©"Заметки по еврейской истории"
сентябрь  2010 года

Дмитрий Хмельницкий

Сталинский расизм

По мотивам «снобовских» дискуссий

Писаная история сталинской государственности представляет собой странное и, строго говоря, неадекватное зрелище. Она изучена локальными и малосвязанными между собой кусками. Часто эти куски друг другу решительно противоречат.

Понятно, если бы в таком состоянии находилась история какой-нибудь древней цивилизации, не оставившей после себя достаточно письменных источников. В данном случае можно предположить, что дело не столько в нехватке информации, сколько в органических недостатках самой системы изучения этого куска истории. Что-то не то с методологией.

Лучше всего изучена тема «сталинские репрессии». Усилиями множества людей, в большинстве своем энтузиастов, а не представителей академического истеблишмента, и с помощью не столько российских, сколько зарубежных средств, создано связное представление о создании и способах функционирования системы концентрационных лагерей и о других вариантах массовых репрессий.

Вышли отдельные исследования об экономике, снабжении населения, культурной жизни (литературе, музыке, кино, архитектуре и т. д.), системе цензуры, внешней политике, структуре политической власти.

Эти работы, при всей их ценности, часто не связаны между собой и не ставят задачу дать обобщенное и более или менее исчерпывающее представление о теме исследования.

Яркое исключение из этого правила – книга американского историка Энн Эпплбаум «Гулаг. Паутина большого террора», вышедшая по-русски в 2006 г.

Но она же и подтверждение вышесказанного. Автор очень четко указывает на нехватку материала и источников, неизученность множества аспектов темы, оставляет открытыми все вопросы, которые невозможно решить, исходя из имеющейся в распоряжении исследователей документальной базы. Собственно говоря, остается открытым самый главный вопрос – с какой целью Сталин создал под видом правоохранительной – псевдоюридическую, чисто мистификационную систему заполнения концлагерей бесплатной рабочей силой.

Энн Эпплбаум полагает, на мой взгляд, совершенно справедливо, что смысл в этой системе был в первую очередь экономический, но согласия среди исследователей на этот счет нет.

Ответ на этот вопрос предполагает серьезное и глубокое изучение целей и методов индустриализации и военного планирования 20-30-х годов. По поводу того, что сталинская экономика обслуживала в первую (если не в единственную) очередь военные планы Сталина, особых разногласий нет. Но нет и единства во мнениях относительно того, что собой представляли эти планы и каковы были их цели. А без ответа на этот вопрос вся конструкция зависает в воздухе.

Если по ключевым моментам советской истории нет согласия в академической среде, то можно себе представить что творится в массовом сознании, когда каждый выбирает себе из неорганизованной груды информации ее осколки в тех видах и формах, которые представляются особенно удобными и укладываются в привычную, практически всегда ущербную, личную концепцию истории.

Особенно ясно это видно по постоянно вспыхивающим в русском интернете спорах о том, кто хуже – Сталин или Гитлер. Иногда вопрос звучит иначе – «Что хуже – сталинизм или нацизм». Причем сравниваются, как правило, не стоящие за этими терминами государственные системы, а только самые известные преступления обоих режимов.

Как правило, впрочем, дело не доходит даже до сравнения преступлений. Спор начинает вращаться вокруг того, позволительно ли вообще такое сравнение с моральной точки зрения.

Общепринятая точка зрения выглядит так «Как можно сравнивать? Ведь нацизм – абсолютное зло, а советская власть – относительное». Гитлеровский режим заведомо хуже сталинского, и сомневаться в этом, по мнению очень многих – кощунство. Чрезвычайно трудно, практически невозможно, перевести при этом разговор на действительное сравнение двух режимов по каким бы то ни было осмысленным критериям.

К тому же и общеизвестного и общедоступного материала для сравнения нет. Реальное представление о том, как был устроен нацистский режим, в русско-советском обществе отсутствует (несмотря на то, что на Западе, в Германии в первую очередь, он отлично изучен). Вместо этого существует некая неаргументированная убежденность, что у немцев было «как у нас, только хуже». Хотя было сильно по-другому.

Сравнивать остается то, что общеизвестно о репрессиях в обоих государствах. То, что на слуху. А на слуху – довольно мало и неточно.

Сопоставляется парадоксальным образом только нацистский геноцид «еврейской расы», осуществлявшийся в основном в последние три года существования режима, с неполными и противоречивыми сведениями о сталинских репрессиях, длившихся четверть века. И чаще всего делается парадоксальный вывод – «нацизм хуже».

Хотя при желании любой человек на основе уже давно опубликованных сведений может твердо установить, что нет таких преступлений нацистов, которые бы в СССР не совершались задолго до возникновения нацистского режима, многими годами позже его гибели, в гораздо больших масштабах, с большим количеством жертв и с гораздо большим количеством соучастников. И, как правило, с большим уровнем зверств.

Достаточно сопоставить данные о численности заключенных концлагерей в обеих странах.

В Германии в 1935 г. в концлагерях находилось 4 тыс. человек, в 1938 – 60 тысяч, в 1943 г. – 203 тысячи, в 1945 – 700 тысяч[1].

В СССР в 1935 г. было 965 000 заключенных, в 1938 – 1 882 000, в 1941 – 2 469 000, в 1942 – 1 400 000. Причем, это была только одна категория репрессированных из многих (ссыльные, мобилизизованные, депортированные...) В целом, через советские лагеря и колонии в 1929-1953 г. прошло около 18 миллионов человек[2].

***

Все возможные разговоры о том, что в СССР репрессии были как минимум не менее страшными, чем в Третьем Рейхе, пресекаются обычно одним единственным образом – «у нацистов был расизм, а в СССР – нет».

Тут заложено целых два недоразумения. Во-первых, почему-то предполагается, что мотивы массового уничтожения могут быть «лучше» или «хуже», и что мотивы нацистов были хуже мотив советских, даже если последние привели к бóльшим жертвам. И, во-вторых, утверждение, что в СССР не было обусловленных расизмом массовых убийств и репрессий, категорически не соответствует действительности.

Расистский смысл нацистских преступлений состоял в преследовании (а потом и уничтожении) определенных групп людей «вредного» происхождения.

В Третьем рейхе жертвами расистских преследований стали люди, которых нацисты считали носителями еврейского и цыганского происхождений согласно расовой теории.

В СССР дискриминация, преследование и уничтожение людей на основе происхождения тоже велись, и в огромных масштабах. Но набор жертв был гораздо более разнообразным.

Массовые репрессии по принципу социального происхождения – «социальный расизм» – начались после революции. Аристократам, дворянам, купцам, священникам, – всем, кто подпадал под понятие «буржуазия» – и их потомкам пережить в СССР 1920-30 г. было крайне трудно. Графа «социальное происхождение» в советских анкетах имела чисто репрессивный, дискриминационный характер.

