©"Заметки по еврейской истории"
октябрь 2014 года

Ион Деген

Командир взвода

Марк отбывал, отрабатывал, отслуживал законный привычный месяц солдата-резервиста. Никогда раньше эта служба не казалась ему такой постылой, как сейчас. То ли возраст начал сказываться, – уже перемахнул за сорок, то ли место службы Господь определил ему за грехи тяжкие, то ли с командиром взвода ему не повезло. Кроме возраста, любого из двух этих "то ли" хватило бы с лихвой. Солдатское ли это дело охранять тюрьму? Да еще какую тюрьму! Место заключения арабских террористов.

Марк, – грузный, добродушный, компанейский, был либералом до мозга костей. Он абсолютно не умел ссориться. Знакомым своим и малознакомым прощал обиды и проступки. Он и арабских террористов мог понять, а значит – простить, если они, как и положено, скажем, партизанам, воевали бы против армии. Будь в охраняемой им тюрьме такие террористы, Марк не проклинал бы свою солдатскую судьбу.

Но в этой тюрьме была особая публика. Марк, талантливый журналист, никак не мог подобрать нужного слова для определения этой публики.

Террористы? Так они называются официально. Но ведь это ничего не определяет.

Бандиты? Нет, не то. Надо будет поискать в словаре соответствующее слово.

Если оно уже придумано.

В тюрьме содержались арабские террористы, приговоренные к пожизненному заключению, а то и к трем пожизненным заключениям. И это чуть ли не при ласковости израильского судопроизводства. Такую меру наказания получили они за хладнокровное убийство мирных граждан, за убийство арабов, подозреваемых в сотрудничестве с израильтянами.

Даже Марка коробил приговор "пожизненное заключение". Еще недавно он был ярым противником смертной казни. Он был горд, что в Израиле фактически нет такого наказания. За всю историю Израиля только одного человека приговорили к смертной казни.

Но когда страшных преступников, приговоренных к пожизненному заключению, выпускали на свободу через невероятно короткие сроки в обмен на израильских военнопленных или просто из каких-то гуманных соображений, Марк чувствовал себя уязвленным непосредственно. А когда трех израильтян, попавших в плен из-за своего разгильдяйства, обменяли на тысячу двести арабских террористов (среди них были и убийцы из японской "красной армии"), у Марка дыхание перехватило от этих, так сказать, гуманных соображений. В тот день он здорово надрался.

Гуманных... По привычке Марк переводил на русский язык любое иностранное слово. Гуманный – человеческий, человечный. Марк добросовестно и кропотливо искал что-либо человеческое в этой банде, которую охранял. Но даже называемого звериным он не находил у собранного здесь отребья. Комплиментом оно звучало в этом случае.

У зверей свои законы, и жестокость имеет границы. А здесь, в тюрьме, когда по какому-нибудь поводу между арестантами возникали драки, жестокость была беспредельной. Только применив слезоточивый газ, удавалось распутать клубок змей. Нередко ублюдки, лишенные всего человеческого, терпя поражение от своих единоверцев и сообщников, взывали к помощи охраны и просили применить слезоточивый газ.

Марку было неуютно, даже стыдно, что здесь и он озверел, что иногда ему хотелось, чтобы охрана не вмешивалась в чужие драки, чтобы естественным путем решился вопрос о гуманно приговорённых к пожизненному заключению. Ведь по совести, по Закону, дарованному Всевышним, у них не было права на существование.

А еще поражало Марка, более того – ущемляло его достоинство то, что преступники находились в условиях лучших, чем их охранники. Марк знал толк в хорошей еде, любил основательно выпить и не менее основательно закусить. Он и здесь не был голодным. Такого не бывает в израильской армии. Но ведь не придет же ему в голову здесь, в секторе Газы, требовать свежевыпеченные лепешки, причем, выпеченные не где-нибудь, а в определенной пекарне в арабском квартале в Иерусалиме. И такие требования арестантов удовлетворялись. Третьего дня, когда заключенных посетили наблюдатели из Красного креста, посыпались жалобы на то, что уже около недели в обед нет кабачков.

