©"Заметки по еврейской истории"
январь 2017 года

Борис Баншац

Борис Баншац

Они защищали Севастополь


     Работая  в  2002 г.  в  Центральном  архиве  Министерства  обороны  Российской  Федерации,  я  абсолютно  случайно  нашел  дело  "Сведения  о  численности  и  боевом  составе  частей  Приморской  армии",  начатое  1  марта  и  законченное  10  марта  1942 г.  на  358  листах  (фонд  228,  опись  9912, дело 14).  В  нем  были  подшиты  составленные  в  конце  февраля  1942 г. табельные  донесения  о  личном  составе  по  национальностям  и  возрасту,  представленные   всеми  частями  и  соединениями  Приморской  армии,  оборонявшей  в  это  время  Севастополь.

  В  длинном  перечне  национальностей,  составленном в  Генеральном  Штабе  непонятно  по  какому  принципу,  евреи  шли  на  третьем  месте  после  русских  и  украинцев.

  Ограничение  по  времени,  отсутствие  в  то  время  ксерокса  и сканера  не  позволили  скопировать  все  документы,  поэтому  я  выписал  только  сведения,  касающиеся  войнов – евреев,  да  и  то  не  из  всех  донесений.  Через  2  года,  вновь  попав  в  архив  и  подав  заявку на  получение  этого  дела, я  получил  отказ,  обоснованный  якобы  его  отсутствием...

 

  В  числителе  указано  количество  младшего  начальствующего  и  рядового  состава,  в  знаменателе – количество  среднего,  старшего  и  высшего  начальствующего  состава.  Некоторые  части  представили  суммарное  количество  личного  состава.  Проценты  подсчитаны  мною.

  Даже  по  этим  данным  можно  уверенно  сказать,  что  в  составе  Приморской  армии  на  конец  февраля  1942 г.  было  не  менее  шести  процентов  войнов – евреев. Причем  среди  начальствующего  состава  многие  из  них  занимали  высокие  должности. К  этому  времени  защитники  Севастополя  уже  почти  четыре  месяца  вели  тяжелейшие  бои,  отразили   два  штурма  и  понесли   большие  потерив  т.ч.  и  среди  войнов – евреев. 

  Но  кроме  Приморской  армии  в  обороне  Севастополя  участвовали  моряки  и  летчики Черноморского  флота,  экипажи  санитарных  транспортов  и  мобилизованных  судов  гражданских  наркоматов,  рабочие  и  служащие  севастопольских  организаций,  предприятий,  медицинских  учреждений, личный  состав  формирований  МПВО  и  органов  внутренних  дел,  не  вошедшие  в  эти  данные.  Кроме  того,  до  последних  дней  обороны города  части  Севастопольского  оборонительного  района  получали  с  Кавказа  пополнение,  проводился  призыв  в  армию  жителей  города.

  4 июля 1942 г.  было опубликовано сообщение Совинформбюро "250 дней героической обороны Севастополя": "По приказу Верховного Командования Красной Армии 3 июля советские войска оставили город Севастополь.  … Советские войска потеряли с 7 июня по 3 июля 11385 человек убитыми, 21099 ранеными, 8300 пропавших без вести.   …Бойцы, командиры и раненые из Севастополя эвакуированы."

  14 июля заместитель командующего войсками Севастопольского оборонительного района генерал-майор И.Е. Петров в газете Северо-Кавказского фронта "Вперед, к победе" подтвердил эту информацию: "Та часть бойцов и командиров, которая не могла быть эвакуирована, прорвала фронт противника и вышла в Крымские горы".

  Ложь, зародившаяся в недрах Генерального штаба, как бы перевернула судьбы десятков тысяч советских воинов, еще в течение десяти дней ведших неравный бой на последнем клочке севастопольской земли. И пока руководители обороны писали отчеты о боевых действиях за первый год войны, а кадровики составляли  донесения  о  безвозвратных  потерях  и заполняли стандартные бланки извещений с краткой фразой "Пропал без вести" и датой  2 или 3 июля, на Херсонесе шли последние бои. Позади было море и отступать было некуда.

  Сколько человек было вывезено из Севастополя, скольким удалось выйти в море на подручных средствах, сколько из них достигло Кавказского побережья?  Различные данные, фигурирующие как в официальных источниках, так и в мемуарах и трудах по истории севастопольской обороны, находятся в диапазоне от 1726 до 3015 человек. Причем все авторы ссылаются на архивные документы ЦАМО или ЦВМА. А это составляло не более 3-4 процентов от общего количества последних защитников Севастополя. Немногие защитники смогли прорваться через вражеское оцепление и уйти в горы, присоединиться к партизанам. Бойцы из числа местных жителей пытались спрятаться дома и, если их не выдавали предатели, остаться живыми и бороться в подполье. Для остальных выбор был один: погибнуть или попасть в плен. Причем последний вариант для многих из них, в первую очередь комиссаров, коммунистов, чекистов и евреев означал расстрел на месте. Сколько человек погибло в бою, умерло от ран, покончило жизнь самоубийством, бросившись со скал в море, когда кончились патроны, утонуло при попытке доплыть до катеров, было расстреляно на Херсонесе, не знает никто. Каменистая земля и море хранят эту тайну более семидесяти лет, лишь изредка выталкивая на поверхность или выбрасывая на берег останки воинов.