«Ликвидация кулачества» во время коллективизации – это тоже социальный расизм.

Сталинские этнические депортации, направленные на целые народы – это несомненный расизм. Людей подвергали репрессиям, руководствуясь при выборе жертв их этнической принадлежностью и этническим происхождением.

Когда в конце 1932 г. в СССР была введена паспортная система, во внутреннем паспорте появилась невинная на первый взгляд графа «национальность».

Она фиксировала этническую принадлежность владельца паспорта с его слов, но только в первом поколении. Потомки первого владельца паспорта эту запись наследовали.

Фактически эта графа фиксировала условное «этническое происхождение», то есть имела тот же расистский характер, что и понятие «расовая принадлежность» в Третьем Рейхе. И цель ее была той же – дать возможность властям поделить население на удобные для манипуляций ими группы. Эта графа была абсолютным новшеством, в Российской империи такого юридического понятия как «национальность» не было. И во всем остальном мире тоже.

Введение в советскую юридическую практику понятия «национальность» совпало с началом этнических депортаций и, надо полагать, сильно облегчило их техническое проведение.

Принципиальное отличие советского расизма от нацистского состояло в отсутствии официальной идеологии в виде «расовой теории». И в отсутствии изначально определенных «враждебных национальностей». Жертвы определялись по мере решения Сталиным тех или иных внутриполитических проблем. Иногда общественность натравливалась на них, как это было с немцами или крымскими татарами, иногда – нет (корейцы, китайцы...). Но суть происходящего от этого не менялась.

Например, жертвами начавшейся в 1937 г. тайной «польской операции» НКВД, когда арестовывали подряд всех живших в СССР поляков, стали 140 000 человек (порядка 10 % всех арестованных во время «Большого террора»)[3]. Эта была по всем признакам классическая этническая чистка.

Расизм практиковался как минимум все годы сталинского правления, поскольку репрессии и дискриминации по признаку происхождения – этнического или социального – не прекращались никогда.

При Сталине эти преследования принимали форму массового уничтожения людей – в прямой форме (убийства), или в косвенной – уничтожение работой, голодом, невыносимыми условиями существования. Причем общее число жертв таких преследований в СССР вряд ли было меньше числа жертв нацистского расистского геноцида, скорее больше.

Кроме того, в СССР существовала (и продолжает активно существовать в постсоветском обществе) расистская идеология в скрытой форме.

Она вытекает из понятия «паспортная национальность». В течение многих десятилетий советским гражданам внушалось чисто расистское представление о том, что принадлежность к народу следует определять по происхождению предков.

Так поступало государство, и именно этот советский предрассудок оказался самым живучим. До сих пор абсолютное большинство населения бывшего СССР делит окружающих на народы не по их реальной культуре, а по «национальности», то есть, по происхождению предков.

Расизм в нацистской форме в своем массовом виде не пережил «расовой теории», тогда как замаскированный советский расизм продолжает беспрепятственное существование, стимулирует в обществе ксенофобию, всевозможные национал-патриотические движения и покуда ему ничего не угрожает.

Парадокс в том, что партийная расовая псевдонаука в Германии так и не смогла подчинить себе до конца академическую науку. У меня есть учебник по антропологии, изданный в Штутгарте в 1941 г. Там черным по белому сказано, что самостоятельной еврейской расы не существует. Представить себе советскую публикацию любого времени, в которой ставилось бы под сомнение осмысленность термина «национальность» решительно невозможно. Недавняя отмена этой графы в российском паспорте никак не мотивировалась по существу и сопровождалась протестами значительной части населения.

Между сталинским и гитлеровским расизмами есть еще одно важное различие.

Для Гитлера антинаучная «расовая теория» была руководящей идеей и жизненным принципом. Гитлер добросовестно действовал в соответствии с ней и вопреки собственной выгоде – и в политическом, и в экономическом отношениях. Ничто не могло вызвать большего отвращения у населения окружающих Германию стран к ее режиму, чем государственный расизм. А «окончательное решение еврейского вопроса» в критический период войны, только осложняло положение Германии, оттягивая на себя ограниченные военные ресурсы – средства, людей, эшелоны.

Сталин был выше каких бы то ни было идеологий, он всегда руководствовался чисто практическими соображениями и личной пользой. Сталин сам несомненно ни расистом, ни этническим ксенофобом не был. Расизм в советское общество он внедрял для удобства манипулирования самим обществом, как внедрял многие другие фобии – к иностранцам, «спецам», «кулакам», «троцкистам», «лево-» и «правоуклонистам» и т. п. И обосновывал необходимость общественной ненависти к этим группам всегда мошенническим способом.

Гитлер, как и часть немецкого населения, несомненно верил в порочность «еврейской расы» и заслуженность ее изоляции от общества. Точно так же как часть (весьма большая, надо полагать) советского населения верила, что крымские татары – «народ-предатель», заслуживший депортацию. Но Сталин, придумавший это заведомо жульническое обвинение, руководствовался в действительности совсем иными и вполне практическими соображениями.

Поразительно, но самым прочным и долгоиграющим из всех его затей оказался именно расизм.

Ни в каких советских учебниках прямо не утверждалось, что принадлежность к народу обусловлена биологически, но убежденность в том, что это именно так едва ли не стопроцентная. Точно так же, выражение «смешанный брак» до сих пор в ходу именно в расистском смысле. Под ним подразумевается брак разных происхождений («национальностей»), даже если у супругов одна единственная общая родная культура. Ну а предположение, что человек с нестандартным цветом кожи и разрезом глаз может в принципе принадлежать к любому народу, воспринимается в большинстве случаев как шутка.

То, что расизм – это очень плохо, знают все.

Что это такое, не знает практически никто.

Еще один массовый (если не всеобщий) предрассудок – уверенность в том, что расизм начинается с подавления или даже уничтожения одной группы людей другой. А пока до этого не дошло, то и расизма нет. На самом деле суть «расовой теории» нацистов (и прочих, близких ей идеологий), состоит в ложном представлении о том, что человечество делится на породы («расы») с наследственными национально-культурными свойствами. Что у русских рождаются дети с русскими свойствами, у французов – с французскими, и т. д. Выводы из этих базовых предпосылок могут быть радикальными – вплоть до уничтожения низших рас – а могут быть относительно мягкими и выражаться в протесте против браков с инородцами во имя «сохранения народа и национального своеобразия». Но расистская суть их от этого не меняется.

Уже во времена Гитлера было хорошо известно, что культурные (национальные, этнические) качества – суть продукт воспитания и генетически не наследуются.

Иногда, (но очень часто) слово «расизм» воспринимается как абстрактное ругательство, не имеющее собственного смысла. Причем уровень общей образованности на этот факт влияния практически не имеет. Во всяком случае, информация о том, что нацистская расовая теория оперировала не научными, антропологическими расами (европеоидной, монголоидной, негроидной...), а выдуманными (арийской, семитской, славянской...), оказывается чаще всего новостью даже для весьма образованных людей.