Наблюдатели – два швейцарца, красавчики с прилизанным пробором, и две швейцарских девицы в джинсах, плотно обтягивающих их прелести. Даже солдаты поглядывали, облизываясь. А заключенные придумывали все новые жалобы, чтобы продлить пребывание этих блондинок, увеличивавших в их крови содержание половых гормонов.

Наблюдатели старательно заносили жалобы в свои блокноты. Марк подумал, не эти ли краснокрестовцы смотались во время зверской расправы и не сообщили израильтянам об убийстве безоружного солдата-запасника, по ошибке безоружным заехавшего в Джебалию.

Именно за это убийство к пожизненному заключению приговорили двух террористов. В зверстве, если можно так выразиться, участвовало несколько десятков арабов. Но двое осужденных влили в рот солдата бензин и подожгли его. Именно тогда поймали этих двоих, уже давно бывших в розыске. Их "послужной список" содержал еще несколько убийств.

Сейчас кассационный суд рассматривал жалобу их адвоката на незаслуженно суровое наказание.

Дважды Марк сопровождал в суд и обратно эту милую парочку. Он сидел в закрытом "джипе" напротив террористов. По выработанной журналистской привычке, по своей природе, он пытался разглядеть в их глазах хоть проблеск человекоподобия. Он пытался обнаружить в хищных лицах хоть что-нибудь, что пробудило бы в нем, пусть не сострадание, но хотя бы понимание их сатанинской жестокости.

До предела пришлось ему выжать в себе тормоза, чтобы не разрядить в них свой "Галиль", когда, выйдя из джипа они перед телевизионными камерами и аппаратами фотокорреспондентов растопырили пальцы в победном "V". Подлый взводный! Именно Марка он постоянно назначает сопровождающим в суд.

Началось это еще в позапрошлом году. Один из наиболее жестоких убийц оказался выпускником Московского университета имени Патриса Лумумбы. Марк заговорил с ним по-русски. С этого и пошло. Но тогда почему-то было все-таки легче. Может быть потому, что командир взвода был еще нормальным человеком.

А в этот призыв какой-то сумасшедший тумблер щелкнул в нем и превратил интеллигентного провизора, владельца аптеки, в замкнутого солдафона, в бездумное приложение к инструкциям. Правда, одну очень важную инструкцию лейтенант сам нарушал постоянно.

Кратчайший путь из казармы в столовую – между тюремными блоками.

Поэтому солдатам категорически запрещено идти в столовую без оружия. Если лейтенант появлялся в столовой без "Галиля", значит, он прошагал чуть ли не километр вокруг изгороди лагеря. Марк хорошо знал своего взводного. В трусости его не заподозришь. Нет, не шел он вокруг изгороди. Но на хрена этот героизм, идти между блоками без оружия? Да еще в нарушение инструкции.

На вопрос Марка лейтенант не ответил. Только махнул рукой. Черт его знает, что с ним происходит.

Но это не единственная странность. Каждый солдат мечтал хоть на минуту вырваться в отпуск. А лейтенант отказался от очередного увольнения в субботу. Он даже поспорил по этому поводу с капитаном, командиром роты, уговаривавшим взводного разрядиться немного, снять с себя напряжение.

Действительно странно.

Утром Марк со своим напарником снова были назначены сопровождать двух террористов из Джебалии в кассационный суд. И снова Марку захотелось выстрелить в них, когда они растопырили пальцы в победном "V". Ох, испаряется в этой обстановке его либерализм! Надо взять себя в руки.

За несколько минут до отъезда он услышал, как капитан спросил командира взвода, не желает ли и он поехать в суд. Ведь сегодня будет оглашен приговор. Лейтенант отказался. Была бы у Марка такая возможность!

