©"Заметки по еврейской истории"
июнь  2011 года

Борис Альтшулер

Научное и общественное наследие Сахарова сегодня

А.Д. Сахаров и развитие гражданского общества в современной России

Физический институт им. П.Н. Лебедева РАН,

Отделение теоретической физики им. И.Е. Тамма

Руководитель РОО «Право ребенка»[1]

Выступление на посвященных 90-летию А.Д. Сахарова Публичных лекциях (23.05.2011) и Научной сессии Отделения Физических наук РАН (25.05.2011)[2]

В течение 20 лет (1948-1968 гг.) А.Д. Сахаров участвовал в создании советского ядерного щита, и столько же (1969-1989 гг.) он, движимый тем же патриотическим чувством долга, отдал защите прав человека, предотвращению самоликвидации человечества в термоядерной войне. Свободное от этих занятий время он посвящал своему самому любимому делу – теоретической физике. И хотя работы эти выполнены, по выражению самого Сахарова, «на обочине», значение многих из них оказалось непреходящим. В докладе названы основные востребованные сегодня научные результаты Сахарова, а также суммированы в высшей степени нетривиальные и в высшей степени результативные действия и подходы, применявшиеся им для решения общественных задач. Обсуждается возможность применения «действий по Сахарову» для решения таких насущных проблем современной России как создание эффективной системы защиты детства и семьи, спасение отечественной науки, преодоление коррупции в силовых и прочих звеньях госаппарата, развитие общественного контроля и участия граждан страны в принятии решений - в том числе с использованием новых технологий интернет-демократии, совмещения мобильной связи и интернета и т.п.[3]

«Мы несколько раз слышали, как он читал наизусть Пушкина, тихо, почти про себя: “…Когда для смертного умолкнет шумный день…”. Он сказал однажды: “…Хочется следовать Пушкину… Подражать гениальности нельзя. Но можно следовать в чем-то ином, быть может, высшем…”» (из воспоминаний Раисы Орловой и Льва Копелева). Говоря о наследии Сахарова сегодня, я в первую очередь имею в виду его методы решения поставленных задач, достижения искомого результата. Конечно, «подражать гениальности нельзя», но поучиться есть чему.

Да и сам Андрей Дмитриевич в течение многих лет своей правозащитной деятельности постоянно выступал как терпеливый учитель, словом и делом «продвигая», казалось бы, простую, но на самом деле совершенно нетривиальную, мысль: трагедия одного отдельного человека – беда не менее масштабная, чем трагедия миллионов, и требует «спасательных операций» глобального масштаба. Практическое воплощение в 1970-е, 1980-е годы прошлого века такого, как оказалось системообразующего, подхода, наряду со спасением многих жертв советской репрессивной машины, изменило всю систему международной безопасности и позволило человечеству отойти от края термоядерной пропасти.

И этот «урок Сахарова» актуален всегда. Сегодня, чтобы спасти ребенка в современной России, правозащитники, в том числе «детские», вынуждены применять те же методы «глобального реагирования», которыми удавалось спасать людей в советское время. И, как и в те времена, только такой подход является системообразующим, стимулирующим необходимые реформы. В этих делах важно не стесняться кричать на весь свет «спасите-помогите», теребить «по пустякам» важных персон любого уровня.

По сути, деятельность Сахарова по защите конкретных людей есть практическое воплощение знаменитого тезиса Федора Михайловича Достоевского: «Счастье мира не стоит слезы ребенка». И вот знаменитый ученый и правозащитник, лауреат Нобелевской премии мира (1975 года) едет в Сибирь навестить репрессированного диссидента, стоит под дождем перед зданиями судов, объявляет смертную бессрочную голодовку из-за «какой-то девчонки». Хорошо помню, какое раздражение вызывали эти «пустяковые» действия Сахарова даже у некоторых людей из ближайшего окружения. Что делать? – Они искренне его не понимали. Насколько не прост, труден для понимания этот сахаровский подход показывает также неудачный опыт ряда реформ 90-х годов, архитекторы и прорабы которых не принимали во внимание «человеческий фактор», особые трудности семей с детьми, пенсионеров…, поставленных этими реформами на грань, или даже за грань, выживания. Андрей Дмитриевич Сахаров ушел от нас в другой стране и в другую эпоху. У истории нет сослагательного наклонения, но выскажу субъективную уверенность, что, будь он жив, история новой России была бы совсем иной.