При этом, такие сугубо лингвистические термины как «семитский» и «славянский» используются как правило даже в высоко интеллигентном обществе в своем расистском, «биологическом» значении.

Именно на расистском понятии «национальность» выросли в СССР в последние десятилетия советской власти все антисоветские националистические движения – русское, еврейское, украинское и т. д.

***

Еще один важный момент: слово «сталинизм», которым оперируют обычно в спорах о Сталине, совершенно не аналогично альтернативному термину «нацизм», за которым скрывалась совершенно конкретная идеология и выстроенный в соответствии с ней государственный режим.

Под словом «сталинизм» могут подразумеваться в зависимости от контекста совершенно разные вещи:

а) сам Сталин;

б) государственная идеология, придуманная и внедренная Сталиным для всеобщего употребления;

в) устройство сталинского государства;

г) государственная политика СССР.

Сталин был человек исключительного интеллекта, свободный от каких бы то ни было ограничивающих идеологий, в том числе и от обычной морали. Он выстраивал государство под личные потребности. Основной его потребностью – и главной целью – была диктаторская власть над максимально большой территорией.

Идеология, которую Сталин внедрял в советское общество, была по форме мешаниной из коммунистической лексики и понятий, постоянно менявших свой смысл. Сутью ее было послушание. Залогов безопасности у населения СССР не было вовсе, но шансом уцелеть была постоянная демонстрация верности идеологии в ее актуальном, сиюминутном варианте. Идеология маскировала ритуальной коммунистической лексикой реальные планы и реальное устройство государства.

Государственный режим, который Сталин выстраивал почти без помех с 1928 г., а с 1930 г. совсем без помех, был по своему устройству чем-то вроде концлагеря на всю страну, настоящие концлагеря служили в нем карцерами. Население страны охранялось изнутри, дабы исключить побеги (внешних врагов, способных на агрессию, у СССР не было до того момента, как Сталин ввязался в им же спровоцированную мировую войну).

В стране были ликвидированы практически все возможности для свободного и независимого труда, для труда не на государство. Принудительный труд в разных формах стал обязательным для всего населения. Речь тут не только о рабовладении (лагеря, мобилизации, спецпоселения...) и крепостном праве (колхозы и совхозы). Практически любой труд был принудительным. Государство максимально ограничивало возможности выбора работы, смены места жительства, перемещений по стране.

Систему невозможно было сделать полностью герметичной, но в идеале все было устроено так, чтобы еду и жилье (на предельно нищенском уровне) можно было получить только от предприятия. Уходя с работы, человек должен был терять возможность выжить и прокормить себя и семью.

Производство еды, жилья и продуктов первой необходимости (не говоря уже о второй и далее) было снижено до минимально возможного уровня. Их качество – тоже.

Массовое и санкционированное советским командованием мародерство на оккупированных во время Второй мировой войны территориях объясняется в первую очередь тем, что в течение 15 предвоенных лет (с разгрома НЭПа в 1929 г), в СССР для массового употребления не производилось ничего, что выходило бы за рамки удовлетворения самых элементарных потребностей. Часы, радиоприемники, авторучки, сигареты и даже просто пачки от сигарет, как и множество других обычных бытовых вещей, в 1930 г. воспринимались желанной заграничной экзотикой.

Немецкий архитектор Рудольф Волтерс, работавший в 1932-33 г. в Новосибирске так описывает реакцию своих русских коллег, на его вещи:

«Все поражались в первую очередь европейским, "капиталистическим" вещам, привезенным с собой. Мой шкаф-чемодан вызывал изумление и почитание, как нечто священное; робкое удивление вызывали обычный маленький будильник, фотоаппарат, ручка, заправляющаяся чернилами. Вот, оказывается, какие вещи производят "капиталистические государства"! Как-то я получил по случаю посылку из дому с кофе, шоколадом и сигаретами – вещами, которые иностранные специалисты могли по унизительным таможенным правилам провезти только в небольших количествах. Сигареты в упаковке из фольги были самым неслыханным из того, что мои друзья вообще могли себе представить. Каждый просил меня дать ему пустую упаковку, и я лишился дара речи, когда один высокий начальник однажды попросил меня с жадным взглядом: "Подарите мне эту красивую пачку, когда она опустеет".

Вскоре я осознал, что благодаря этим блестящим коробочкам меня всюду будут хорошо принимать, и в конце концов написал домой, чтобы мне присылали только пустые упаковки из фольги... После долгих обсуждений мне разрешили взять оговоренный контрактом отпуск, но только после того, как я пообещал закончить мои проекты и провести их через все согласования. Это мне действительно удалось и успех следовало не в последнюю очередь отнести за счет пустых пачек от сигарет из фольги, которые я всегда носил с собой и раздавал важным людям»[4].

На первобытный уровень было сведено здравоохранение. На свободе оно в массовом виде не слишком отличалось от лагерного.

Существовала сложная строго иерархическая система снабжения населения товарами, распределявшимися по секретным нормам. Еда, одежда, жилье и прочие бытовые блага для начальства разного ранга были лучше и дешевле, чем для низших слоев общества.

Важное принципиальное отличие СССР от нацистской Германии состояло еще и в том, что последняя была правовым государством. Там были приняты тоталитарные, антидемократические законы, но они работали, что сильно облегчало жизнь населению.

Немецкая тайная политическая полиция занималась отловом «врагов государства». Если человек подозревался в антиправительственной деятельности, то его арестовывали и проводили расследование. Если подозрения подтверждались, его сажали в концлагерь. Если не подтверждались – отпускали. Членов семьи не трогали. Человек, не занимавшийся антиправительственной деятельностью, мог чувствовать себя спокойно. Даже выход из партии из-за несогласия с ее политикой не был поводом для репрессий.

В СССР тайная полиция решала совсем другие задачи. Она занималась в основном плановым наполнением лагерей рабочей силой и плановыми репрессиями против тех или иных групп населения – в соответствии с актуальными установками на этот счет. Индивидуальные расследования фальсифицировались тоже в плановом порядке, члены семьей определенных групп осужденных репрессировались.

Никакие законы не защищали население СССР от произвола власти. Законы, произвольно принимавшиеся и отменявшиеся Сталиным в зависимости от его целей, имели маскировочный характер и обслуживали лично Сталина.

Сталинская внутренняя и внешняя политика была подчинена выполнению его личных планов. Основных задач тут было две:

1. Уничтожение явных и потенциальных врагов диктатуры Сталина независимо от их политических взглядов.

2. Расширение территории этой диктатуры до возможных пределов.