Судья долго читал обвинительное заключение с подробным объяснением беспочвенности кассации. Приговор подтвержден. Пожизненное заключение. И снова растопыренные пальцы террористов, и наглые улыбки, и уверенность в том, что заключение будет не только не пожизненным, но даже непродолжительным.

- Ну, что? – Спросил лейтенант, когда Марк вернулся в казарму.

- Подтвердили. Пожизненное заключение.

- Пожизненное заключение... Если бы хоть это. Но ты же знаешь, как ведет себя наше прекраснодушное правительство и вообще все эти говнюки.

Впрочем, ты ничего не слышал, а я ничего не говорил. Еще обвинят нас в том, что армия вмешивается в политику.

Лейтенант помолчал, вытащил магазин из "Галиля", несколько раз со злостью взвел затвор и положил автомат перед собой на стол:

- Вот вы все шепчетесь, что стало с взводным, что стало с взводным? А как моя фамилия, вы знаете? А что достать цианистый калий для меня не проблема, вы знаете? Что подсыпать его в пищу этим двум подонкам для меня не проблема, вы знаете? Вот почему я отказался от отпуска. Не хотел приближаться к цианистому калию в своей аптеке. Вот почему я не могу быть с оружием, когда вижу перед собой наглые рожи этих нелюдей. Это ты понимаешь?

Марк это понимал. Но ведь раньше у младшего лейтенанта не было такой реакции. Командир взвода увидел тень сомнения на лице своего солдата и товарища.

- Ничего ты не понимаешь. Как моя фамилия?

- Фельдман, - действительно не понимая вопроса, ответил Марк.

- А как фамилия солдата, убитого в Джебалии?

- Фельдман. Так он твой родственник?

- Родственник ... Дрор мой родной любимый брат. Брат. Понимаешь? Это ты понимаешь?

1989 г. 


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:1
Всего посещений: 1764




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2014/Zametki/Nomer10/Degen1.php - to PDF file

Комментарии:

ilion
nazaret ilit, isael - at 2018-09-18 09:23:34 EDT
это наша трагедия что мы не соблюдаем одну из заповедей - око за око
райский либералъ - другу людей
- at 2014-12-17 11:45:32 EDT
Константин - райскому либералу
Россия - at 2014-12-17 09:56:55 EDT
"Райский либерал, вы нелюдь! По другому и не скажешь!"
--------------------------- РЛ -----------------------
Если вы не нелюдь, то поясните человеческим языком свою позицию. А то, как в случае с Дегеном, много эмоций и ничего неясно.

Константин - райскому либералу
Россия - at 2014-12-17 09:56:55 EDT
Райский либерал, вы нелюдь! По другому и не скажешь!
A.SHTILMAN
NY, NY, - at 2014-11-19 19:22:17 EDT
Каюсь, дорогой Ион! Я сначала не понял рассказа. А вчера сразу всё понял! Это израильская реальность! Вот она, во всём ужасе ясности! Да, с этим нужно уметь жить. Я глубоко уважал и уважаю всех тех наших эмигрантов, кому было судьбой послано жить в Израиле. Это не всем по-плечу! Далеко не всем. Так что даже и каждодневная жизнь, помимо работы, забот житейских, ещё всегда требует подсознательного напряжения из-за возможного в любую минуту...Не дай Бог! В общем, можно спорить с теми, кто здесь называет себя израильтянами / Сэм, Сильвия/, но не живущие там всё же должны помнить, что мы живём / пока / в других условиях - не климатических- а элементарно бытовых,не сопряжённых с ежедневной опасностью. Вот теперь какие ассоциации вызвал этот незаурядный авторский рассказ. Спасибо, дорогой Ион!
райский либерал
- at 2014-11-19 13:45:55 EDT
"Есть отзывы, вызывающие такое презрение, что даже лень отреагировать на них устным матюгом. Удивительно, что достойным людям не лень на них реагировать."
--------------------- РЛ ----------------------
Это ваши проблемы, презирайте дальше.
Удачи!