В целом метод Сахарова в науке, в конструировании ядерных зарядов, в защите прав человека, в формировании новой системы международной безопасности был один и тот же: во всех случаях он оставался человеком точных наук, физиком, конструктором-разработчиком. Результатом усилий могли быть расчетные значения в конце насыщенной формулами статьи либо освобождение из заключения узника совести – во всех случаях это был результат, полученный методом «научного исследования», по ходу которого особый способ мышления Сахарова предлагал совершенно неожиданные шаги к решению проблемы, зачастую не понимаемые современниками и даже многих шокирующие. Я часто слышал от него фразу «Нереализованная идея – еще не идея»: чтобы реализовать идею, довести дело до конца нужно еще сто дополнительных идей и много работать. «Не разбрасываться и доводить дело до конца», - знаковые для Сахарова слова в конце приведенной ниже и многое про него проясняющей цитаты из «Дневников», написанных в ссылке (запись 4 мая 1986 г.):

«Бегло просматривая много статей, отбирал те, которые надо попытаться понять (некоторые из них я уже много раз пытался понять). К сожалению, надо признать, что я уже не в силах освоить всю супернауку на должном уровне» [здесь и далее подчеркнуто А.Д. Сахаровым, «супернаука» - теория суперсимметрии и суперструн – Б.А.]. За 5 месяцев, имея все статьи перед собой, я этого не смог. Конечно, у меня нет некоторых исходных статей, но не это главное. Главное в том, что я очень многое упустил, начиная с 1948 года. А в 1969 г., попав опять в ФИАН, я не занимался наукой с должной последовательностью. Многое меня отвлекало. Семинары посещал только вторничные, а реально заниматься современной физикой (калибровочными полями, квантовой теорией поля вообще, новой космологией, особенно суперсимметрией) – не занимался и не мог. Фактически только в Горьком у меня появилась такая возможность, но всё ещё многое отвлекало (в особенности последние годы, но и раньше), а главное - сил и свежести ума уже мало. Надо сказать, что и в молодости – в 40-е годы – мне тоже была трудна теория поля – тогда еще в очень ребяческом состоянии. А что с ней сделали десятки острых умов за эти 40 лет! Чудеса и только. Особенно сильно я это почувствовал в последние месяцы. Конечно, это я переживу, как человек, психически вполне устойчивый, счастливый в личной жизни, достаточно самокритичный и готовый в принципе довольствоваться тем, что сделано. Но в каком-то плане это все же для меня огромная (интеллектуальная) трагедия !!! Постараюсь все же что-то делать «на обочине», то, что в моих скудеющих силах. Да, мне надо много воли и мужества. Надо смотреть в глаза фактам и надо работать. Не разбрасываться и доводить дело до конца[4]

Да, 20 лет своей творческой активности (1948-1968 гг.) Сахаров, движимый патриотическим чувством долга, посвятил конструированию ядерного оружия, восстановлению стратегического равновесия СССР и США. В «Воспоминаниях»[5] (Часть I, гл. 6) Андрей Дмитриевич дал описание своих мотивов участия в этой деятельности:

«Я не мог не сознавать, какими страшными, нечеловеческими делами мы занимались. Но только что окончилась война - тоже нечеловеческое дело. Я не был солдатом в той войне - но чувствовал себя солдатом этой, научно-технической. (Курчатов иногда говорил: мы солдаты - и это была не только фраза.) Со временем мы узнали или сами додумались до таких понятий, как стратегическое равновесие, взаимное термоядерное устрашение и т.п. … Тогда мы ощущали все это скорей на эмоциональном уровне. … Это действительно была психология войны. … Сегодня термоядерное оружие ни разу не применялось против людей на войне. Моя самая страстная мечта (глубже чего-либо еще) - чтобы это никогда не произошло, чтобы термоядерное оружие сдерживало войну, но никогда не применялось».

С таким же чувством провиденциальности их миссии работали тогда и мой отец Лев Альтшулер, и другие ученые-атомщики – пионеры советского ядерного проекта. Я подробно говорил об этом в своем обзорном докладе «Андрей Сахаров как физик во всех сферах своей деятельности»[6] на мемориальной сессии Четвертой Международной Сахаровской конференции по физике в ФИАНе (18-23 мая 2009 г.).

А после отстранения Сахарова от секретной тематики он еще 20 лет (1969-1989 гг.), также следуя нравственному долгу, посвятил борьбе за ядерное разоружение, за соблюдение прав человека, устранению угрозы самоуничтожения человечества в термоядерной войне. При этом он боготворил теоретическую физику, «чистую» науку, на занятия которой в указанных обстоятельствах времени всегда не хватало. «Когда Вы займетесь наукой ?», - спросил я его в бурный общественно-политический период конца 1980-х после возвращения из ссылки. «Когда меня снова сошлют в Горький», - ответил Андрей Дмитриевич, улыбнувшись.