Последняя цель предполагала, во-первых, концентрацию всех ресурсов страны, человеческих и материальных, в руках правительства и использование их для строительства в кратчайшие сроки армии, «которая могла бы победить объединенную армию всех вероятных противников СССР». Приблизительно так это формулировалось во внутрипартийных документах. В начале 30-х годов вероятными противниками считались все соседи СССР.

Вторая цель предполагала также провокацию мировой войны, в которую СССР должен был вступить в удобный для себя момент и остаться единственным победителем.

Никакой «борьбе с фашизмом», «коллективной безопасности», «борьбе за мир» и т. п. в этой системе ценностей места не было. Такая терминология была в СССР и в среде его симпатизантов чисто маскировочной. Вот как сам Сталин формулировал политические цели СССР в личном письме Кагановичу и Молотову 2 сентября 1935 г.:

«Старой Антанты нет уже больше. Вместо нее складываются две антанты: антанта Италии и Франции, с одной стороны, и антанта Англии и Германии – с другой. Чем сильнее будет драка между ними, тем лучше для СССР. Мы можем продавать хлеб и тем, и другим, чтобы они могли драться. Нам вовсе невыгодно, чтобы одна из них теперь же разбила другую. Нам выгодно, чтобы драка у них была как можно более длительной, но без скорой победы одной над другой».

Составы «антант» могли произвольно меняться, но на логику поведения Сталина, на его отношение к «вероятным противникам» и на конечные цели его политики это никак не влияло.

Нацистский режим не стал лучше от того, что начиная с 1944 г. он не воевал на чужой территории, а защищал от врагов собственную. Точно так же сталинский режим не стал благороднее от того, что был вынужден с 1941 года на собственной территории вести так называемую «Великую отечественную войну». Цели военной активности сталинского государства были последовательно преступными всегда, независимо от того нападал он, защищался, или выжидал удобного момента.

Если понимать общеупотребительное, но не академическое слово «фашизм» как разговорный синоним «тоталитаризма» (а другое значение подыскать не получается), то сталинское государство было однозначно фашистским режимом со всеми его родовыми признаками. Политическая диктатура, держащаяся на тотальном страхе населения перед властью, главное свойство которой – стремление к максимально возможному распространению на окружающие страны и народы.

***

Все вышеперечисленное легко подтверждается массой известной или, как минимум, опубликованной (и известной тем, кто хочет это знать), информации.

Тем не менее, для общественного мнения (как, к сожалению, чаще всего и для академической науки), такой комплексный подход, мягко говоря, не очевиден.

Проблема в том, что вообще-то исторические исследования – не чтение для всех, только для любителей. Все, как правило, читают школьные учебники, в которых по идее должны в концентрированном виде излагаться результаты научных исследований. Впитанное в детстве, усваивается гораздо прочнее, чем все остальное.

Что собой представляли советские учебники истории, по которым училось большинство современного населения России, объяснять не надо. За последние 20 лет учебники, насколько я знаю, меняются постоянно и постоянно дискутируют друг с другом. Какой бы то ни было устоявшейся концепции в академическом мире тоже не существует. В книжных магазинах на полках рядом стоят книги антисталинистские и сталинистские, советские и антисоветские. И авторов с научными титулами во всех группах примерно поровну.

***

Мне пришлось дискутировать на темы советской истории многие годы, если не десятилетия.

Самый распространенный тип оппонента – это обычно человек, считающий себя антисоветчиком, антисталинистом, часто – диссидентом. Он с возмущением говорит о сталинских «незаконных» репрессиях, но при этом с такой же убежденностью озвучивает сталинистские – в той или иной степени – версии советской истории.

В них обычно фигурирует массовый трудовой энтузиазм времен индустриализации и несомненно благие цели самой индустриализации, советский антифашизм и борьба за мир в 30-е годы, коварное нападение агрессивной фашистской Германии на ничего не подозревающий Советский Союз, Великая отечественная война и героический подвиг советского народа, освободившего мир от фашизма и тому подобные, чисто сталинистские лживые клише. Набор этих стереотипов по-прежнему висит в воздухе и механически озвучивается даже весьма образованной публикой.

Хотя, казалось бы, совсем не трудно сообразить, что волны массовых репрессий, начатых одновременно с введением рабовладения и крепостного права, прямым образом связаны с пресловутым «трудовым энтузиазмом»;

что ни по целям, ни по средствам, ни по методам советская индустриализация не напоминала то, что считается индустриализацией на Западе;

что союз Сталина с Гитлером, повлекший за собой совместную агрессию против других стран, полностью дезавуирует легенду о «советском антифашизме»;

что антифашизм это борьба против диктатуры за демократию, и ни в коем случае не наоборот;

что слово «освобождать» означает «делать свободным» и что лишенные всех гражданских прав рабы (каковыми были советские солдаты и вообще все советские граждане) никого освободить не могут по определению;

что считать советских солдат «освободителями от фашизма» можно не с бóльшим основанием, чем считать солдат вермахта «освободителями от большевизма», поскольку ни та, ни другая сторона от себя никого освобождать не собирались... И т. д., и т. п...

В такой ситуации «борьба со сталинизмом», спорадически вспыхивающая в постсоветском обществе часто принимает вид борьбы разных фракций одной партии, действующих в жестких, еще в советское время очерченных идеологических рамках.

Тезис «Сталин – преступник» немногого стоит, если он заканчивается точкой, если за ним, через запятую не следует продолжение – «сталинское государство было преступным, сталинские органы власти были преступными организациями, сталинская политика была преступной, сталинская армия выполняла сталинские преступные задачи».

Пока такого продолжения нет, все участники дискуссий обречены, в той или иной степени, вольно или невольно защищать сталинистские ценности. И косвенно брать на себя ответственность за преступления сталинского режима.

Скажем, невозможно произнести фразу «Красная Армия освободила Европу от фашизма», не оскорбив память миллионов жертв жуткого сталинского режима, который Красная армия устанавливала на всех захваченных ею территориях.

Еще одна вполне очевидная истина решительно не осознаваемая постсоветским обществом – это тот факт, что «холодная война» 1940-80-х годов была борьбой западного мира за то, чтобы держать под контролем Сталина и его преемников, напрягавших все силы населения для подготовки третьей мировой войны, на этот раз ядерной. Планы советского (формально – стран Варшавского договора) нападения на Европу были актуальны до конца 80-х годов. Мешала их реализации только неминуемая перспектива превосходящего ответного удара.

Борьба с ними была успешной, но поглотила невероятное количество средств и сильно задержала экономическое и социальное развитие человечества. И продолжает задерживать, поскольку Россия по-прежнему строит стратегическое оружие, нацеленное против демократического Запада. Это аморальный, чисто сталинисткий, совершенно бессмысленный с военной точки зрения, но позволяющий успешно шантажировать соседей способ добиваться политических выгод.