Ион Деген
- at 2014-11-19 12:13:36 EDT
Затухающие колебания? Энтропия? Или брезгливость? Давно забыл, что существует Гостевая книга. Рассказы в "Заметки" посылаю уже только после напоминания многоуважаемого Редактора. Не проверяю, опубликованы ли. Но потом вспоминаю, что могут быть отклики. В том числе положительные. И что собачье свинство не поблагодарить откликнувшихся. И открываю "Заметки". Так и сейчас. Вчера глубокоуважаемый Евгений напомнил, что время прислать рассказ в номер 11-12. И заглянул в "Заметки". И собачье свинство было слишком нежным, если бы не поблагодарил дорогих Марка Фукса, Володю Янкелевича, коллегу Бориса Альтшулера, Sava'у. Uriel'я, профессионально подтвердившего реализм моего рассказа, Марка Блумберга, Алекса Б. Есть отзывы, вызывающие такое презрение, что даже лень отреагировать на них устным матюгом. Удивительно, что достойным людям не лень на них реагировать.
Алекс Б.
- at 2014-11-19 06:46:08 EDT
- Родственник ... Дрор мой родной любимый брат. Брат. Понимаешь? Это ты понимаешь?
----------------
Понять это невозможно.
Вспоминаю каждый раз Вас и Ваши рассказы , когда
в Стране проливается еврейская кровь , каждый раз

Марк Блуменфельд
- at 2014-11-18 17:59:26 EDT
Марк Блуменфельд - райскому либералу. Извините, Вы это всерьёз? Не обижайтесь: мне показалось, что "а вот перевоспитать..." - это хохма. Если же нет - оторопь берёт, не знаю, что тут и сказать. Впрочем, может быть, это всё же хохма.
Марк Блуменфельд
- at 2014-11-18 17:55:39 EDT
Уважаемый Ион Лазаревич, спасибо за Ваш рассказ! Всё абсолютно реалистично. Мне думается, что проблема не будет решена до тех пор, пока: (1) солдатам/полиции не будет разрешено стрелять на поражение по террористам, какого бы пола они ни были (2) не будут отменены ВСЕ привилегии для уже сидящих убийц - как по части диэты для этой мрази, так и по части информационной пищи для них, (3) не будет введена неотвратимая смертная казнь для таких, какие описаны в Вашем рассказе - т.е. новых пойманных, причём без широкого афиширования, без визга жадной до сенсаций прессы (4) нее будут введены законодательные меры по преследованию тех граждан Израиля, которые призывают к его бойкоту, борьбе со "зверствами Цахала" и пр. - например, лишение гражданства, высылка из страны (для евреев - ТАКИХ - тоже!), лишение депутатского мандата, запрет занимать определённые должности, в более мягких случаях - крупные денежные штрафы.

Насколько всё это реалистично и как среагирует зарубежная княгиня Марья Алексевна? Не знаю. Только при существующем порядке вещей убийцы семьи Фогель и иже с ними имеют и будут иметь ничем не ограниченную ввозможность нагло улыбаться и делать двумя пальцами "V". И убивать дальше.