А одно из «чудес Сахарова» состоит в том, что многие, полученные им «на обочине» (если воспользоваться его же выражением из вышеприведенной цитаты) научные результаты получили дальнейшее развитие:

Мирное использование термоядерного синтеза. «Токамаки».

В подготовленном Сахаровым совместно с И.Е. Таммом отчете «Теория магнитного термоядерного реактора» (МТР), 1951 г., впервые предложена идея магнитной изоляции нагретой до миллионов градусов дейтериево-тритиевой плазмы («магнитная ловушка», позже эта конструкция получила название «Токамак»). Ожидается, что при достижении плазмой достаточно высокой температуры, сталкивающиеся ядра преодолеют отталкивание их одноименных электрических зарядов и приблизятся настолько, что начнется процесс ядерного синтеза с соответствующим выделением энергии. Но в отличие от взрыва водородной бомбы здесь процесс будет постепенным, управляемым.

Реализация идеи управляемого термоядерного синтеза сулит получение неограниченной энергии; перспективы настолько заманчивые, что «Токамаки» разрабатываются уже 60 лет, и усилия в их разработке только наращиваются. Однако пока не удалось получить положительного сальдо энергии. Одна из проблем в том, что плазма неустойчива, отдельные ее частицы все-таки преодолевают магнитный барьер и достигают стенок камеры, быстро их разрушая. Разрушают камеру и возникающие в результате начинающегося термоядерного синтеза потоки нейтронов.

Есть множество идей в попытках преодолеть эти и другие трудности. Всего разработано более 200 «Токамаков», 35 из них функционируют сегодня. Самый крупный «Токамак» (проект ИТЭР международного экспериментального термоядерного реактора) будет построен на юге Франции, в исследовательском центре Кадараш, в 60 км. от Марселя. Концепция этого проекта разрабатывалась более 15 лет, окончательно он был согласован в июле 2010 года. Это большой и очень дорогой проект с участием около 30 стран, включая Россию и США.

Объяснение барионной асимметрии Вселенной.

Эта, ставшая классической, работа 1967 года («Письма в ЖЭТФ») занимает всего 3 страницы журнального текста. Суть проблемы в том, что, как считалось долгое время, теория элементарных частиц зарядово-симметрична, частицы и античастицы, отличающиеся знаком заряда, во всех иных отношениях абсолютно тождественны. И поэтому возникает вопрос, почему во Вселенной наблюдаются галактики и звезды, состоящие из барионов (протонов, нейтронов…), а антигалактик и антизвезд, состоящих из антибарионов (антипротонов, антинейтронов) не наблюдается? Сахаров сформулировал три условия возникновения барионной асимметрии в начальные мгновения раздувания горячей Вселенной:

1) Нарушение комбинированной четности (CP-четности) в процессах рассеяния элементарных частиц незадолго перед этим открытое С. Окубо (численные значения характеристик рассеяния некоторых частиц на 0,6% отличаются от характеристик пространственно (P) отраженного рассеяния их античастиц). На экземпляре своей работы, подаренном в 1967 году Е.Л. Фейнбергу, Сахаров написал стих собственного сочинения: «Из эффекта С. Окубо / при большой температуре / для Вселенной сшита шуба / по ее косой фигуре».

2) Нарушение симметрии при обращении времени, т.е. в динамических условиях сильной нестационарности, что имеет место по причине стремительного расширения Вселенной после «Большого взрыва».

3) Несохранение барионного заряда. В работе Сахарова был рассмотрен простейший механизм такого несохранения – нестабильность протона. По оценкам, проведенным Сахаровым, для возникновения на начальной стадии существования Вселенной ее наблюдаемой барионной асимметрии достаточно предположить, что протон нестабилен со временем жизни примерно  лет (в десять тысяч миллиард-миллиард-миллиард-миллиардов раз больше возраста Вселенной, порядок которого 10 миллиардов лет). Эта «безумная» идея Сахарова 1967 года прочно вошла в теорфизику в 1979 году, хотя в настоящее время рассматриваются иные, чем нестабильность протона, механизмы несохранения барионного заряда.

«Начальная стадия расширения Вселенной и возникновение неоднородности распределения вещества» (ЖЭТФ 49 (7) с. 345-357, 1965г.).