Среди аргументов в пользу того, чтобы не пересматривать советские стереотипы один из самых возмутительных (и самых частых) такой: «Как можно говорить ветеранам войны, что они прожили жизнь зря!?».

Когда-то этот вопрос, только не в риторической форме, мне задал собственный тесть, фронтовой разведчик, член партии с 1942 г., школьный учитель истории. И грустно согласился с тем, что да – зря. Потому что практически все, ради чего они жили и страдали, чему учили их и чему они учили других, сегодня либо упоминать неудобно в приличном обществе, либо это оказывается откровенной ложью.

Обычно, к такому аргументу прибегают люди совсем не «ветеранского» возраста, сами далеко не уверенные в том, что жизнь и труд советских людей не шли на пользу ни им, ни окружающим, и прячущие эту свою неуверенность под лицемерной заботой о чувствах гипотетических ветеранах-сталинистах. При том, что даже среди самых старших советских поколений вполне хватает людей, понявших, кто раньше, кто позже, что жизнь посвященную работе сначала на одну, а потом на вторую мировую войну, вполне можно считать прожитой зря. И способных оскорбиться от того, что их автоматически считают сталинистами.

Еще один характерный феномен постсоветского общества, унаследованный от советского – избирательное отношение к преступлениям сталинского режима.

Еще Хрущев легитимизировал изучение истории Гулага. О «незаконных репрессиях» можно было и раньше говорить вслух, а теперь можно даже изучать то, что изучению поддается (при пассивном сопротивлении государства, перекрывающего доступ к информации). Однако массовое общественное возмущение вызывает, например, обсуждение преступлений Красной армии и советской администрации на оккупированных во время войны территориях. Информации об этом все больше и больше, но источники практически всегда – западные. С российской стороны эта тема совершенно не исследована и вряд ли в обозримом будущем найдутся смельчаки, которые за нее возьмутся, и фонды, которые решатся финансировать ее изучение. Понятно почему. Масштабы и тяжесть этих преступлений таковы, что простое перечисление их немедленно взорвет миф об «Освобождении Европы от фашизма» и «Победе добра над злом».

С этой опасностью целенаправленно борется российское правительство, но этого также сильно не желает и общество в целом, даже весьма либеральные его части.

***

Полвека назад Хрущев, обвинив Сталина в «незаконных репрессиях», тем самым лишил его имя сакральности. Но всю сталинистскую историографию сохранил почти без корректур. Она работает до сих пор. На это каноническое вранье – не отменяя его! – наложились некие формальные представления о демократии и правах человека.

Мировоззрение постсоветского общества представляет собой сегодня малосъедобную смесь из обрывков нормальных цивилизованных демократических установок и советских (сталинистских, в первую очередь) предрассудков.

Общественный организм к этой отраве адаптировался, и попытки разделить варево на отдельные ингредиенты воспринимаются крайне болезненно.

Примечания



[2] См. Энн Эпплбаум. «Гулаг. Паутина большого террора», М., 2003, с. 536-537

[3] Там же, с. 151

[4] Рудольф Волтерс. «Специалист в Сибири», Новосибирск, 2007, сс. 150-151, 189


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1168




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2010/Zametki/Nomer9/Chmelnicky1.php - to PDF file

Комментарии:

Про-мыслитель
- at 2013-02-24 17:11:03 EDT
Мыслитель
- at 2013-02-24 16:26:08 EDT
каждый написанный комментарий, это своего рода популяризация идей Д.Хмельницкого.
+++++++++++++++++++++++++++++
Молодец, Мыслитель! Дал комментарий. Задержался на два года, но популяризировать идеи Д.Хмельницкого никогда не поздно. Хорошо мыслите, тов. Мыслитель!

Мыслитель
- at 2013-02-24 16:26:08 EDT
Исаак
- at 2010-09-11 15:01:36 EDT
Мой искренний совет еврею Хмельницкому, в наступившие дни покаяния просить прощения за вольное или невольное обеление гитлеровского фашизма, за вольное или невольное сомнение в существовании Холокоста, за высказанные или не высказанные мысли о праве евреев на свое национальное государство, свой еврейский дом
***
С такими как Д.Хмельницкий надо не дискутировать, а их надо просто игнорировать. Мне стыдно, что подобная статья находится на еврейском портале. Статья, в которой по соусом обличения сталинизма, фактически, обеляется фашистский режим, заслуги Красной армии по освобождению Европы от фашизма.Мой совет всем - полный игнор и никаких комментариев на статью, потому что каждый написанный комментарий, это своего рода популяризация идей Д.Хмельницкого.

наблюдатель
- at 2010-09-17 15:27:34 EDT
Интересная статья, и с большинством её аргументов (сравнение сталинизма с гитлеризмом и пр.) трудно не согласиться.

Немного обидно за ветеранов - за некоторых. Выжили, в тяжелейших условиях, никого не заложив и не предав, любили, воспитали детей, - и зря? А что ж тогда - не зря?

Ну и совсем не согласен вот с чем:
"На самом деле суть «расовой теории» нацистов (и прочих, близких ей идеологий), состоит в ложном представлении о том, что человечество делится на породы («расы») с наследственными национально-культурными свойствами. Что у русских рождаются дети с русскими свойствами, у французов – с французскими, и т. д."

Культурные качества, конечно, не наследуются, а многие другие - да, наследуются, и являются продуктами длительного, жестокого отбора. Индейцы, например, с лёгкостью спиваются - не потому, что "хуже", просто их предки не прошли того отбора на алкоголь, как наши. Расизм - не в том, что нации разные, а в том, что одни нации должны иметь преимущества перед другими...

Борис Э. Альтшулер
Берлин, - at 2010-09-16 12:13:20 EDT
С удовольствием и большим вниманием прочёл очень тщательно аргументированую статью автора. Многое из поданого материала известно на Западе и, в переводах, в России. Тем не менее тщательный язык статьи Хмельницкого, известного своей публицистикой, идёт статье на пользу.

С моей точки зрения пошёл бы статье на пользу и анализ развития того, что сегодня называется "советской культурой"" или даже "советской цивилизацией", которой очень успешно замазывался ужас ГУЛАГа. Советское искусство прыгнуло под колосники, советские артисты и писатели пользовались почётом и уважением во всём мире. Гитлер считал себя художником и архитектором, а Сталин - писателем и литературным критиком. Этот феномен стоило бы исследовать отдельно.

В статье Хмельницкого я нашёл подтверждение моей позиции в споре с уважаемым проф. Анатолием Клёсовым.