райский либерал
- at 2014-11-17 12:47:34 EDT
Поставить террориста к стенке сможет каждый, достаточно для этого небольшая доза ненависти к ним и немного озверения. А вот перевербовать, это действительно не для дураков задача.
Акива
Кармиэл&, Израиль - at 2014-11-12 20:28:48 EDT
Придет время, и какой-нибудь солдат сыграет роль израильского Брейвика, и потребует у суда для себя смертной казни для создания прецедента. Смерть за смерть. Каждый террорист должен знать, что за убийство он отвечает своей жизнью.
Uriel
near Jerusalem, Israel - at 2014-11-04 13:23:01 EDT
знакомое ощущение. я на срочной службе больше 2-х лет прослужил в тюрьме для террористов.
Когда ежедневно созерцаешь этих выродков (и вдобавок имеешь доступ к их делам и знаешь, что они успели натворить) то сначала ты весь кипишь от ненависти и от бессилия что-то изменить, а потом "перегораешь", и тогда либо у людей крышу рвет (в нашей части был один из самых высоких в армии процент "кабанистов"), либо учишься отключать эмоции. Научится видеть в них не людей/террористов, а безликих заключенных номер ХХХХ.

Sava
- at 2014-11-04 12:49:14 EDT
Спасибо, дорогой Ион. Необыкновенно интересный рассказ на острую актуальную тему.
Повадились там всякие международные представители-энтузиасты инспектировать условия содержания озверевших бешеных убийц террористов, чтобы найти( придумать) повод обвинить Израиль в нарушении прав "несчастных" заключенных .Появись у них, хотя на мгновение, зачатки утраченной совести, им следовало бы открыто во весь голос провозгласить. что израильский суд-самый гуманный в мире.
Но. даже . если такое чудо вдруг произошло. то вряд ли это послужило бы во благо Израилю.
К бешеному зверью не должно быть снисхождения. Их требуется беспощадно уничтожать, без всяких гуманных проволочек.
Взводный-блестящий образ стойкого, мужественного и выдержанного еврейского воина, которым более. чем сверх гуманным судом. может гордиться Израиль.

Борис Э.Альтшулер
- at 2014-11-03 22:02:50 EDT
Сильный рассказ из израильской действительности.
Янкелевич - Иону Дегену
Нетания, Израиль - at 2014-11-03 09:22:45 EDT
Все так, дорогой Ион, все так. Только когда кусает бешеная собака, это не вызывает удивления, на то она и собака. Эти бандиты, описанные в рассказе - он и есть эти бешеные собаки. Их уничтожат на новом витке, лучше бы раньше, но то, что есть.
У меня большее омерзение вызывают вроде наши, вроде еврейские радетели этих бандитов.
Сегодня такое время. Время реалистов и время придуманных идеалов, иногда невероятным образом умещающиеся в одной голове. Придуманными идеалами пытались развлекаться в России, а потом утонули в крови гражданской войны. Российские капиталисты давали деньги для собственного уничтожения, причем Савва Морозов был не одинок в этой самоуничтожительной деятельности.
Казалось, что в странах Запада есть иммунитет от этой напасти, но он растворился в инфантильности. И вот уже отрезают головы английским солдатам в самом Лондоне, и не только там.
Но когда бандитов называют бандитами, немедленно появляется кто-то, называющий их борцами с несправедливостью. Красивые слова об идеалах свободы, равенства и братства, как прежде, сияют золотом для живущих в мире придуманных идеалов.
Террору никаких оправданий нет, он преступен целиком, и выделять из него большие и меньшие преступления, обосновывать их какими-либо причинами, преступно.
Смертная казнь сегодня - необходимость. Ее отсутствие - поощрение террора, какими бы гуманными соображениями это не оправдывали.

Марк Фукс
Израиль - at 2014-11-03 07:55:20 EDT
Й.Л!
Спасибо за рассказ, имеющий, как и многое из написанного Вами документальную основу сюжета.
Некоторым, живущим вне наших реалий, может показаться, что краски сгущены и акценты усилены, другим покажется непростительной наша мягкость и попытки с нелюдями вести себя как с людьми.
Наш действующий начгенштаба сказал однажды мол "… в нашем регионе все время что-либо происходит: взрывается, тонет, горит и т.п." Вот и сейчас уже дважды при задержании террористов с кровью на руках при сопротивлении пришлось их уничтожить. Его величество "Случай"! Но тенденция радует.
За рассказ спасибо.
М.Ф.