Эта первая работа после возвращения Сахарова в «большую науку» через 15 лет «бомбового» перерыва была выполнена в 1963-1964 гг. Каким образом возникли столь неоднородные в пространстве скопления вещества как галактики и скопления галактик, если на начальном этапе эволюции Вселенной всё было совершенно однородно? Работа посвящена этому кругу вопросов. Известно, что равномерное распределение в пространстве тяжелого вещества неустойчиво: случайное увеличение концентрации в одном месте приводит к еще большему накоплению здесь окружающего вещества, падающего на этот центр притяжения. Но остается вопрос, откуда взялось это первоначальное случайное увеличение концентрации? В этой работе Сахаров впервые высказал предположение о происхождении догалактических неоднородностей из квантовых флуктуаций.

А чудо состоит в том, что обнаруженные астрофизиками в 2001 году акустические осцилляции реликтового излучения являются отпечатком тех самых колебаний вещества, которые теоретически описал Сахаров в своей работе 1965 года. Эти неоднородности реликтового фона справедливо были названы «сахаровские осцилляции». Достаточно набрать в поисковой системе это словосочетание (или по-английски «Sakharov oscillations»), чтобы убедиться как активно использует идеи Андрея Дмитриевича Сахарова современная наука.

Среди других работ Сахарова, заслуживших внимание коллег:

мюонный катализ (1948, 1957 гг.), магнитная кумуляция и взрывомагнитные генераторы (1951-1952), теория индуцированной гравитации и идея нулевого Лагранжиана («Письма в ЖЭТФ», 1967), исследование высокомерных пространств с различным числом осей времени («Космологические переходы с изменением сигнатуры метрики», ЖЭТФ, 1984), «Испарение черных мини-дыр и физика высоких энергий» («Письма в ЖЭТФ», 1986).

Научное наследие Сахарова в первую очередь – в его работах, которые, как положено, живут своей жизнью. А также - в безраздельной любви к науке, к физике, к формулам, к дифференциальным уравнениям, к топологическим фигурам и красивым любительским задачкам, которые он сам придумывал. Но любви, как известно, научиться нельзя, она либо случается, либо не случается. Ей можно только завидовать, восхищаться ею.

А теперь – об общественном наследии Сахарова, о его «методах» при решении общественных задач. Это, говоря схематически:

1. Невероятная целеустремленность, уверенность в том, что неразрешимых задач не бывает. «Непреодолимые» трудности - только стимул к поиску принципиально иных подходов, нового взгляда на проблему. Конечно, таков универсальный принцип эвристики, но для Сахарова он был совершенно органичен и постоянно применялся.

Пример: со своими реформаторскими идеями Сахаров в течение ряда лет обращался к высшим лидерам СССР, к тем людям, которые лично знали и уважали его как «бомбодела» (так любовно говорил Л.И.Брежнев), обращался и не получал никакого отклика. В начале 1990-х историк физики Геннадий Горелик обнаружил в Архиве ЦК КПСС датированное 1967 годом закрытое («для служебного пользования») письмо Сахарова главному идеологу СССР М.А. Суслову, в котором Андрей Дмитриевич излагает те же идеи конвергенции социалистической и капиталистической систем, разрядки международной напряженности, которые через год вошли в его знаменитый опубликованный на Западе Меморандум «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе». Суслов Сахарову не ответил вообще. Другой бы на этом успокоился: не желают общаться и сделать с ними ничего нельзя. Но не на того напали. Сахаров оформляет те же мысли в виде указанного Меморандума, который в мае 1968 года через друзей запускает в Самиздат, сознавая, что документ уйдет за рубеж. Причем подписывается своим настоящим именем, ни от кого не прячется. И это сделал сверхсекретный академик, работавший в сверхсекретном ядерном центре «Арзамас-16» (г. Саров, название которого отсутствовало на картах того времени). В начале июля Меморандум был опубликован на Западе, и, конечно, это был шок – в Кремле, в Минсредмаше, в Сарове. «Почему Вы решили обратиться к загранице?», - спросил его мой отец, который в 1968 году тоже еще работал в Сарове и которого с Сахаровым связывали давние дружеские отношения и единство позиций по общественным вопросам[7]. «Я решил обратиться к тем, кто готов меня слушать», - математически точно ответил Андрей Дмитриевич. «Сахаров – говорящая лошадь», «это нарушение закона сохранения энергии», - говорили тогда коллеги-физики.

И таких примеров «выхода за рамки заданных обстоятельств» множество. Особая настойчивость требовалась при спасении людей («И спасти захочешь друга, да не выдумаешь как», - Юлий Ким, «19 октября»). Но «выдумывали», и Сахаров - в первую очередь. А если власти не уступали, то задача была сделать так, чтобы воздействие нарастало как снежный ком, принимая общемировой характер.