"Иногда, (но очень часто) слово «расизм» воспринимается как абстрактное ругательство, не имеющее собственного смысла. Причем уровень общей образованности на этот факт влияния практически не имеет. Во всяком случае, информация о том, что нацистская расовая теория оперировала не научными, антропологическими расами (европеоидной, монголоидной, негроидной...), а выдуманными (арийской, семитской, славянской...), оказывается чаще всего новостью даже для весьма образованных людей.
При этом, такие сугубо лингвистические термины как «семитский» и «славянский» (sic!-БЭА) используются как правило даже в высоко интеллигентном обществе в своем расистском, «биологическом» значении.
Именно на расистском понятии «национальность» выросли в СССР в последние десятилетия советской власти все антисоветские националистические движения – русское, еврейское, украинское и т. д."

Прекрасная статья! Поздравляю.

Валерий
Германия - at 2010-09-12 13:55:42 EDT
Статья скучная,все это лично мне было известно еще 30 лет назад,новых оригинальных фактов и идей приведено не было.
Все эти темы давно переговорены,так же как и «суворовские» гипотезы,сегодня уже не актуально,ну готовил Сталин агрессию или сам «прокололся»,исправить уже невозможно.
В нормальном государстве,давно уже были бы открыты архивы и международная конференция историков,архивистов,военных экспертов пришла бы к общему мнению,
а так у попа была собака…зато ростут тиражи разных «сказочников»…
Это мне напоминает одесский трамвай 50 х годов,когда весь трамвай объяснял приезжему человеку,как лучше пройти к определенному месту,он уже давно вышел, а трамвай разделившись на фракции с пеной у рта выясняет моральный облик жен спорщиков,забыв основную тему…
Что же касаеться данной публикации то в ней много полуправды и умалчивний,помогающих
основной концепции,Сталин хуже Гитлера…полагаю,что оба мерзавцы,но механическое сравнение,только по статистике и отдельным фактам не корректно.
Какие миллионы погибли от Сталина в Восточной Европе,чушь…геноцида не было.
В чем гениальность Сталина,что потерял огромную армию,миллионы пленных и
миллионы предателей,восточный тиран,интриган и убийца с помощью страха покоривший рабский народ,в чем его гениальность?
Мой дедушка,активный участник первой мировой рассказывал,армия,несмотря на брожение держала фронт до последнего и до Волги не откатилась,дезертирство не
было массовым,достаточно сказать,что мой дедушка,вольноопределяющий был
награжден георгиевским крестом,самим Брусиловым,когда был ранен под Барановичами,
что свидетельствует о нравах эпохи.
И никто не считал тех генералов гениальными.
После уничтожения эсеров и троцкистов страна потеряла потециальных комбатантов и остались трусы и приспособленцы…
Значит и сегодняшний майор из захудалой резидентуры тоже гений,коль всех подмял,
или совхозник из Минска,или браток-завгар из Донецка,захват власти,расправа с оппозицией,удержание власти,говорит больше о том морально психологическом климате страны,ментальности народа чем о способностях диктаторов,оказавшихся в нужное время,в нужном месте,что не противоречит наличию у них хитрости,жестокости и
определенного обаяния у людей легковерных и ожидающих благ и послаблений от
любой власти.
Кроме того,при оценке двух режимов автор.как бы изящно вывел за скобки евреев,у которых выхода вообще не было,между Сциллой и Харибдой,молотом и наковальней,
и неважно,что Сталин был тиран,спасение могло прийти только от него,увы,не от
«благородных» французов,сверяющих домовые книги с гестапо,не поляков указывающим
немцам на окна варшавского гетто,откуда стреляли его защитники,не от Рузвельта
верного законам ,когда иммиграционные квоты остались незаполненными,не от
Лондона и Вашингтона,где капитан Карский,тщетно пытался достучаться до черствых негодяев...спасение ,увы,пришло от Сталина и его армии,не специально,с издержками,но
мы все еще живы,благодаря этому…
Да, режимы очень похожи,не не тождественны.
Разбирать же текст с карандашом детально,невыносимо скучно.
Надеюсь,никто не заподозрит меня в апологетике этого
Чудовища,вершиной "интеллекта" которого фраза,-"иностранцы засранцы" или помидоры подлеженной под чесучевые штаны холуя Никиты...Шютка,смейтесь господа!

sava
- at 2010-09-12 12:59:50 EDT
Тема о исторической роли двух величайших тиранов мира Сталина и Гитлера привлекает к себе внимание широких читательских кругов. Продолжаются дисскусии о причиненном ими Зле народам мира. Широкая пропагандистская компания в России по отбеливанию кровавого облика Сталина сопровождается попытками
оправдания его деспотии, объясняя ее причины якобы исторической необходимостью,и преувеличением его заслуг в защите и спасении отечества во ВМВ.
Сталинисты пытаются опровергнуть приписываемые ему, сравнимые с Гитлером, злодеяния. Гитлера, как поверженного в противостоянии двух тиранов,они относят к категории Абсолютного Зла. А Сталина, сокрушившего своего могучего соперника, рассматривают как не преднамеренного злодея.
Несостоятельность таких доводов подтверждается убедительными аргументами и фактами Дмитрия Хмельницкого.
Сталинизм становится, видимо,востребованной политической доктриной России, как одной из возможных моделей ее перспективного развития.

Исаак
- at 2010-09-11 15:01:36 EDT
Статья построена на сопоставлении сталинского и гитлеровского режимов власти. При этом, вся тональность статьи, приводимые цифры и факты направлены на то, чтобы убедить читателя, что гитлеровский режим лучше. Не знаю уж, по какому закону психологии, но понятие лучше всегда ассоциируется с пониманием хороший. И законы при Гитлере выполнялись всегда, и сама убежденность Гитлера в превосходстве своей расы над другими – заслуживают уважения, и, наконец, утверждение, что «нацистский геноцид «еврейской расы», осуществлявшийся в основном в последние три года существования режима» , представляется чуть ли не как незначительный эпизод истории гитлеризма.

Кстати, выдернутые из Вики цифры, о том, что в немецких концлагерях в 1945 году было 700 тысяч человек, никак не объясняют 6 миллионов жертв еврейского народа в Холокосте, не говоря уже о многих жертвах русского, польского и других народов.

При этом каждое лыко в строку. В свое время в США и Англии высказывались соображения, аналогичные тем, которые приводит г. Хмельницкий из письма Сталина от 2 сентября 1935 г. Только там говорилось об СССР и Германии, о том, что любая помощь одной из сторон помешает им обескровить друг друга. (например Г.Гувер, Г.Трумен) http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000025/st027.shtml

В этой связи не кажется ли г. Хмельницкому, что безоговорочная поддержка США и Англией (во главе с последовательным антикоммунистом У.Черчиллем) Советского Союза против Германии свидетельствует о том, что для них из двух зол Гитлер и его режим были хуже. Стоит напомнить г.Хмельницкому слова У.Черчилля: «У меня лишь одна цель — уничтожение Гитлера, и это сильно упрощает мою жизнь. Если бы Гитлер вторгся в ад, я по меньшей мере благожелательно отозвался бы о сатане в палате общин». Нет сомнений, что У.Черчилль не симпатизировал ни сатане, ни Сталину, но отдает им предпочтение по сравнению с Гитлером. Хмельницкий наоборот.

