об "идиш" в Одессе, который-то при советской власти и языком идиш быть перестал, а стал одесской феней для безграмотных евреев. В этой связи достаточно только упомянуть "мансы", с которыми за бугор приехали многие украинские евреи. Когда-то, во времена расцвета, они ещё были "майсами" (от ивритского маасиёт).

Но написано по-одесски весело, нахально и читается хорошо.