Это очень творческая деятельность: находить способы влияния в условиях, когда сделать в общем-то ничего нельзя. Но оказывается, что можно! И сейчас мы стараемся работать по такому же принципу. «Мы - бульдоги», - говорю я своим замечательным друзьям и сотрудницам по РОО «Право ребенка», имея в виду, что раз «вцепившись» в «случай», мы не отступаем. Получая чиновничьи отказы и отписки, только наращиваем разноплановые усилия - пока не решим проблему в интересах ребенка.

2. Постоянное, вновь и вновь, переосмысление ситуации, в том числе собственных представлений. «Сахаров рассматривает всё, как если бы перед ним был чистый лист бумаги, и, благодаря этому, делает поразительные открытия», - говорил его учитель Игорь Евгеньевич Тамм. Но так было не только при решении научных задач, так был всегда и во всем. Андрей Дмитриевич практически никогда не спорил. Спор был ему неинтересен. Что бы и кто бы ни говорил, он вникал, видно было, что он как бы заново «с чистой страницы» мгновенно «сканирует» свои мнения и взгляды, сверяя их с вновь поступившей информацией. А потом следовал некий суммирующий вывод по существу. Но часто и ничего не следовало, просто молчал в ответ на какую-нибудь глупость. А настаивать на своем только потому, что это была ЕГО точка зрения, для него было бы нелепо и противоестественно. Столь самокритично и диалектически мыслящих людей я больше никогда не встречал. В Заключительной главе своих «Воспоминаний» Сахаров пишет, что ему близка позиция польского философа Колаковского: «постоянное ощущение возможности собственной ошибки, а если не своей ошибки, то возможной правоты противника».

3. Добавлю про огромную ответственность за сказанное, стремление сформулировать свою мысль максимально точно. Слово Сахарова «работало». И Сахаров знал, что каждое его слово изучается и анализируется на высшем уровне и в СССР и в США, и в других странах. «Моё имя не принадлежит только мне, и я должен это учитывать», - сказал он как-то.

Такое внимание к его мнению – это тоже ведь не случайно получилось, а стало следствием некоторых глубинных черт характера: высокий профессионализм, доскональное знание предмета, разговор (устно или письменные обращения) всегда «на равных» и уважительно (он никогда не опускался до «ругани» и «обзывалок»), априорное допущение Человеческого начала в любом человеке, кем бы он ни был, какую бы должность ни занимал – то, что, говоря об отношении Сахарова к людям, знаменитый правозащитник Татьяна Великанова определила как «презумпция порядочности».

4. Принципиальный отказ от какого бы то ни было насилия. Но это верно для всего правозащитного движения, точную формулу которого - «противление злу ненасилием» (перефразируя Льва Толстого) - дал еще один замечательный правозащитник Леонард Терновский. «Правозащитники никогда не прибегали и не прибегают к насилию и единственным своим оружием считают гласность», - сказала в своем последнем слове на суде в Москве в мае 1980 года член Московской хельсинкской группы Татьяна Осипова; они с друзьями занимались разоблачением карательной психиатрии, её осудили на 7 лет.

Попробуем взглянуть на некоторые тяжелые проблемы сегодняшнего дня в свете «уроков Сахарова».

В 1998 году в России было 22 миллиона школьников, а в этом учебном году – 12,8 млн.: за 12 лет убыль на 42%. Введенный 5 лет назад «материнский капитал» замедлил, хотя и не остановил, не мог остановить это падение страны в никуда. Да, сегодня детей возраста от 0 до 4 лет на миллион больше, чем 5 лет назад, но этот позитивный тренд стал поистине вселенской катастрофой, «детским цунами» для региональных властных элит, не желающих решать проблемы населения своих регионов: очередь в детские сады достигла 2 миллионов и продолжает расти. Такое немыслимо ни в одной уважающей себя стране.

Основная причина демографического кризиса – в катастрофическом дисбалансе доходов населения и монопольно вздутых цен на жилье, на продукты питания первой необходимости. Рождение ребенка для большинства семей новой России - это прыжок в нищету и невозможные жилищные условия. Миллионы детей хронически недоедают, в очереди на улучшение жилищных условий можно стоять и 10, и 20 лет, и всю жизнь, не говоря уже о бездомных многодетных семьях - и в Москве, и в других регионах. Напомню, что кратные «накрутки» цен продовольственными монополистами-посредниками вызвали справедливое возмущение Председатель Правительства В.В. Путина при посещении им летом 2009 года московского магазина «Перекресток». К сожалению, с тех пор ничего в этом плане не изменилось.