Еще две цитаты из Хмельницкого о том, что «невозможно произнести фразу «Красная Армия освободила Европу от фашизма», не оскорбив память миллионов жертв жуткого сталинского режима, который Красная армия устанавливала на всех захваченных ею территориях.» и о том, что ветераны «прожили жизнь зря» . Как опытный карточный шулер он искусно передергивает. Красная армия, кстати, вместе с армиями союзников, действительно освободила Европу от гитлеризма и ветераны по праву могут гордиться тем, что их жизнь прожита не зря. Это они спасли от уничтожения в том числе весь еврейский народ (и, в частности родителей г.Хмельницкого). Никто из этих ветеранов не несет никакой ответственности за последующие преступления сталинизма на территориях, освобожденных от Гитлера.

Я не хочу возвращаться к набившей здесь, в Гостевой, оскомину идее Хмельницкого о фактическом отсутствии еврейского народа. Ведь суть его национальных убеждений в том и состоит, что евреи, рассеянные по всем странам диаспоры и воспринявшие язык и культуру этих стран, на самом деле уже не евреи, а русские, немцы, французы и т.д.

Вольному – воля. Пусть г.Хмельницкий, сын еврея-отца и еврейки-матери считает себя русским или немцем, даже несмотря на то, что и немцы , и русские с первого взгляда распознают в нем еврея. И тем не менее…

Мой искренний совет еврею Хмельницкому, в наступившие дни покаяния просить прощения за вольное или невольное обеление гитлеровского фашизма, за вольное или невольное сомнение в существовании Холокоста, за высказанные или не высказанные мысли о праве евреев на свое национальное государство, свой еврейский дом

Элиэзер М. Рабинович - Б. Тененбауму
- at 2010-09-10 16:36:16 EDT
И Сталин, и Гитлер были умными, даже гениальными людьми (если для политики мы забудем максим, что "гений и злодейство - две вещи несовместные"). Как Сталин захватил власть? Цитирую себя же из этого же обсуждения:

Прежде всего, Ленин, большевики и Сталин усовершенствовали искусство удержания власти в условиях, когда у них не было ни малейшего мандата от народа на такую власть. Они начали массовые репрессии такого масштаба, при которых никакой мысли о сопротивлении быть не могло.

Как Гитлер?

Он был выбран: демократическим путем и ловким использованием коалиционной политики при разброде среди сил, которые могли бы ему противостоять.

Б.Тененбаум->М.Аврутину
- at 2010-09-10 14:20:19 EDT
Насчет Сталина и отзвука резунистов - это вы зря, уважаемый коллега. Сталин был действительно очень умным человеком - конечно, если чудовище можно назвать человеком. С умом и с волей у него все было в порядке - как у дьявола, например, земным воплощением которого считал его Черчилль. Знаете, Гитлер тоже по своему был гением. Вы уж простите меня за такое неполиткорректное мнение, но я и правда так думаю. Гением зла - о да. Еще одним "воплощением дьявола" - несомненно. Но цепочка его невероятных успехов в период, скажем, с 1929 и по 1940 (или даже 1941) не была стечением обстоятельств.
Марк Аврутин
- at 2010-09-10 13:02:08 EDT
Согласен с общей характеристикой статьи, данной г-ном Э.Рабиновичем. Со многими положениями невозможно не согласиться в силу их очевидности, либо тривиальности, как, например: «Тут заложено целых два недоразумения. Во-первых, почему-то предполагается, что мотивы массового уничтожения могут быть «лучше» или «хуже», и что мотивы нацистов были хуже мотив советских, даже если последние привели к бóльшим жертвам. И, во-вторых, утверждение, что в СССР не было обусловленных расизмом массовых убийств и репрессий, категорически не соответствует действительности».
Но в этой тривиальности обнаруживается множество ошибок и неточностей. Вот, к примеру: «В Третьем рейхе жертвами расистских преследований стали люди, которых нацисты считали носителями еврейского и цыганского происхождений согласно расовой теории». Цыган, как известно, уничтожали не из-за их происхождения. Уничтожали только тех, у которых не было немецкого гражданства, т.е., в основном, «не оседлых».

Понятия, подобные «социальному расизму» не могут не вызывать недоумения.

«Гитлер, как и часть немецкого населения, несомненно верил в порочность «еврейской расы» и заслуженность ее изоляции от общества». – Сомневаться, считаю, полезным всегда и во всем. И в этом утверждении тоже. Гитлер, в отличие от части немецкого населения, полагаю, значительной, был в первую очередь политиком. Это проявилось хотя бы в том, что он в разные периоды своей деятельности с неодинаковым усилием педалировал эту тему, отказываясь от неё чуть не полностью, как это было во время выборов перед приходом его к власти.

Против смешанного брака, под которым «подразумевается брак разных происхождений («национальностей»), даже если у супругов одна единственная общая родная культура», выступали как раз из-за различия в культурных традициях (к примеру, мужу ноги мыть), часто ничего не зная о биологическом расизме.

«…культурные (национальные, этнические) качества – суть продукт воспитания и генетически не наследуются» - Что это такое? Если культурные не наследуются, то этнические – да, наследуются.

«Под словом «сталинизм» могут подразумеваться в зависимости от контекста совершенно разные вещи: а) сам Сталин; б) государственная идеология, придуманная и внедренная Сталиным для всеобщего употребления;в) устройство сталинского государства; г) государственная политика СССР». - «Сталинизм» - это, прежде всего, тип власти, при котором с конкурентом не пытаются достичь компромисса – его просто уничтожают.

«Сталин был человек исключительного интеллекта…» - это уже отзвуки заядлого «резуниста». Помните у В.Суворова:
« …выдержка, феномен памяти, способность к анализу и обобщениям, которую не смог превзойти ни один из его современников, сила воли, которая явно не знала пределов и, главное – умение кратко, понятно, чётко и для всех ясно выразить свою мысль».

«Идеология, которую Сталин внедрял в советское общество, была по форме мешаниной из коммунистической лексики и понятий, постоянно менявших свой смысл. Сутью ее было …».- Суть её состояла в другом, а именно, в создании социалистической ирреальности, т.е. вместо недостижимого изменения реальной действительности, изменить сознание людей, поскольку социализм как утопию в действительной реальности построить невозможно. Другими словами, направить строительство социализма по чисто религиозному пути. При этом всех, неподдающихся ни воспитанию, ни перевоспитанию, просто уничтожить, а заодно с ними и всех свидетелей его заурядного прошлого.

И «борьба с фашизмом», «коллективная безопасность», «борьба за мир» и т. п…» была не маскировочной, а представляла собой политиканство, направленное на преодоление западного миротворчества и на подготовку Запада к противостоянию Гитлеру, которое и произошло в сентябре 39 г.