  Согласно данным отчета по обороне Севастополя в период с 21 мая по 30 июня в СОРе числилось 126967 человек. Общие потери за этот период составляли  90511 человек, в т.ч. убитыми 24647 чел., ранеными 55289 чел, пропавшими без вести 10357 чел. За период с 21 мая по 3 июля было эвакуировано 18635 раненых, 1349 чел. командного и 1489 чел. рядового состава и 147 заключенных. Если вычесть количество погибших и вывезенных на Кавказ, то на 3 июля в Севастополе находилось 70343 человека. А пропавшие без вести за указанный период 10357 чел.  погибли или попали в плен. Причем в Севастополе остались и 36654 раненых, которых исключили из состава СОРа как санитарные потери.  По другим, ныне рассекреченным источникам, в СОРе на 1 июля оставалось 79956 бойцов и командиров.  Из них порядка 50 тысяч входили в состав Приморской армии и 30 тысяч – Черноморского флота. 

  Если  принять  выведенную  выше  цифру,  что  число  евреев  составляло  6%,  то  к  концу  обороны  их  было  порядка  8000  человек.  Эвакуированы  были  единицы, лишь  очень  немногие,  попав  в  плен,  смогли  скрыть  национальность  и  остаться  в  живых,  почти  все  так  и  лежат  в  севастопольской  земле  безымянными  героями  второй  обороны.

  В  изданных  семи  томах  Книги  Памяти  Севастополя  почти  на  каждой  странице  можно  найти  еврейские  фамилии,  большинство  из  которых  числятся  пропавшими  без  вести  2-3  июля  1942 г.  Но  еще  больше  защитников  Севастополя  не  внесены  в  эту  Книгу,  т.к.  числятся  пропавшими  без  вести  в  более  поздний,  вплоть  до  1945 года,  период  войны.  На  мой  вопрос  в  ЦАМО:  "На  каком  основании  сделаны  эти  записи,  ведь  защитники  Севастополя  эвакуированы  не  были?",  убеленный  сединой  сотрудник  архива,  не  поднимая  на  меня  глаза,  ответил:  "Такая  была  команда – пропавших  без  вести  раскидать  по  годам..."  Эта  ложь  до  сих  пор  не  дает  возможность  увековечить  в  Севастополе  имена  многих  его  защитников,  ведь  по  данным  ЦАМО  они  были  живы  и  после  июля  1942 года...  И  хочется  верить,  что  справедливость  когда–нибудь  будет  восстановлена  и  имена  погибших  героев  займут  должное  место  в  истории.   

Среди  фронтовиков,  живших  в  разные  годы  в  Араде,  удалось  установить несколько  фамилий  защитников  Севастополя  в  1941 – 1942 гг.

БЕЛЕНЬКИЙ  Илья  Иосифович

ГАЛИЦКИЙ  Петр  Ефимович

КАБ  Семен  Иосифович

КЛЕЙМЕНЕС  Исаак  Меерович

ТРЕЕР  Бениамин  Менделеевич


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:5
Всего посещений: 1112




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2017/Zametki/Nomer1/Banshac1.php - to PDF file

Комментарии:

Борис Баншац
Арад, Израиль - at 2017-04-02 07:02:29 EDT
для Igor Mereminskiy
Ваш дед служил в 821 СП 398 СД Закавказского фронта. В декабре 1941 г. участвовал в высадке десанта в Керчь. В мае 1942 г. части 51 А были выбиты со своих позиций. Лишь немногим удалось эвакуироваться на Таманский полуостров. Некоторые войны дивизии находились в Аджимушкайских каменоломнях под Керчью до июля 1942 г.Где-то там погиб и ваш дед. На сайтеах ПАМЯТЬ НАРОДА ОБД МЕМОРИАЛ есть анкета по его розыску.

Igor Mereminskiy
Boston, MA, USA - at 2017-02-23 23:11:19 EDT
Еще раз большая благодарность Борису Баншацу за прекрасную статью основанную не на эмоциях, но на реальных данных.
И дело не здесь только в том, что мы знаем теперь истинную правду, что случилось с оставшимися защитниками Севастополя.
Эта статья - "неприятное" напоминание той большей части российского общества, которое по-прежнему считает, что евреи - трусы, "отсиживались в Ташкенте", не желали воевать...
Для меня же это особенно важно еще и потому, что именно на крымской земле погиб (пропал без вести) мой дед, санинструктор пулеметной роты, Мереминский Израиль Иосифович.
Борис, пишите пожалуйста еще на эту тему.
Спасибо Вам огромное.

miron
- at 2017-02-14 21:08:41 EDT
Кому интересно. Прошло 26 лет как исчесла страна СССР. Россия гордиться военной славой Севастополя. Что России мешает
сказать правду о погибших, кто держал в руках оружие и погиб?! Спасибо автору. Как-то так.

А. И. Хаеш
С.-Петербург, Россия - at 2017-01-31 18:53:39 EDT
Спасибо автору за его большой труд, за его желание восстановить имена евреев-героев обороны Севастополя, уже не первый раз (вспомним Крымскую войну) защищавших этот город. После той (Крымской) войны им, именно евреям, воздвигли отдельный памятник, а после этой, похоже, засекратили имена. Очень хотелось бы, чтобы автор продолжил свои исследования, чтобы меньше оставалось безымянных героев среди наших отцов и дедов.