И такая же по сути невозможная ситуация во многих других жизненно важных для граждан России и для ее развития сферах. Вспомним состояние здравоохранения – не того, что в особых центрах, а того, что для миллионов; цены на горючее, угнетающие отечественное производство; состояние науки, выталкивающее за рубеж тысячи самых способных и перспективных молодых людей.

Парадоксально, что многие из этих проблем, также как, например, и проблему коррупции в правоохранительных и силовых структурах, в достаточно сильных выражениях озвучивают первые лица государства. И при этом мало что меняется, хотя известны (и не раз предлагались) простые меры по исправлению ситуации в каждой из «проблемных зон»[8]. Но когда доходит до дела, самая суть этих мер «почему-то» выхолащивается. И понятно почему: потому что государственная машина – не барон Мюнгхаузен, сам себя вытянувший за волосы из болота.

Внешней силой, делающей власть работоспособной и ответственной перед населением, может быть только само население, т.е. гражданское общество. И тут уместно вспомнить Андрея Дмитриевича Сахарова, который всей своей деятельностью дал пример мощного влияния гражданского общества на власть. Сегодня Россия созрела для восприятия этого опыта. К тому есть две причины:

1) Во взрослую сознательную жизнь вошло постсоветское поколение, не обремененное неистребимым советским комплексом пассивного ожидания решений вышестоящих товарищей.

2) Развитие социальных сетей в интернете, того, что называется интернет-демократией.

В 1968 году в футурологической статье «Наука будущего» А.Д. Сахаров писал: «Прогресс кибернетики приведет к глубочайшим сдвигам в идеологии и философии… внесет наибольшие и неожиданные коррективы в предсказание о социальной, бытовой и политической структуре будущего общества». А вот что он говорил о молодежи в интервью газете «Книжное обозрение» весной 1989 года: «Я верю, что в народе всегда сохраняются нравственные силы. В особенности я верю в то, что молодежь, которая в каждом поколении начинает жить как бы заново, способна занять высокую нравственную позицию. Речь идет не столько о возрождении, сколько о том, что должна получить развитие находящаяся в каждом поколении и способная вновь и вновь разрастаться нравственная сила».

Сегодня всё это происходит на наших глазах. Именно в последние годы возникли широкие волонтерские инициативы в помощь детям - воспитанникам интернатных учреждений (вот она – «вновь и вновь разрастающаяся нравственная сила»); по всей стране проходят акции и голодовки Всероссийского движения РДДДО – против очередей в детские сады; массовые движения автомобилистов; экологические движения, среди которых самое известное «В защиту Химкинского леса», и т.д. Основная масса активистов этих движений – молодые люди, молодые родители младше 30-35 лет, т.е. сформировавшиеся после распада СССР. И основным инструментом их объединения является интернет. При этом очевидно, что мы только в начале пути, что все эти инициативы нуждаются в поддержке, в том числе технологической - в плане более эффективного использования социальных сетей, вовлечения все более широких слоев населения, заинтересованных в решении тех или иных жизненно важных для людей проблем.

«Народ безмолствует», - сказано у Пушкина в «Борисе Годунове». Традиционной альтернативой народного долготерпения является «русский бунт» (вспомним события декабря 2010 года на Манежной Площади в Москве). Сегодня появилась реальная возможность преодолеть эту трагическую российскую дилемму «молчание-бунт». Интернет-технологии, применение систем типа «Ушахиди», соединяющих возможности интернета и мобильной связи, позволят выяснять отношение населения к власти, к работе конкретных органов и служб в любой точке страны в оперативном режиме. Постоянно проводимые социологические опросы на местном уровне – обычная практика демократических стран, обеспечивающая прозрачность и ответственность власти. В России в этом плане – непаханое поле. Интернет позволит легко поднять эту целину.

Известный и поразительный по эффективности пример «интернет-лоббирования»: письмо (января 2011 г.) преподавателя школы № 57 г. Москвы Сергея Волкова против новых образовательных стандартов, поддержанное тысячами блоггеров и имевшее результатом позитивную реакцию В.В. Путина и А.А. Фурсенко.