недоумеватель
- at 2010-09-10 12:54:03 EDT
Элиэзер М. Рабинович
- at 2010-09-09 16:54:29 EDT
Статья, как бы это сказать, довольно очевидная

Да уж, банальнее не бывает.
Сам автор еще в мае месяце так комментировал ее содержание в своем ЖЖ: "В нормальных условиях это все должен знать и понимать восьмиклассник".
Интересно, кто же держит за восьмиклассников посетителей портала (или условия за ненормальные?), Хмельницкий или редакция.
Не следует ли ожидать каких-нибудь избитостей от Изи с Михаэлем? Или мы не плюралисты.


Рута Марьяш
Рига, Латвия, - at 2010-09-10 09:18:15 EDT
Нередко приходится слышать, что между нацистским и сталинским режимом существует принципиальная разница, и, несмотря на целый ряд общих черт, идеологическая природа этих режимов была различной. Один режим, по крайней мере, декларировал благие намерения, в то время как сущность другого уже изначально была всецело человеконенавистнической и открыто несла угрозу всему человечеству. Я думаю, что такая позиция, в определенной мере извиняющая один из этих двух режимов, является неверной. Как у одних, так и у других хватало ложных постулатов, привлекательных для одной части общества и смертельно опасных для другой его части.
. Нацистский Холокост был не единственным кошмаром двадцатого века; то, что творилось на Лубянке и за колючей проволокой, быть может, страшнее газовых камер -- кто сегодня это измерит? У мертвых уже не спросишь... В лагерях люди умирали от непосильного труда и голода, их расстреливали палачи -- как гитлеровские, так и сталинские, бросали голых, как собак, в яму, сжигали трупы, а на смену им шли все новые и новые этапы -- десятки миллионов жертв.
. У нацистов были свои жесткие правила террора, террор же сталинский носил явно схоластический характер. "При Гитлере, -- говорил Исайя Берлин, -- какой-нибудь почтальон, если он был немец и в необходимых случаях механически делал "хайль", мог и не разделять идей наци, и при этом жить совершенно спокойно, зная, что его как законопослушного гражданина никто не арестует. При Сталине не существовало той суммы условий, исполнение которых гарантировало спасение от лагерей. Знаменательно, что уже с двадцатых годов прошлого века Сталин поддерживал Германию, вопреки запрету Версальского мира оказывал ей военную помощь, помогал ее вооружению. Советское ГПУ сотрудничало с нацистским гестапо в тридцатые годы, советские специалисты обучали немецких военных летчиков.
Близки и даже идентичны оказались их внешнеполитические стратегические цели. Не сбылась мечта Гитлера об установлении "нового порядка", но осуществился замысел Сталина: в результате Второй мировой войны именно им был установлен новый порядок в Восточной Европе.

Ущерб, нанесенный гитлеризмом огромен, но сталинизмом -- неизмеримо больший. Хотя бы потому, что многократно большими были время его властвования и масштабы распространения.. Жизнь показала, что гитлеризм за двенадцать лет своего властвования не смог привести свой народ к той степени социального разрушения, к которому привел за семьдесят три года своего владычества тоталитаризм в России.
http://lit.lib.ru/m/marxjash_r_m/text_0120.shtml

Б.Тененбаум
- at 2010-09-09 17:26:36 EDT
Германия и при Гитлере оставалась правовым государством: евреи были почти полностью делегитимизированы, но простой немецкий обыватель чувствовал себя в безопасности. У простого же русского обывателя не было никакой защиты от бесконечно враждебного государства.

Как это ни ужасно звучит, но Элиезер совершенно прав.В 1944 году, после заговора Штауффенберга, заговорщики были арестованы, и случалось, что и члены их семей тоже попадали в тюрьму. Адама фон Тротта повесили, но его жену выпустили через пару месяцев, а его подругу, из семьи белоэмигрантов и даже не гражданку Рейха и вовсе не арестовывали. По меркам сталинских времен тот факт, что людей, близких к казненному заговорщику, не выдуманному ГПУ, а самому настоящему, дали уйти живыми и неискалеченными - это просто невозможно себе представить.
С другой стороны - человека, определенного как расово неполноценного, не сласали никакие заслуги и никакие ордена. Внук банкира Бисмарка, Блейхредера, Курт фон Блейхредер, был христианином во втором поколении, прусским дворянином - в третьем поколении, он был ветераном Первой Мировой Войны, служившим в офицерском чине на фронте, и трижды раненным за Германию - но его отправили в Терезиенштадт, а не прямо в Освенцим, только "... в виде снисхождения ...".

Элиэзер М. Рабинович
- at 2010-09-09 16:54:29 EDT
Статья, как бы это сказать, довольно очевидная: все, что в ней написано, известно годами, писалось много раз, как и сравнение двух режимов, из которых сталинский был несомненно куда более кровавым, но Холокост все-таки совершил Гитлер. Интересно указание на то, что Германия и при Гитлере оставалась правовым государством: евреи были почти полностью делегитимизированы, но простой немецкий обыватель чувствовал себя в безопасности. У простого же русского обывателя не было никакой защиты от бесконечно враждебного государства.

Собственно говоря, остается открытым самый главный вопрос – с какой целью Сталин создал под видом правоохранительной – псевдоюридическую, чисто мистификационную систему заполнения концлагерей бесплатной рабочей силой.

И это мне кажется довольно ясным и сегодня уже тривиальным. Власть Ленина была совершенно незаконной и встретила сопротивление. В ответ Ленин начал массовые репрессии такого масштаба, при которых никакой мысли о сопротивлении быть не могло. Прежде всего, Ленин, большевики и Сталин усовершенствовали искусство удержания власти в условиях, когда у них не было ни малейшего мандата от народа на такую власть. Я не думаю, что первые лагери имели экономическое значение. Но затем Сталин понял, что в его руках оказалась система совершеннго рабства, и он стал развивать ее именно в этом напрвлении. При этом рабов можно было зарабатывать до смерти, потому что снабжение рабами было практически неограниченным.

Буквоед - Д.С. Хмельницкому
- at 2010-09-09 16:44:04 EDT
Будучи трезвым, а может быть, именно поэтому не понимаю реакцию ув. Эллы на Вашу статью. Дмитрий Сергеевич, мы с Вами спорили по многим вопросам, но под этой статьей могу подписаться, как подписался бы мой дед, если бы он был жив, в прошлом узник ИвдельЛАГа, арестованный как "польский шпион" в 1937 году.
Gregor
- at 2010-09-09 16:36:53 EDT
Уважаемый господин Хмельницкий, Ваша статья - лучшая, которую я прочел за восемь с половиной месяцев 2010-го года.
Очень высокий уровень!
Искренние поздравления!