И возникают вопросы: Где российская научная общественность? Почему ничего подобного письму Сергея Волкова не происходит в нашей научной среде? А проблемы острейшие и всем известные:

- в условиях полунищего существования ведущих научных институтов страны гигантские бюджетные вливания в построение научного рая в «одном отдельно взятом» Сколково, одна 5-километровая дорога от которого до МКАД обошлась в 5,75 миллиарда рублей (да и та через полгода пришла в негодность);

- назначение на руководство ряда крупнейших институтов бесконечно далеких от науки «эффективных менеджеров» при полном отстранении от принятия решений собственно научных коллективов;

- немало проблем и в организации работы самой Российской академии наук.

Ясно, что в этой сфере, как и во всех других, выбраться из болота можно только с помощью «внешней силы», «внешней точки опоры», каковой может стать хорошо организованное и достаточно настырное научное гражданское общество. Полагаю, что настало время рассмотреть вопрос о создании «Научной общественной палаты Российской Федерации» (по аналогии с Общественной палатой РФ), процедура формирования которой должна обеспечить полную независимость этой общественной структуры от контролируемых ею органов и лиц, наделенных властными, распределительными полномочиями. Разумеется, эта идея, как и любая сырая идея, требует самого пристрастного критического рассмотрения и обсуждения. Поскольку, повторюсь, «нереализованная идея – ещё не идея» (А.Сахаров).

И в заключение – снова о науке, которой Андрей Дмитриевич Сахаров был бесконечно предан. В августе 1989 года, за 4 месяца до кончины, он завершил свою вторую книгу воспоминаний такими словами:

«Конечно, окончание работы над книгой создает ощущение рубежа, итога. “Что ж непонятная грусть тайно тревожит меня?” (А.С. Пушкин). И в то же время – ощущение мощного потока жизни, который начался до нас и будет продолжаться после нас… Это чудо науки. Хотя я и не верю в возможность скорого создания (или создания вообще?) всеобъемлющей теории, но я вижу гигантские, фантастические достижения на протяжении даже только моей жизни и жду, что этот поток не иссякнет, а наоборот, будет шириться и ветвиться…»[9]

Об Андрее Дмитриевиче Сахарове

21 мая 2011 г. исполняется 90 лет со дня рождения АНДРЕЯ ДМИТРИЕВИЧА САХАРОВА (21.05.1921–14.12.1989) – Великого Гражданина России, одного из самых выдающихся деятелей XX в., физика-теоретика, конструктора, ставшего академиком АН СССР в 32 года, «отца» советской водородной бомбы и лауреата Нобелевской премии мира (1975). Идея Сахарова о неразрывной связи международной безопасности и соблюдения индивидуальных прав человека, которую он последовательно проводил в жизнь в течение 20 лет и суммировал в своей Нобелевской лекции, стала тем фактором, благодаря которому мир отступил от края термоядерной пропасти, ядерные сверхдержавы отказались от смертельно опасной стратегии «равновесия страха» и приступили к реальному ядерному разоружению.

Сын известного педагога, автора учебников физики. Предки по линии отца: дед – крупный юрист, далее духовного звания; предки по линии матери, урожденной Софиано, – дворяне, фамилия рода берет начало от уроженца греческого острова Кеа (Зея), поступившего в XVIII в. на службу в российскую армию. В 1945–1950 гг. Сахаров – аспирант, а затем сотрудник возглавляемого И.Е. Таммом Отдела теоретической физики Физического института им. П.Н. Лебедева (ФИАН). В 1950–1968 гг. - работа в ядерном центре Арзамас-16. После публикации на Западе в июле 1968 г. знаменитого манифеста «Размышлений о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе» отстранен от секретных работ в Арзамасе-16 – и снова сотрудник ФИАНа (1969–1989), в том числе в период горьковской ссылки (1980–1986).

Основные научные достижения Сахарова, выдержавшие испытание временем и получившие дальнейшее развитие: идея магнитного удержания высокотемпературной плазмы в целях реализации управляемого термоядерного синтеза как практически неограниченного источника энергии (1950–1951); идея взрывомагнитных генераторов для получения сверхсильных импульсных магнитных полей (1951–1952); «сахаровские осцилляции» – объяснение происхождения галактик и звезд наличием квантовых флуктуаций вакуума в первые мгновения существования Вселенной (1965); объяснение барионной асимметрии Вселенной с помощью «сумасшедшей» для того времени идеи о несохранении барионного заряда (1967), ныне прочно вошедшей в современную физику. В последние годы все большее внимание привлекают написанные в ссылке работы Сахарова о квантовых переходах с изменением числа осей времени (1984) и об испарении черных мини-дыр (1986).

В 1948 г. выдвинул конструкционную идею водородной бомбы–«слойки», которая в сочетании с предложением В.Л. Гинзбурга об использовании в рабочем ядре бомбы Li-D смеси («лидочки») легла в основу создания первого советского одноступенчатого термоядерного заряда РДС-6с (испытан в августе 1953 г.). В дальнейшем реализация Сахаровым совместно с коллегами идеи двухступенчатого (А-Н) заряда с использованием радиационного обжатия позволила создавать водородные бомбы неограниченной мощности; первая в мире авиационная бомба этой конструкции, РДС-37, была испытана в ноябре 1955 г.; в октябре 1961 г. на Новой Земле было произведено испытание разработанного группой Сахарова самого мощного в истории 50-мегатонного заряда, занесенного в книгу рекордов Гиннеса.

В эти же годы Сахаров все больше осознает опасность неограниченного наращивания ядерных вооружений в условиях фактической бесконтрольности лиц, полномочных принимать решения об их применении. Он был одним из инициаторов Московского международного договора об ограничении ядерных испытаний в трех средах (1963). Вступив на путь правозащитного движения, он с неослабевающей энергией выступает в защиту жертв репрессий. Резко осудил введение советских войск в Афганистан (декабрь 1979 г.), после чего был сослан в г. Горький. Возвращен из ссылки М.С. Горбачевым в декабре 1986 г. В 1989 г. был депутатом Первого и Второго съездов народных депутатов. Неожиданная смерть А.Д. Сахарова 14 декабря 1989 г. потрясла страну, прощание с ним стало событием общенационального масштаба.

Альтшулер Борис Львович, физик-теоретик, участник правозащитного движения в бывшем СССР с начала 70-х гг., член воссозданной в 1990-е гг. Московской Хельсинкской группы. Родился в 1939 г. в Москве. В 1962 г. окончил физический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, в 1969 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук. А.Д. Сахаров был одним из его оппонентов при защите диссертации, и с тех пор в течение 20 лет они тесно сотрудничали в различных областях. С 1987 г. – старший научный сотрудник Отделения теоретической физики Физического института им. П.Н. Лебедева РАН, в настоящее время – член Ученого совета отделения. Председатель Правления РОО «Право ребенка» (создана в 1996 г.). Указом Президента РФ № 1070 от 23.09.2009 включен в состав Общественной палаты Российской Федерации третьего созыва (2010–2011 гг.). В 2009 г. Федерацией еврейских общин России удостоен звания «Человек года» в номинации «Общественная деятельность».

 

Примечания

[2] Здесь программы мероприятий: http://www.lebedev.ru/ru/news/?id=489

[3] См.также «Уроки Сахарова»: http://echo.msk.ru/blog/baltshuler/775055-echo/

[4] А. Сахаров, Е. Боннэр, «Дневники. Роман-документ» // Изд. «Время», Москва, 2006. Т. 3. Стр. 187-188.

[5] Андрей Сахаров, «Воспоминания» // Нью-Йорк: «Изд. им. Чехова», 1990 / М.: «Права человека», 1996 / М.: «Время», 2006.

[6] http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer16/Altshuler1.php (на англ. опубл. в Материалах конференции: http://www.sc4.lpi.ru/proceedings/altshuler_mem1.pdf) .

[7] См. «Экстремальные состояния Льва Альтшулера» // М.: Физматлит, 2011 – 616 с.

[8] К примеру: в сфере защиты детства и семьи см. http://www.oprf.ru/files/tezisaltshuler17052011.doc , о преодолении коррупции в милиции-полиции см. http://www.oprf.ru/ru/blog?id=176

[9] Андрей Сахаров, «Горький, Москва, далее везде» // Нью-Йорк: «Изд. им. Чехова», 1990 / М.: «Права человека», 1996 / М.: «Время», 2006.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 982




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer6/Altshuler1.php - to PDF file

Комментарии:

Марк Фукс
Израиль - at 2011-06-18 05:33:00 EDT
«…настало время рассмотреть вопрос о создании «Научной общественной палаты Российской Федерации» (по аналогии с Общественной палатой РФ), процедура формирования которой должна обеспечить полную независимость этой общественной структуры от контролируемых ею органов и лиц, наделенных властными, распределительными полномочиями. Разумеется, эта идея, как и любая сырая идея, требует самого пристрастного критического рассмотрения и обсуждения. Поскольку, повторюсь, «нереализованная идея – ещё не идея» (А.Сахаров).»

Прекрасная, информативная, содержательная и немного оптимистически - наивная в своей заключительной части статья.
Автору спасибо и добрые пожелания.
М.Ф.